Формирование коллективного иммунитета - Краснуха

Оглавление
Краснуха
Культивирование краснухи
Чувствительность экспериментальных животных
Антигенная структура
Лабораторная техника
Приобретенная краснуха
Выделение вируса и образование антител
Формирование коллективного иммунитета
Напряженность иммунитета и реинфекция
Врожденная краснуха
Исход беременности и частота развития аномалий
Персистирование вируса у детей с врожденной краснухой
Иммунитет при врожденной краснухе
О патогенезе врожденной краснухи
Иммунопрофилактика краснухи
Живые вакцины
Программы массовой вакцинации против краснухи за рубежом

Поскольку краснуха менее контагиозна, чем, скажем, корь или ветрянка, то и циркуляция вируса краснухи среди населения более ограниченна. В результате иммунная прослойка среди населения увеличивается более медленно. Так, по данным Horstmann (1971), среди детей в США корь распространяется значительно интенсивнее, чем краснуха. К 14 годам более 90% детей имеют антитела к кори, тогда как к краснухе только 60%.
Эта особенность эпидемиологии краснухи является причиной того, что среди женщин детородного возраста остается значительное количество неиммунных к краснухе. По данным Horstmann (1971), в США в период с 1963 по 1967 г. среди 10 обследованных больших групп населения было зарегистрировано 12 640 случаев краснухи у женщин детородного возраста. Таким образом, количество восприимчивых к краснухе девушек и женщин может служить показателем опасности краснухи как заболевания, способного вызывать врожденные уродства. Это побудило эпидемиологов многих стран заняться исследованиями структуры иммунитета к краснухе среди населения.
Ценность подобных исследований заключалась в том, что они давали более или менее истинное представление о заболеваемости краснухой. Учет заболеваемости краснухой затруднен из-за путаницы с другими инфекционными заболеваниями и частоты субклинических форм, не доступных регистрации.

Изучение иммунной структуры населения было значительно облегчено разработкой РТГА, что позволило проводить по-настоящему массовые обследования населения. К настоящему времени подобные обследования охватывают большое количество стран. Этой проблеме в мировом масштабе посвящены три обзора Всемирной организации здравоохранения (Rawls е. а., 1967; Соскburn, 1969; Dowdle е. а., 1970).
При сопоставлении данных отдельных исследований оказалось, что в большинстве стран мира формирование иммунитета к краснухе происходит сходным образом. Заболевания краснухой начинают регистрировать у детей обычно после 2 лет, и к 6—10 годам около половины детей имеют антитела к краснухе. Количество иммунных лиц постепенно увеличивается с возрастом и к 20 годам в большинстве стран достигает в среднем 80—95%. Далее этот процент изменяется незначительно. Основная масса заболеваний краснухой, по крайней мере в странах Европы и Америки, приходится, как правило, на ранние и средние школьные годы.
В результате серологических обследований выявлены некоторые общие закономерности, характеризующие распространение краснухи среди населения. Оказалось, что уровень заболеваемости краснухой в значительной мере зависит от плотности и подвижности населения. В городах с большим количеством общественных учреждений и значительной миграцией уровень коллективного иммунитета к краснухе, как правило, выше, чем в сельской местности. Так, по данным Cockburn (1969), в Японии, а также на островах Ямайка и Тринидад в возрастной группе 17—20 лет процент иммунных лиц в городах составлял 80—90, а в сельской местности падал иногда до 20—25.
Заболеваемость краснухой неодинакова в разных социальных группах населения. В США, например, в обеспеченных слоях населения количество восприимчивых женщин детородного возраста выше, чем в менее обеспеченных, что объясняется, по-видимому, большей скученностью жизни в последней группе (Horstmann, 1971).
Mнe совсем понятен факт более высокой заболеваемости краснухой лиц мужского пола. По данным Sencer и др. (1969), полученным на основании анализа 120 тыс. заболеваний краснухой в США, заболеваемость среди мальчиков выше. В Цюрихе среди взрослого населения процент иммунных лиц мужского пола составлял 94, а женского — только 80. В Москве, по нашим данным, заболеваемость краснухой среди мальчиков была несколько выше, чем среди девочек, количество иммунных взрослых женщин составляло в среднем 94%, а мужчин— 99%. Таким образом, иммунная прослойка формируется несколько быстрее среди лиц мужского пола, и поэтому восприимчивых взрослых женщин обычно больше, чем мужчин.
В некоторых районах мира, однако, структура иммунитета к краснухе значительно отличается от обычной. Это прежде всего относится к населению больших и малых островов. На Гавайских островах, например, отмечен очень высокий процент восприимчивых девушек и женщин (25—50). Сходную картину наблюдали в Северной Японии, на островах Тринидад и Ямайка (Rawls е. а., 1967; Cockburn, 1969).
Причины низкой заболеваемости краснухой на островах до сих пор неясны. Полагают, что уровень заболеваемости краснухой на островах зависит от их изолированности. Существует мнение, что для поддержания эндемичности краснухи требуется какой-то минимум численности населения, как это установлено для кори (Rawls е. а., 1967). На континентах постоянный годовой уровень заболеваемости краснухой все время поддерживается за счет повторных заносов вируса. Заносы вируса на острова, очевидно, более редки.
В то же время на маленьких островах с небольшим населением процент иммунных к краснухе, как правило, очень высок. Объясняется это тем, что занос вируса на такой изолированный остров, где население тесно общается друг с другом, влечет за собой поголовную заболеваемость, как это описано Brody и др. (1965) на острове Сан-Паул.

Таб. 1.

ЧАСТОТА ОБНАРУЖЕНИЯ АНТИТЕЛ К ВИРУСУ КРАСНУХИ (В ПРОЦЕНТАХ) В РАЗНЫХ
НЕКОТОРЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУППАХ.



Сотрудники нашей лаборатории в 1968—1971 гг. провели обширные серологические обследования населения в разных районах СССР. В их задачу входило изучение возрастной структуры иммунитета к краснухе, выявление групп населения, наиболее подверженных заболеваемости, и установление процента восприимчивых женщин детородного возраста, подвергающихся опасности заболевания краснухой (Г. И. Червонский, 1970, О. Г. Анджапаридзе и др., 1971, 19726). Обследования охватывали Среднюю полосу РСФСР (Москва, Кострома), Закавказье (Армения, Грузия), Среднюю Азию (Киргизия, Казахстан) и Дальний Восток (Хабаровск). Всего в РТГА было обследовано 8083 человека разного пола в возрасте от 1 года до 80 лет. Обследованные лица были распределены по возрастным группам (табл. 1). Первые 8 групп были сформированы с 2-летним интервалом, а лица старше 18 лет были сгруппированы в соответствии со схемой, предложенной ВОЗ (Rawls и др., 1967). При таком делении хорошо прослеживается динамика формирования коллективного иммунитета. По мере увеличения возраста обследованных число лиц, имеющих антитела к краснухе, постепенно увеличивается.
В Москве обращает на себя внимание более низкий показатель иммунных лиц в группах детей 8—9 (62%) и 10—11 (59%) лет по сравнению с детьми 6—7-летнего возраста (65%). Учитывая, что дети 6—7 лет были обследованы в основном в детских садах, мы предположили, что уменьшение иммунных в последующих группах обусловлено слиянием групп детей с различной иммунной прослойкой при поступлении их в школу. Сопоставив Иммунологический статус в двух стандартизированных по возрасту группах детей от 1 года до 7 лет, посещающих и не посещающих детские сады и ясли, мы нашли, что количество иммунных было в 3 раза выше в группах организованных детей (36,8 и 12,8% соответственно).
По данным Э. А. Телешевской и др. (1972), изучавших заболеваемость краснухой по результатам регистрации, проводимой лечебно-профилактическими учреждениями Москвы 1969—1971 гг., уровень заболеваемости краснухой в (организованных группах ежегодно превышал таковой среди неорганизованных детей в 4—5           раз. Наиболее высокие показатели заболеваемости краснухой авторы отметили среди детей 1—6 лет (до 2989,7 на 100 000 населения данного возраста). В возрастной группе 7—14 лет показатели заболеваемости снижались, хотя и оставались достаточно высокими (1540—1864).

Структура иммунитета к краснухе среди населения Костромы напоминала таковую в Москве. С иной картиной формирования иммунитета мы столкнулись при серологическом обследовании населения в республиках Закавказья и Киргизии (рис. 4). В этих районах среди детей и подростков наблюдался гораздо более высокий процент иммунных лиц.

Частота обнаружения антител к вирусу краснухи
Рис. 4. Частота обнаружения антител к вирусу краснухи в разных возрастных группах населения

Так, уже в группе детей 4—5 лет  количество иммунных составляло 61, 81 и 80,6% соответственно. Если в Москве формирование иммунитета завершалось к 18 годам, то в Армении и Грузии —к 14, а в Киргизии — уже к 10 годам. Очевидно, заболеваемость краснухой в последних районах начиналась раньше и протекала гораздо интенсивнее, чем в Москве. Причины такого различия не совсем ясны. Возможно, это обусловлено какими-то местными особенностями жизни населения, характером общения и передвижения или в указанных районах циркулируют более вирулентные штаммы вируса. В пользу последнего предположения может свидетельствовать разница в средних геометрических титрах антител, определяемых в различных районах. Так, средние геометрические титры в группах детей и подростков варьировали в Грузии от 223 до 362, в Киргизии — от 74 до 158, в Костроме — от 79 до 120, а в Хабаровске не превышали 91. Среди взрослых самые высокие средние титры определяли также в Грузинской ССР (128—222 — в Грузии; 45—112 — в остальных районах).
Процент лиц с высокими титрами антител
Рис 5 Процент лиц с высокими титрами антител среди иммунных к краснухе в разных возрастных группах населения.
1 — Москва, 2 — Армянская ССР
О   возможности штаммовых различий вируса краснухи говорят работы Копо (1969а), который выделил разные по вирулентности штаммы во время эпидемии краснухи в Японии.
Среди причин, объясняющих высокий уровень коллективного иммунитета в Закавказье и Киргизии, нельзя исключить возможность эпидемического подъема заболеваемости, который наблюдался в недалеком прошлом. Такой подъем мог пройти незамеченным, так как ни в одной из указанных республик не проводился учет заболеваемости краснухой. Мы попытались сравнить заболеваемость краснухой в Москве и Армении, пользуясь косвенным способом исследования заболеваемости по числу иммунных лиц с высокими титрами антител, которые, как известно, являются показателями недавно перенесенного заболевания (рис. 5). О правомочности такого анализа говорит тот факт, что возрастная динамика заболеваемости в Москве, выявляемая по высоким титрам антител, совпадает с данными регистрации заболеваний, проведенными Э. А. Телешевской и др. (1972). В том и в другом случае интенсивная заболеваемость отмечена у детей до 14 лет, при этом пик заболеваемости приходится на детей до 7 лет. В Армении мы не видим пика заболеваемости в дошкольном возрасте. Количество лиц с высокими титрами антител примерно одинаково в возрастных группах дошкольников и школьников, что может говорить о более или менее одновременном формировании иммунитета в период общего подъема заболеваемости.
Структура иммунитета к краснухе в Хабаровске представляла собой нечто среднее между средней полосой России и южными республиками.
Таким образом, эпидемическая ситуация в отношении краснухи неодинакова в разных районах страны. Следовательно, та картина иммунитета, которую мы получили в 1968—1971 гг., нестабильна и не исключена возможность ее изменения.
Особый интерес представляло исследование состояния иммунитета к краснухе среди взрослого населения, в частности определение количества неиммунных к краснухе женщин детородного возраста. В табл. 2 показано распределение восприимчивых к краснухе лиц среди различных групп взрослого населения СССР. Количество восприимчивых к краснухе беременных женщин, которым грозит непосредственная опасность заражения, колебалось в небольших пределах —от 3% в Армении до 8% в Хабаровске. В Москве оно составляло 6%. Более высокий процент восприимчивых среди женщин детородного возраста отмечен в Киргизии и Гурьеве — 11 — 15. Очень высокий процент серонегативных женщин зафиксирован в г. Ош — 35. Приведенные цифры статистически достоверны (р<С0,05). Эпидемическую ситуацию в Киргизии можно расценивать, по-видимому, как самую неблагоприятную — высокий процент восприимчивых женщин сочетается с высокой заболеваемостью детей и подростков.

Таб. 2
ПРОЦЕНТ лиц НЕ ИМЕЮЩИХ АНТИТЕЛ К КРАСНУХЕ, СРЕДИ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ

В Москве отдельно была проанализирована группа школьниц старших классов в возрасте 16—18 лет. Из 202 обследованных лиц 30 не имели антител к краснухе. Следовательно, 15% девушек, стоящих на пороге вступления в брак, угрожает опасность заболевания краснухой. Увеличение количества переболевших среди взрослых женщин говорит о наличии заболеваемости краснухой среди женщин детородного возраста. По данным Э. А. Телешевской и др. (1972), в Москве среди населения старше 15 лет ежегодно регистрировалось от 170 до 1510 заболеваний краснухой, причем среди заболевших женщины составляли более половины. Р. А. Канторовичу и др. (1973) удалось выявить случаи заболеваний краснухой беременных женщин и рождение детей с признаками врожденной краснухи, что более подробно рассмотрено в следующей главе.
Наличие восприимчивых к краснухе контингентов среди женщин детородного возраста отмечено и в других отечественных работах. В. В. Чеботарев и О. Т. Оганесян (1970) выявили отсутствие нейтрализующих антител у 20% обследованных ими молодых женщин в Москве. Последние данные Р. А. Канторовича и др. (1973)
о  наличии в Москве 4% женщин, не имеющих антигемагглютининов к вирусу краснухи, совпадают с нашими.

Мы попытались выяснить, насколько анамнез больного краснухой соответствует данным серологического обследования. С этой целью провели соответствующий опрос среди взрослых женщин. Абсолютное большинство опрошенных, имеющих иммунитет к краснухе, отрицали заболевание краснухой в прошлом. Так, из 354 женщин, опрошенных в Москве, только две имели положительный анамнез, хотя на самом деле краснухой переболело 94% опрошенных. В Хабаровске ни одна из 268 переболевших краснухой женщин не могла вспомнить факт заболевания. Это становится понятным, если учесть легкое и малохарактерное течение краснухи, напоминающее другие заболевания, протекающие с сыпью, отсутствие в прошлом лабораторной диагностики и недостаточно серьезное отношение к краснухе со стороны как самих больных, так и медицинского персонала. Следовательно, при возникновении серьезных ситуаций, которыми часто чревата краснуха, следует с крайней осторожностью относиться к анамнестическим сведениям и лучше сразу прибегнуть к помощи лабораторной диагностики.



 
« Коррекция нарушений липидного обмена у детей страдающих инсулинзависимым сахарным диабетом с помощью электропунктуры   Кратковременная потеря сознания »