Начало >> Статьи >> Архивы >> Медикаментозные токсидермии

Фотодерматозы - Медикаментозные токсидермии

Оглавление
Медикаментозные токсидермии
Лекарственная болезнь
Медикаментозная аллергия
Причины
Особенности патогенеза
Клиника
Крапивница
Эритродермия
Фиксированная эритема
Многоформная экссудативная эритема
Синдром Стивенса-Джонсона
Синдром Лайла
Другие формы пузырных токсидермий
Бромодерма и йододерма
Токсидермия лихеноидного типа, узловая эритема
Лекарственные васкулиты
Синдром системной красной волчанки
Фотодерматозы
Нарушения пигментации
Поражения придатков кожи
Феномен Артюса
Дрожжевые поражения слизистых оболочек
Общая реакция организма и поражения внутренних органов
Медикаменты и типичные для них поражения
Антибиотики группы тетрациклина, левомицетин
Стрептомици, дигидрострептомицин, эритромицин, олеандомицин, мономицин
Гризеофульвин
Сульфаниламидные препараты
Антиревматические препараты
Противотуберкулезные препараты
Транквилизаторы
Антималярийные препараты
Витамины
Антикоагулянты, антиаритмические, цитостатические средства
Снотворные средства
Препараты йода и брома, новокаин
Антигистаминные, глюкокортикоиды, гипогликемические средства, контрацептивы
Диагностика медикаментозных токсидермий
Лечение медикаментозных токсидермий
Профилактика

В группу фотодерматозов медикаментозного характера отнесены поражения кожи, при которых солнечные облучения служат разрешающим фактором. Изменение реактивности кожи, выражающееся в ее повышенной чувствительности к ультрафиолетовым лучам преимущественно с большой длиной волны (2800 ангстрем и более), может вызываться некоторыми медикаментами. В настоящее время известно большое число лекарственных препаратов, которые при парентеральном введении, а иногда и при наружном применении значительно повышают фоточувствительность кожи. К таким лекарствам относятся сульфаниламиды, в том числе и антидиабетические, тетрациклины, производные фенотиазина (аминазин, пропазин, мегафен), синтетические противомалярийные препараты (хлорохин, плаквенил, резохин) и препараты золота, гидразиды изоникотиновой кислоты, гризеофульвин, эстрогены, редко пенициллин [111, 112, 117, 128, 129, 133]. Клиническая картина медикаментозных фотодермитов разнообразна, но их сближает локализация: поражение развивается на открытых, доступных солнечным облучениям участках кожи. Обычно поражаются кожа лица, ушных раковин, шея, не закрытые одеждой участки кожи груди и спины,
тыльные поверхности кистей. Следует отметить, что длинноволновая часть ультрафиолетовых лучей проходит через обычные оконные стекла. Поэтому поражения могут развиваться и в период пребывания в закрытом помещении.
Наиболее характерные клинические типы медикаментозных фотодермитов: 1) поздней кожной и острой порфирии, 2) солнечного ожога (дерматита I—II степени), 3) солнечной почесухи (полиморфные световые высыпания), 4) пеллагроидный.
При поздней кожной порфирии в результате солнечного освещения на открытых участках кожи, чаще на лице, ушных раковинах, тыльных поверхностях кистей появляются зуд, незначительное покраснение и пузыри с плотной покрышкой и серозным или серозно-кровянистым содержимым. Пузыри вскрываются, эрозии покрываются кровянистой коркой. На местах пузырей могут оставаться поверхностные рубцы. Пораженные участки кожи неравномерно пигментируются. В моче обнаруживается большое количество (до 200—300 и более мг в сутки) уропорфирина, который придает моче коричневобурый или темно-вишневый цвет. При освещении мочи ультрафиолетовыми лучами возникает характерная флюоресценция. Возникновение фотодермита по типу поздней кожной порфирии наблюдалось в результате длительного приема эстрогенов, гризеофульвина, синтетических противомалярийных и других препаратов. Б. Н. Кривошеев [139] сообщил о 24 больных поздней кожной порфирией медикаментозного происхождения, у которых назначение резохина привело к возникновению криза острой порфирии. В течение короткого времени после озноба температура повышалась до 40—41°, появлялись мышечные, суставные, головные и желудочно-кишечные боли, рвота, понос, олигурия, заторможенность, парастезии. Порфирины мочи увеличивались в 10—30 раз.
Реакция на солнечное облучение может выражаться в покраснении и отеке открытых участков кожи. При значительной экспозиции могут появляться пузыри. Повторные облучения не только усиливают поражение, но и ведут к пигментации кожи. Подобные реакции наблюдались от препаратов тетрациклиновой группы (П. Попхристов).
Частой формой медикаментозного фотодермита являются так называемые полиморфные световые высыпания, известные в литературе также под названием солнечной почесухи. Поражение локализуется преимущественно на коже лица и ушных раковин и проявляется зудом, покраснением и высыпанием мелкоузелковых и волдырных элементов и экземоподобных пузырьков. В последующем развиваются умеренная лихенизация и неравномерная пигментация, шелушение. Обычны расчесы и кровянистые корочки. Horkay [136] наблюдал подобные высыпания у 4 молодых женщин, длительное время принимавших противозачаточные средства с эстрогенами (инфекундин).
При лечении гидразидами изоникотиновой кислоты (неотебеном и глюконацидом) Rhee [172] наблюдал развитие пеллагры. Через 4 дня после начала приема препаратов у больного развились недомогание, слабость, раздражительность, рвота, понос, а через 10 дней — болезненность, отек и эритема кожи лица и тыла кистей. От никотиновой кислоты наступило излечение. Попытка продолжить лечение другим препаратом изоникотиновой кислоты вызвала рецидив пеллагры.
Патогенез медикаментозных фотодермитов недостаточно изучен, но на основании имеющихся наблюдений и исследований можно сказать, что в основе механизма фотодермита лежат обусловленные медикаментами нарушения метаболизма порфиринов в организме. Подавление ферментативных процессов в печени, которые в конечном счете ведут к синтезу гема из порфиринов- предшественников, имеет следствием увеличение концентрации в крови и тканях, в том числе и в коже, порфиринов (протопорфирина). Последние за счет фотодинамического эффекта резко повышают чувствительность кожи к ультрафиолетовым лучам.
В опытах на мышах De Mattes и Remington [117] впервые подтвердили способность гризеофульвина резко нарушать нормальную биотрансформацию порфиринов и приводить таким образом к фотосенсибилизации. По-видимому, аналогичным путем развивается картина поздней кожной порфирии и от других медикаментов, в частности от эстрогенов, синтетических противомалярийных препаратов. Допускается, что некоторые медикаменты — сульфаниламидные препараты, антибиотики — и сами могут обладать фотодинамическим действием.
От производных фенотиазина при назначении препаратов в больших дозах может наблюдаться фототоксическая реакция, возникающая на сравнительно короткий срок. Клинически она проявляется в форме солнечного ожога I—II степени. В опытах на морских свинках [175] доказан отчетливый фототоксический эффект хлорпромазина. Облучение солнечным светом морских свинок, которым предварительно внутрибрюшинно вводили указанные препараты, привело к эритеме и некрозу ушей. У контрольных животных от тон же дозы облучения (с помощью фильтров задерживались лучи короче 3100 ангстрем) возникла легкая эритема. При местных аппликациях фенотиазина возникает стойкая фотоаллергия. Чувствительность кожи к длинноволновой части ультрафиолетового спектра при этом увеличивается в 10—30 раз, и даже кратковременные солнечные облучения могут вызывать бурную реакцию. Фотоаллергический механизм развития дерматита может наблюдаться после употребления сульфаниламидных препаратов, особенно антидиабетических. В части случаев, по-видимому, фотоаллергический эффект основан на провокации солнцем аллергических и аутоиммунных реакций. Cahn, Levy и Shaff допускают такую возможность в отношении фотореакций, протекающих по типу световых полиморфных высыпаний и острой красной волчанки.
Пеллагроидные поражения кожи или полная клиническая картина пеллагры возникают в результате дефицита никотиновой кислоты в организме, вызванного медикаментозным воздействием.



 
« Мануальная терапия при лечении остеохондроза и других заболеваний позвоночника   Медицинская тепловизионная диагностика »