Начало >> Статьи >> Архивы >> Метамерно-рецепторная рефлексотерапия

Качественная и количественная характеристика болевых явлений - Метамерно-рецепторная рефлексотерапия

Оглавление
Метамерно-рецепторная рефлексотерапия
Клинические наблюдения, породившие идею существования вегетативной чувствительности
Поиски чувствительных симпатических нейронов и структуры периферических рефлекторных дуг
Открытие периферических рефлексов и их исследование
Анатомия пограничного симпатического ствола
Развитие ганглиев пограничного симпатического ствола
Строение ганглиев пограничного симпатического ствола
Связи между ганглиями пограничного симпатического ствола
Классификация афферентных нейронов периферической нервной системы
Рецептивные нейроны
Вазоцепторные нейроны
Нейроцепторные вегетативные нейроны
Висцероцепторные и висцероцептивные вегетативные нейроны
Чувствительные соматические нейроны
Полидендритные нейроны
Склеротомо-висцероцепторные нейроны
Классификация вегетативных и соматических афферентных нейронов
Общее представление о метамерии
Автономность метамерно-рецепторного поля
Линия-градиент метамерно-рецепторного поля
Кранио-сакральная ориентация метамерно-рецепторных полей
Склеротомное сомато-вегетативное метамерно-рецепторное поле
Нейротомное метамерно-рецепторное поле
Нейрососудистое артерио-венозное рецепторное поле
Нейротрункулярное рецепторное поле
Вегето-ганглионарное рецепторное поле
Висцеро-ганглионарное рецепторное поле
Соматоганглионарное рецепторное поле
Морфологический субстрат метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Нейротрункулярная рецептивная иглоанестезия и  рефлексотерапия
Вегетоганглионарная и соматоганглионарная рецептивная иглоанестезия  и рефлексотерапия
Принципы метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Анестезирующий эффект метамерно-рецептивной иглорефлексотерапии
Политропное рефлекторное действие метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Клинико-анатомический анализ вегетативно-сенсорных нарушений
Качественная и количественная характеристика болевых явлений
Синдромология вегетативного ганглионита и лечение с позиций метамерно-рецепторной иннервации
Феноменология и семиотика среднегрудного вегетативного ганглионита
Невралгоневрит большого внутренностного нерва
Заключение

Феноменология боли при поражении вегетативных афферентных нейронов

КАЧЕСТВЕННАЯ И КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЕВЫХ ЯВЛЕНИИ
Несмотря на большое число исследований, посвященных изучению природы боли, мотивированного анализа отличительных особенностей болевых феноменов, соматической и вегетативной боли пока не существует. Если для невралгий и невритов плечевого, крестцового и поясничного сплетений точность такой дифференциации не имеет решающего значения, то при определении структуры болевых синдромов в области головы она имеет большое значение для постановки диагноза и выбора тактики лечения. Разграничение вегетативных и соматических болей представляет теоретический и клинический интерес (обусловливает диагноз и предопределяет патогенетическое лечение, направленное на нормализацию функции пораженных нервных структур). Так, при соматических краниалгиях весь комплекс лечебных мероприятий предусматривает восстановление функций тройничного, языкоглоточного, большого и малого затылочных нервов. При вегетативных болевых синдромах лечение направлено на восстановление функции краниальных и шейных вегетативных ганглиев. Поскольку соматические и вегетативные афферентные пути, поражение которых всегда сопровождается болью, анатомически и функционально являются различными рецепторными системами, то естественно, что дифференциация качественных и количественных особенностей вегетативных и соматических болевых синдромов должна иметь доминирующее значение в диагностике заболевания и лечении больных. Поэтому клинический анализ заболевания крылонёбного узла необходимо начинать с изучения тех особенностей болевого феномена, которые присущи вегетативным ганглиям вообще, но патогномоничны для поражения данного вегетативного образования.
Исследование качественных характеристик боли при поражении крылонёбного узла показало, что в его клинической картине преобладает вегетативный оттенок болевых явлений. Еще Μ. Н. Лапинский (1911, 1913), Г. И. Маркелов (1948) и другие авторы отмечали, что вегетативная боль имеет качественные стороны, резко отличающие ее от соматической. Поэтому выявление качественных характеристик боли у каждого обследуемого больного приобретает большое значение. В нашей практике из 126 больных, обследованных по поводу ганглионита крылонёбного ганглия, в 55,5 % случаев наблюдался жгучий (термический) характер болевых ощущений. Этот феномен мог существовать в форме мономорфного доминирующего явления, где чувство жгучей боли сочетается с ощущениями сверлящей, стреляющей, колющей боли.
Следовательно, клинические наблюдения показывают, что для поражения крылонёбного узла патогномонична своеобразная качественная специфика боли — вегетативная каузалгия. Она локализуется не поверхностно в коже, а сосредоточена глубоко в тканях, напоминает прикосновение раскаленных углей или горячего железа.
Жгучая боль является характерным признаком качественной стороны ощущений при поражении крылонёбного ганглия.
Отсутствие гиперпатических явлений на коже головы в период болевых пароксизмов указывает на первичный характер ощущений (жгучий, или термический, оттенок боли возникает вторично на фоне гиперпатии). В связи с этим большое значение для диагностики ганглионита должны иметь те наблюдения, в которых жгучий каузалгический характер ощущений выступает в форме самостоятельного феномена, не связанного с какими-либо другими побочными патологическими явлениями. Поэтому для анализа качественной стороны болевого ощущения нужно выделять тех больных, у которых жгучая боль не связана с гиперпатией или гиперестезией.
Приводим историю болезни больной Ш., у которой жгучий или каузалгический характер вегетативной боли являлся самостоятельным признаком заболевания.
История болезни № 31245, больная Ш. З. X., 64 лет, в настоящее время страдает калькулезным ангиохолитом, хроническим гепатитом, анацидным гастритом.
Считает себя больной на протяжении 6 лет, когда после удаления желчного пузыря возникли приступы боли в правой половине головы. Вначале они были незначительными, охватывали только область лица, сосредоточиваясь в височной, скуловой областях и в области глазницы. В последующем приступы боли стали распространяться на глаз, темя, лоб, корень носа, а через несколько месяцев появились в глубине правого уха и затылочной области. Несколько позже боль охватила шею и надплечье. Неоднократные обращения к невропатологам, терапевтам не привели к выяснению причин головной боли.
Вначале приступы боли были кратковременными, а в последующем стали длительными.
Пациентка жалуется на постоянную головную боль, на фоне которой возникают приступы, длящиеся 4—5 ч, с частотой 1—2 раза в неделю. Успокаивающе действуют инъекции промедола, омнопона. В период болевого приступа больная теряет трудоспособность, не может читать, не выносит каких-либо посторонних раздражений.
Болевая волна-вспышка первично возникает в височной и скулолицевой областях справа; через 5—10 мин охватывает лоб, темя, глаз, корень носа, область глазницы, распространяется на правую половину нёба и десну верхней челюсти, а через 20 мин на все лицо. В это время боль отдает в глубину правого уха, затылок, распространяется на заднебоковые отделы шеи и надплечье справа. Боль по характеру жгучая (термическая), напоминает прикосновение к чему-то раскаленному; изредка в лобной, височной областях — чувство горячих углей. Сильная боль жгучего характера приносит «невыносимые страдания», однако прикосновение руки к лицу не усиливает ее, и пациентка даже пытается растирать некоторые участки лица. Чувство жгучей боли сохраняется до окончания приступа. Боль нарастает в течение 4 ч. Затем через 1—2 ч симметрично распространяется на левую половину головы. Рисунок боли слева аналогичен таковому справа, однако, когда боль охватывает всю голову, наиболее сильные ощущения сосредоточены в ее правой половине. Через несколько часов болевой приступ достигает максимальной интенсивности. Мучительное чувство жгучей боли в области лица заставляет больную прикладывать к лицу салфетку, смоченную холодной водой, иногда металлические холодные предметы, снег. Однако охлаждение не уменьшает болевых ощущений. В некоторых участках лица на высоте болевого приступа возникает ощущение «разрывания» тканей. В этот период в правой области глазницы появляется отек, из глаза выделяется слеза, а из правой ноздри — прозрачная жидкость. Эти симптомы длятся 10—15 мин.
Больную неоднократно обследовали отоларингологи. Производился прокол верхнечелюстной пазухи с отрицательным результатом. Рентгенологические исследования исключили патологию придаточных пазух.
При объективном обследовании больной функции черепно-мозговых нервов не изменены. Наблюдаются анестезия роговиц с обеих сторон, вегетативная гиперестезия в правой области глазницы. При пальпации периорбитальных точек справа — резкая болезненность, вызывающая двигательную реакцию. Болезненны также скуло-лицевая и скуло-височная точки Рише и затылочная точка справа. Остро болезненны точки проекции верхнего шейного и звездчатого вегетативных ганглиев справа.
Диагноз: ганглионит правого крылонёбного ганглия, темпоральный вариант, псевдотригеминальная форма.
Следовательно, у больной — поражение правого крылонёбного ганглия и незначительная ирритация левого. Наличие выраженной висцеральной патологии явилось противопоказанием для назначения ганглиоблокирующих и транквилизирующих препаратов, в связи с чем был проведен курс блокад. Новокаиновые блокады крылонёбных ганглиев произведены надскуловым доступом (12 справа и 8 слева). В результате лечения болевые пароксизмы и постоянная боль исчезли, нормализовалась чувствительность лица, тригеминальные и шейные вегетативные точки при пальпации безболезненны. В последующем болевые приступы не возникали.
Приведенная история болезни раскрывает качественные стороны вегетативной боли, идентичные обычным каузалгическим ощущениям. Жгучий, глубокий характер боли, локализующейся в области автономных зон иннервации крылонёбного ганглия, свидетельствует о ее вегетативной природе и дает основание противопоставить ее соматической, в том числе и тригеминальной, боли.
Кроме жгучего характера боли наблюдались и другие ее качественные особенности. Часто встречался смешанный, полиморфный вид боли (17 случаев), когда проявлялись различной модальности ощущения на лице и в затылке (в области лица — колющая боль, а затылка — сжимающая). Это сочетание нескольких различных ощущений боли в едином пароксизме, по нашим наблюдениям, характерно для вегетативной боли.
У некоторых больных развивается сверлящая и стреляющая боль (19 случаев), которая типична для вегетативных синдромов.
Сверлящий характер боли ощущается в глубоких тканях лица и кости. Иногда при поражении крылонёбного ганглия наблюдается колющая, раздирающая боль. Давящая боль (11 случаев) может локализоваться в различных участках лица, темени, затылка, области иннервации крылонёбного и верхнего шейного симпатического ганглиев. У больных появляется ощущение сдавливания тканей головы, которое в дальнейшем может перейти в чувство раздавливания кожи лица и костей головы.
Существуют оттенки вегетативной боли: пульсирующая, ломящая, режущая. Они малотипичны, но иногда наблюдаются при поражении крылонёбного ганглия и в сочетании с другими данными объективного исследования могут указывать на ее вегетативный генез.
Анализ частоты встречаемости качественных оттенков боли при поражении крылонёбного ганглия побудил нас к исследованию соотношений разных видов болевых ощущений. Мы пытались установить, как связана между собой боль жгучая и давящая, жгучая и стреляющая и т.д. Для того чтобы узнать, коррелирует ли какой-нибудь один вид ощущений с другим или они независимы, мы создали матрицу коэффициентов абсолютных значений. Так как объективной количественной оценки болевых ощущений в настоящее время не существует, мы применили ряд распределения боли, при построении которого учитывали внешне видимые «сочетания» разных ее видов. С этой целью учитывались только больные, у которых наблюдалось два вида боли, например, жгучая и давящая, колющая и давящая. Наличие боли обозначалось единицей, а ее отсутствие — нулем. Чаще встречалась (50 % случаев) жгучая боль в виде моносимптома. Важным признаком вегетативной боли является количественный фактор — длительность приступа (Г. И. Маркелов, 1948).
Для синдрома крылонёбного ганглия патогномоничными следует считать пролонгированный, пароксизмальный и континуальный типы болевого феномена. Этими терминами мы подчеркиваем длительность болевых пароксизмов и наличие постоянной боли в определенных участках лица, затылка, шеи.
Согласно нашим наблюдениям, болевые явления при вегетативных ганглионитах существуют в виде пролонгированных болевых пароксизмов или пролонгированно-континуальной боли. Мы различаем пролонгированный пароксизмальный и пролонгированный континуальный типы болевого феномена. Для первого специфичны болевые пароксизмы, а для второго — постоянная головная боль, на фоне которой возникают болевые приступы. Чаще встречаются пролонгированные пароксизмы, т. е. длительные болевые приступы с наличием светлых промежутков, во время которых болевые явления отсутствуют. Подобный болевой феномен существует только в динамическом состоянии (боль появляется в период приступов). Статический период характеризуется отсутствием каких-либо патологических ощущений. Анализ пролонгированных пароксизмальных состояний у больных с синдромом ганглионита крылонёбного ганглия проводится с учетом критерия времени в распознавании вегетативной боли.
Исследования Μ. Н. Лапинского (1911 — 1913), Г. И. Маркелова (1948), О. А. Штернберга (1961) показали, что соматические и вегетативные невралгии характеризуются определенными временными соотношениями. При соматической невралгии специфичным следует считать кратковременный приступообразный характер болевых явлений (приступ продолжается не более 5 мин). Мы считаем, что этот диагностический признак — кратковременный (минутный) характер соматических болевых пароксизмов — следует назвать правилом Лапинского (1911). О. А. Штернберг (1961) более чем у 2000 больных наблюдал кратковременность (секундный или минутный характер) болевых тригеминальных пароксизмов. Автор считает, что если при невралгии тройничного нерва боль продолжается свыше 5 мин, то диагноз должен ставиться с большой осторожностью или исключаться.
Клиника болевых феноменов (соматических и вегетативных) показала, что критерий времени (количественный)—длительность болевого пароксизма — должен стать основным в диагностике разнообразной боли. Последняя при соматических невралгиях головы длится от нескольких секунд до 5 мин, тогда как при вегетативных синдромах, обусловленных поражением шейно-краниального отдела вегетативной нервной системы, продолжается полчаса, час, несколько часов, сутки, дни, а иногда недели и месяцы. Так, если тригеминальный болевой феномен характеризуется кратковременными болевыми кризами, то вегетативный болевой пароксизм — пролонгированным течением.
Однако среди наших больных с поражением крылонёбного ганглия в 6 случаев болевые приступы не превышали нескольких минут и трактовались как соматические невралгии. В этих случаях вегетативный оттенок боли и характерная структура болевого феномена дали нам основание заподозрить ганглионит крылонёбного ганглия, что было подтверждено применением новокаиновых блокад в области рецепторного поля ганглия.
Чаще (44 случая) приступы длятся часами (2—3—4—5 ч). У этих больных диагноз вегетативной невралгии может быть заподозрен даже без данных объективного исследования.
Встречаются болевые пароксизмы, длящиеся 1 сут (11 больных) или несколько дней (26 больных). У части больных, находившихся под нашим наблюдением, пароксизмы продолжались 7 дней и больше. Мы наблюдали болевые пароксизмы, которые длились около 1 ч, получаса (7 случаев) и 5—15 мин (8 случаев). Однако и у этих больных пролонгированный пароксизмальный характер боли был выражен достаточно четко. Затяжные приступы боли могут продолжаться неделю. Они тяжело переносятся больными. Такие приступы боли часто ошибочно диагностируют как спазм сосудов головного мозга, мигрень, остаточные явления арахноидита, астенический невроз.
Таким образом, пролонгированный характер боли при вегетативных ганглионитах является доминирующим фактором временной характеристики вегетативных болевых явлений.
Для объективизации показателей продолжительности вегетативных пароксизмов при ганглионите крылонёбного ганглия была подсчитана и проанализирована длительность болевых приступов. Это позволило установить, что у 95 % больных пролонгированный пароксизм длительный, а у 5 % больных— кратковременный.
Поскольку в крылонёбном ганглии имеются соматические и вегетативные нервные пути, то болевые феномены могут зависеть от того, какие проводящие пути поражены и сочетается ли их поражение. Ирритация соматических волокон вызывает невралгический тип боли с длительностью несколько минут, в то время как поражение вегетативных волокон приводит к пролонгированным болевым пароксизмам.
Континуальный феномен вегетативной боли на примере ганглионита крылонёбного узла характеризуется постоянной болью. В течение заболевания в разных областях головы и шеи, например в лобной области, области глазницы, височной, рта, теменной, сосредоточены постоянные болевые ощущения различной интенсивности. Естественно, что континуальный характер вегетативной боли резко отличается от пароксизмальной, развивающейся при невралгии тройничного нерва. На фоне континуальной боли, сосредоточенной в определенных участках головы, периодически возникают специфические пролонгированные болевые кризы. Это также патогномонично для поражения вегетативных ганглиев. Боль может продолжаться несколько часов, сутки, а иногда и больше. Обычно такие явления описываются больными как внезапное, приступообразное усиление боли. При опросе больных можно установить, что боль имеет постоянную локализацию, например в области лица или затылочной области, что она периодически усиливается, становится неутолимой и невыносимой, затем ослабевает и сохраняется как постоянная головная боль.
Следовательно, пролонгированно-континуальные вегетативные болевые явления представляют собой постоянную боль в определенных участках головы, на фоне которой возникают вегетативные пароксизмы.
История болезни № 2441, больная Π. Е. Т., 50 лет. Страдает желчнокаменной болезнью, бронхиальной астмой. Жалуется на двустороннюю непроходящую головную боль, на фоне которой периодически возникают приступы. Постоянная боль сосредоточена в затылочной, теменной, лобной, височной областях. Боль носит жгучий характер, напоминает прикосновение раскаленного железа, на ее фоне периодически, один раз в неделю, возникают болевые приступы, продолжающиеся 2—3 дня. Перемена погоды, различные эмоциональные потрясения всегда вызывают болевые пароксизмы.
Считает себя больной на протяжении 10 лет, когда впервые появилась боль в затылочной области справа. Со временем она распространилась на левую половину затылочной области. В последнее время боль стала отдавать в теменную, лобную, височную, подглазничную области. Первично она возникает в затылочной области, через 1 ч распространяется на вышеперечисленные области, а затем охватывает все лицо. В период приступа появляется невыносимая боль в теменной, затылочной областях и иррадиирует в шею и большую подключичную ямку. Боль в теменной области настолько сильна, что пациентка не может прикоснуться к волосам. Во время приступа возникают отеки под глазами, глаза краснеют, появляется головокружение, тошнота.
При обследовании отмечается анестезия роговиц. В затылочной области -справа — участок вегетативной гиперестезии, в височной и подглазничной областях— повышенная вегетативная чувствительность. Отмечается резкая болезненность проекций тригеминальных и окципитальных точек и особенно периорбитальных. Пальпация проекции верхнего шейного и звездчатого вегетативных ганглиев резко болезненна. Диагноз: ганглионит крылонёбных ганглиев, окципитальный вариант, псевдогемикраническая форма.
Назначен курс блокад крылонёбных ганглиев (15 блокад). После них болевые пароксизмы исчезли, но постоянная боль в теменной и затылочной областях не прошла, хотя интенсивность ее значительно уменьшилась. С целью устранения постоянной боли дополнительно произведено 5 новокаиновых блокад в область верхних шейных вегетативных ганглиев.
Таким образом, для поражения крылонёбного ганглия характерны пролонгированно-пароксизмальные и пролонгированно-континуальные болевые приступы. Такое проявление боли присуще только вегетативным ганглиям.
Г. И. Маркелов (1948) считал наиболее важной чертой вегетативных болей распространение волны-вспышки за пределы зоны иннервации того или иного вегетативного образования. Подобное явление мы наблюдали также при различных ганглионитах, например при поражении поднижнечелюстного узла. Боль, первично возникающая в языке и поднижнечелюстном треугольнике, т. е. в зоне иннервации этого узла, со временем распространяется на затылочную, латеральную область шеи и большую надключичную ямку (Ю. Н. Судаков, 1964). Явления иррадиации боли за зону иннервации обусловлены особенностями межганглионарных связей вегетативной нервной системы. Они имеют важное диагностическое значение.
Для периферических отделов вегетативной нервной системы, представленных вегетативными узлами, характерно наличие многих межганглионарных коммуникаций.
И. В. Торская, Ю. Н. Судаков (1964) показали, что поднижнечелюстной узел связан не только с верхним шейным, но и со звездчатым вегетативным узлом.
Благодаря межганглионарным связям, при первичном поражении любого отдела периферической вегетативной нервной системы возможно распространение рефлекторной ирритации, которая вызывает отдаленные вторичные реакции уже в зонах иннервации дистальных узлов. Следовательно, межганглионарные связи вегетативных узлов делают возможным распространение первичного патологического процесса за пределы его зоны иннервации.
Распространение болевой волны-вспышки за пределы зон первичного возникновения болевых ощущений указывает на принадлежность ее к вегетативной боли. Это позволяет отличить вегетативные ганглиониты от соматических невралгий, при которых боль всегда ограничивается областью зоны иннервации ганглия.
История болезни № 5672, больная В. М. К., 58 лет. В настоящее время страдает гепатохолециститом, спастическим колитом. Считает себя больной на протяжении двух лет, когда появилась боль в глазах, лобной, подглазничной областях. Длительное время боль была местной в виде кратковременных приступов. Со временем она распространилась на лобную, теменную, височную области и стала отдавать в затылочную область шеи, надлопаточную область. Лечилась по поводу невралгии тройничного нерва, атеросклероза сосудов мозга, однако проводимая терапия не давала эффекта. Приступы становились более выраженными, длительными. Боль распространялась на плечо.
При опросе больная предъявляет жалобы на постоянную боль в области глазницы, височной, затылочной областях, на фоне которой развиваются приступы, длящиеся 2—3 ч. Боль провоцируется переменой погоды, сменой времени года. Головная боль значительно усиливается во время волнений.
Первично боль возникает в глазах, через несколько секунд охватывает область глазницы и подглазничную область, лоб, виски, корень носа, распространяется в альвеолярный отросток верхней челюсти и нёбо. Через 15—20 мин боль охватывает все лицо, а затем начинает отдавать в глубину ушей, затылочную, заднюю область шеи. Через 1 ч боль распространяется на предплечье, в левую руку до локтя, ладонь, IV и V пальцы руки. Боль в области лица, головы и шеи — жгучая, напоминает прикосновение раскаленных углей. В период боли прикосновение руки к холодным предметам сопровождается усилением головной боли. При взятии острых предметов создается впечатление удара электрическим током из ладони в голову. Сильная боль возникает через 20—30 мин от начала приступа. Максимально боль сосредоточена в глазах, затылочной и височной областях. В период болевого пароксизма ощущается жгучая боль в теменной области.
Больная не может прикоснуться к голове, расчесывание волос сопровождается мучительной болью. На высоте болевого приступа наблюдаются слезотечение и выделения из носа, тошнота, головокружение.
При обследовании отмечаются анестезия роговиц, вегетативная гиперестезия подглазничной области, резкая болезненность периорбитальных точек. Симметрично болезненны скуло-лицевая, скуло-височная, точки Рише и проекции затылочных нервов. Верхние шейные и звездчатые вегетативные ганглии при пальпации резко болезненны.
На основании данных объективного исследования и феноменологии боли диагностирован ганглионит крылонёбных ганглиев, окуло-орбитальный вариант, псевдогемикраническая форма. Боль в затылочной области и резкая болезненность шейных вегетативных узлов указывают на вторичное поражение ганглиев пограничного симпатического ствола.
Проведенные курсы медикаментозной терапии устранили болевые пароксизмы, но не уменьшили постоянную головную боль. По-прежнему констатировалась резкая болезненность тригеминальных и шейных вегетативных точек, в связи с чем проводился курс новокаиновых блокад в правый и левый крылонёбный ганглий, что устранило болевые пароксизмы и головную боль. Однако больная продолжала жаловаться на значительную боль в области шеи, предплечья, левой руки. Учитывая вторичное поражение шейного вегетативного ствола, мы назначили новокаиновые блокады области верхних шейных вегетативных ганглиев, что устранило болевые явления. Объективно отмечалась безболезненность тригеминальных и шейных вегетативных точек.
В приведенной истории болезни раскрыты характерные черты боли, появляющейся при поражении вегетативного ганглия. На первый план выступает обширный по площади болевой феномен, первично возникающий в зоне автономной иннервации ганглия и распространяющийся затем на зоны иннервации соседних ганглиев (верхнего шейного и шейно-грудного симпатических ганглиев). Такая иррадиация боли является важным патогномоничным признаком вегетативной боли и вскрывает генез дистантной боли при заболевании вегетативных ганглиев вообще.
Анализ качественных и количественных особенностей болевого феномена поражения вегетативных ганглиев позволяет отметить главные их признаки.
Одним из основных признаков следует считать качественную сторону вегетативной боли, ее жгучий, или термический, оттенок. Каузалгический характер болевых явлений присущ поражению вегетативных ганглиев. Наличие данного феномена при поражении крылонёбного узла свидетельствует о вегетативном генезе боли.
Важной чертой являются пролонгированно-пароксизмальный и пролонгированно-континуальный типы болевых феноменов. Эти признаки могут быть положены в основу дифференциальной диагностики вегетативных болевых синдромов, так как пролонгированных пароксизмов и пролонгированно-континуальной боли при соматических синдромах не возникает. Патогномоничным признаком вегетативной боли является выход болевой волны-вспышки за пределы области иннервации ганглия. Из области первичного возникновения боли по межганглионарным путям ирритация распространяется на зоны иннервации верхнего шейного симпатического и звездчатого ганглиев. При соматических невралгиях головы иррадиация боли локальная.
Следовательно, боль при поражении вегетативных ганглиев имеет три патогномоничных признака: каузалгический оттенок болевых явлений, пролонгированно-пароксизмальный или пролонгированно- континуальный типы болевых пароксизмов и дистантное распространение в период приступа вследствие ирритации смежных вегетативных ганглиев.



 
« Меланома кожи   Методологические уровни при изучении механизмов иммунитета »