Начало >> Статьи >> Архивы >> Метамерно-рецепторная рефлексотерапия

Невралгоневрит большого внутренностного нерва - Метамерно-рецепторная рефлексотерапия

Оглавление
Метамерно-рецепторная рефлексотерапия
Клинические наблюдения, породившие идею существования вегетативной чувствительности
Поиски чувствительных симпатических нейронов и структуры периферических рефлекторных дуг
Открытие периферических рефлексов и их исследование
Анатомия пограничного симпатического ствола
Развитие ганглиев пограничного симпатического ствола
Строение ганглиев пограничного симпатического ствола
Связи между ганглиями пограничного симпатического ствола
Классификация афферентных нейронов периферической нервной системы
Рецептивные нейроны
Вазоцепторные нейроны
Нейроцепторные вегетативные нейроны
Висцероцепторные и висцероцептивные вегетативные нейроны
Чувствительные соматические нейроны
Полидендритные нейроны
Склеротомо-висцероцепторные нейроны
Классификация вегетативных и соматических афферентных нейронов
Общее представление о метамерии
Автономность метамерно-рецепторного поля
Линия-градиент метамерно-рецепторного поля
Кранио-сакральная ориентация метамерно-рецепторных полей
Склеротомное сомато-вегетативное метамерно-рецепторное поле
Нейротомное метамерно-рецепторное поле
Нейрососудистое артерио-венозное рецепторное поле
Нейротрункулярное рецепторное поле
Вегето-ганглионарное рецепторное поле
Висцеро-ганглионарное рецепторное поле
Соматоганглионарное рецепторное поле
Морфологический субстрат метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Нейротрункулярная рецептивная иглоанестезия и  рефлексотерапия
Вегетоганглионарная и соматоганглионарная рецептивная иглоанестезия  и рефлексотерапия
Принципы метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Анестезирующий эффект метамерно-рецептивной иглорефлексотерапии
Политропное рефлекторное действие метамерно-рецептивной иглоанестезии и иглорефлексотерапии
Клинико-анатомический анализ вегетативно-сенсорных нарушений
Качественная и количественная характеристика болевых явлений
Синдромология вегетативного ганглионита и лечение с позиций метамерно-рецепторной иннервации
Феноменология и семиотика среднегрудного вегетативного ганглионита
Невралгоневрит большого внутренностного нерва
Заключение

В неврологической практике встречаются случаи, когда в единый клинический синдром объединяют различные нозологические синдромы. Например, так объединяют такие заболевания, как среднегрудной вегетативный ганглионит, ганглионит узлов чревного сплетения и невралгоневрит большого внутренностного нерва. Знание топографии метамерной иннервации вегетативных ганглиев (метамерно-ганглионарной иннервации), т. е. зон иннервации каждого ганглия в сочетании с клиническими проявлениями поражения их афферентных нейронов, позволяет отдифференцировать среднегрудной вегетативный ганглионит от воспаления чревного сплетения и выделить в качестве самостоятельной нозологической единицы невралгоневрит большого внутренностного нерва.
Синдром невралгоневрита большого внутренностного нерва состоит из ряда симптомов, совокупность которых составляет общую картину этого заболевания. Принцип нейрометамерной иннервации, примененный при анализе синдромологии поражения большого внутренностного нерва, позволяет изучить и проанализировать его сложную симптоматику, выраженную вегетосенсорными, висцеромоторными, нейротрофическими и секреторными нарушениями.

Автономность болевых явлений.

При поражении вегетативных сенсорных волокон, идущих в составе большого внутренностного нерва, возникает диффузная боль в зоне иннервации чревного сплетения (в надчревной и пупочной областях на стороне поражения). Болевые ощущения носят «дергающий» и «сверлящий» характер или напоминают «разряды электрического тока» в глубине живота. Некоторые больные жалуются на жгучую боль с термическим оттенком, а другие — на колющую и режущую боль в органах брюшной полости. Качественный оттенок боли обычно в течение суток не изменяется. По продолжительности боль постоянная, континуальная. На ее фоне периодически, 2—3 раза в неделю, возникают неутолимые интенсивные болевые пароксизмы, длящиеся от нескольких часов до суток. В этот период боль резко нарастает и пациенты бывают нетерпимы к внешним раздражениям — световым, звуковым и пр. У женщин характерно значительное усиление боли в предменструальный, менструальный и постменструальный периоды. Согласно нашим наблюдениям, отличительным признаком вегетативно-сенсорных пароксизмов является пролонгированно- пароксизмальный характер боли, на фоне которой развиваются болевые приступы. Бывают случаи, когда болевые ощущения проявляются только в виде пароксизмов, отделенных светлыми промежутками при полном отсутствии боли.
В зависимости от локализации зон первичного возникновения боли формируются дорсальный или висцеральный болевые феномены.  Важным признаком невралгоневрита большого внутренностного нерва является отсутствие боли в передних и боковых отделах грудной клетки. В так называемых зонах щажения боль не возникает на всем протяжении заболевания. Этот признак позволяет разграничить синдром поражения большого внутренностного нерва и среднегрудного вегетативного ганглионита.
Следовательно, при невралгоневрите большого внутренностного нерва боль может локализоваться только в двух областях — подреберье и надчревье или в средних областях спины, ниже лопаток, до IX—X позвонков.
При висцеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого внутренностного нерва зоны первичного возникновения боли — в надчревной и пупочной областях на стороне поражения. Обычно через 0,5—1 ч боль в органах брюшной полости достигает своей вершины и появляется в спине и средних областях груди. Этот признак указывает на ирритацию среднегрудных вегетативных ганглиев. Боль в органах брюшной полости достигает своего максимума обычно через 2—3 ч и концентрируется в доминирующих болевых зонах в области иннервации ганглиев чревного сплетения. Чаще всего это зона проекции солнечного ганглия.
Для висцеро-абдоминального варианта невралгоневрита большого внутренностного нерва характерна боль в подреберной области, в тканях живота кнутри от мечевидного отростка, на уровне VII—VIII ребер. Особенно интенсивна она в подреберной области и, по словам больных, носит мучительный характер. Боль может также сосредоточиваться не только в области солнечного ганглия, но и в зоне иннервации верхнего брыжеечного ганглия по ходу аорто-мезентериального периваскулярного сплетения. В таких случаях она охватывает зоны иннервации солнечного и верхнего брыжеечного ганглиев.
Следовательно, при висцеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого чревного нерва боль распространяется на область иннервации чревного сплетения, т. е. на органы брюшной полости. Так, при поражении левого большого внутренностного нерва болевые явления охватывают тело и хвост поджелудочной железы, верхние и средние отделы желудка, тонкий кишечник, часть поперечной ободочной кишки и почку. При поражении правого большого внутренностного нерва она локализуется в области желчного пузыря, головки поджелудочной железы, пилорической части желудка, тонкого кишечника, восходящей ободочной кишки и частично почки. Максимум интенсивности болевых ощущений локализуется в поджелудочной железе, двенадцатиперстной и поперечной ободочной кишках, тонком кишечнике. Больные длительное время могут лечиться в терапевтических и хирургических клиниках от подострого и хронического панкреатита, спастического колита или дискинезии желчевыводящих путей. При трофических нарушениях в кишках и желудке их лечат от язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки. В случаях возникновения язвы в тонком кишечнике больные, страдающие невралгоневритом большого внутренностного нерва, могут быть оперированы, но и после удаления участков трофических нарушений боль сохраняется. Мы наблюдали больных, у которых после резекции части желудка или тонкого кишечника боль продолжалась и становилась еще интенсивнее, так как на первый план выступал вегетоболевой синдром болезни. В этот период боль локализуется в прямой и рефлекторной зонах иррадиации.
При висцеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого внутренностного нерва зоны первичного возникновения боли охватывают только органы брюшной полости. Когда в процесс одновременно вовлекаются и среднегрудные ганглии пограничного симпатического ствола (так как часть дендритов нейронов этих ганглиев распространяется к периферическим тканям в составе внутренностных нервов), ирритируются их афферентные нейроны и боль переходит в область метамерно-рецепторных полей этих ганглиев. Поэтому боль возникает не только в средних отделах спины (VI—IX позвонки), но и ниже лопаток — до X—XII позвонков. Однако и при вицеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого внутренностного нерва боль распространяется только на брюшную полость.
Кроме боли, возникающей в зонах иннервации среднегрудных вегетативных ганглиев, как правило, на стороне поражения развивается ирритация верхнегрудных ганглиев, шейно-грудного и верхнего шейного симпатического.
При поражении верхнегрудных ганглиев зоны прямой иррадиации боли охватывают предгрудинную, грудную, позвоночную области. В тех случаях, когда в процесс ирритации вовлекаются афферентные нейроны шейно-грудного ганглия, рефлекторная боль появляется на задней области плеча (по ходу нервно-сосудистого пучка). Когда в процесс вовлекаются афферентные структуры верхнего шейного симпатического ганглия, боль распространяется на лицо, голову, шею, т. е. формируются зоны верхней реперкуссии боли. Во всех этих случаях болевые явления не переходят на боковые отделы грудной клетки. Это является одним из диагностических признаков невралгоневрита большого внутренностного нерва.
При висцеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого внутренностного нерва зоны прямой иррадиации боли возникают также в метамерно-рецепторном поле нижнего брыжеечного узла. Боль охватывает нисходящую ободочную кишку и верхние отделы сигмовидной кишки, локализуясь кнаружи и книзу от пупочной области. Боль в метамерно-рецепторном поле нижнего брыжеечного узла обусловлена ирритацией межганглионарных нейронов, соединяющих ганглии чревного сплетения с нижним брыжеечным узлом. При ирритации поясничных и крестцовых ганглиев возникают зоны рефлекторной и реперкуссивной иррадиации боли. У некоторых пациентов она распространяется на поясничную, крестцовую и иногда на область промежности.
При дорсальном варианте поражения большого внутренностного нерва боль первично наблюдается в средних отделах позвоночника (VI—X позвонки), охватывая остистые и поперечные отростки. В этих участках боль не интенсивна. Она возникает в начале заболевания и длительное время (1—2 мес) остается локальной, затем распространяется на органы брюшной полости, где формируются ее зоны доминирования. В дальнейшем клиническая картина развивается, как и при висцеро-абдоминальном варианте невралгоневрита большого внутренностного нерва, т. е. боль сосредоточивается в поджелудочной железе, двенадцатиперстной кишке, в тонкой и толстой кишке. По мере развития болезни в процесс ирритации вовлекаются нейроны чревного сплетения, формирующие зону вегетативной иннервации большого внутренностного нерва, которая простирается от мечевидного отростка до нижней границы надчревной области. Боль при дорсальном варианте синдрома поражения большого внутренностного нерва трактуется как проявление хронического панкреатита, дуоденита, колита или как язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки и тонкого кишечника. В последующем, по мере вовлечения в процесс ирритации ганглиев пограничного симпатического ствола, боль может распространяться на зоны иннервации верхнегрудных ганглиев и шейно-грудного узла, т. е. формируются зоны ее прямой и рефлекторной иррадиации. На стороне поражения данных ганглиев в метамерно-рецепторных полях органов, тканей грудной клетки и нервно-сосудистых стволах руки развиваются болевые явления.
В некоторых случаях дорсального варианта невралгоневрита большого внутренностного нерва возникает ирритация не верхних, а нижних грудных и поясничных вегетативных ганглиев и боль появляется в нижних областях спины, т. е. формируются «нижние зоны» ее реперкуссии.
Для невралгоневрита большого внутренностного нерва характерна «эмоциональная регуляция», или «эмоциональный запуск», болевых явлений, т. е. боль может быть вызвана или прекращена нервными потрясениями либо, наоборот, яркими положительными эмоциями. Психогенная настройка боли вскрывает существование корреляции функций структурами таламической области. Характерно также, что болевые пароксизмы отличаются строгой периодичностью, т. е. могут возникать в одно и тоже время, как бы запускаясь определенными биологическими ритмами.

Семиотика вегетативных болевых явлений.

 Установлено, что при невралгоневрите большого внутренностного нерва поражаются не только вегетативные сенсорные пути — дендриты среднегрудных вегетативных ганглиев и чревного сплетения, но и следующие на периферию в составе большого внутренностного нерва дендриты спинномозговых узлов Т6—Т9. Клинически поражение висцероцепторных и висцероцептивных нейронов спинномозговых узлов проявляется локальной болью в двенадцатиперстной кишке, поджелудочной железе, тонком кишечнике.
Соматовегетативная боль, в отличие от вегетативной, бывает локальной и не распространяется на области груди и поясничную область. Она не обладает качественными особенностями вегетативных болевых синдромов и лишена также эмоционально-вегетативных проявлений, т. е. не имеет черт симпаталгии, характерных для поражения афферентных нейронов вегетативных ганглиев.
Наиболее сложна синдромология поражения сомато-склеротомо- висцероцепторных и сомато-склеротомо-висцероцептивных чувствительных нейронов спинномозговых нейронов Т6—Т9. Один из дендритов этих нейронов проникает в большой внутренностный нерв, достигает внутренних органов и распределяется местными рецепторными полями в тканях и на сосудах. Другие дендриты, выходя из ганглия, поступают в межреберный нерв и с ним проникают в кожу, мышцы и надкостницу. Благодаря таким периферическим связям, поражение этой группы сомато-висцероцептивных нейронов спинномозговых узлов сопровождается своеобразными явлениями. Так, в зонах иннервации межреберных нервов Т6—T9 в областях спины и боковых отделах грудной клетки появляется боль и мучительный зуд. Как отмечают В. М. Бехтерев (1926), Е. D. Adrian (1935), Y. Zottepmann (1959) и другие авторы, зуд воспринимается и передается системой δ- и С-волокон дендритов чувствительных нейронов спинномозговых узлов. В тех случаях, когда у больных сочетаются боль и зуд, можно думать о поражении двух функциональных групп афферентных нейронов спинномозговых узлов.
У обследуемых больных зуд и боль охватывали область между VI и X позвонками и прилежащие отделы грудной клетки до задней подмышечной линии, включая ткань межреберных промежутков. В период болевых приступов зуд был особенно мучителен и сохранялся еще некоторое время после их окончания. Боль и зуд, как правило, сочетались с интенсивными болевыми пароксизмами в областях спины и задних отделах грудной клетки и длились от 20 мин до нескольких часов. Зуд, возникающий при поражении δ- и С-нейронов среднегрудных спинномозговых узлов, обусловлен ирритацией дендритов этих нейронов, которые иннервируют кожу и ткани грудной области.
Ирритация афферентных вегетативных волокон большого внутренностного нерва, как правило, приводит к ирритации и ретроградной дистрофии нейронов ганглиев чревного сплетения. Поэтому при клиническом исследовании определяются симптомы, указывающие на его раздражение. Так, при пальпации живота обнаруживают явление висцеральной гиперестезии, локализованной в желудке, поджелудочной железе, двенадцатиперстной кишке, аорте, брыжейке. Эти симптомы могут привести врачей, незнакомых с синдромологией поражения большого внутренностного нерва, к ложным заключениям: панкреатит, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки или тонкого кишечника, спастический колит или гастродуоденит. В действительности же у таких больных гиперестезия внутренних органов обусловлена в первую очередь раздражением афферентных вегетативных нейронов ганглиев чревного сплетения.
При невралгоневрите большого внутренностного нерва отмечается также резкая болезненность висцероганглионарных и нейрососудистых аорто-абдоминальных точек. Чаще она проявляется на стороне поражения в области проекции солнечного ганглия, которая выявляется с помощью глубокой скользящей пальпации в месте вхождения большого внутренностного нерва в солнечный ганглий. При этом обнаруживается также, что проекция нейрососудистых точек чревной артерии незначительно болезненна, в отличие от первичного поражения ганглиев чревного сплетения. При пальпации резко болезненны точки проекции верхнего брыжеечного ганглия, верхнего брыжеечного сплетения, которые иннервируют одноименную верхнюю артерию, поджелудочную железу, двенадцатиперстную кишку, тонкий и толстый кишечник.
При ирритации нижнего брыжеечного ганглия отмечается его резкая болезненность. Он особенно чувствителен в тех случаях, когда боль при поражении большого внутренностного нерва распространяется не только на зоны иннервации чревного сплетения, но и на метамерно-рецепторное поле нижнего брыжеечного узла.
Для невралгоневрита большого внутренностного нерва характерна болезненность аортального брюшного сплетения. Это нервное сплетение начинается от чревной артерии, к нему присоединяются ветви паравертебральных поясничных ганглиев. Последний окружает аорту, тянется к нижнему брыжеечному сплетению и распространяется вниз до подчревного сплетения. Точки пальпации аорто-брюшного сплетения, или нейрососудистые зоны, всегда резко болезненны. Они определяются с помощью метода глубокой пальпации брюшной аорты и наиболее болезненны на уровне III и IV позвонков.
В случаях распространения процесса ирритации от среднегрудных ганглиев к верхнегрудным и шейным или пояснично-крестцовым ганглиям боль охватывает нейрососудистые и скеротомо-сосудистые зоны иннервации данных ганглиев. Так, при наличии боли в руке или голове констатируют болезненность проекции шейногрудного и верхнего шейного симпатического ганглия на стороне поражения. В случаях ирритации верхнегрудных ганглиев болезненны склеротомо-сосудистые вертебральные и паравертебральные точки, а при поражении среднегрудных и поясничных ганглиев — области, соответствующие проекциям их склеротомо-сосудистых, вертебральных и паравертебральных зон.
При диагностике невралгоневрита большого внутренностного нерва характерным признаком является отсутствие болезненности склеротомо-сосудистых и нейротрункулярных точек ганглиев Т6—Т9 в боковых отделах грудной клетки. Как правило, рецепторное поле надкостницы VI—IX ребер, а также межреберные промежутки при поражении большого внутренностного нерва бывают безболезненны или болезненны незначительно. Этот дифференциальнодиагностический признак помогает разграничить среднегрудной ганглионит и невралгоневрит большого внутренностного нерва. При каждом из этих заболеваний боль локализуется в брюшной полости и спине, но вегетативная гиперестезия в среднегрудных отделах позвоночника и спине характерна только для среднегрудного ганглионита.
Таким образом, феноменология и семиотика поражения афферентных путей большого внутренностного нерва состоят из сенсорных нарушений и болевого феномена, обусловленных ирритативным поражением аксонов афферентных нейронов чревного сплетения и дендритов нейронов паравертебральных ганглиев Т6—Т9. Процесс в этих структурах проявляется вегетативной гиперестезией органов брюшной полости и висцероганглионарными болевыми точками, аорто-абдоминальными нейрососудистыми болевыми точками в области III—IV позвонков.

Синдром симпатико-адреналовых кризов.

Известно, что в составе большого внутренностного нерва имеются также секреторнотрофические нервы мозгового вещества надпочечников. Установлено, что перерезка большого внутренностного нерва или длительная его ирритация в эксперименте приводит к глубоким дистрофическим изменениям мозгового вещества или полной его атрофии. Симпатический центр регуляции секреции адреналина расположен в боковых рогах сегментов Т6—Т9 (Л. Я. Пинес, 1940). Аксоны этих эфферентных преганглионарных нейронов через передние корешки вступают в среднегрудные вегетативные ганглии, минуют их, входят в большой внутренностный нерв, достигают солнечного ганглия и синаптически прерываются на его нейронах. Аксоны постганглионарных нейронов проникают в мозговое вещество надпочечников и иннервируют хромаффинные клетки и сосуды. Так осуществляется спинальная регуляция вазомоторно-трофической функции медуллярного слоя надпочечников. При ирритации волокон этих эфферентных путей, контролирующих выброс и поступление в кровь адреналина, у больных с поражением большого внутренностного нерва могут возникать симпатико-адреналовые кризы. Как правило, они проявляются в период болевого пароксизма, когда боль охватывает область иннервации чревных и верхнего брыжеечного узлов.
Согласно клиническим наблюдениям, выброс адреналина в кровь из надпочечников может происходить в начале или в конце болевого приступа. Первым признаком чрезмерного насыщения крови адреналином является озноб с чувством «внутренней дрожи», ощущением охлаждения тела, что сопровождается резким побледнением кожи. В этот период отмечается сужение сосудов тела, в том числе и сосудов брюшной полости. В начале симпатико-адреналового криза верхние и нижние конечности становятся холодными, «как лед». Чувство холода особенно выражено в кистях рук и подошвах ног. Больные в этот период пытаются согреться, прикладывают грелки к ногам или принимают горячую ванну. Спазмолитические средства обычно не устраняют симпатико-адреналовый криз. Озноб и чувство холода длятся 20—30 мин и внезапно прекращаются. В этот период появляется ломящая, сверлящая боль в костях (особенно в большеберцовых костях и области голеностопных суставов). Она возникает в результате сужения сосудов склеротомных тканей и реакций рецепторных полей надкостницы на возникшую при этом гипоксию.
Кроме пароксизмально наступающего спазма сосудов при избыточном выбросе адреналина в кровь у таких больных наблюдаются явления симпатического криза. В симптомах симпатотонии можно выделить две группы клинических явлений: сердечно-сосудистые и гипоталамические. Сердечно-сосудистые кризы характеризуются резкой тахикардией и повышением АД. Пульс в период криза достигает 120—140 в 1 мин. Тахикардия, носящая нейрогуморальный характер, медикаментозными препаратами не снимается. Иногда в таких случаях помогает экстракт корня валерианы. Вследствие повышения давления в аорте появляются ощущение сдавливания грудной клетки и загрудинная боль.
Гипоталамические симптомы симпатотонии проявляются эмоциональными нарушениями, пароксизмально наступающими чувством страха, депрессией, тоской, подавленностью, а также нарушением сна. У таких больных внезапно появляется чувство страха, оно носит немотивированный характер и может перейти в чувство ужаса. Больные мечутся, не находя покоя. Вследствие резкого возбуждения ретикулярной формации мозга и гипоталамуса у больных нарушается сон и извращается его ритм. Больные не спят, или на фоне неглубокого сна у них наступает пробуждение, через каждые 1—2 ч, когда больной просыпается с чувством страха, холода, подавленности. В период симпатико-адреналовых кризов, вследствие раздражения избыточным количеством адреналина симпатического центра гипоталамической области, спонтанно возникает пиломоторный субкортикальный рефлекс. В конце его могут наблюдаться также вторичные гипоталамические нарушения в виде полиурии, связанной с выбросом в кровь диуретического гормона.

Синдром висцеромоторных и рефлекторно-трофических нарушений.

В составе большого внутренностного нерва идут также моторные и секреторно-трофические волокна. Установлено, что большой внутренностный нерв осуществляет висцеромоторные функции по отношению к гладкой мускулатуре желудка, тонкой и толстой кишок, вазомоторные — по отношению к сосудам брюшной полости, а также секреторно-трофические — по отношению к железистому аппарату пищевого канала и железистому аппарату поджелудочной железы. Поэтому синдром висцеромоторных и рефлекторно-трофических нарушений — один из ведущих симптомов в клинике неврал- гоневрита большого внутренностного нерва.
Согласно гистологическим исследованиям В. В. Коротченко (1980—1981), большой внутренностный нерв содержит преганглионарные симпатические переднекорешковые и парасимпатические (заднекорешковые) волокна. Преганглионарные аксоны идут через среднегрудные вегетативные ганглии в большие внутренностные нервы, проникают в ганглии чревного сплетения, где прерываются на постганглиоиарных нейронах. Постганглионарные аксоны осуществляют трофическую и рефлекторно-секреторную регуляцию функции гладкой мускулатуры и железистых тканей органов брюшной полости.
Поражение этой группы преганглионарных эфферентных волокон большого внутренностного нерва сопровождается висцеромоторными, трофическими и секреторными нарушениями в органах брюшной полости. У больных с этими синдромами наблюдаются трофические язвы двенадцатиперстной или тонкой кишки, которые возникают в период формирования клинической симптоматики. На фоне поражения вегетативно-сенсорных проводников развиваются симптомы язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки или тонкого кишечника. Язвы, по своему генезу трофические, локализуются в верхних отделах луковицы двенадцатиперстной кишки или же в верхних отделах тонкого кишечника. Как правило, они плохо регенерируют и бывают очень болезненны, так как в их зоне разрушаются капиллярная сеть, вегетативные и соматические рецепторы. Величина язвы увеличивается и достигает больших размеров (с трехкопеечную монету), края ее инфильтрированы, охвачены перифокальным воспалением тканей. Отчетливо проявляются нарушения секреторной функции пищевого канала. Резко понижается кислотность желудочного сока и выработка секретина двенадцатиперстной кишки, наступает так называемая «неудовлетворенность» принятой пищей и не появляется чувство насыщения. Больные жалуются на отсутствие аппетита. Синдром пищевой анорексии обусловлен поражением секреторно-трофических волокон большого внутренностного нерва, преганглионаров рефлекторных дуг, осуществляющих иннервацию железистого аппарата пищевого канала.

Одновременно может нарушаться секреторная функция поджелудочной железы. В период болевых пароксизмов и вне их часто наблюдается избыточное выделение поджелудочного сока, проявляющееся у больных ощущением кислоты во рту. В других случаях могут отмечаться симптомы гиперинсулинизма, когда при отсутствии болевых явлений внезапно, вне связи с остальными клиническими проявлениями болезни, возникают приступы острого голода.
При поражении большого внутренностного нерва, как правило, наступает дискинезия гладкой мускулатуры толстой кишке, особенно выраженная в поперечной ободочной кишке. В клинике она трактуется как явления колита.
Рассмотренные гетероморфные клинические симптомы, характеризующие поражения большого внутренностного нерва, могут быть проанализированы с позиций нейрометамерной диагностики нервной системы. Для клиники невралгоневрита большого внутренностного нерва характерны следующие симптомы. Нейрометамерная диагностика невралгоневрита большого внутренностного нерва включает триаду патологических симптомов. Болевой феномен является следствием вегетативно-сенсорных и соматовегетативных сенсорных нарушений, висцеромоторных и трофических нарушений, симпатико-адреналовых кризов.
Топографическая диагностика данного клинического симптомокомплекса основывается на выявлении сочетания поражения афферентных вегетативных путей, эфферентных преганглионарных аксонов нейронов ядер бокового рога и постганглионарных нейронов вегетативных ганглиев, идущих в составе большого внутренностного нерва.
Поражение сенсорного пути большого внутренностного нерва объективизируется признаками вегетативной гиперестезии органов брюшной полости и болевыми точками проекций ганглиев чревного сплетения и среднегрудных вегетативных ганглиев. Болевой феномен возникает при ирритации сенсорных волокон, идущих в основе большого внутренностного нерва и формирующих метамерно- рецепторные поля в тканях органов брюшной полости (области их вегетативной иннервации). Висцеромоторные, трофические и секреторные нарушения при поражении эфферентных путей большого внутренностного нерва вызваны ирритацией эфферентного звена среднегрудных метамерно-сегментарных рефлексов, регулирующих функцию гладкой мускулатуры сосудов и органов брюшной полости, железистой ткани и нейросекреторного аппарата надпочечников.
Нейрометамерная диагностика позволяет, сопоставляя топографию и структуру болевых явлений с локализацией болевых точек в зоне вегетативной иннервации ганглиев, отдифференцировать невралгоневрит большого внутренностного нерва от среднегрудного вегетативного ганглионита.



 
« Меланома кожи   Методологические уровни при изучении механизмов иммунитета »