Начало >> Статьи >> Архивы >> Неврологические проявления остеохондроза позвоночника

Современное состояние вопроса - Неврологические проявления остеохондроза позвоночника

Оглавление
Неврологические проявления остеохондроза позвоночника
Современное состояние вопроса
Шейный корешковый и симпаталгический плечелопаточный синдромы
Синдром позвоночного нерва
Нарушение кровообращения в вертебробазилярной системе
Дискогенная цервикальная миелопатия
Диагноз и профилактика неврологических синдромов шейного остеохондроза
Деформирующий спондилез грудного отдела с миелопатией
Симпаталгический синдром
Нарушение кровообращения спинного мозга
Торакалгия
Дифференциальная диагностика поражений нервной системы, обусловленных дегенеративными изменениями межпозвонковых дисков грудного отдела
Формулировка диагноза и профилактика поражений нервной системы, обусловленных дегенеративными изменениями межпозвонковых дисков грудного отдела
Пояснично-крестцовый корешковый синдром, обсуловлсииый грыжей межпозвонкового диска
Синдром компрессии конского хвоста грыжей межпозвонкового диска
Синдром нарушения кровообращения в конусе и эпиконусе спинного мозга
Гипертрофия желтой связки
Деформирующий спондилез поясничного отдела позвоночника с миелопатией
Спондилолистез
Люмбалгия
Люмбаго
Дифференциальная диагностика неврологических синдромов поясничного остеохондроза
Вопросы формулировки диагноза
Профилактика
Заключение
Список литературы

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА О НЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЯХ ОСТЕОХОНДРОЗА ПОЗВОНОЧНИКА
Остеохондрозом позвоночника называют дегенеративнодистрофическое поражение межпозвонковых дисков с вторичными изменениями в телах позвонков. Межпозвонковые диски, соединяющие поверхности двух смежных позвонков в шейном, грудном и поясничном отделах, состоят из студенистого ядра, фиброзного кольца и двух (верхней и нижней) гиалиновых пластинок, прилегающих к телам позвонков. Межпозвонковые диски не способны к регенерации и, испытывая большую нагрузку, с возрастом при перегрузке и других вредных воздействиях преждевременно изнашиваются и подвергаются дегенерации.
А.   И. Струков (1936) указывает, что студенистое ядро в развитии проходит 4 стадии: студенистую, студенистоволокнистую, или многокамерную, волокнисто-хрящевую и фиброзно-хрящевую. Первые 3 стадии характерны для периода роста, последняя — для периода инволюции. Быстрее всего эти стадии меняют друг друга в шейном отделе и медленнее — в поясничном. Первая стадия продолжается от рождения до 1 1/2—5 лет, II — от 5 до 15 лет, III — от 15 до 25 лет, IV стадия охватывает всю жизнь взрослого человека. Фиброзное кольцо в процессе развития претерпевает ряд изменений. С возрастом переплетение волокон делается сложнее и они становятся набухшими. Как указывает А. И. Струков (1936), к концу второго десятилетия это набухание становится значительным. Во втором десятилетии жизни несколько изменяется и конфигурация хрящевой пластинки, в центральной части она истончается, в поясничном и шейном отделах несколько выбухает по направлению к спонгиозному веществу тел. Изменения переднего отрезка пластинки начинаются с 7 лет — с момента обызвествления и последующего эпифизообразования, которое заканчивается только к 17— 20 годам. После слияния эпифизов в передних участках хрящевых пластинок уже нет, они заменены костными балками.
Вслед за дегенерацией дисков наступают вторичные изменения в телах позвонков: дегенеративно-атрофические изменения в субхондральной кости и реактивное новообразование остеофитов костной ткани в телах позвонков. По мнению И. Л. Клнонера (1957, 1962), остеофиты формируются в области выпяченного диска. Когда дегенерация диска происходит постепенно, успевают оформиться реактивные изменения тел позвонков — спондилотические разрастания. При быстром распаде диска с гибелью его тканей реактивные спондилотические явления не успевают развиться. Т. П. Виноградова (1957), исследовавшая позвоночник на 25 трупах, пришла к выводу, что спондилотические выступы — это губчатая кость, продолжение спонгиозы тела позвонка. При гистологическом исследовании она обнаружила отдельные волокна фиброзного кольца, включенные в костные балки выступа.
Schmorl (1957) предложил классификацию дегенеративных изменений позвоночника в виде следующих форм: хрящевые узлы тел позвонков и дисков, остеохондроз, деформирующий спондилез и спондилоартроз.
Хрящевые узлы (грыжи) тел возникают в связи с дегенеративными изменениями гиалиновых пластинок. Под хрящевыми грыжами G. Schmorl, описавший их, понимал внедрение части дисковой ткани в тела позвонков. Ткань диска может довольно глубоко внедряться в губчатое вещество позвонков; в результате реакции окружающей костной ткани образуется костный валик, препятствующий дальнейшему распространению грыжи. Частота хрящевых грыж тел позвонков, по патологоанатомическим данным
Schmorl (1929), — 38 % случаев. Они наблюдаются чаще в грудных позвонках и чрезвычайно редко в шейных и нижних поясничных. Хрящевые грыжи тел позвонков могут быть причиной боли в позвоночнике.
Хрящевые узлы (грыжи) дисков (передние, задние, заднебоковые) возникают вследствие проникновения студенистого ядра через разрывы внутренних или наружных волокон фиброзного кольца. Передние грыжи межпозвонковых дисков — выпячивания и выпадения студенистого ядра через разрыв фиброзного кольца под переднюю продольную связку позвоночника — обычно клинически не проявляются. Эти грыжи самые редкие. Редкость передних грыж межпозвонковых дисков объясняется большей толщиной и плотностью передних отделов фиброзного кольца, чем задних, а также плотностью передней продольной связки. Студенистое ядро может выпячиваться через трещины внутренних волокон фиброзного кольца при неполном его разрыве. В таких случаях говорят о выпячивании или протрузии студенистого ядра диска. При полном разрыве фиброзного кольца происходит выпадение — пролапс студенистого ядра. D. В. Еск (1942) указывает, что выпячивание межпозвонкового диска может произойти без разрыва фиброзного кольца. По его мнению, это и есть выпячивание (протрузия). Случаи с разрывом фиброзного кольца он предлагает называть грыжей межпозвонкового диска. Задние и заднебоковые грыжи дисков имеют большое значение, они очень часто бывают причиной корешковой или спинальной компрессии. Впервые эти образования назвали «грыжей» (hernia nucleus pulposus) Th. Alajonanine, D. Petit-Dutaillis в 1930 г. Б. H. Эсперов (1962) отмечает, что при грыже межпозвонкового диска, так же как при обычной грыже, можно различить шейку, тело, дно и содержимое. Шейка чаще бывает узкой. Грыжевой мешок представлен наружными слоями фиброзного кольца (при выпячиваниии), а его содержимое — измененным студенистым ядром. В развитии грыжи межпозвонкового диска в поясничном отделе у большинства больных выделяют 2 стадии. Начальная стадия выпячивания ядра клинически проявляется поясничным прострелом (люмбаго), это рефлекторная контрактура мышц поясницы и симпаталгия в ответ на раздражение окончаний сииувертебрального нерва в заднем отделе фиброзного кольца и в задней продольной связке. Вторая стадия характеризуется разрывом фиброзного кольца, частичным или полным выхождеиием студенистого ядра из межпозвонкового промежутка и компрессией корешка или корешков. В таких случаях к боли в пояснице, характерной для стадии люмбаго, присоединяется боль в одной или обеих ногах.
Остеохондроз возникает при первичном поражении студенистого ядра. В начальной фазе остеохондроза наблюдаются высыхание и некроз студенистого ядра, диск теряет тургор и эластичность, нарушается функция студенистого ядра. В дальнейшем резко уменьшается высота диска, наблюдаются значительный субхондральный склероз, зазубренность прилегающих к дискам площадок соседних тел позвонков, неровность и нечеткость их замыкающих пластинок, возникают краевые костные разрастания.
Деформирующий спондилез — форма дегенерации межпозвонковых дисков, при которой поражается не равномерно весь диск, а преимущественно периферические части фиброзных колец. Их выпячивание за границы тел позвонков сохранившим упругость студенистым ядром усиливает нагрузку на края тел позвонков, приводит к образованию остеофитов. При деформирующем спондилезе нет выраженного субхондрального склероза, контуры тел позвонков ровны, диски почти нормальной величины. Деформирующий спондилез является наиболее частой формой межпозвонкового дегенеративного процесса.
В шейном отделе позвоночника в связи с особенностями его строения, седловидной формой 5 нижних шейных позвонков, наличием у этих позвонков крючковидных отростков (ргос. uncinatus), образующих сочленение с телом вышележащего позвонка (унковертебральное сочленение), образуются и остеофиты в области унковертебральных сочленений. W. Bartschi-Rochaix (1949) относит унковертебральный артроз к проявлениям шейного остеохондроза.
А.   Д. Динабург, А. Е. Рубашева (I960), G. Giraudi (1931), Т. Krogdahl, О. Torgersen (1940) считают разрастания крючковидных отростков шейных позвонков признаками выраженного деформирующего спондилеза. Мы наблюдали остеофиты в области унковертебральных сочленений и при деформирующем спондилезе, и при остеохондрозе.
При дегенеративных изменениях шейных межпозвонковых дисков возможен подвывих позвонков при разгибании [Kovacs А., 1956]. Такой гиперэкстензионный подвывих вызывает уменьшение горизонтального диаметра межпозвонкового отверстия, он может сопровождаться также компрессией позвоночной артерии передним углом верхнего суставного отростка.
Деформирующий артроз позвоночника выражается в разрастании краев суставных поверхностей в месте наибольшей нагрузки. Разрастания суставных поверхностей выражены больше по краям обхватывающих фасеток, т. е. по краям нижних суставных отростков. При дегенеративном поражении видны резкие изменения в фасетках: они заметно увеличиваются в размерах, приобретают неправильную форму, суставной хрящ истончается, хрящевой покров теряет четкость контуров и постепенно без резких границ переходит в не покрытую хрящом несуставную часть отростка. В тяжелых случаях суставная фасетка покрыта обнаженной склерозированной костной тканью и имеет шероховатую поверхность с выступами, бороздами и буграми. По краям фасетки появляются остеофиты в виде острых вытянутых костных зубцов.
Приведенная классификация Шморля сыграла положительную роль в изучении дегенеративных процессов позвоночника и способствовала многим успехам в изучении клинической картины поражения нервной системы при межпозвонковом дегенеративном процессе. Недостатком классификации следует считать то положение, что сторонники ее представляют остеохондроз, деформирующий спондилез и хрящевые узлы (грыжи) диска, как три самостоятельных дегенеративных процесса.
Ряд крупных отечественных рентгенологов не придерживаются столь строгого разграничения указанных форм. Так, И. Л. Тагер (1949) описывает 3 вида дегенеративных изменений позвоночника: деформирующий спондилез, деформирующий спондилоартроз, дегенерацию межпозвонковых дисков (дегенеративный остеохондроз и фиброз дисков), и указывает, что сочетание этих 3 основных видов дегенеративных состояний встречается часто. И. Л. Клионер (1962) признает существование одного дегенеративного заболевания позвоночника — межпозвонкового остеохондроза.
Автор полагает, что нозологическими единицами всего комплекса дегенеративного поражения позвоночника могут быть лишь деформирующий спондилез, межпозвонковый остеохондроз, старческий кифоз и спондилоартроз.
Н.   С. Косинская (1962) выделяет старческие дегенеративно-дистрофические изменения и дегенеративно-дистрофические поражения позвоночника, которые относятся к числу патологических. Она считает, что грань между этими процессами является нерезкой. По мнению Н. С. Косинской, следует различать три основные формы дегенеративно-дистрофических изменений и поражений (остеохондроз, спондилез, узлы Шморля) и две более редкие формы (обызвествление дисков и фиксирующий лигамеитоз), причем спондилез и обызвествление диска, как правило, представляют собой только проявление старческих дегенеративно-дистрофических изменений, а фиксирующий лигамеитоз всегда является дегенеративно-дистрофическим поражением; остеохондроз и узлы Шморля могут протекать как дегенератизно-дисторфические изменения или как дегенеративно-дистрофические поражения.
Н.   С. Косинская (1962) предлагает под названием узлов Шморля обозначать внедрение студенистого ядра в любое смежное анатомическое образование (т. е. не только хрящевые грыжи в телах позвонков, но и задние грыжи диска). И. Л. Клионер считает, что во избежание путаницы грыжами Шморля надо называть только описанные им центральные хрящевые грыжи в кость тел позвонков; выпадение диска кзади описал не G. Schmorl, a R. Andre и другие авторы, и их лучше называть задними дисковыми грыжами.
Я. Ю. Попелянский (1961) специально изучал вопрос о разграничении деформирующего спондилеза, остеохондроза и хрящевых узлов по рентгенологическим данным у 100 больных с дегенеративными изменениями межпозвонковых дисков шейного отдела. В большинстве случаев он не обнаружил изолированных процессов типа спондилеза, хрящевых узлов диска или остеохондроза. Сосуществование симптомов этих 3 классических форм наблюдалось у 55 % больных, причем отмечались не только сочетание симптомов, но и переходные формы. По данным Я. Ю. Попелянского, спондилоартроз может сопровождать любую из 3 форм. Я. Ю. Попелянский пришел к заключению, что нет изолированных процессов типа деформирующего спондилеза, хрящевого узла диска и остеохондроза, а в тканях позвоночника происходит патогенетически единый дегенеративный процесс — остеохондроз. Однако автор считает целесообразным конкретизировать в диагнозе особенности процесса.
Приведенные данные о классификации дегенеративных изменений позвоночника свидетельствуют о противоречивости терминологии. Термин «дисцит», по общему мнению, неправильный, поскольку заболевание дегенеративное, а не воспалительное. Термин «дискоз» также нельзя считать удачным, так как он неконкретен и не дает представления о патологическом процессе, поражении не только диска, но и тел позвонков.
Выше приводились классификации дегенеративных изменений позвоночника, основанные на данных патологоанатомического и рентгенологического исследований.
Большой интересе представляют классификации межпозвонкового дегенеративного процесса в работах клиницистов. А. И. Арутюнов (1962) пишет о патогенетическом единстве деформирующего спондилеза, остеохондроза и выпадения дегенеративно измененного диска. И. М. Иргер (1965), говоря о классификации различных форм поражения шейного отдела позвоночника, считает, что в соответствии с практическими задачами нейрохирургии целесообразно пользоваться общим термином «шейный остеохондроз», выделяя дегенерацию межпозвонковых дисков, протрузию и грыжевые выпячивания межпозвонковых дисков в просвет позвоночного канала, деформирующий спондилез и спондилоартроз.
Г. С. Юмашев и М. Е. Фурман (1973, 1984) выделяют 2 нозологические формы дегенеративных поражений позвоночника: спондилез — дегенеративное изменение, возникающее в процессе естественного старения, и остеохондроз — дегенеративно-дистрофическое поражение межпозвонкового диска, при котором процесс, начинаясь чаще в пульпозном ядре, прогрессивно распространяется на все элементы диска. Грыжевые выпячивания они относят к остеохондрозу.
Следует указать, что в действующей в настоящее время Международной классификации болезней 9-го пересмотра в рубрику 722 «Болезни межпозвоночных дисков» включены 722,0 «Неврит (брахиальный) или радикулит, вызванный смещением или разрывом шейного межпозвоночного диска», 722,1 «Неврит или радикулит, вызванный смещением или разрывом пояснично-грудного межпозвоночного диска», 722,3 «Грыжа Шморля», в рубрику 721 «Спондилез и связанные с ним состояния» включены 721,1 «Спондилез шейного отдела позвоночника с миелопатией», 721,4 «Спондилез грудного или поясничного отдела позвоночника с миелопатией», в рубрики 721,0; 721,2; 721,3 «Спондилез шейного, грудного, пояснично-крестцового отделов позвоночника без миелопатии» и др. Остеохондроз позвоночника (732,0. Юношеский остеохондроз позвоночника) отнесен к рубрике 732 «Остеохондропатии» и представлен в совершенно другом аспекте, чем принято в нашей стране.
По нашему мнению, в соответствии с практическими задачами невропатологии, а также экспертизы трудоспособности целесообразно выделение следующих форм дегенеративного межпозвонкового процесса: 1) грыжа межпозвонкового диска (срединная, парамеднанная, заднебоковая); 2) остеохондроз; 3) деформирующий спондилез; 4) грыжа в теле позвонка (грыжа Шморля); 5) спондилоартроз. Такое выделение связано с тем, что изменения нервной системы, обусловленные дегенеративным межпозвонковым процессом, при разных формах этого процесса могут быть различными. Форма дегенеративного процесса должна фигурировать в диагнозе, так же как и обусловленный ею клинический синдром. При сочетании двух форм межпозвонкового дегенеративного процесса в диагнозе следует отразить это сочетание, например грыжа межпозвонкового диска и деформирующий спондилез и т. п. Выделение форм межпозвонкового дегенеративного процесса не противоречит мнению большинства советских исследователей
о    том, что указанные формы не являются самостоятельными заболеваниями, исключающими друг друга и что общий дегенеративный процесс следует называть остеохондрозом позвоночника.
Дегенеративные изменения межпозвонковых дисков (грыжи дисков, остеофиты, направленные в межпозвонковое отверстие, позвоночный канал или кнаружи от унковертебральных сочленений) нарушают взаимоотношения позвоночника и находящихся в позвоночном канале спинного мозга, корешков спинномозговых нервов, сосудов, снабжающих кровью спинной мозг и корешки спинномозговых нервов, проходящей в канале поперечных отростков шейных позвонков позвоночной артерии, ее вегетативного сплетения (позвоночный нерв).
Первые описания поражения нервной системы при дегенеративных процессах в межпозвонковых дисках принадлежат патологоанатомам и нейрохирургам. В 1857 г. R. Virchow описал грыжу шейного диска, вызвавшую сдавление спинного мозга со смертельным исходом. Он определил ее как «хондрому». В 1892 г. V. Horsley успешно выполнил операцию по поводу травматической грыжи межпозвонкового диска шейного отдела. Т. Kocher в 1896 г. наблюдал больного, у которого патологоанатомически был установлен разрыв межпозвонкового диска между Li и Ьц. W. Krause (1907) описал случай сдавления «энхондромой» позвоночника конского хвоста, по поводу чего он оперировал больного. Н. Oppenheim в 1909 г. опубликовал случай удаления выпячивания межпозвонкового диска, вызвавшего боли в ногах и тазовые нарушения.
S. Middlton, I. Н. Teacher в 1911 г. описали больного, у которого через несколько дней после падения с высоты возникли боли в ногах и параплегия. Через 16 дней больной умер. При вскрытии был обнаружен разрыв диска Thxn с выпячиванием свободного фрагмента в позвоночный канал. I. Е. Goldthwaith в 1911 г. подробно описал случай выпячивания межпозвонкового диска кзади и обосновал возможность травматического разрыва диска с его выпячиванием в сторону позвоночного канала и сдавлением конского хвоста. Он указал на роль поражения межпозвонкового диска в возникновении люмбаго, ишиаса и паралича ног. В 1922 г. A. W. Adson удалил грыжу шейного межпозвонкового диска, вызывавшую компрессию спинного мозга. В 1928 г. В. Stockey сообщил о 7 больных с вентральными хондромами. С. A. Elsberg (1928) отметил, что из 46 больных, оперированных им по поводу экстрадуральных опухолей спинного мозга, у 7 обнаружены хондромы, исходящие из межпозвонкового диска. Th. Alajouanine, D. Petit-Dutaillis (1928) описали случай компрессии спинного мозга опухолью, исходившей из межпозвонкового диска.
В 1934 г. М. М. Peet, D. Н. Echols сообщили о 2 больных с вентральными хондромами, оперированных ими в 1927 и 1928 гг. При гистологическом исследовании были обнаружены хрящевые клетки, расположенные среди внеклеточной массы, характерные для студенистого ядра. Признаков опухолевого роста не было. Авторы пришли к выводу, что это не опухоль, а грыжа диска. В. Stookey в 1940 г. признал ошибочность своей трактовки оперативного вмешательства по поводу вентральных хондром, являющихся в действительности не хондромами, а грыжами дисков.
Установлению истинной природы компрессий спинного мозга и корешков грыжами межпозвонковых дисков способствовали работы Дрезденского патологоанатома Schmorl и его сотрудников. Эти работы привлекли внимание хирургов и вызвали сомнение в опухолевой природе вентральных хондром.
Широкое распространение получило оперативное вмешательство на дисках после сообщений W. Е. Dandy (1929), Th. Alajouanine, D. Petit-Dutaillis (1930), D. C. Keyes, L. Compere (1932) и особенно W. I. Mixter, I. S. Barr (1934) об успешном хирургическом лечении «хронического ишиаса».
Развитие учения о воспалении, имевшее огромное значение для многих отраслей медицины, привело к тому, что и поражение корешков спинномозговых нервов пояснично-крестцовой области стали рассматривать как следствие инфекции. Причиной поражения корешков считали ангину, грипп, ревматизм, малярию, брюшной и сыпной тиф, сифилис, гонорею, туберкулез и другие заболевания.
Сторонником учения об инфекционной этиологии заболеваний пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы в Советском Союзе был М. С. Маргулис (1940). Он считал, что монорадикулярные нарушения являются одним из проявлений характерного для инфекционного процесса полирадикулярного симптомокомплекса и что в таких случаях имеет место инфекционное поражение, такое же, как полирадикулит, но ограниченное, фиксированное в каком-либо отделе спинномозгового корешка. После работ М. С. Маргулиса в нашей стране широко распространился термин «пояснично-крестцовый радикулит». Многие отечественные авторы не разделяли точку зрения об инфекционной природе поражения корешков. Так, В. К. Хорошко (1932) отмечал, что при люмбоишиалгии изменения в позвоночнике играют совершенно исключительную роль.
Окончательный удар учению об инфекционной этиологии заболеваний пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы был нанесен сотнями тысяч хирургических верификаций компрессии корешков в пояснично-крестцовом отделе позвоночника грыжами межпозвонковых дисков.
Первое сообщение об удалении грыжи диска в шейном отделе в Советском Союзе сделал в 1935 г. И. С. Бабчин. Одним из первых в отечественной литературе А. К. Шенк (1935, 1938) связал так называемые пояснично-крестцовые радикулиты с поражением межпозвонковых дисков.
В 1946 г. Н. Н. Попова сообщила о хирургическом лечении больных с грыжами межпозвонкового диска и гипертрофией желтой связки в поясничной области. В 1952 г. об оперативном лечении 20 таких больных сообщил Л. С. Кадин. Оперативному лечению больных с грыжами межпозвонковых дисков в поясничном отделе посвящены работы В. О. Саруханяна (1955), А. М. Ланды (1957), Т. К. Нинидзе (1957), А. И. Арутюнова, М; К. Бротмана (I960, 1962, 1963), Э. И. Раудама с соавт,(1960), Э. И. Злотника (I960), В. Н. Эспевова (1961—1965), Ш. О. Хевсуриани (1961, 1963), X. М.. Шульщна (1961, 1963), А. С. Ивановой (1961, 1962), Э. Ю. Берзиня (1961), В.    А. Шустина (1962, 1963), А. И. Осны (1962, 1965),
С. Кузнецова (1963), Е. В. Макаровой (1963, 1965),
В. Старовойта (1963), Е. А. Терпугова (1963), Я. К. Асса (1964), А. В. Шевалье, Т. О. Рандевере (1964) и др. Особое значение в становлении вертеброгенной концепции пояснично-крестцовых радикулитов имели симпозиум по заболеваниям периферической нервной системы в Институте неврологии АМН СССР (1959) с обстоятельным докладом П. М. Сараджишвили и статьи 3. Л. Лурье (1957), А. И. Арутюнова, М. К. Бротмана (1960, 1965), И. Л. Крупко, П. П. Кондратьева, С. С. Ткаченко (1961), В. Д. Чаплина (1961, 1965), К. Ф. Канарейкина (1962), Я. Ю. Попелянского (1962).
Связь шейно-плечевых болей с дегенеративными изменениями межпозвонковых дисков была установлена несколько позднее, чем пояснично-крестцовых, несмотря на то что дегенеративные процессы в шейных межпозвонковых дисках были известны до этого. Связь болевого синдрома с изменениями шейных дисков стали устанавливать по аналогии с болью в пояснично-крестцовой области. Существовало мнение, что в отличие от поясничного отдела, где грыжа диска сдавливает отдельные корешки или конский хвост, в шейном отделе повреждается вещество спинного мозга. Сдавление корешков признавалось частичным проявлением синдрома компрессии и лишь в редких случаях самостоятельным синдромом. В 1928 г. В. Stookey, сообщая о     7 больных с «вентральными хондромами», отмечал, что при их медиальной локализации наблюдается парапарез или тетрапарез без болей, при медиально-латеральной локализации — синдром Броун-Секара, сочетающийся с болями и атрофиями в руке, при латеральной локализации — болевой корешковый синдром без проводниковых нарушений. R. Frykholm (1951) выделил дорсальную протрузию (дорсомедиальную, парамедиальную, дорсолатеральную) с различными спинальными и корешковыми симптомами, интрафораминальную со сдавлением корешка, латеральную со сдавлением в канале поперечных отростков позвоночной артерии и вены и вентральную протрузию. Так сложились первоначальные представления о происхождении  дегенеративных изменениях шейных межпозвоночных дисков. Предполагалось, что в основе процесса лежит грыжа диска (пролапс или протрузия), сдавливающая спинной мозг при дорсальной локализации или корешок при расположении в межпозвонковом отверстии. Грыжу удаляли у больных с компрессией спинного  мозга. Больных с шейным корешковым синдромом, у которых подозревалась латеральная локализация грыжи, обычно не оперировали.
Между тем симптомы сдавления корешков в шейном1 отделе встречаются часто. R. Semmes, F. Murphey (1943) впервые подчеркнули, что при поражениях шейных дисков чаще встречаются корешковые, а не спинномозговые синдромы. Преобладание корешковых компрессий при поражении шейных дисков отмечали также А. Е. Рубашева,. А. Д. Динабург (1957, 1959, 1960), Я. Ю. Попелянский (1959, 1961), А. И. Арутюнов, М. К. Бротман (1960), R. G. Spurling, W. В. Scoville (1944) и др.
Важнейшим этапом в учении о поражениях нервной системы при дегенеративных процессах в шейных дисках стали работы, показавшие, что у большинства больных с синдромом компрессии спинного мозга или корешков при шейном остеохондрозе ее вызывают не грыжа диска, а остеофиты прилегающих к диску тел позвонков. Это в первую очередь работа К. L. Allen (1952), сообщившего о хороших результатах оперативного лечения (удаления остеофитов тел позвонков) у больных со сдавлениями спинного  мозга и корешков. Данные К. L. Allen о важной роли остеофитов шейных позвонков в патологическом процессе подтверждены рядом работ других авторов. Н. Junge (1952) из 13 оперированных больных с подозрением на грыжу шейного диска у 10 выявил остеофиты («шипы»). Подобные данные представлены в работе Н. Kuhlendahl, V. Hensell, Н. Felten (1955). М. Mumentahler (1957) у & из 10 больных, оперированных в связи с предполагавшейся грыжей диска, вместо нее обнаружил изменения типа спондилеза. Среди больных, оперированных G. L. Odom, W. Finney, В. W. Woodhall (1958), у 11 компрессия спинного мозга была обусловлена спондилотическими разрастаниями. В. Guidetti (1959) сообщает о 48 больных с симптомами поражения спинного мозга на почве деформирующего спондилеза.
W. Tonnis, W. Krenkel (1955) оперировали только 9,4 % больных, страдающих шейным позвоночным синдромом. М. К. Бротман (1962) отмечает, что в Украинском институте нейрохирургии оперировано не более 2 % больных с клиническими проявлениями патологии шейных дисков. Показанием к операции было сдавление спинного мозга и передних корешков.
При поражениях шейных межпозвонковых дисков часто бывает симпаталгический плечелопаточный синдром. М. К. Бротман (1962) пришел к выводу, что он наиболее постоянный при шейном остеохондрозе. Синдром проявляется жгучем, сковывающей, ноющей, тянущей болью в спине, между лопатками, в области шеи, надплечья, плечевого сустава, в задненаружиом отделе плеча, в передних отделах грудной клетки. Другим вариантом поражения симпатической нервной системы при шейном остеохондрозе служит синдром позвоночного нерва, описанный в 1925 г. J. А. Вагге. Он назвал его «задним шейным симпатическим синдромом». В 1928 г. J. С. Lieou дополнил это описание в своей диссертации. В синдром поражения позвоночного нерва входят головная боль в затылочной области, чаще более резкая в одной половине головы, иногда сопровождающаяся болью и чувством давления в глазных яблоках; головокружение; шум в ухе; снижение зрения, туман перед глазами. Синдром часто сочетается с симптомами поражения шейных корешков. G. Giraudi (1931) указал на связь синдрома с остеофитами в области унковертебральных сочленений. W Bartschi-Rochaix (1947, 1949) связывал развитие синдрома с травмой — с послетравматическими унковертебральными разрастаниями. Синдром, по его данным, возникал через несколько недель или даже много лет после травмы шейного отдела позвоночника. W. Bartschi- Rochaix назвал синдром «шейной мигренью». В отечественной литературе синдрому позвоночного нерва посвящены работы Э. Д. Тыкочннской (1935), В. К. Пинчук (1957, 1958), Я. Ю. Попелянского (1959), А. И. Арутюнова и М. К. Бротмана (1960), А. Ю. Ратнера (1963), Г. Я. Качера (1965), Т. И. Сивухи (1965) и др.  Считая синдром позвоночного нерва симпаталгическим синдромом вследствие раздражения позвоночного нерва в отличие от нарушений кровообращения в позвоночной артерии, в происхождении которых наряду с атеросклерозом и гипертонической болезнью определенное значение может иметь патология шейных позвонков (остеофиты в области унковертебральных сочленений, подвывих шейных позвонков, спондилоартроз). Разграничение синдрома позвоночного нерва и нарушений кровообращения в позвоночной артерии, по нашему мнению, имеет большое значение при лечении и определении трудоспособности. Несомненно, нарушение кровообращения в бассейне позвоночной артерии тяжелее, чем синдром позвоночного нерва, и трудовой прогноз в таких случаях менее благоприятен.
Среди изменений нервной системы, которые вызваны шейным остеохондрозом, большой интерес представляет дискогенная цервикальная миелопатия. Ее описывали при грыжах шейных межпозвонковых дисков, определяемых вначале как хондромы. Представление о хронической дискогенной цервикальной миелопатии начало складываться в 50-х годах. W. R. Brain, D. Northfield, М. Wilkinson (1952), основываясь на данных обследования 38 больных с вертеброгенной компрессией спинного мозга (у 21 больного диагноз подтвержден при операции, у 8 — при патологоанатомическом исследовании), подробно изложили вопросы клиники, патологической анатомии и лечения этой формы заболевания. Наиболее частыми симптомами хронической дискогенной цервикальной миелопатии являются пирамидные расстройства, проводниковые нарушения чувствительности, атрофии и фасцикуляции в мышцах рук. У подобных больных нередко ошибочно диагностируют боковой амиотрофический склероз, рассеянный склероз, фуникулярный миелоз, склероз боковых столбов и другие дегенеративные заболевания.
Е.   Payne, J. D. Spillane (1957) в развитии миелопатии придают большое значение уменьшению сагиттального диаметра позвоночного канала. У здоровых людей он колеблется в пределах от 14,2 до 23 мм (в среднем 18 мм). По мнению В. S. Wolf, М. Khilmani, L. Malis (1956), при уменьшении сагиттального диаметра позвоночного канала до 10,9 мм может наступить компрессия спинного мозга. При дискогенной цервикальной миелопатии ряд авторов выделяли отдельные синдромы, указывали на полиморфизм клинических проявлений. По мнению Д. Р. Штульмана, И. П. Коломойцевой (1965), дискогенная цервикальная миелопатия может быть охарактеризована как поражение двигательных структур шейного утолщения, проявляющееся медленно нарастающей слабостью и скованностью в ногах, сочетающееся нередко с онемением, слабостью и легким похуданием кистей. Авторы называют его паретико-спастико-атрофическим синдромом. Боль в области шеи в анамнезе, легкая гипестезия на туловище и ногах менее постоянны. Авторы обращают внимание на прогрессирующее на протяжении ряда лет поражение и пожилой возраст больных, считая закономерным развитие дискогенной цервикальной миелопатии в 5—6-м десятилетии жизни.
По мнению W. R. Brain с соавт. (1952), W. G. P. Mair, R. D. Druckman (1953), С. Hook, Н. Lidvall, К. Е. Astrom (1960) и других авторов, синдром компрессии спинного мозга в значительной степени зависит от поражения сосудов спинного мозга, особенно передней спинальной артерии. W. R. Brain (1948), считал, что атеросклероз у большинства больных с цервикальной миелопатией усугубляет патологический процесс. Наибольшее значение в настоящее время в развитии цервикальной миелопатии придают не прямой компрессии, а нарушению васкуляризации спинного мозга в результате сдавления передней спинальной или корешковых артерий, а также ущемлению отдавливаемого спинного мозга между натянутыми зубчатыми связками. По мнению R. W. Gerard (1951), изменения спинного мозга при поражениях межпозвонковых дисков  часто обусловлены арахноидитом, оттесняющим спинной мозг в дорсальном направлении. Слипчивый арахноидит при синдроме спинальной компрессии вследствие шейного  остеохондроза описывают В. В. Михеев, Д. Р. Штульман, Н.  А. Ильина (1963), R. Teng (1960) и др. R. W. Gerard (1951) считает, что большинство слипчивых и кистозных арахноидитов, а также пахименингитов связано с патологией межпозвонковых дисков. И. М. Иргер с соавт. (1963) отмечают, что при шейном остеохондрозе вторичные арахноидальные сращения могут быть распространенными, затруднять циркуляцию спинномозговой жидкости и вызывать значительное выбухание спинного мозга кзади.

  Диагноз синдрома спинальной компрессии при шейном остеохондрозе окончательно утвердился в отечественной литературе в 1963 г. после опубликования работ В. В. Михеева, Д. Р. Штульмана, И. М. Иргера, Е. В. Макаровой, А. Я. Фальчук, Б. М. Баума, В. А. Шустина и В. В. Старовойта. В 1965 г. Д. Р. Штульман, И. П. Коломейцева приводят данные о 94 больных с дискогенной цервикальной миелопатией, наблюдавшихся в клинике нервных болезней и нейрохирургии I Московского медицинского института им. И. М. Сеченова.
Я. Ю. Попелянский (1961, 1965, 1966, 1981) при шейном остеохондрозе выделяет компрессионные и рефлекторные синдромы. К рефлекторным синдромам он относит плечелопаточный периартроз, эпикондилез, синдром передней лестничной мышцы. Плечелопаточный периартроз проявляется главным образом дистрофическими изменениями тканей, окружающих плечевой сустав. При присоединении к нему сосудистых нарушений в области кисти (отечность, цианоз и др.) возникает синдром плечо — кисть. Я. Ю. Попелянский наблюдал у больных шейным остеохондрозом плечелопаточный периартроз в 23 % случаев. Сущность процесса, по его мнению, заключается в дистрофических изменениях мышечных сухожилий и других периартикулярных тканей плечевого сустава в местах их прикрепления к костным выступам с образованием контрактур в соответствующих мышцах. Синдром передней лестничной мышцы — синдром сдавления подключичной артерии и плечевого сплетения — проявляется болью в руке, плечевом поясе, груди, слабостью IV—V пальцев, атрофией мышц кисти, парестезией и гипестезией ульнарной поверхности кисти, ослаблением пульса.
Среди синдромов шейного остеохондроза выделяют и шейные прострелы. Они проявляются болью в области шеи, чаще приступообразной, усиливающейся при наклонах, поворотах головы, напряжением мышц шеи. R. Semmes, Murphey (1943) отметили, что шейные прострелы предшествуют брахиалгии при грыжах шейных межпозвонковых дисков подобно тому, как люмбаго предшествует ишиасу. Я. Ю. Попелянский (1961) считает шейные прострелы одним из наиболее частых синдромов шейного остеохондроза. Из 300 наблюдавшихся им больных шейные прострелы наблюдались у 189 (63 %). У 135 человек (45%) шейные прострелы были первым признаком заболевания.
Работы о поражениях нервной системы при дегенеративных изменениях межпозвонковых дисков грудного отдела посвящены в основном грыжам диска. Грыжи межпозвонковых дисков в грудном отделе встречаются редко, в большинстве работ описаны единичные случаи [Эсперов Б. Н., 1962; Цивьян Я. Л., 1963; Elsberg С. А., 1931; Mixter W. J., Barr J. S., 1934; Knutsson F., 1957]. Б. A. Caмотокин, М. В. Цывкин (1962) среди 130 оперированных по поводу поражений межпозвонковых дисков грыжи грудных дисков наблюдали у 3 (2,3%). И. М. Иргер, Д. Р. Штульман (1965) приводят сводные данные литературы об оперативном лечении 104 больных с протрузией грудных дисков. В этиологии грыж межпозвонковых дисков грудного отдела, по мнению ряда авторов (А. Д. Динабург, А. Е. Рубашева, Б. Н. Эсперов и др.), большое значение имеет травма. О значении физического напряжения и травмы в происхождении изменений межпозвонковых дисков грудного отдела убедительно свидетельствуют данные М. Д. Гальперин, Е. А. Терпугова (1963), полученные при обследовании больных с различными психическими заболеваниями, которым проводилась судорожная терапия. У 96 больных после такого лечения (электросудорожная терапия) развился болевой синдром. У больных было обнаружено повреждение позвоночника. На рентгенограммах после судорожной терапии у 47 больных обнаружено изменение межпозвонковой щели, у ряда больных — образование грыжи с внедрением в губчатое вещество тела позвонка, возникновение обызвествлений в межпозвонковом диске, обызвествление студенистого ядра. У 56 больных были преимущественно переломы тел позвонков и поражение дисков, у 40 — только поражение дисков. Наибольшее количество повреждений наблюдалось после 3-го сеанса, что, как указывают авторы, подтверждает роль повторных травм в возникновении повреждений межпозвонковых дисков. М. Д. Гальперин, Е. А. Терпугов наблюдали повреждения межпозвонковых дисков и переломы позвонков, как правило, в грудном отделе. Они объясняют это судорожным сокращением определенной группы длинных мышц спины.
По сводным данным Б. Н. Эсперова, И. М. Иргера, Д. Р. Штульмаиа, наиболее часто поражается диск Thxi — Thxn, а на 3 последних диска (Thx — Тхi, Thxi — Thxn, Thxn — Li) приходится более половины всех случаев. Таким образом, грыжи обычно локализуются в нижних грудных дисках, что связывается со значительно большей нагрузкой, которая приходится на указанные диски. С. Arseni, F. Nach (1960) выделяют 2 типа течения болезни: 1) развитие двигательных и чувствительных нарушений через 6—7 мес. после травмы у лиц молодого возраста, 2) медленное развитие синдрома компрессии без указаний на травму в анамнезе у пожилых больных. И. М. Иргер, Д. Р. Штульман (1965), кроме указанных типов течения, выделяют еще ремиттирующее. Симптоматика большинства грыж межпозвонковых дисков грудного отдела сходна с симптоматикой экстрамедуллярной опухоли. Однако возможны случаи, напоминающие интрамедуллярную опухоль.
В происхождении патологических симптомов при грыжах грудных дисков наряду с прямой компрессией спинного мозга могут участвовать нарушения кровоснабжения спинного мозга, связанные с компрессией передней спинальной или корешковых артерий и, в частности, артерии поясничного утолщения. Чаще наблюдаются срединные грыжи. По сводным данным D. Tovi, R. R Strang (1960), из 60 больных у 39 имелась срединная или парамедианная грыжа, у 21—латеральная. При срединной грыже наблюдаются симметричный парапарез и гипестезия с двух сторон без корешковых симптомов, при парамедианной  асимметричный спинальный комплекс с преобладанием поражения на стороне грыжи, иногда в сочетании с корешковыми болями, при латеральной грыже — изолированный корешковый синдром. Корешковые боли в зависимости от уровня грыжи диска могут локализоваться в грудной клетке, в области передней брюшной стенки, в паховой области; боли могут распространяться на ноги. Грыжи грудных дисков иногда сопровождаются симптоматикой, напоминающей заболевание внутренних органов. Описаны случаи лапаротомий [Kroll F. W., Reiss Е., 1951; Epstein J. А., 1952] у больных с грыжами грудных дисков из-за ошибочной трактовки болевого синдрома.
Уровень компрессии можно уточнить с помощью миелографии. По сводным данным С. Arseni, F. Nach (1960), результаты оперативного лечения были хорошими в 42 %, удовлетворительными — в 33 %, плохими — в 25 % случаев. Эффективность лечения зависит от сроков оперативного вмешательства. При раннем оперативном лечении прогноз значительно лучше. Дифференциальная диагностика грыж грудных дисков должна проводиться в первую очередь с экстрамедуллярной опухолью. Это объясняется большей частотой опухолей спинного мозга на этом уровне, чем грыж дисков.
С.   Arseni, F. Nach (1963) в 1946—1960 гг. оперировали 238 больных с опухолью грудного отдела спинного мозга, что составило около 64 % всех оперированных больных с опухолью спинного мозга. За это время они оперировали 23 больных с грыжами грудных дисков (около 0,8 % всех оперированных ими больных по поводу грыж межпозвонковых дисков). По их данным, одна грыжа диска в грудном отделе приходится приблизительно на 10 случаев опухолей спинного мозга.
Редкость грыж дисков в грудном отделе по сравнению с поясничным и шейным объясняют физиологическим лордозом и максимальной нагрузкой на задние части дисков в шейном и поясничном отделах, в то время как в связи с физиологическим кифозом в грудном отделе максимальная нагрузка приходится на передние части дисков. Преимущественная нагрузка на передние отделы в грудных дисках обусловливает чаще передние, а не задние остеофиты. Н. С. Косинская (1961) придает значение и меньшей подвижности грудного отдела позвоночника. Интересно отметить, что поражение корешков грудного отдела также наблюдается редко. Д. А. Шамбуров (1962) указывал, что грудные радикулиты сравнительно редки или их не бывает. Редкость грудных радикулитов связана, во-первых, с анатомией грудных корешков (прободая твердую мозговую оболочку, корешки через межпозвонковые отверстия покидают позвоночный канал, почти не соприкасаясь с межпозвонковым диском) и, во-вторых, с редкостью грыж межпозвонковых дисков на этом уровне.
При грыжах грудных дисков возможны диффузные боли, связанные с раздражением окончаний синувертебрального нерва в задней продольной связке, задних отделах фиброзного кольца. Симпаталгические синдромы в грудном отделе могут, по-видимому, возникать не только при грыже межпозвонкового диска. Н. И. Стрелкова (1963) отмечает, что грудные симпатические трунциты нередко сочетаются с корешковыми симптомами, деформирующим спондилезом и уплотнением дисков верхнегрудного отдела позвоночника. По ее мнению, в таких случаях вполне вероятно рефлекторное происхождение симпатических трунцитов.
При поражении межпозвонковых дисков грудного отдела, как и поясничного и шейного отделов, могут возникнуть явления арахноидита. Случай спинального арахноидита при деформирующем спондилезе грудного отдела, верифицированный на операции (больную оперировал Н.    Н. Бурденко), описали С. С. Брюсова и М. О. Сантоцкий (1931).
Выше указывалось, что грыжи в теле позвонка — грыжи Шморля — чаще всего локализуются в грудном отделе. Они могут сопровождаться болевым синдромом. М. Ф. Богатырев (1962) наблюдал грыжи Шморля у 5,1 % больных, предъявлявших жалобы на боль в позвоночнике. Обызвествление диска также чаще локализуется в грудном отделе. Оно может быть случайной находкой при рентгенографии позвоночника, но в ряде случаев обусловливает боль в позвоночнике [Гладыревский Н. П., 1932; Саруханян В. О., 1955, и др.].
Изменения межпозвонковых дисков грудного отдела могут быть причиной нарушений кровообращения спинного мозга. О таких случаях сообщили С. Н. Давиденков, Г. В. Шамова (1962), Д. К. Богородинский с соавт. (1962), R. Garsin, S. Godlewski J., Lapresle, M. Fardeau (1959) и др.
Дальнейшему изучению дегенеративных изменений позвоночного столба помогла концепция нейроостеофиброза и мышечно-тонических расстройств, во многих случаях либо осложняющих корешковую компрессию, либо целиком определяющих ее клиническую картину [Попелянский Я. Ю., 1966, 1974, 1981].
Учение о поражении нервной системы при остеохондрозе позвоночника стало в середине 60-х годов XX столетия достоянием широких масс практических врачей нашей страны. Большую роль в этом сыграли кафедра нервных болезней и нейрохирургии I Московского ордена Ленина медицинского института им. И. М. Сеченова (В. В. Михеев, И. М. Иргер, Д. Р. Штульман, Е. В. Макарова, И. П. Коломойцева), Украинский научно-исследовательский институт нейрохирургии (А. И. Арутюнов и М. К. Бротман), Новокузнецкий институт усовершенствования врачей (Я. Ю. Попелянский, А. И. Осна), Ленинградский ордена Ленина институт усовершенствования врачей (С. Н. Давиденков, В. К. Пинчук, О. В. Егорова, Г. В. Шамова), кафедра нейрохирургии Военно-медицинской ордена Ленина академии им. С. М. Кирова (В. А. Шустин, В. А. Самотокин, В. В. Старовойт, М. В. Цывкин), кафедра нервных болезней и нейрохирургии Тартуского университета (Э. И. Раудам, Р. И. Паймре, Э. К. Хейнсоо, В. Я. Лука, А. Я. Верник), кафедра нервных болезней Куйбышевского медицинского института (В. Н. Эсперов), кафедра нервных болезней Казанского института усовершенствования врачей (А. Ю. Ратнер) и др. Работы большинства приведенных авторов основаны на нейрохирургической верификации. В последующие годы уточнялась роль шейного остеохондроза в развитии нарушений кровообращения в вертебробазилярной системе [Салазкина В. М., 1969; В. М. Салазкина, Л. К. Брагина, И. Я. Калиновская, 1977; Верещагин Н. В., 1974, 1980; Антонов И. П., Гиткина Л. С., 1977, и др.], продолжалось изучение эффективности оперативного лечения (удаления грыжи диска) у больных с неврологическими проявлениями поясничного остеохондроза [Бротман М. К., 1975; Богородинский Д. К., Герман Д. Г., Годованик О. О., Скоромец А. А., 1975; Дривотинов Б. В., 1979, и др.] и отдаленных результатов хирургических вмешательств по поводу патологии межпозвонковых дисков [Ромаданов А. П., Михайловский В. С., 1972; Курец А. А. и др., 1981, и др.]. Проводились эпидемиологические исследования неврологических проявлений остеохондроза позвоночника [Лукачер Г. Я., Морозова Т. Г., 1970; Антонов И. П., 1980; Антонов И. П., Латышева В. Я., Кутакова В. М., 1982]. Ряд работ [Лукачер Г. Я., 1973, 1974; Корчагина В. Г., 1977; Гиткина Л. С., Северин Г. С., 1980; Денисевич Н. К., 1981, и др.] был посвящен врачебной экспертизе трудоспособности при неврологических проявлениях остеохондроза позвоночника. Н. М. Маджидов и М. Д. Дусмуратов (1982) опубликовали монографию «Грудной остеохондроз и его неврологические синдромы».
Большой интерес представляют работы, посвященные патогенезу остеохондроза позвоночника. Наряду с наиболее распространенной концепцией о решающем значении в развитии остеохондроза физического перенапряжения и хронической микротравматизации позвоночника важное значение придается нарушению химизма дисков, изменению соединения кислых и нейтральных мукополисахаридов с белками хряща, нарушению целостности белкового компонента мукопротеидов, уменьшению содержания гепаритин-сульфата, хондроитин-сульфата, уменьшению концентрации гексуроновой, рибонуклеиновой и сиаловой кислот  Мельниченко А. В., Динабург А. Д., Рубашева А. Е., 1969; Слуцкий Л. И., 1969; Антонов И. П., 1980], атеросклеротическим изменениям сосудов, питающих позвоночник [Козлов В. А., 1971; Дривотинов Б. В., 1979; Антонов И. П., 1980]. Изучение роли аутоиммунных реакций в патогенезе остеохондроза позвоночника и связанного с ним пояснично-крестцового корешкового синдрома [Антонов И. П., Дривотинов Б. В., 1968—1974; Латышева В. Я., 1978, 1980] выявило значительные сдвиги в гуморальном звене иммунологической системы организма больного.
Важным этапом в изучении заболеваний периферической нервной системы, отграничении ряда таких заболеваний от поражений, обусловленных остеохондрозом позвоночника, явилось исследование туннельных поражений периферических нервных стволов. Туннельными синдромами принято определять поражение отдельных периферических нервных стволов, обусловленное длительной компрессией нерва в анатомически узком канале или хронической микротравматизацией нервного ствола, которая чаще всего обусловлена воздействием профессиональных факторов. В настоящее время описано более 20 туннельных синдромов периферических нервных стволов. Первые работы о туннельных синдромах опубликованы в 1909— 1913 гг. (J. R. Hunt, P. Marie, С. Foix), сообщения о хирургическом лечении при синдроме запястного канала появились в 1933 г. [Lermonth J. R., 1951; Ardu М. J., 1953; Kremer М., 1959]. В отечественной литературе туннельным синдромом периферических нервных стволов посвящены работы Э. Б. Бреманиса (1963, 1965, 1966, 1979), Э. Б. Бреманиса, Ю. Э. Берзиньша (1966, 1976, 1979), Р. Т. Ципарсоне (1979, 1981), Ю. Э. Берзиньша, Р. Т. Ципарсоне (1980, 1981), А. А. Тикка (1979, 1981), А. И. Аверочкина, Д. Р. Штульмана (1981), Ю. А. Попелянского (1981), Ю. Э. Берзиньша (1982) и др. Особого внимания заслуживают синдромы запястного канала с поражением срединного нерва, кубитального канала со сдавлением локтевого нерва, спирального канала с поражением лучевого нерва, сдавления малоберцового нерва в области шейкн малоберцовой кости, синдром тарзального канала с поражением большеберцового нерва. Туннельные синдромы проявляются резкой болезненностью при надавливании в области пораженного канала. Основными методами лечения остаются периневральное введение гидрокортизона и хирургическое лечение — освобождение нерва от сдавления и спаек.
Совершенствовались методы консервативного лечения больных с неврологическими проявлениями остеохондроза позвоночника: дозированное вытяжение позвоночника, сочетанное применение ультразвука и диадинамофореза обезболивающей смеси, состоящей из анальгетиков, дегидратационных средств, витаминов группы В, а также нглорефлексотерапия [Акимов Г. А. и др., 1980; Табеева Д. М. и др., 1980; Гайденко Г. С. и др., 1981, 1982; Е. Л. Мачерет и др., 1981, и др.]. Хирурги-ортопеды (Юмашев Г. С., Фурман М. Е., 1973, 1984; Хвисюк Н. И. и др., 1980, 1981 и др.] уточнили показания к оперативному вмешательству, состоящему в стабилизации пораженных сегментов позвоночника тем или иным способом костно-пластического спондилодеза.
Дальнейшему изучению поражений периферической нервной системы, в том числе обусловленных остеохондрозом позвоночника, способствовали образование в 1977 г. специальной Проблемной комиссии «Заболевания периферической нервной системы» в составе Научного совета по неврологии АМН СССР и утверждение головным учреждением в стране по проблеме «Заболевания периферической нервной системы» Белорусского НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии (дир. — акад. АН БССР, член-корр. АМН СССР проф. И. П. Антонов).
Проблемной комиссией разработаны рекомендации по номенклатуре клинических форм неврологических проявлений остеохондроза позвоночника и формулировке диагноза (1983). Объем настоящей книги не позволяет представить все нозологические формы, изложенные в этих рекомендациях. Мы считали необходимым остановиться в первую очередь только на тех нозологических формах неврологических проявлений остеохондроза позвоночника, которые указаны в Международной классификации болезней 9-го пересмотра.
В последние 2 десятилетия остеохондроз позвоночника стал «модным» диагнозом, нередко бывает его гипердиагностика. Обнаруживаемые на рентгенограммах характерные для остеохондроза изменения позвоночника далеко не всегда сопровождаются неврологическими проявлениями. В связи с этим необходимо четкое представление о патогенезе, клинической картине, диагностике, дифференциальной диагностике таких проявлений, лечении указанного контингента больных и врачебной экспертизе трудоспособности.



 
« Наследственные факторы в формировании задержки полового развития у мальчиков   Недержание мочи при напряжении у женщин »