Начало >> Статьи >> Архивы >> Лихорадка неясного происхождения

Лихорадка при других болезнях - Лихорадка неясного происхождения

Оглавление
Лихорадка неясного происхождения
Лихорадка при сепсисе
Лихорадка при туберкулезе
Лихорадка при брюшном тифе
Лихорадка при бруцеллезе
Лихорадка при менингококковом сепсисе
Лихорадка при очаговой инфекции
Лихорадка при диффузных болезнях соединительной ткани
Лихорадка при опухолях
Лихорадка при других болезнях
Наиболее частые причины лихорадки неясной этиологии

Лихорадка в течение длительного времени может быть единственным проявлением миелолейкоза, особенно его алейкемической фазы. Лихорадка при лимфолейкозе, миеломе возникает скорее всего под влиянием присоединившейся инфекции. Другие болезни крови тоже весьма часто протекают с лихорадкой, которая при апластической анемии и агранулоцитозе вызывается вторичной инфекцией. Тяжелая анемия любого происхождения осложняется лихорадкой, которая может достигать 38—39° С. Лихорадка в случаях тяжелой пернициозной анемии, как и в случаях гемолитической анемии, возникает скорее всего в связи с распадом эритроцитов.

Тромбофлебиты часто оказываются причиной длительной лихорадки, которая протекает с лейкоцитозом, ускоренным оседанием эритроцитов, а иногда и с ознобами. Легко определяются поверхностные тромбофлебиты. Гораздо труднее диагностировать воспаление вен тазовых органов и глубоких вен конечностей. Лихорадка в подобных случаях может поддерживаться не только за счет воспалительного процесса в самих венах, но и за счет мелкоочагового воспаления легких, обусловленного их микроэмболизацией из вен таза и нижних конечностей.

Длительная лихорадка часто наблюдается у больных хроническими гепатитами и циррозами печени. Возможно, она вызывается энтерогенной бактериемией, а возможно действием пирогенных веществ, освобождающихся вследствие непрерывно возникающих некрозов печени. Предположение о связи лихорадки с болезнью печени может считаться обоснованным только после исключения всех других причин ее развития.

Изредка встречаются случаи диффузного или узлового зоба, при котором все другие явления тиреотоксикоза, кроме лихорадки, или чуть заметны, или незримы. Иногда проходят 2—3 мес, прежде чем удается доказать связь лихорадки с тиреотоксикозом. Длительность этого интервала может быть заметно сокращена, если признать существование так называемых «моносимптомных» форм тиреотоксикоза. Этим термином обозначается тиреотоксикоз, в клинической картине которого доминирует какой-либо один синдром, например лихорадка.

Подобные случаи длительной лихорадки, обусловленной тиреотоксикозом, встречаются нам примерно 1—2 раза в год и всегда у лиц пожилого или старческого возраста. Тахикардию у подобного рода больных рассматривают обычно как следствие лихорадки. Это предположение представляется вероятным из-за недостаточной выраженности глазных проявлений тиреотоксикоза. Щитовидная железа у этих больных имеет нормальные размеры или только слегка увеличена. Связь длительной лихорадки с тиреотоксикозом становится очевидной только после определения концентрации тироксина в кровяной сыворотке. Окончательный диагноз ставят по результатам терапии. О методах диагностической работы у подобного рода больных более подробно см. в главе «Зоб с явлениями тиреотоксикоза».

В некоторых случаях лихорадка оказывается единственным проявлением непереносимости лекарств. Особенно часто возникает лихорадка при лечении больного сульфаниламидами, антибиотиками (пенициллин, тетрациклин, ванкомицин, стрептомицин и др.), гипотензивными (альдомет, гидролизин и др.), мочегонными (новурит, диакарб, гипотиазид), антиаритмическими (хинидин, новокаинамид и др.) и многими другими средствами.

Лекарственная лихорадка начинается в среднем между 7-м и 10-м днем применения препарата. Лихорадка постоянного или ремиттирующего типа, постепенно возрастая, устанавливается на уровне 39—40° С и продолжается до тех пор, пока не будет отменено вызвавшее ее средство. Лейкоцитоз со сдвигом влево достигает иногда 20 • 103 — 30 • 103 в 1 мкл. Изредка увеличивается количество эозинофилов. Лихорадка прекращается через 2 — 3 дня после отмены вызвавшего ее лекарственного средства. Повторное применение лекарства приводит к рецидиву лихорадки. Во время повышения температуры тела нередко наблюдаются ознобы.

Диагноз лекарственной лихорадки всегда труден и в первое-время может быть поставлен только предположительно. Лихорадка эта, как уже отмечалось, начинается постепенно при вполне удовлетворительном состоянии больного. Позднее, когда она устанавливается на уровне 39—40° С, у больного не удается отметить интоксикации, адекватной выраженности лихорадки, а иногда и лейкоцитоза. Несколько позднее к лихорадке присоединяются другие признаки повышенной чувствительности больного к лекарственному средству: коревидная сыпь, пурпура, крапивница. Значительно реже наблюдается развитие более тяжелых осложнений — артериитов с фокальными некрозами, эксфолиативного дерматита, гемолитической, анемии, тромбоцитопении и других гематологических реакций.

Лекарственная лихорадка развивается либо как аллергическая реакция, либо как следствие прямого токсического действия лекарства на какой-либо орган. Наиболее яркими примерами лекарственной лихорадки первого рода может служить развитие синдрома системной красной волчанки под влиянием гидролазина. Примером лихорадки второго рода может служить лихорадка при некрозах печени, вызванных, например, ингибиторами моноаминоксидазы, галотаном и другими гепатотоксическими средствами.

В течение длительного времени лихорадка может быть главным или даже единственным проявлением болезни. Для выяснения ее причин приходится иногда повторно изучать эпидемиологический анамнез больного, его профессию, характер его вредных привычек, перенесенные болезни. Не менее важное значение имеют и результаты повторного объективного обследования больного с применением практически всех современных методик, включая и хирургические. Слишком долгое пассивное слежение за естественным течением болезни не может быть рекомендовано в качестве стандартной тактики у постели больных с лихорадкой неясной этиологии. Своевременно проведенная пробная лапаротомия может выявить, например, операбельную опухоль, тогда как наблюдение за течением болезни может привести хотя и к правильному, но запоздалому диагнозу. Не следует также преувеличивать диагностическое значение пробной терапии. Кратковременное применение антибиотиков вместо посева крови, например, при подозрении на бактериальный эндокардит может сопровождаться исчезновением лихорадки, которая вновь появится после их отмены.

Причина лихорадки в некоторых случаях остается неясной даже после применения всех доступных диагностических методик. Нам приходилось наблюдать больных, у которых лихорадка продолжалась в течение полугода и спонтанно исчезла. Причина ее оставалась неясной. Более того, изредка встречаются больные, у которых причину длительной лихорадки не удается установить даже после детального изучения клинических и патологоанатомических данных.



 
« Лечение при отравлениях   Лицо больного »