Начало >> Статьи >> Архивы >> Медикаментозные токсидермии

Транквилизаторы - Медикаментозные токсидермии

Оглавление
Медикаментозные токсидермии
Лекарственная болезнь
Медикаментозная аллергия
Причины
Особенности патогенеза
Клиника
Крапивница
Эритродермия
Фиксированная эритема
Многоформная экссудативная эритема
Синдром Стивенса-Джонсона
Синдром Лайла
Другие формы пузырных токсидермий
Бромодерма и йододерма
Токсидермия лихеноидного типа, узловая эритема
Лекарственные васкулиты
Синдром системной красной волчанки
Фотодерматозы
Нарушения пигментации
Поражения придатков кожи
Феномен Артюса
Дрожжевые поражения слизистых оболочек
Общая реакция организма и поражения внутренних органов
Медикаменты и типичные для них поражения
Антибиотики группы тетрациклина, левомицетин
Стрептомици, дигидрострептомицин, эритромицин, олеандомицин, мономицин
Гризеофульвин
Сульфаниламидные препараты
Антиревматические препараты
Противотуберкулезные препараты
Транквилизаторы
Антималярийные препараты
Витамины
Антикоагулянты, антиаритмические, цитостатические средства
Снотворные средства
Препараты йода и брома, новокаин
Антигистаминные, глюкокортикоиды, гипогликемические средства, контрацептивы
Диагностика медикаментозных токсидермий
Лечение медикаментозных токсидермий
Профилактика

Транквилизаторы, производные фенотиазина, антидепрессанты. Лекарства — представители этих групп, иногда объединяемые под названием психотропных препаратов, широко применяются в практике психиатров и невропатологов.
В группу так называемых «малых» транквилизаторов входят: производные пропандиола — мепротан (мепробамат, андаксин), производные амида триметил-оксибензойной кислоты — триоксазин (триметозан), ненасыщенные карбинолы — метилпентоил, производные дифенилметана — гидроксазин (атаракс), амизил, фреквел, производные 1,4-бензодиазепама — элениум (либриум), седуксен, оксазепам, эуноктин, радедорм, мадозепам.
По данным Всесоюзного центра по изучению побочного действия лекарств, осложнения от применения «малых» транквилизаторов в базовых отделениях и клиниках центра в 1974 г. составили примерно 5,9% от зарегистрированных осложнений и побочных явлений. В Швеции с 1965 г. по 1970 г. зарегистрировано 13 случаев тяжелых реакций на психотропные препараты (исключая фенотиазины), 9 из них закончились летальным исходом. Следует подчеркнуть, что регистрировались осложнения, которые наблюдались в лечебных учреждениях, большая же часть используемых транквилизаторов (по Bottiger и соавт.— до 90—95%) приходится на амбулаторных больных.
По мнению А. М. Дадашьяна [23], наибольшее число осложнений от транквилизаторов составляют различные аллергические реакции общего характера (анафилактоидные реакции) поражения внутренних органов и систем, кожного покрова и слизистых оболочек. Наблюдения И. Темкова и К. Кирова [73] показывают, что аллергические поражения при употреблении транквилизаторов возникают у 1—2% больных и проявляются зудом, разлитыми эритемами, диссеминированными коревидными, скарлатиноформными и геморрагическими высыпаниями, крапивницей, ангионевротическим отеком Квинке, угреподобной сыпью. Возможно обострение хронической и острой системной волчанки, трансформация хронической красной волчанки в острую, появление пурпурозных высыпаний в результате повреждения сосудистых стенок или тромбоцитопении, фотоаллергических реакций, пигментаций [141]. Поражения кожи аллергического генеза возникают чаще в начале терапии и более обычны для мепробамата, андаксина и бензодиазепинов. Наблюдалось сочетание кожных высыпаний распространенного характера с повышением температуры тела, а также с полиаденитом, ревматоидными поражениями суставов и миалгиями. В результате вегетативных нарушений, вызываемых транквилизаторами, могут развиваться уменьшение потоотделения, гипосаливация, сухость слизистой оболочки ротовой полости. В результате продолжительного приема даже небольших доз транквилизаторов помимо сухости слизистой могут нарушаться вкусовые ощущения, возникать парастезии в виде покалывания в области десен и нёба, иногда появляются эрозии, язвы, глоссит, гингивит, расшатываются зубы.
Мы наблюдали 10 больных с распространенными высыпаниями, возникшими после приема триоксазина, элениума, мепробамата, андаксина. Реакция на медикамент проявлялась у 3 больных возникновением острой крапивницы, у 3 — диссеминированными эритемато-сквамозными высыпаниями типа розового лишая и кореподобного характера. У 2 больных аллергическая реакция на элениум протекала по типу фиксированной эритемы. У 1 больного реакция имела характер эритемы 9-го дня с покраснением лица, немногочисленными, но крупными и склонными к слиянию эритематозными очагами на туловище, повышением температуры. Поражение после андаксина имело все симптомы болезни Шонлейна — Геноха: пурпура, болезненность и припухание суставов, боли в животе. У 3 больных наряду с поражением кожи была поражена слизистая рта.
За последние 10—20 лет при лечении шизофрении и некоторых других психических заболеваний чрезвычайно широко применяются алифатические, пиперазиновые и бутирофеноновые производные фенотиазина — аминазин, пропазин, хлорпромазин, тиоридазин, перфеназин, меназин, стелазин, метеразпп, френолон, галоперидол, триперидол.
Ippen [141] различает три основных вида поражений от производных фенотиазина: 1) диссеменированные высыпания уртикарного, пятнисто-узелкового и геморрагического характера, возникающие при пероральном и парентеральном введении препаратов; 2) дерматиты, связанные с фотосенсибилизацией; 3) контактные дерматиты, наблюдающиеся у лиц медицинского персонала психиатрических больниц и занятых в фармацевтическом производстве.
Тяжелые формы реакций I группы могут также проявляться в виде эксфолиативной эритродермии, синдромов Лайла и Стивенса—Джонсона.
II группа кожных осложнений от производных фенотиазина связана с развитием фотосенсибилизации и нарушений пигментации. Характерным для длительной терапии фенотиазинами является пеллагроидный синдром [24, 141]. Ведущее значение в развитии фотодермита и пеллагроидного синдрома имеют фотосенсибилизирующие свойства фенотиазинов, связанные с особенностями их химической структуры, и возникающий при лечении дефицит витаминов группы В, особенно никотиновой кислоты, рибофлавина и витамина В6.
При длительном лечении фенотиазиновыми препаратами нередко возникает диффузный меланоз кожи. При так называемом кожно-глазном синдроме наблюдаются одновременно помутнение хрусталика стекловидного тела глаза, пигментная ретинопатия и интенсивная пигментация открытых участков кожи. Развитие усиленной меланиновой пигментации является следствием связанных с приемом фенотиазинов эндокринно-обменных п нервных нарушений [133] и фотосенсибилизации.
Greiner [129] наблюдал 36 больных шизофренией женщин с выраженным диффузным меланозом кожи и роговицы. Поражение возникло при 3-летнем применении аминазина и тиоридазина в дозах соответственно 1000— 2000 мг и 600—900 мг в день. После отмены препаратов или замены их фенотиазинами другой группы, назначения диеты с низким содержанием солей меди и проведения пеницилламинотерапии отмечена нормализация окраски кожи у 24 больных из 36.

Побочные явления и осложнения от аптидепрессантов — ипразида, фенипразида, трансамина, паргиллина и других изучены недостаточно. Аллергические поражения внутренних органов и систем чаще вызываются трициклическими антидепрессантами [148]. Реакции со стороны кожи проявляются преимущественно крапивницей, отеком Квинке, мелкопятнистыми кореподобными высыпаниями, разлитыми эритемами, зудом кожи. Часто возникают стоматит и глоссит. По данным Bikadorow и Kanowski [103], имипрамин чаще вызывает токсидермии эритематозно-сквамозного характера и фотодермиты, особенно у женщин. У 23% больных имипрамин вызывал сухость во рту в результате снижения слюноотделения. Более 17% больных указывали на усиленную потливость. На 2—3-м месяцах лечения трициклическими антидепрессантами наблюдались случаи развития агранулоцитоза с гангренозно-некротическим поражением миндалин. После применения амитриптилина и мелипромина отмечено [148] развитие геморрагической пурпуры.



 
« Мануальная терапия при лечении остеохондроза и других заболеваний позвоночника   Медицинская тепловизионная диагностика »