Начало >> Статьи >> Архивы >> Нейрогормональные нарушения при эпилепсии у детей

Функциональные изменения в системе гипофиз-кора надпочечников - Нейрогормональные нарушения при эпилепсии у детей

Оглавление
Нейрогормональные нарушения при эпилепсии у детей
Функция коры надпочечников
Регуляция секреции адренокортикотропного гормона
Функциональные изменения в системе гипофиз-кора надпочечников
Висцеро-вегетативные и нейрогормональные расстройства при судорожных припадках
Гипофизарно-надпочечниковые взаимоотношения
Патогенетическое значение нейрогуморальных нарушений
Первая группа медикаментозных средств
Вещества, нормализующие тонус основных нервных процессов
Мочегонные средства
Спазмолитические средства
Шестая группа медикаментозных средств
Предупреждение и купирование эпилептических статусов
Дополнительные методы лечения эпилепсии
Организация труда, отдыха и быта детей, больных эпилепсией
Рациональная психотерапия детской эпилепсии
Купирование дисфорий, сумеречных расстройств сознания и психомоторных возбуждений
Заключение

НЕЙРОГУМОРАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ НА СТРУКТУРЫ ГОЛОВНОГО МОЗГА
Функциональные изменения в системе гипофиз—кора надпочечников
Многочисленные экспериментальные исследования, проведенные за последние годы, показали влияние центральной нервной системы на функциональное состояние коры надпочечников. Отмечены выраженные морфологические изменения в коре надпочечников после частичной децеребрации (Баяндуров, 1949), частичного удаления коры больших полушарий головного мозга (Милицына, 1961), при повреждении кортикальных и субкортикальных структур (Soulairac, 1963), при длительном раздражении коры больших полушарий (Милицына, 1958, 1961) или применении нейротропных раздражителей (Arvay et al., 1960); выявлены изменения гормонопоэза в надпочечнике у животных с нарушенным функциональным состоянием высших отделов центральной нервной системы под влиянием аппликации на кору больших полушарий марлевых тампонов (Николайчук, 1959), а также значительное увеличение экскреции 17- оксикортикостероидов с мочой у декортицированных собак (Egdahl, 1961). Рядом исследователей (Harris, 1955; Suzuki et al., 1967) показана тесная связь лобных отделов головного мозга, преимущественно орбитальной поверхности, с деятельностью гипофизарнонадпочечниковой системы: повышение функциональной активности коры надпочечников при электрической стимуляции лобных отделов головного мозга.
При нарушении функционального состояния высших отделов центральной нервной системы после лобэктомии выявлены изменения реактивности гипофизарно-надпочечниковой системы по отношению к нейрогуморальным факторам: увеличение веса надпочечников и накопление липидов и холестерина. Удаление коры мозга вместе с гиппокампом, таламусом и гипоталамусом приводит к высокому уровню содержания 17-оксикортикостероидов в крови (Egdahl, 1960).
Возможны условнорефлекторные изменения секреции коры надпочечников под влиянием разных раздражителей. Так, замена АКТГ физиологическим раствором, который вводили больным в течение нескольких дней, вызывала реакцию со стороны коры надпочечников, подобную той, какая наблюдалась при введении гормона (Mikulay, Kuzela, 1959).

Установлено, что функциональное состояние гипофизарно-надпочечниковой системы зависит от типа нервной системы (Кавецький, Красновська, 1960). При нарушении равновесия между возбудительным и тормозным процессами или при хроническом перенапряжении этих процессов секреторная активность коры надпочечников изменялась, что выражалось в нестойкости ответной реакции коры надпочечников на вводимый АКТГ у собак со слабым и сильным неуравновешенными типами нервной системы. Нарушение функции железы наблюдалось также под влиянием веществ, усиливающих процессы возбуждения и торможения в коре головного мозга (Гервазиева, 1961) при блокировании под влиянием морфина или наркотического сна ответной реакции коры надпочечников на факторы, вызывающие в организме состояние «напряжения» (Sobel, Schapiro, Marhorston, 1958), а также при стрессе, которому предшествовало введение фенамина (Михайлова, 1955).
Изменения в гипофизарно-надпочечниковой системе наблюдались также при воздействии на палеокортикальные отделы полушарий мозга. При электрической стимуляции миндалевидных тел у кошек, собак и обезьян содержание 17-оксикортикостероидов в крови увеличивалось (Mason, 1959). У больных эпилепсией с вживленными электродами в область ядра миндалин и в гиппокамп раздражение ядра миндалины прямоугольными импульсами приводило к увеличению содержания 17-оксикортикостероидов в крови и выведению их с мочой, стимуляция гиппокампа сопровождалась снижением секреции 17-оксикортикостероидов.
Существует предположение, что медиальный миндалевидный комплекс оказывает угнетающее действие на гипофизарно-надпочечниковую систему хомячков (Eleffherion, Zolovick, Pearse, 1966). При повреждении миндалевидных тел у диких крыс отмечали атрофические изменения в надпочечниках (Woods, 1954). Раздражение амигдалоидного комплекса у обезьян заметно повышало активность коры надпочечников (Mason, 1956, 1958 а, Ь, 1959). У кошек подобная реакция наблюдалась при резистентности к эмоциональным раздражителям (Martini, Endroczi, Bata, 1958).
Иные данные отмечены при воздействии на гиппокамп. Перерезка гиппокампа или двухсторонняя гиппокампэктомия у кошек приводила к нарушению ритма экскреции 17-оксикортикостероидов с мочой. Удаление гиппокампа вызывало четкое увеличение содержания кортикоидов в венозной крови, оттекающей от надпочечников (Fendler, Karmos, Telegdy, 1961). Раздражение области гиппокампа (в частности, uncus) предотвращало появление эозинопении после введения адреналина или хирургической травмы (Harris, 1955).
Полагают, что амигдалоидный комплекс оказывает активирующее влияние на гипофизарно-надпочечниковую систему, а гиппокамп — тормозящее. Функциональная взаимосвязь между этими двумя системами осуществляется, вероятно, механизмом, включающим ретикулярную формацию, гипоталамус и лимбическую систему.
В регуляции функции коры надпочечников значительное место отводится гипоталамусу и ретикулярной формации ствола мозга.
При повреждении срединного возвышения гипоталамуса белых крыс стрессор не вызывает эозинопении; в коре надпочечников убыли аскорбиновой кислоты не происходит. Не наблюдается также развития компенсаторной гипертрофии надпочечника, оставшегося после односторонней адреналэктомии, и уменьшения содержания аскорбиновой кислоты в железе, обычно наступающего после односторонней адреналэктомии (Ganong, Нише, 1956; McCann, Haberland, 1960).
Повреждение передней части срединного возвышения гипоталамуса блокирует у собак активацию коры надпочечников при напряжении, вызванном хирургической травмой, а повреждение среднего отдела срединного возвышения гипоталамуса резко тормозит секрецию 17-оксикортикостероидов и снижает содержание альдостерона в венозной крови, оттекающей от надпочечников (Ganong et al., 1959).
У кошек двухстороннее симметричное повреждение срединного возвышения вызывает понижение содержания 17-оксикортикостероидов и понижение реакции коры надпочечников на стресс и на введение экзогенного АКТГ (Kriegen, Wagman, 1961). Повреждение области переднего отдела срединного возвышения и постоптической области гипоталамуса резко тормозит активность надпочечников при операционной травме, тогда как при поражении заднего гипоталамуса (область мамиллярных тел) подобной реакции не бывает (Нише, 1964).
Важное значение срединного возвышения в регуляции гипофизарно-надпочечниковой системы не исключает влияния на эту систему других отделов гипоталамуса. Так, при электрической стимуляции задних отделов гипоталамуса отмечаются повышение функциональной активности коры надпочечников и снижение количества лимфоцитов в крови. Одновременно уменьшается количество аскорбиновой кислоты в надпочечниках (Endroczi, Kovacs, Lissak, 1956). Эти данные были дополнены опытами по электрической стимуляции нижне-задних отделов гипоталамуса и задних участков зрительного бугра, которая вызывала повышение содержания 17- оксикортикостероидов в плазме крови. Разрушение заднего гипоталамуса приводило к угнетению функции коры надпочечников (Лишшак, Эндреци, 1967): железа слабо реагировала на действие раздражителей, вызывающих в организме животного состояние «напряжения» (de Groot, Harris, 1950).
Приведенные данные указывают на тесную функциональную связь гипоталамуса, особенно его среднего (срединное возвышение) и заднего отделов, с корой надпочечников.
Наличие в ретикулярной формации ствола мозга структур, причастных к активации или торможению функции гипофизарнонадпочечниковой системы, предопределило участие их в активации коры надпочечников при чрезвычайных воздействиях (Harris, 1952).
При повреждении ретикулярной формации реакция системы гипофиз — кора надпочечников на стрессор нарушается. В частности, при перерезке ствола мозга на уровне варолиева моста устраняется или ослабевает падение содержания аскорбиновой кислоты в надпочечнике (Sayers, 1957). Предполагают, что роль ретикулярной формации среднего мозга в деятельности системы гипофиз — кора надпочечников ограничивается участием ее в регуляции функции коры надпочечников в условиях, когда к организму предъявляются повышенные требования (при стрессе) (Кунцевич, 1967).
Интересны исследования по изучению действия кортикостероидов на уровне ретикулярной формации ствола мозга. При внутримозговом введении кортизон-ацетата в каудальные отделы гипоталамуса или ретикулярную формацию среднего мозга концентрация кортикоидов в венозной крови надпочечников у крыс и кошек снижалась (Endroczi, Lissak, 1960). Введение кортизона в другие отделы мозга не оказывало такого эффекта. После введения гидрокортизона, АКТГ и адренокортикальных экстрактов отрицательные биопотенциалы в ретикулярной формации среднего мозга и интраламинарных ядрах зрительного бугра усиливались. Эти данные рассматриваются как результат прямого действия кортикостероидов на клетки ретикулярной формации среднего мозга и диэнцефалона (Feldman, Todt, Porter, 1961). Считают также, что в среднем мозге имеются зоны, чувствительные к изменению содержания в крови стероидов, благодаря чему эти участки включаются в нейроэндокринный механизм, регулирующий секрецию АКТГ.
В серии экспериментов с введением адреномиметических и холиномиметических веществ в мезэнцефалическую ретикулярную формацию, субталамические и премамиллярные образования заднего гипоталамуса было показано, что активация гипофизарно-надпочечниковой системы осуществляется в результате возбуждения адренергических механизмов ретикулярной формации и заднего гипоталамуса. Эти опыты могут быть дополнены данными об облегчающем влиянии адреналина на ретикулярную формацию заднего гипоталамуса и ростральные отделы ствола (Bonvallet, Dell, Hiebel, 1954), влиянии аминазина и резерпина на функциональное состояние гипофизарно-надпочечниковой системы, если принять во внимание, что указанные вещества блокируют адренергические системы ретикулярной формации.
Допускается также влияние адренергических и холинергических веществ на систему гипоталамус — гипофиз — кора надпочечников через стимуляцию периферических хеморецепторов (Naumenko, 1967).
В работах последних лет показано, что клетки коры надпочечников могут секретировать кортикостероиды без участия эндогенного АКТГ (Паталова, 1966). Регуляция этих клеток осуществляется, очевидно, парагипофизарным путем, что, видимо, связано с поступлением в кровяное русло нейросекрета, образующегося в гипоталамусе.
Таким образом, многочисленные экспериментальные исследования показали важную роль центральной нервной системы в регуляции функции гипофизарно-надпочечниковой системы как в нормальных физиологических условиях, так и при воздействии на организм чрезвычайных раздражителей.
Приведенные данные позволяют предположить, что интеграция нейрогуморальных факторов, осуществляющих регуляцию указанной системы, происходит на уровне структур ретикулярная формация — гипоталамус.



 
« Недержание мочи при напряжении у женщин   Нейрофармакология »