Начало >> Статьи >> Архивы >> Немецкая психиатрия

Период нацизма - Немецкая психиатрия

Оглавление
Немецкая психиатрия
Ранние стадии развития институциональной психиатрии
Середина XIX - начало XX столетий
До 1933 года
Период нацизма
Мюнхен и нацистская психиатрия
Окончание войны и новое начало
Психиатрия в современной Германии
Психиатрия по DSM-III и фармакопсихиатрия
Психиатрия в ГДР

Период нацизма 1933-1945
Приход нацистов к власти сразу же обозначил коренной перелом, имевший тяжелые последствия (лишь в Австрии процесс этот был отсрочен до 1938 г.). Около 600 психиатров — а всего их было тогда примерно 3000 — были вынуждены эмигрировать из Германии. Подобной волны эмиграции история психиатрии не знала ни до нацизма, ни после него. Психиатры устремлялись не только в США, но и почти во все страны мира. Лишь малую часть этой истории удалось осмыслить (Peters, 1992). К началу эмиграции картина выглядела примерно следующим образом.
Психоанализ. Центр психоанализа в период между окончанием первой мировой войны и наступлением нацизма переместился из Вены в Берлин. В донацистские годы сам Фрейд и его дети часто и подолгу бывали в Берлине. Именно в Берлине, а не в Вене, в 1923 г. был открыт первый в мире учебный психоаналитический институт, и по сегодняшний день являющийся образцом для всех психоаналитических и даже неаналитических учебных центров. Структура такого успешного обучения была плодом организаторского таланта Макса Эйтингона. Лишь в 1935 г. учебный институт был открыт также в Вене, и считалось, что он рангом ниже, чем институт в Берлине. В 1930 г. был основан психоаналитический институт и во Франкфурте. К периоду начала нацизма за пределами Европы психоаналитические институты существовали лишь в Нью-Йорке и Чикаго. Значение этих институтов и предъявляемых ими высоких требований становится понятным тогда только, когда мы примем в расчет то, что до того времени нигде в мире вообще не существовало формализованного психиатрического образования. До этого психиатры обучались своей профессии, читая классическую или современную литературу, а также учась на своем собственном опыте.
С приходом нацистов к власти психоанализ в прусской Германии был почти тотально уничтожен, поскольку практически все психоаналитики оказались в эмиграции. «Почти тотально» («subtotal») здесь сказано потому, что в берлинском институте Геринга все же удержалась малая их часть; там даже работали «национал-психоаналитики» (например, Р.Бильц). Они оказали нацистам такую поддержку, недооценивать которую никак нельзя. Соответствующие исторические события подробно описаны Дж.Коксом (Geoffrey Cocks, 1985). Руководитель института Геринг был родственником рейхсмаршала Германа Геринга, так что в его институте была некоторая свобода действий. В 1938 г. психоаналитиков, живших в Австрии, постигла судьба их коллег из прусской Германии. Но и в Австрии на протяжении всей войны работали единичные психоаналитики, например Август Айхорн. Вначале Айхорн оставил у себя, при своей практике тогда еще подростка, позже очень известного психоаналитика Хейнца Когута, а также молодого Курта Р.Эйслера. Оба они впоследствии тоже вынуждены были эмигрировать. Многие из этих психоаналитиков выехали в США, где к тому времени по счастливой случайности как раз была большая нужда в хорошо образованных аналитиках (Peters, 1992). Их деятельность была главной предпосылкой того взлета, которого психоанализ в США достиг в пятидесятых годах. Сам Фрейд решил выехать в Англию, куда за ним последовала горстка его непосредственных приверженцев. Фрейд умер в Лондоне вскоре после начала войны, но его дочери, Анне Фрейд, вплоть до ее смерти в январе 1982 г. удалось развить активную деятельность (Peters, 1979). В России психоанализ мог развиваться лишь после русской революции, однако в 1936 г., после того как Сталин назвал психоанализ ненаучной и идеалистической концепцией, он был запрещен. Но на Западе, по существу, до сих пор мало что известно о развитии психоанализа в России (R. und E.Fischer, 1977).

Непсихоаналитическая психотерапия.

Психотерапия, не ориентированная на психоанализ, в период между двумя мировыми войнами также получила широкое распространение. Кроме гипноза тут используются многие другие методы. В 1926-1929 гг. Владимир Готлиб Элиасберг был генеральным секретарем и ныне существующего, уважаемого и почетного Всеобщего врачебного общества психотерапии, а также соиздателем «Всеобщего журнала врачебной психотерапии». Элиасберг организовал (между 1926 г. и периодом нацизма) шесть крупных непсихоаналитических психотерапевтических конгрессов. Об этом он сделал обобщающее сообщение, уже будучи в вынужденной эмиграции (Eliasberg, 1936). В то время, когда психоанализ рассматривался не только нацистами, но и самими психоаналитиками как «еврейская» наука, когда он был с порога отвергнут, а труды психоаналитиков сожжены, непсихоаналитическая психотерапия хирела уже потому, что многие терапевты также были евреями и покидали страну Среди них — Артур Кронфельд. Он был в Германии уважаемым психотерапевтом; его сочинения пользовались успехом. Когда его в 1936 г. выслали из Швейцарии, он уехал в Москву работать в психиатрическом научно-исследовательском институте им. Ганнушкина и написал оттуда много воодушевленных писем своим друзьям на Западе. При приближении немецких войск к Москве Кронфельд и его жена покончили жизнь самоубийством (16 октября 1941 г.). В Германии долгое время полагали, что он пал жертвой сталинских «чисток». В том, что это было самоубийство, сегодняшние источники уже не позволяют сомневаться.

Неаналитическое направление.

Оставшиеся в Германии терапевты пользовались определенным, правда, очень скромным, влиянием на местах. В целом же приходится констатировать, что в нацистской Германии осталась лишь относительно незначительная часть психотерапевтов различных направлений.

Классическая психиатрия.

К началу нацистского периода классическая психиатрия развивалась в четырех главных центрах (Гейдельберг, Берлин, Кёльн, Мюнхен) и была хорошо представлена также в других местах. Лишь за несколько недель до прихода к власти нацистов феноменологи из Гейдельберга опубликовали свой главный объемный труд «Шизофрения», изданный Вильмансом. К тому времени один из его авторов, Гомбургер, уже скончался, Вилли Майер-Гросс, Габриель Штайнер и Альфред Штраус эмигрировали. Несмотря на то, что Курт Берингер, Ганс Бюргер-Принц, Ганс
В.Груле и Альфред Ветцель остались в Германии и их психиатрическое направление было признано, гейдельбергская школа прекратила существование сразу после прихода к власти нацистов. И дело было не только в факторе эмиграции. Вильманс на лекции для студентов назвал Гитлера истериком, после чего должен был оставить службу и все военное время он вынужден был скрываться. Его дети эмигрировали. Карл Ясперс, который в 1916 г. полностью ушел в философию, в 1937-1945 гг. должен был уйти с преподавательской работы. Но он остался в Гейдельберге и в 1948 г., в возрасте 65 лет, принял приглашение заведовать кафедрой философии в Базеле, где активно проработал еще более двух десятилетий. Книга «Шизофрения» долгое время после войны все еще практически нечитанная пылилась в книжных лавках. Потом само время ее опередило. Несмотря на свое большое историческое значение, этот труд до сего времени очень мало переводился на другие языки.

Берлин.

В Берлине находился большой и эффективно функционирующий психоаналитический институт. В Берлине работал Карл Бонгефер (1868-1948), который имел множество учеников. Берлин был самым большим и сильным центром психиатрии. Он был открыт для множества теорий. Здесь не было какого-либо определенного направления или прочной идеологии, поэтому он не оставил в памяти потомков особенно глубокого следа. Карл Бонгефер всю свою жизнь посвятил изучению психических нарушений, возникающих вследствие соматических заболеваний, которые в должной мере не были проработаны ни Крепелином, ни гейдельбергской школой. Типы реакций по Бонгеферу получили всеобщее признание. Ученый считал, что большое количество внешних вредностей может вызвать лишь ограниченное количество картин заболеваний; их Бонгефер описывал по отдельности. Правило Бонгефера гласит, что по клинической картине невозможно судить об определенной вредности. Но ни сам Бонгефер и никто из его учеников не изложили этого учения в какой-либо книге. Переводов отдельных статей также практически не существовало. Поэтому влияние учения оставалось ограниченным, несмотря на то, что Збигнев Липовский (родился в 1925г. в Польше, живет и работает в Канаде), отрабатывая соматогенные психозы для DSM-III, еще прочно опирался на Бонгефера. Из учеников Бонгефера здесь уместно упомянуть лишь некоторых. Лотар Калиновский — выехал в Нью-Йорк, где он ввел электрошоковую терапию (Kalinowski, Hoch, 1946). Франц Йозеф Кальман — переехал в Нью-Йорк, где опубликовал на английском языке свою книгу о роли наследственности при шизофрении, полностью написанную еще в Берлине (Kallmann, 1938). Хейнц Леман — эмигрировал в Канаду, основал Северо-Американскую школу психофармакологии; сам описал (1980) эти события. Эрвин Штраус и Эрнст Йокль — эмигрировали в Лексингтон, где образовали элитарный круг — так говорили о лексингтонских конференциях (Straus, 1964). Штраус — испытал большое влияние другого направления философской феноменологии, не имевшей ничего общего с вышеназванной гейдельбергской феноменологией (сравн. также Straus и др., 1969). Эрих Штернберг (4.7.1903-19.8.1980) — эмигрировал в Москву; 17 лет жизни провел в лагерях и ссылках (затем работал врачом в Казахстане) и после реабилитации получил право вернуться в Москву. Оставшиеся годы жизни он интенсивно использовал для написания объемных трудов на русском и немецком языках; в них живет дух Бонгефера Автору этих строк, познакомившемуся со Штенбергом в Москве в 1970 г., выпала честь оказать ученому помощь и содействие в первом посещении им Западной Германии в 1978 г. (Peters, 1981).
Сам Бонгефер мог продолжать работу в Берлине. Он понес тяжелые личные утраты. Его сын, Дитрих Бонгефер, стал символом Сопротивления Гитлеру. Он почитаем сегодня во всей Германии и известен больше, чем его отец (Goddard, 1976). В апреле 1945 г., т.е. перед самым окончанием войны, не только два сына Бонгефера, Дитрих и Клаус, но и мужья двух его дочерей, Ганс фон Донаний и Рюдигер Шлейхер, были убиты нацистами, так как они тоже участвовали в Движении Сопротивления Гитлеру. После покушения 20 июля 1944 г. на Гитлера генерал Пауль фон Газе — еще один член семьи Бонгефера — был повешен нацистами. Сестра-близнец Дитриха Бонгефера, Сабина Лейбгольц-Бонгефер, изложила историю своей семьи в книге (1971), вышедшей на английском языке.
Кёльн. Первый ученик Крепелина, Густав Ашафенбург, после 1906 г. сделал себе имя в научном мире — прежде всего как специалист по судебной психиатрии и как издатель первого в мире справочного руководства по психиатрии. Книга Е.Блейлера о шизофрении (1911) вышла в свет в качестве первого тома этого руководства. И Ашафенбург тоже вынужден был, причем в 72-летнем возрасте, эмигрировать в США. Его ученик Эдуардо Крапф выехал в Буэнос-Айрес (Krapf, 1952), где еще долгое время работал, причем несколько лет — первым руководителем отдела Mental Hygiene при ВОЗ в Женеве. Ближайшим сотрудником и учеником Ашафенбурга в Кёльне в течение 20 лет был Курт Шнайдер, в 1931 г. переехавший в Мюнхен в Немецкую исследовательскую организацию по психиатрии, о которой речь пойдет впоследствии. Шнайдер имел солидное философское образование; в 1921 г. защитил диссертацию по философии у Макса Шеллера в Кёльне (Schneider, 1921). Международную известность Шнайдер получил благодаря описанию симптомов первого и второго рангов при шизофрении, которые он изложил в своей книге «Клиническая психопатология» (1950), переведенной на семь языков. Речь шла не о первоначальной феноменологической психиатрии гейдельбергской школы, с которой у Шнайдера были лишь ограниченные контакты, но о кардинальном упрощении и иерархизации разработанных ранее симптомов шизофрении. Эти симптомы стали известны, прежде всего, потому, что их статистическая валидность подтвердилась также в психиатрии совсем иного типа. Еще сегодня большую их часть можно найти в DSM-III-IV среди критериев шизофрении.

Малые центры.

Существовали более мелкие, но одновременно совсем не малозначимые центры. Эрнст Кречмер (1888-1964), чье учение о конституциях (1921) было переведено на многие языки, беспрепятственно преподавал в 1926- 1946 гг. в Марбурге динамическую психиатрию. Ранее, в конце первой мировой войны, он заложил основы для динамической и одновременно непсихоаналитической психиатрической концепции шизофрении в первой монографии о сензитивном бреде отношения (1918). Его ученик В.Т.Винклер, позже ставший президентом основанного Елиасбергом «Всеобщего врачебного общества по психотерапии» (Winkler, 1977), мог во время войны не только беспрепятственно изучать произведения Фрейда, но и под руководством Кречмера заниматься психоаналитическим лечением психозов. Роберт Гауп (1870-1953), преподававший в Тюбингене, на протяжении десятилетий изучал проблему паранойи на примере убийцы-маньяка Вагнера (Gaupp, 1914, 1920), что позже во Франции послужило Жаку Лакану исходным пунктом, когда в своей диссертации он разработал французский вариант психоанализа (Lacan, 1932). Во вступительной лекции Гауп сказал следующее: «Наша специальность не является всего лишь ветвью естественнонаучной медицины; царство подлежащих нашему изучению явлений по большей части относится к той сфере деятельности, которой естествоиспытатель вообще- то не занимается» (Gaupp, 1907). Несмотря на гонения на психоанализ и психотерапию, психиатры могли продолжать свою клиническую деятельность, как они ее понимали. Но при нацизме эта деятельность не имела решающего значения.



 
« Нейрофармакология   Неопухолевые хирургические заболевания пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки »