Начало >> Статьи >> Архивы >> Комплементарная медицина

Медицина и целеполагание - Комплементарная медицина

Оглавление
Комплементарная медицина
Биоценозы болезней
Саморегуляция квазибиоценозов
Ложное эго
О физическом смысле принципа самопознания
Актуализация рефлективных альтернатив
Биологический фундамент комплементарной медицины
Декомпенсированное функциональное напряжение в генезе патологических
процессов
Эволюция организмов и эволюция патогенезов
О состоянии некоторых направлений исследований в комплементарной медицине
Теоретические предпосылки иридорефлексологии
Лазероиридорефлексотерапия в экспериментальных исследованиях
Применение лазерорефлексотерапии при лучевой патологии
Лазероиридорефлексотерапия на моделях кожных ран и асцитного рака Эрлиха
Диагностика по радужной оболочке глаза в клинической практике
Электропунктурная диагностика
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
Электропунктурные показатели у чернобыльцев с заболеваниями нервной системы
Электропунктурные показатели при опухолях грудной железы
Применение электромагнитных волн миллиметрового диапазона в экспериментальных исследованиях
Гомеопатия: медицинские и биофизические аспекты
Основные принципы гомеопатии
Гомеопатические лекарства
Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями
О биофизической интерпретации принципа иерархического соответствия
в гомеопатии
Биологическая симметрия
Биологическая симметрия: начало исследований
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей легких
Показатели латеральной асимметрии в возникновении опухолей
молочной железы
Оптическая активность воды и водных систем
Водные структурно-информационные матрицы оптически активных веществ и смесей
Самоиндукция оптической активности воды
Оптическая активность водных матриц сывороток крови с опухолями
Об уравнении состояния водного Фрактала
Ультраобъединение, семантические пространства
Гипотеза о туннелировании электронов между зеемановскими подуровнями
О возможной альтернативной интерпретации эффекта Коттона
Основные принципы синтетической врачебной стратегии
Медицина и целеполагание
Нестандартный анализ и фрактал числовых систем
Заключение
Conclusion

Рекомендации, сформулированные в предыдущем разделе, на первый взгляд выглядят вполне пристойно и отвечают задаче настоящей книги. Ведь в них сочетаются экспериментально и в значительной мере клинически апробированные данные европейской физиологии и “по-европейски” обоснованные требования медицины Востока. Да вот только как эти рекомендации применять? Ведь их использование, наравне со следованием любым рекомендациям европейской медицины (да и восточной тоже, если ее понимать только как совокупность операциональных приемов), требует в конечном счете непрерывного количественного мониторинга функциональных систем организма пациента, и всякая (на любом техническом уровне совершенно неизбежная) неполнота такого мониторинга чревата опасными врачебными ошибками. Словом, как говорится, “эта песня хороша, начинай сначала”. Но хороша ли “песня”?
Вспомним, что было сказано по этому поводу в предисловии и главе 1. Там мы упоминали о том, что врачи Востока и Запада, добиваясь практически идентичных результатов при использовании одинаковых приемов комплементарной медицины в эксперименте на животных, отнюдь не могут похвалиться столь же полным совпадением результатов у людей. Указывалось также, что в последнем случае начинают сказываться психологические особенности пациента и врача, т.е. в конечном счете целевые установки лечения.
Но что же такое, в конце концов, целевые установки, причем с точки зрения естествознания, а не философии морали? Пытаясь ответить на этот вопрос, мы не собираемся предлагать читателю обзор обширнейшей литературы по проблеме целеполагания, накопленной трудами философов всего мира. Постараемся по мере возможности осветить его в рамках модели физической реальности, сформулированной в настоящей книге.
Однако без одного философского определения все же обойтись не удастся. А именно: под целеполаганием мы будем понимать диалектическую инверсию причинности, т.е. такую ситуацию, когда причиной (если угодно, мотивом) некоторого физического акта служит предсуществование некоего информационного конструкта, отражающего результат данного физического акта. Последний, инициированный таким образом, будем называть целенаправленным.

Теперь представим себе полную пространственную инверсию в пространственно-временной области У, отделенной от нас как наблюдателей двусторонней границей типа горизонта событий, т.е. такую ситуацию, когда в этой области внутренность и внешность каждой подобласти меняются местами. В соответствии с принципом Рейхенбаха, для нас эта ситуация будет выглядеть как обращение причинности (времени) в области Y. Упрощенно говоря, нам будет представляться, например, что в области Y цыпленок не вылупляется из яйца, а проникает извне в яйцо. Но это потому лишь, что пространственная инверсия в области, отделенной от нас бозонной границей, есть поворот всех векторов скорости на л (т.е. на 180 °).
Принципиально иная ситуация сложится при полной пространственной инверсии в области XI (внутренности ячейки СО или его аналога), отделенной от нас (наблюдателей из Xt) односторонней фермионной границей типа буталки Клейна. Правда, здесь, как и в области Y, пространственная инверсия должна, с нашей точки зрения, предстать в виде инверсии причинности (времени). Однако в области Xl в силу свойств односторонней границы пространственная инверсия означает поворот всех векторов скорости на 2л (т.е. на 360 °). Поэтому цыпленок в Xl, с нашей точки зрения, будет по-прежнему вылупляться из яйца наружу1 . Но принцип Рейхенбаха остается в силе. Так в какой же форме мы будем наблюдать инверсию причинности в XI?

Рис. 54. К вопросу о пространственной инверсии между Хт и Х4-. Пояснения см. в тексте
Как было показано выше (см. разд. 2.5.), алгебра состояний элементов физического мира (частиц) имеет аддитивную и мультипликативную компоненты. Рассматривая вопрос об инверсии времени, мы обычно подразумеваем инверсию в смысле аддитивной компоненты, т.е. преобразование t -> (-/). Такой подход справедлив для системы, изображенной на рис. 54, если граница между подпространствами двусторонняя. Аддитивная инверсия времени схематически представлена на рис. 54 стрелками, расположенными на окружностях. Обход контура в этом случае есть так называемый дезориентирующий путь. Совсем иначе обстоит дело в случае односторонней границы. Здесь обход ориентирован с разностью фаз 2я и представлен в виде “восьмерки” (стрелки внутри окружностей). Инверсия времени будет происходить по мультипликативной компоненте, т.е. как преобразование t -> / (или, вернее, /->/). Так что основная формула, включающая оператор t (у = s/t = st ), преобразуется к виду Q = st = s/t . В исходном виде эта формула, на основе заданного пространства интервалов (s) и оператора /, определяет пространство скоростей (у) в пространстве Xt относительно внутреннего наблюдателя. В преобразованном же виде, т.е. после замены t о t' , она определяет пространство стабильностей в XI относительно Xt.

Очевидно, для рейхенбаховского восприятия пространственной инверсии в XI как инверсии причинности остается лишь одна возможность: каждый, без исключения, акт физического взаимодействия в Xi для наблюдателя из Xt будет выглядеть как целенаправленное действие, т.е. как результат целеполагания. В частности, для человека или животного целеполагание в этой интерпретации оказывается возможным по той и только по той причине, что структуры головного мозга (и, вероятно, некоторые другие латерально-симметричные структуры организма) отделены друг от друга структурно-функциональной границей, в значительной мере обладающей свойствами односторонней поверхности (см. гл. 2). В предельном случае полной пространственной инверсии сумма всех телеологических последовательностей сходится, можно полагать, к некоей Единой Предельной Цели. В случае парциальной (для данного класса процессов) инверсии граф целеполагания и целеустремления имеет структуру дерева, т.е. последовательности целеполагания низших уровней сходятся к некоторому единому парциальному стволу (центру), определенному на заданном уровне. При этом конкретная геометрия таких структур определяется метрикой пространства-времени в XI. Однако такая метрика относительно Xt может быть задана лишь неким мнимым базисом, который определяется положением наблюдателя в геометрии мира Xt (см. Приложение 3). Поэтому для наблюдателей из Xt возможно, вообще говоря, бесконечное множество вариантов метрики Xi, хотя предел всех последовательностей таких метрик должен быть общим.
Воспринимая пространственную инверсию в Xi как инверсию причинности, а последнюю, в свою очередь, — как результат целеполагания, наблюдатель из Xt, естественно, приходит к представлению о некоторой иерархии целеполагающих разумных сущностей. Последние, по определению и построению, обладают определяющим свойством личности — способностью к произвольному выбору. Отсюда, можно полагать, возникает представление о “потусторонних” (т.е. обитающих “с той стороны” фермионной границы) личностях-духах во главе с единым Богом, олицетворяющим единую предельную точку всех последовательностей парциальных метрик. Причем такие “духи” для наблюдателя из Xt ничуть не менее реальны, чем, например, релятивистский парадокс близнецов или горизонт событий. Однако на всех промежуточных уровнях иерархии метрика XI, как уже было сказано, отнюдь не идентична для разных наблюдателей из Xt. Поэтому и возможно построение последними разных иерархий духов (разных религий). Общая же предельная точка, олицетворяемая Богом, едина для всех, но достигается как бы с разных сторон. Получается ситуация, аналогичная введению левого и правого пределов в математическом анализе, но в данном случае направлений схода не два, как на числовой оси, а бесконечное множество. В нашей интерпретации именно в этом и состоит физический смысл представлений о едином Боге, обладающем бесконечным множеством имен (аспектов бытия).
Однако для любого наблюдателя из XT, какое бы положение в геометрии XT он ни занимал, какую бы иерархию духовных сущностей ни строил, справедливо одно утверждение: любая такая иерархия находится в однозначном соответствии с иерархией физических систем и соответствующих им аналогов СО. Поэтому частота электромагнитных колебаний, требуемая для восприятия данного уровня иерархии, остается постоянной.
В приложении к проблемам медицины сказанное означает именно то, о чем говорилось в начале данного раздела. Результат лечения зависит от цели лечебного процесса, поставленной пациентом и врачом. Иначе говоря, от предмета (уровня) медитации обоих участников лечебного процесса, от той сущности, метафорическим выражением которой является процесс лечения. Поэтому в каждом конкретном случае процесс лечения должен быть ориентирован на максимально возможный уровень того, что в нашем мире Xt выступает в качестве непреходящих духовных ценностей. Достижимость же того или иного уровня определяется наличным состоянием системы чакр и правилом последовательного раскрытия последних. Выполнение этого правила в силу сказанного выше дает в руки врача интегральный критерий стратегии и тактики лечебного процесса, способный, в принципе, заменить весьма ненадежные подходы, связанные с мониторингом парциальных биологических показателей. Однако следует помнить, что выбор уровня ориентации лечебного процесса в высшей степени ответственен. Несоответствие целевых ориентаций врача и пациента (ориентация лечения на уровень высшей чакры при закрытых низших) может быть чревато весьма драматическими последствиями, в первую очередь в форме психоневрологических расстройств. Несоответствие противоположной направленности (ориентация лечения на низшие уровни, когда причина заболевания кроется в высших) приводит, как правило, к неэффективности лечения.
В этой связи было бы полезно разработать алгоритм, позволяющий на основании физиологических и биофизических параметров организма вычислить тот уровень иерархии, на который следует ориентировать лечебный процесс. Однако для формулировки такого алгоритма в непосредственно применимом виде данных на сегодняшний день явно недостаточно. Поэтому мы можем предложить лишь методологический подход к его разработке.
Для этого целесообразно принять, что Х4 есть трансцендентное расширение над Xt, причем вместе с уровнями иерархий в Xt возрастает степень трансцендентности (алгебраическая размерность) XI относительно Xt, определяемая [63] как число элементов базиса трансцендентности XX над Xt. Однако в этом случае возникают трудности, связанные с определением базиса трансцендентности, а также с тем, что, как известно, XI с конечной алгебраической размерностью будет иметь бесконечную размерность как векторное пространство относительно Xt. Поэтому представляется логичным попытаться перевести наши рассуждения на язык другого количественного показателя — меры трансцендентности чисел, что позволило бы непосредственно оперировать количественными параметрами функций состояния организма. Для этого систему (организм) следует попытаться описать системой диофантовых уравнений относительно функций состояния подсистем. Решения этих уравнений трактовать как коэффициенты многочленов, представляющих собой левые части алгебраических уравнений относительно трансцендентных (в основном тригонометрических) функций, описывающих колебания системы в пространстве состояний. В качестве фазы (аргумента тригонометрических функций) здесь будут выступать значения функций состояния системы в целом. Определяя последние, можно находить нужный уровень воздействия (соответственно иерархии в Xi) как численное значение меры трансцендентности по известной формуле

где w—трансцендентное число (в данном случае — значение заданной тригонометрической функции от заданного значения некоторой функции состояния); Н(Р) — высота многочлена Р (ш), т.е. максимум модулей его коэффициентов, совпадающий в нашем случае с максимумом модулей решений исходного диофантова уравнения. Такой подход вновь приводит нас к проблеме мониторинга, однако уже на новом, диалектически снятом уровне функций состояния.
Установив описанным выше способом необходимый иерархический уровень в Х4, логично было бы попытаться подключить к последнему организм пациента, воздействуя на него деструктивной частотой этого уровня. Но какого эффекта можно ожидать от такой попытки? По определению, воздействие на некоторую физическую систему ее собственной деструктивной частотой есть перенос этой системы в Х4, так сказать, в Зазеркалье. Что именно произойдет при этом с данной физической системой как объектом в Xt, сказать сегодня затруднительно. Без сомнения, однако, произойти должно нечто, означающее полное прекращение ее системоспецифического функционирования в Xt. То есть для наблюдателя из XT система- реципиент прекратит свое существование. В главе 2 мы уже имели возможность высказать соображения в пользу того, что это произойдет, скорее всего, путем ее компартментализации.
Если же воздействие на систему А производить не ее собственной деструктивной частотой, а деструктивной частотой любой другой физической системы В, то поле значений частот, представленных на резонансной кривой системы А, получит трансцендентное (трансцендентное именно над этим полем, но совсем не обязательно состоящее из трансцендентных чисел в обычном понимании!) расширение. Волны с частотами, принадлежащими такому расширению, должны проходить через систему-реципиент беспрепятственно, не взаимодействуя с последней. Однако материальный субстрат системы- реципиента остается при этом общим с окружающей ее физической реальностью. В совокупности эти два утверждения описывают ситуацию, сходную с распространением солитонов, и означают, что в системе-реципиенте должна сформироваться своего рода волноводная подструктура, специфически настроенная на пропускание гетерологичной деструктивной волны. Регистрация системой (организмом) самого факта существования в ней такой волноводной подструктуры и ее физических параметров и будет представлять собой то самое пресловутое шестое чувство, связующее индивидуум с трансцендентным (во вполне математическом смысле) миром. Однако очевидно, что такой волновод должен регистрироваться как целостный образ — Gestalt. В режиме же последовательного сканирования он будет восприниматься как ничем не связанная совокупность помех, искажающих структуру системы-носителя. В этом, можно полагать, и состоит биофизический смысл того, что, как показано в работах А. Г. Ли [328], для людей с “паранормальными” способностями характерна повышенная относительная активность правого полушария головного мозга.

Следующее рассуждение представляет собой пример использования методологии, сформулированной в настоящей главе, для нужд практической медицины.
Для имплантации метастатической клетки необходимо нарушение целостности эндотелия сосуда. Оно вызывается в первую очередь аллергическими реакциями. Последние могут быть как строго специфичными по опухолеассоциированным АГ, так и обладать различной степенью специфичности по отношению к нормальным АГ организма (аутоаллергия, спровоцированная опухолью).
Аллергическая и собственно иммунная реактивность находятся в значительной степени в конкурентных отношениях. Это позволяет, осуществляя специфическую или неспецифическую десенсибилизацию при аллергии, сохранить или даже повысить уровень собственно защитных иммунных реакций.
Малигнизация и злокачественный рост — феномены гиперадаптации, в том числе гиперсенсибилизации разной степени специфичности. Поэтому для их предотвращения целесообразна именно десенсибилизация (желательно того же уровня специфичности), тогда как дальнейшая сенсибилизация может давать сколько-нибудь стабильный эффект лишь если она проводится по АГ-детерминантам, резко отличным от опухолеассоциированных, и у лиц, уже вакцинированных по этим детерминантам за много лет до возникновения опухолевой диспозиции.
Онкогенез на всех стадиях развития (от формирования опухолевой диспозиции до прогрессивного роста) и на всех уровнях проявления (от клеточного до поведенческого) имеет как прямую, так и положительную обратную связь с явлениями фрустрации функций, т. е. сочетанием возбуждающих влияний с не адекватными им тормозными. Неадекватность последних состоит в том, что они опосредуются иными каналами транспорта вещества и передачи информации. Природа фрустрирующих тормозных влияний может быть различной: от блокады транспорта предшественников гистоспецифического продукта на клеточном и тканевом уровнях до социальных запретов на поведенческом. Но все подобные влияния взаимообусловлены, составляют связную систему и ведут к одному и тому же результату.
На поведенческом уровне фрустрация может при определенных условиях переходить в катарсис. Необходимые и достаточные условия этого перехода таковы: а) роль тормозного влияния играет функция высшего уровня, нежели фрустрируемая; б) фрустрируемая личность способна воспринимать свою деятельность как компоненту этой высшей функции.
Наличие сквозной иерархии фрустрирующих влияний позволяет полагать, что существует и сквозная иерархия способов преодоления фрустрации, удовлетворяющих этим требованиям. В качестве наиболее общего антифрустрирующего подхода естественно рассматривать борьбу за сохранение или восстановление нормальной компартментализации на всех уровнях, т. е. нормального состояния гистогематических барьеров и механизмов мембранной проницаемости. Наиболее прямым путем к решению этой задачи представляется устранение аллергической (но не собственно иммунной) компоненты сенсибилизации к опухолевым АГ, а также аутоаллергии. Для этого может быть полезна неспецифическая десенсибилизация с помощью олигопептидов или препаратов типа димедрола (в очень небольших дозах), сочетающих свойства гистамино- и М- холинолитика.
На целесообразность первого (пептидного) способа указывает сама природа: как известно, при опухолевой болезни в крови резко возрастает содержание пептидов малой и средней массы. Однако эта реакция, как и большинство защитных реакций при раке, запаздывает и поэтому редко приводит к желаемым результатам. Поэтому необходимо своевременное внешнее вмешательство аналогичного характера. В заключение отметим, что еще в 1963 г. в монографии Д. Г. Жученко “Метастатические абсцессы головного мозга” было указано на сходство метастазирования опухолей и возникновения метастатических абсцессов на фоне хронических инфекций, а также на решающую роль аллергической сенсибилизации к АГ инфекта в возникновении таких абсцессов.



 
« Компенсация СД и процессы перекисного окисления липидов и антиоксидантная система крови детей   Коррекция нарушений липидного обмена у детей страдающих инсулинзависимым сахарным диабетом с помощью электропунктуры »