Начало >> Статьи >> Архивы >> Немедикаментозное лечение в клинике внутренних болезней

Теплолечение - Немедикаментозное лечение в клинике внутренних болезней

Оглавление
Немедикаментозное лечение в клинике внутренних болезней
Основы стационарного и санаторного режима
Основы индивидуального режима
Режим питания
Режим приема лечебных процедур
Режим движения
Режим сна
Климатические факторы
Климатотерапия
Воздушные ванны
Гелиотерапия
Закаливание
Метеопрофилактика
Лечебная физкультура
Лечебный массаж
Комплекс упражнений
Ходьба
Упражнения в воде
Упражнения для больных с синдромами позвоночного остеохондроза
Мануальная терапия
Лечебное питание
Принципы построения лечебного питания
Особенности лечебного питания при заболеваниях внутренних органов
Лечебное питание при заболеваниях печени и желчных путей
Дифференцированная диетотерапия при отдельных поражениях гепатобилиарной системы
Лечебное питание при постхолецистэктомическом синдроме
Диетотерапии больных, перенесших операции на желудке
Лечебное питание при хронической почечной недостаточности
Особенности диетотерапии при атеросклерозе сосудов
Диета лиц, поступающих из районов жесткого контроля Чернобыльской АЭС
Водолечение
Классификация минеральных вод
Бальнеологическое воздействие вод
Прием минеральных вод внутрь
Частота приема и дозировка минеральной воды
Кишечные и желудочные промывания минеральной водой
Минеральные ванны
Теплолечение
Методы и методики грязелечения
Электрогрязелечение
Выбор тактики грязелечения
Парафинолечение, нафталинотерапия
Аппаратная физиотерапия
Лекарственный электрофорез, электросон
Диадинамотерапия
Ультратонотерапия, индуктотерапия
Лечение СВЧ электромагнитными колебаниями
Электропунктура, аэроионотерапия
Фототерапия
Рефлексотерапия
Момент воздействия рефлексотерапии
Фитотерапия
Психотерапия
Заболевания органов дыхания
Заболевания сердечно-сосудистой системы
Ишемическая болезнь сердца
Лечебное питание при ИБС
Показания и противопоказания к внутреннему применению минеральных вод при ИБС
Климатолечение при ИБС
Лечебная физическая культура при ИБС
Аппаратная физиотерапия при ИБС
Фитотерапия при ИБС
Гипертоническая болезнь
Нейроциркуляторная дистония
Ревматизм и заболевания суставов
Артриты
Деформирующий остеоартроз
Системная склеродермия
Рефлюкс-эзофагит
Хронический гастрит
Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки
Хронические колиты
Хронический гепатит
Заболевания билиарной системы
Хронический панкреатит
Постгастрорезекционные и постваготомические синдромы
Постхолецистэктомический синдром
Сахарный диабет
Другие заболевания эндокринных органов
Заболевания почек и мочевыводящих путей

ГЛАВА 6.
ТЕПЛОЛЕЧЕНИЕ
Для теплолечения применяют такие природные целебные факторы, как лечебные грязи, озокерит, парафин, нафталан, глины, песок и другие вещества, которые обладают свойствами теплоносителя.
Лечебные грязи (пелоиды) — это «современные или геологически молодые природные образования, состоящие из воды, минеральных и, как правило, органических веществ, обладающие тонкодисперсной структурой, однородностью и в большинстве случаев мазеподобной консистенцией, благодаря чему они могут применяться (в нагретом состоянии) в лечебных целях в виде ванн и местных аппликаций» (В. В. Иванов, А. М. Малахов, 1963).
По своему происхождению, составу и свойствам лечебные грязи подразделяются:
на сульфидные иловые грязи — ил соленых водоемов (приморских, морских, озерно-ключевых, материковых);
на сапропели — ил пресных водоемов;
на торфы — разложившиеся органические остатки, образующиеся при отмирании растений под действием микроорганизмов в условиях недостатка кислорода и избытка влаги. В лечебных целях может быть использован торф, степень разложения которого не ниже 40 %;
на сопочные грязи, образующиеся в результате выдавливания на поверхность под напором углеводородных газов и воды измельченного глинистого материала в виде разжиженной массы;
на гидротермальные грязи, формирующиеся в результате активной вулканической деятельности путем выхода на поверхность высокотемпературных газопаровых струй (с сероводородом и углекислым газом), преобразующих горные породы и глины в жидкую грязевую массу.
Искусственные лечебные грязи можно получить путем смешивания глины с органическими веществами, водой -с растворенными в ней в определенных пропорциях солями и привнесения в эту смесь специально подобранных микробных «заквасок».
Грязи можно обогащать радоном, сероводородом, гуминовыми веществами, повышающими количество аэробов и уменьшающими количество анаэробе» в грязи, микробами (сульфатредуцирующими бактериями).
В природных условиях грязи формируются при взаимодействии геолого-гидрологических, климатических, физико-химических и биологических факторов.
Геолого-гидрологические факторы грязеобразования определяются морфологическими особенностями водоема (конфигурация его берегов, отлогость и крутизна склонов, площадь водной поверхности, строением и составом его пород, степенью их выветривания, сносом и осаждением материалов, соленостью и проточностью воды, движением подземных вод, площадью и особенностями системы водосбора ИТ. д).
К климатическим факторам относятся атмосферные осадки, температура воздуха, воды, скорость испарения, солнечная активность.
Физико-химические факторы определяются диффузионными ионно-солевыми взаимодействиями, обменно-адсорбционными процессами между грязью и рапой лимана, превращениями химического состава рапы под влиянием как экзо-, так и эндогенных процессов
Биологический фактор определяется жизнедеятельностью, гибелью, разложением и последующим превращением флоры и фауны водоема (микроорганизмы, водоросли, планктон). В последние годы появились основания рассматривать, наряду с природными факторами грязеобразования и антропогенный (попадание в грязеемы пестицидов и химических удобрений из зоны водосбора лиманов, кислотные дожди и т. д.).
Как видно, грязеобразование тесно связано с географической, геологической, гидрохимической и биологической характеристикой того региона, той территории, где оно происходит Попадающие в водоем материалы называются аллохтонными, образующиеся в воде,— аутотонными.
Грязь, формирующаяся на дне водоема, находится в динамическом равновесии с алло- и аутохтонными компонентами, ее составляющими. Состав каждой грязи индивидуален, однако все они имеют общую структуру, представляя собой гетерогенную физико-химическую систему, состоящую из жидкой и твердой фаз, находящихся между собой в равновесии (В. И. Бахман и соавт., 1965; Я. А. Требухов, 1985)
Твердая фаза состоит из грубодисперсной части (остов грязи) и тонкодисперсной гидрофильной части (коллоидный комплекс). Остов грязи, или ее кристаллический скелет, состоит из глинистых или песчаных частиц диаметром более 0,001 мм, кристаллов малорастворимых в воде солей — гипса, оксида и фосфата кальция, оксида магния, грубых органических остатков. Соли кальция и магния выпадают из раствора рапы, привносятся с берегов и со дна водоема, силикатные частицы смываются в водоем дождем, заносятся туда ветрами и т. д.
Основа состава твердой фазы грязи — гидрослюда, хлорит, гипс, карбонаты, кварц, силикаты. Состав и дисперсность грязевого скелета имеют существенное бальнеологическое значение, так как чем больше в нем мелких силикатных частиц, тем выше качество грязи. Если скелет грязи более чем наполовину состоит из частиц диаметром более 0,01 мм, то это грязи грубого остова. При наличии более 2—3 % частиц диаметром более 0,25 мм грязь считается засоренной, непригодной к бальнеологическому использованию. Кристаллический скелет составляет от 49 до 92 % твердой фазы грязей. Он обусловливает ряд важных лечебных свойств грязи, вязкость, липкость, влажность, влагоемкость, теплоемкость и адсорбционную способность.
Коллоидный комплекс составляет силикатные глинистые частицы диаметром меньше 0,001 мм, органические вещества (преимущественно углеводы и азотсодержащие соединения), неорганическое железо и алюмосиликатные соединения (сернистое железо, гидраты окиси алюминия, железа и марганца, гидросульфид железа, кремниевая кислота и др ). Именно сернистые соединения железа окрашивают лечебную грязь в черный либо темно-серый цвет. С коллоидным комплексом связаны такие свойства грязи, как пластичность, влагоемкость, теплоемкость, адсорбционная способность. Содержание коллоида в иловых грязях — от 4 до 20 %, в торфах и сапропелях — до 80 %.
Грязевой раствор — жидкая часть грязей — составляет от 25 до 97 % их массы. Он состоит из воды (производное рапы водоема), растворенных в ней минеральных солей, органических веществ и газов. Соленость грязи — от 0,01—0,05 (торфы) до 250—300 г/л (иловые, сульфидные грязи). Чем выше содержание в грязи солей, тем меньше в ней воды.
Газы грязевого раствора образуются в результате биологических процессов и химических реакций (сульфат- редукция, денитрофикация и т. д.). Это — сероводород, метан, углекислый газ, водород и др. Если содержание газов в растворе превышает растворимость, то они выделяются в свободном виде, образуя с летучими аминными Основаниями (производными аммиака) так называемый летучий комплекс. Считается, что именно «летучий комплекс» проникает внутрь организма через неповрежденную кожу.
Органическое вещество грязей образуется из флоры и фауны водоема. Важнейшей биологической составной частью грязи являются микроорганизмы. Это сульфатредуцирующие, денитрофицирующие, масляно-кислые аммонифицирующие, нитрозные, железобактерии, гнилостные, клеткоразрушающие аэробы и анаэробы, различные грибы (актиномицеты, плесени и т. п.). Микроорганизмы играют основную роль в разложении флоры и фауны водоема, в результате чего образуются органические соединения, содержащиеся в грязи: органические кислоты (муравьиная, уксусная, смоляная, гуминовая), углеводы (сахара, лигнин, целлюлоза), аминосоединения, соли жирных кислот, ароматические производные, битумы, смолообразующие гуминовые вещества.
В грязях обнаружены также биологически активные вещества типа антибиотиков (стрептомицино- и пенициллиноподобные), женских половых гормонов (синэстрол, фолликулин), биогенных стимуляторов.

Содержание органических веществ в различных грязях различно в иловых — от 1 до 3 %, в торфах — от 20 до 99 %, в сапропелях — от 10 до 95 %. В грязях обнаружено до 1о микроэлементов, которые играют важную роль в осуществлении биохимических, ферментативных реакций: медь, свинец, йод, бериллий, молибден, цирконий, стронций, ванадий, титан, никель, кобальт и др. Грязи обладают незначительной радиоактивностью. Их лечебные свойства определяются также реакцией среды (pH) — у торфов чаще кислая реакция (рН<3), у иловых грязей и сапропелей — нейтральная или щелочная (pH от 6 до 10); окислительно-восстановительным потенциалом (ΣΗ) —окислительные условия характеризуются положительными величинами, восстановительные — отрицательными.
Нами с сотрудниками (Д. Н. Вайсфельд, В. А. Лисогурская, Л. С. Таргони и др., 1988) было показано, что бальнеологическая активность ряда грязевых и других бальнеологических процедур определяется величиной и направленностью (положительной либо отрицательной) окислительно-восстановительного потенциала: чем больше отрицательная величина ΣΗ, тем больше бальнеологическая активность процедуры Проведенные исследования позволили предположить, что величина отрицательного ΣΗ грязи прямо пропорциональна содержанию в ней сероводорода. Содержанием поверхностно-активных веществ (ПАВ), определяющих поверхностное натяжение, формируется адсорбционная способность грязи. Эта способность зависит также от электрического заряда (положительного либо отрицательного); именно этот заряд на поверхности грязи притягивает к себе противоположно заряженные частицы извне.
Важное практическое значение имеют теплофизические и реологические свойства грязей. Чем выше теплоемкость, тем больше теплоудерживающая способность, чем меньше теплопроводность, тем активнее тепловые свойства грязи.
Удельная теплоемкость — количество тепла в килоджоулях, необходимых для нагревания 1 кг грязи на 1 кельвин,— Дж/(кг-К). Удельная теплоемкость торфов и сапропелей около 4,2 Дж/(кг-К), иловых грязей — 1,7—2,3 Дж/(кг-К).
Теплопроводность грязи — количество тепла в джоулях, проходящее в 1 с через сечение тела, равное 1 м2, при длине 1 м с разностью температур на его концах 1 кельвин Вт/(м2-К). Наиболее высокая теплопроводность у иловых грязей (если теплопроводность воды принять за 1, то теплопроводность иловых грязей будет равна 1,8), меньше — у торфов и сапропелей.
Теплоудерживающая способность — время в секундах (С), за которое 1 кг грязи при данной температуре и теплопроводности изменяет свою температуру на 1 кельвин. По сути дела, это скорость охлаждения грязи. Теплоудерживающая способность выше у иловых грязей, ниже у торфов и сапропелей. Свойство грязи легко намазываться на тело и хорошо на нем удерживаться называется пластичностью (измеряется величиной сопротивления сдвигу при минимальной силе, которая обусловливает первое нарушение структуры грязи). Наибольшей пластичностью отличается иловая грязь, меньшей — торф. Оптимальная пластичность грязи характеризуется величиной сопротивления сдвигу, равной 1500—2000дин/см2. Сопротивление сдвигу возрастает до 6000—8000 дии/см2, если грязь теряет влагу и уплотняется. В этих случаях перед употреблением ее нужно разжижить. Если сопротивление сдвигу меньше 1000 дин/см 2, то грязь будет "сползать" с тела больного, и перед употреблением ее необходимо обезводить. Вязкость грязи — показатель прочности ее коллоидальной структуры; липкость грязи характеризуется величинами от 5000 до 8000 дин/см2.  Указанные свойства грязи зависят от ее влажности: именно она определяет пластические (реологические), тепловые свойства грязей, их объемную массу, теплопроводность. Способность накапливать максимальное количество воды до полного насыщения называется влагоемкостью грязи. Наибольшей влагоемкостью характеризуются торфы (80—97 %), наименьшей — иловые сульфидные грязи (25—60 %).
Санитарно-бактериологические показатели для всех типов лечебных грязей: коли-титр равен или больше 10, титр палочки газовой гангрены больше или равен 0,1, количество бактерий в 1 г грязей — не более 500 000— 600 000.
В основе лечебного действия грязи, по современным представлениям, лежит тепловой фактор. Однако было бы ошибочным рассматривать грязелечение в отрыве от других физических, химических и биологических факторов, определяющих ее терапевтический эффект.
В частности, к физическим факторам грязелечения относят также электрический (слабые статические токи, возникающие между грязью и телом) и механические (перемещение массы грязи относительно кожи тела больного по типу микромассажа, давление массы грязи на тело по типу баровоздействия).
Тепловое, электрическое, механическое воздействие лечебной грязи способствует проявлению химического влияния пелоида. Последнее осуществляется путан непосредственного влияния химических ингредиентов, содержащихся в грязи, на кожу больного: рефлекторно — за счет специфического воздействия на рецепторные зоны (контактно и дистантно) и резорбтивно — за счет проникновения химических соединений, обладающих биологической активностью, через неповрежденную кожу внутрь организма (трансэпидермально, через устья потовых и сальных желез) Наибольшей проникающей способностью обладают вещества, одинаково хорошо растворяющиеся в воде и липидах (гуминовые и фульвокислоты, гормоно- подобные соединения и т д), а также «летучий комплекс» грязи (газы, легко диффундирующие чрескожно). Вопрос о резорбтивном действии грязей остается пока нерешенным, так как проведенные исследования методически небезупречны. Поэтому в настоящее время на первый план выступает неспецифическое воздействие лечебной грязи Концепция специфического резорбтивного действия химического фактора грязи хотя и поддерживается рядом исследователей, на наш взгляд, нуждается в дальнейшей исследовательской проработке. Пока не совсем ясно, что именно всасывается из грязи внутрь организма, в каких количествах, как происходит транспорт этих веществ через неповрежденную кожу (происходит ли он), на какие мишени в организме оказывается воздействие и как оно осуществляется. Утверждать о специфичности воздействия на данном этапе можно ограниченно — только за счет физико-химических свойств пелоида, реализующихся через химически специфическое раздражение контактных и дистантных рецепторов. Каково взаимодействие физических, химических и биологических факторов при грязелечении?
Тепловой фактор обусловливает повышение температуры кожи не только в месте приложения, но и на расстоянии. При повышении температуры кожи расширяются сосуды (гиперемия), повышается проницаемость гистогематических барьеров, активируются диффузионные процессы. Морфологические сдвиги в месте приложения характеризуются истончением рогового и блестящего слоев кожи, утолщением ее зернистого слоя. Обнаруживается вакуолизация росткового слоя эпидермиса, в собственно дерме отмечается картина инфильтрационной) воспаления (приток лимфоцитов, гистиоцитов, эозинофилов).

 Стимуляция тучных клеток ведет к накоплению в коже биологически активных соединений (гистамина, серотонина, ацетилхолина), что обусловливает: а) повышение ее проницаемости для химических веществ, находящихся в пелоиде, б) изменение возбудимости рецепторного аппарата. Так «замыкается» взаимодействие основных факторов грязелечения на уровне кожи.
Взгляды на механизм действия лечебных грязей отражают развитие теоретических общебиологических представлений об ответных реакциях организма на раздражитель.
На первых этапах, когда действие раздражителя и ответные реакции организма рассматривались преимущественно через призму примата гуморального ответа, господствовали гуморальные теории грязелечения: 1) кенотоксическая, связывающая лечебный эффект грязи с образованием кенотоксинов (продуктов утомления) в крови; 2) протеиновая, объясняющая механизм действия влиянием протеинов — продуктов распада белка, образующихся под действием пелоида, 3) анафилактическая, ставящая во главу угла представления о десенсибилизирующем действии грязей, об освобождении организма от анафилаксий и др.
Общим для всех этих теорий, наряду с признанием примата гуморального механизма, было представление о том, что лечебное действие грязей реализуется через активизацию обмена веществ. Отсюда важный для практики вывод: санация через активацию, выздоровление через обострение. Упомянутые взгляды и концепции не утратили своего значения и сегодня (в качестве составной части они входят и в современную концепцию, трактующую механизмы пелоидотерапии).
С развитием на базе достижений отечественной физиологической мысли учения о нервизме было обосновано представление о ведущей роли нервного фактора в формировании ответных реакций организма на воздействие грязи. Влияние пелоидотерапии стали рассматривать как сложную нейрорефлекторную реакцию с включением в рефлекторный ответ гуморального звена. При трактовке механизма действия лечебных грязей стали изучать роль различных звеньев рефлекторного кольца в ответ на действие пелоида: рецепции и афферентного звена (рецепторы кожи и слизистых оболочек, дистантные рецепторы, проводящие пути), интегративных управляющих реакций, формирующихся на различных уровнях нервной системы (аксон-рефлексы, интервегетативные, сегментарные, стволовые, подкорковые, корковые, безусловные и условные рефлексы: уровень функциональных систем), эффекторного звена (нейромышечные, нейрососудистые и другие реакции), формирование обратной связи (рецепция результата). В  соответствии с классическими работами И. П. Павлова сформировалось представление о трехфазном ответе организма на действие грязи: сложнорефлекторный (нервный) и нейрохимический (гуморальный) компоненты возникают непосредственно во время процедуры, фаза последействия через 2—24 ч после нее. Эти данные имеют важное значение для практики, так как они являются научно обоснованным ориентиром для выбора режима назначения процедур в течение курса грязелечения. С позиций физиологических теорий суммации раздражителя, значения подкрепления условных рефлексов безусловными, понятия о формировании «динамического стереотипа» была подведена теоретическая база под принцип построения курса пелоидотерапии (выработка условного рефлекса на время — отпуск процедур в одни и те же часы дня, необходимое количество процедур на курс лечения и т. д.).
С позиций нервизма стало понятным, что при построении курса грязелечения нужно учитывать не только силу раздражителя (определяется размерами площади грязевой аппликации, температурой нагрева грязи, ее массой, физико-химическими свойствами), время его действия (экспозиция процедуры), но и исходное функциональное состояние организма. На основе концепций о фазовых состояниях, функциональной лабильности тканей, значении доминанты была разработана теория применения грязевого раздражителя малой силы, подбора адекватных состоянию организма параметров процедуры, формирования ответа на пелоид в пределах физиологической реактивности (не обострения), необязательности (а в ряде случаев и нежелательности) обострения на этапе саногенеза. На основании учения Н. Selye об адаптационном синдроме был изучен ответ системы гипоталамус — гипофиз — корковое вещество надпочечников на применение пелоида. Показано, что курс грязелечения у интактных животных способствует повышению уровня кортикостероидов  в плазме, увеличению массы надпочечников, снижению массы зобной железы и числа эозинофильных лейкоцитов (Г. А. Горчакова и соавт, 1985).
Выявлены ответные и взаимообусловленные реакции на грязелечение со стороны гипоталамо-гипофизано-тиреоидной, гипофизарно-симпатико-адреналовой, гипофизарно-вагоинсулярной систем, системы гипофиз — половые железы.
Установлено различие реакций на пелоид в зависимости  от исходного эрго- или трофотропного, симпатико-адреналового либо вагоинсулярного тонуса, их сбалансированности либо преобладания того или иного состояния. Эти реакции могут быть преимущественно эрготропными, симпатико-адреналовыми либо идти с преобладанием трофотропного, вагоинсулярного вектора, либо быть разнонаправленными, амбивалентными. Учет подобных реакций на пелоид имеет существенное практическое значение, так как определяет выбор наиболее адекватных для саногенеза дозировок пелоида и принципа построения курса пелоидотерапии, позволяет корректировать нежелательные патогенетические сдвиги, целенаправленно предупреждать патологические бальнеореакции, обострение процесса и т. д. В рамках изучения адаптационных реакций при пелоидотерапии необходимо учитывать возможности формирования различных фаз реакций тренировки, активации и стресса.
Наши исследования показали, что при клиническом улучшении под влиянием грязелечения у всех исследуемых на основании изучения лимфоцитарного теста, предложенного X. Г. Гаркави и соавторами (1990), у 54 % констатировано формирование реакции активности, у 38 % — реакции тренировки, у 8 % — реакции стрессовой направленности (целью пелоидотерапии является достижение реакции активации).
И в настоящее время все типы ответных реакций следует рассматривать в рамках общего учения о фазовых состояниях, которое благодаря достижениям электрофизиологии и молекулярной биологии обогатилось новыми фактами, но продолжает оставаться на незыблемом фундаменте лабильности, представляющей собой одно из адаптивных свойств материи. Объяснение механизма воздействия пелоида на организм базируется на рефлекторной теории, хотя представления о нем дополнились понятиями обратной связи, рефлекторного кольца, функциональной системы.
В результате изучения влияния пелоида на биоэнергетику установлено, что нейрогуморальные сдвиги, возникающие в процессе пелоидотерапии, сочетаются с повышением активности ферментов клеточного дыхания (цитохромы, флавины), формированием процессов окислительного фосфорилирования, интенсификацией распада и синтеза АТФ.

Нами (Д. Н. Вайсфельд, Л. С. Коноваленко, Л. Н. Коноваленко, С. М. Фадеев, 1990) установлена динамика в процессе пелоидотерапии циклических соединений, играющих роль регуляторов внутриклеточного обмена, так называемых вторичных мессенджеров — цАМФ и цГМФ и их соотношения в сторону преобладания внутриклеточных цАМФ. Общепризнано, что под влиянием лечебных грязей повышается уровень анаболических процессов. Энергия формируется за счет форсированного образования сахаров из гликогена, повышенного уровня образования жирных кислот и глицерина вследствие распада триглицеридов, различных аминокислот из белков.
Установлено, что в ответной реакции на действие пелоида принимают участие различные интегративные уровни регуляции (М. Чернух, 1972). Если о «нулевом» из них — уровне элементарных частиц (электронов, протонов, нейтронов) — можно говорить пока еще только умозрительно (например, о превращениях электронов в цепи дыхательных ферментов), то уровень атомов уже можно рассматривать более конкретно. Например, в ряде работ высказано предположение о резорбтивном влиянии микроэлементов, содержащихся в грязях, на организм человека (Е. С. Бурксер, 1962; О. Ю. Волкова, 1972; Г. А. Горчакова, 1973; Т. Динкулеску, 1973, и др.). Значительное число работ посвящено влиянию лечебных грязей на уровне молекулярных и полимолекулярных систем. В частности, показано влияние лечебной грязи на повышение активности и содержания ряда ферментов и коэнзимов, в том числе ферментов клеточного дыхания (цитохромоксидаза, сукцинатдегидрогеназа), муколитических, протеолитических, липопротеиназ, трансаминаз (ACT и АЛТ), ОТК (орнитинтранскарбоксилаза), дегидрогеназ (пировиноградная и лактатдегидрогеназа), щелочных фосфатаз и т. д.;
на содержание биологически активных веществ — катехоламинов, ацетилхолина, серотонина, гистамина, ГАМК и др., которые сегодня рассматриваются как нейротрансмиттерные и гуморальные регуляторы,
на вещества, определяющие химическую основу иммунных реакций — макромолекулы белков и полисахаридов (в зависимости от фазы иммунитета), замедление либо, напротив, повышение титра антител (преципитинов, противострептококковых антител, АСЛ-0 и др.);
на активацию обмена ДНК и РНК» реализующих генетическое влияние, в том числе на синтез белка. Под влиянием пелоида происходит накопление нуклеиновых кислот в тканевых элементах внутренних органов, в том числе в мышечной и соединительной ткани;
на образование и распад макроэргических соединений (НАД-Н и АТФ);

— на ферментативное и свободнорадикальное окисление Как известно, ферментативное и свободнорадикальное окисление находятся в конкурентных отношениях. Продукты свободнорадикального окисления могут разобщать окислительное фосфорилирование. В свою очередь, они ингибируются тканевыми биоантиокислителями пелоид, потенцируя образование последних, способствует нормализации окислительного фосфорилирования.
Проведенные в последние годы исследования показали, что в ответ на применение пелоида вовлекаются и ультраструктурные клеточные образования. С помощью электронной микроскопии установлено расширение пространства между наружной и внутренней мембранами митохондрий, что свидетельствует об изменении их проницаемости под действием пелоида. С помощью гистохимических реакций на сукцинатгидрогеназу установлено повышение проницаемости митохондриальных мембран. Пелоид оказывает влияние и на функциональное состояние лизосомальных мембран, способствуя как их стабилизации, так и повышению проницаемости. Количество paбот, посвященных влиянию пелоида на внутриклеточный структуры и процессы, пока еще невелико.
Наиболее разработан вопрос взаимодействия лечебных грязей на полицеллюлярном (уровень тканевых систем) и органном уровнях. Издавна (еще на основе теорий Р. Вирхова о «клеточной патологии», учения А. А. Богомольца о соединительной ткани, о функциональной роли макрофагической системы и т. п.) изучалось, главным образом морфологически, влияние лечебных грязей на различные ткани и органы человека. В последние годы для изучения реакций этих интегративных уровней регуляции были проведены иммунобиохимические и инструментальные (включая радионуклидные методы) исследования. Так, изучена динамика белково-углеводных компонентов сыворотки крови, отражающих реакции соедини тельной ткани на применение пелоида (мукопротеиды, мукополисахариды, серомукоид, глюкозамины, фракции гликопротеинов и пр.), что имеет важное практическое значение для выбора метода грязелечения, прогнозирования реакций на него, изучения эффективности.
Углубленно изучается транскапиллярный обмен в различных структурах организма под действием лечебной грязи (В П. Казначеев и соавт., 1970). Д. Н. Вайсфельд, А. К. Бондарчук (1974) с помощью изотопов изучали динамику тканевого клиренса при некоторых нервных и нервно-сосудистых заболеваниях под влиянием пелоидотерапии. Показана нормализация транскапиллярного обмена под влиянием курса пелоидотерапии. В настоящее время широко изучается как в клинике, так и в эксперименте с помощью различных клинико-лабораторных и клинико-инструментальных исследований (инструментальные нейрокардио-гастро-физиологические методики, методы функциональной рентгенодиагностики, изотопной диагностики, иммунобиохимические методики и т. д) функциональное состояние уровня специализированных систем (сердечно-сосудистой, нервной, пищеварительной и др.). С интерпретацией этих данных хорошо знакомы врачи всех клинических специальностей, применяющие в своей практике грязелечебные процедуры. Что же касается уровня функциональных систем (по П. К. Анохину), то примером их формирования при грязелечении может служить функциональная система терморегуляции (ФСТ). Последняя складывается из специфической рецепции (терморецепторы), афферентных и эфферентных путей (в том числе гормонально-гуморальных звеньев) и центров. В ФСТ входят подсистемы теплопродукции и теплоотдачи. Центр теплопродукции (химическая терморегуляция) находится в нейронах заднего гипоталамуса. Он регулирует теплообразование за счет усиления либо снижения скорости окислительно-восстановительных процессов, составляющих основу обмена веществ. Если извне поступает больше тепла (согревание), то обмен веществ снижается, тепла вырабатывается меньше (важнейшая функция ФСТ — обеспечение температурного гомеостаза как приспособительная реакция к меняющимся условиям внешней среды). В различных органах и тканях организма тепло образуется неравномерно там, где обмен выше, тепло вырабатывается в больших количествах. Теплопродукция тесно связана с эмоциональным состоянием, кислородным обеспечением (гипоксия стимулирует теплопродукцию), интенсивностью светового потока (в темноте теплопродукция снижается).
Теплоотдача (физическая терморегуляция) регулируется нейронами переднего гипоталамуса. Она осуществляется за счет механизмов теплопроведения, теплоизлучения, испарения жидкости (пота), выделения тепла с воздухом во время дыхания, с мочой и калом.
Уровень теплопроведения и теплоизлучения определяется состоянием сосудов кожи. Чем больше протекает в них крови за единицу времени, тем этот уровень выше и наоборот.
Пот образуется за счет вне- и внутриклеточной жидкости — при грязелечении как известно форсируется потоотделение. Хотелось бы подчеркнуть роль функциональной выделительной системы (через пото-, моче- и слюноотделение и др.) в реализации эффекта грязелечения — метода, форсирующего элиминацию из организма различного рода токсических продуктов. Этому аспекту грязелечения в последние годы практически не уделялось должного внимания, несмотря на развитие теории элиминирующей терапии. ФСТ анатомо-физиологически также тесно связана с другими системами организма, обеспечивающими регуляцию дыхания, сердечно-сосудистой системы, гормонально-гуморальной сферы, сенсомоторики, эмоциональных реакций и т. д Межсистемные и полнорганные взаимодействия составляют уровень организма, интегрирующий все вышеописанные уровни.
При изучении влияния пелоида на пато- и саногенез следует учитывать

  1. соотношение функционального состояния различных регуляторных уровней в каждом конкретном случае «поломки» и выздоровления,
  2. принцип взаимодействия уровней интеграции (элементы каждого уровня регуляции взаимодействуют только с элементами внутри этого уровня). Элементы вышележащих уровней, влияя на это взаимодействие, сами в него не вступают;
  3. каждый уровень функционирует на основе принципа саморегуляции внутри уровня, имеет свои защитные и приспособительные механизмы.

Если компенсация на уровне «поломки» путем саморегуляции невозможна, то включается механизм компенсации более высокого уровня.
Как показано выше, грязелечение запускает механизмы, саногенеза практически на всех уровнях интеграции. Однако селективное (избирательное) действие пелоида (как химически многокомпонентного субстрата) на ту или иную функциональную систему выражено менее четко, чем влияние какого-либо химически однородного фармакологического фактора. Различная скорость и интенсивность включения различных уровней зависят как от характера пелоида (площадь аппликации, температура грязи, экспозиция действия, физико-химические свойства и т. д.), так и от характера и уровня дефекта при разных заболеваниях. В первую очередь на пелоид реагируют наиболее реактивные системы, т е. те, которые находятся в измененном (патологическом) состоянии, имеют «наименьшее сопротивление». Итак, биологическая основа грязелечения (теплолечение) — это сложный терморегуляционный рефлекс, включающий в реакцию различные уровни многоконтурной нейро-гормонально-гуморальной системы с множеством «обратных связей», направленный на адаптацию организма к меняющимся внешним температурным условиям В физиологических рамках адаптационные системы обеспечивают приспособление организма к воздействию тепла, вне физиологических рамок температурный баланс нарушается.
Рассматривая термодинамический аспект грязелечения, следует отметить, что тепловая энергия нагретой грязи, будучи передана тканям больного, ведет к ускорению движения молекул в них, а на внутриатомном уровне обусловливает возбуждение электронов (переход на более высокие орбиты). Возбужденные электроны и ускоренное движение молекул повышают способность последних вступать в реакции с соседними атомами и молекулами (повышение реакционной способности). По законам синергетики неупорядоченное, ускоренное, хаотическое движение молекул приводит к формированию новых динамических стационарных структур, самоорганизации, новой упорядоченности. Это противостоит процессам энтропии, идущей в больном организме с повышенной скоростью.
Биологическая перестройка, противодействующая энтропии, составляет термодинамическую суть грязелечения. В последнее время нами (Д. Н. Вайсфельд, 1990, 1991) выдвинута информационно-энергетическая концепция пелоидотерапии, которая рассматривает взаимодействие тепловой энергии грязевых процедур с внешним энергетическим каркасом человека (последнее проявляется инфракрасным излучением Э. Годика, эффектом Кирлиана и пр).
Из сказанного очевидно, что «большие процедуры» (распространенные по площади грязевые аппликации, грязевые ванны) оказывают преимущественно общее диффузное неспецифическое воздействие на организм человека, вызывая описанные выше биологические «термодинамические эффекты»; местные, малые грязевые процедуры (лепешки, электрогрязи, тампоны, компрессы и др.) — преимущественно локальный нефрорегуляторный ответ, в формировании которого могут задействоваться различные этажи нейро-гормонально-гуморальной регуляторной системы.

Позитивный клинический эффект теплолечения чаще всего характеризуется как противовоспалительный, рассасывающий (по отношению к рубцам и спайкам), десенсибилизирующий, антиспастический (по отношению к мышечному напряжению), иммунно-корригирующий, стимулирующий репаративные процессы в тканях и органах.
Таковы в общих чертах современные представления о механизмах действия лечебной грязи на организм человека.



 
« Нейрофармакология   Немецкая психиатрия »