Начало >> Статьи >> Архивы >> Опухоли пищевода

Опухоли пищевода

Оглавление
Опухоли пищевода
Патоморфология и классификация рака пищевода
Клиническая картина рака пищевода
Диагностика рака пищевода
Течение и лечение рака пищевода
Незлокачественные опухоли пищевода
Кисты пищевода
Эзофагопатии пищеварительной системы при некоторых заболеваниях

Тамулевичюте Д. И., Витенас А. М., 1986

Рак пищевода.

В середине прошлого века рак пищевода считался большой редкостью и описанные в литературе 13 наблюдений составляли 1,4% всех злокачественных опухолей [Векслер М. И., 1962], а в рентгеновскую эру описания рака пищевода уже не поддаются количественному учету. Только в Москве за 4 года (1969—1973) выявлено 2650 больных РП [Петерсон Б. Е. и др., 1975]. В 40-е годы рак составляет 68%, в 50-е — 74%, а в 80-е — уже 80—90% всех заболеваний пищевода [Фельдман А. И., 1949; Березов Ю. Е., 1979]. Согласно большому материалу В. X. Василенко и соавт. (1971), рак составляет 25 — 30% всех заболеваний пищевода и 33% случаев рака пищеварительного тракта. По нашим данным, рак пищевода и кардии (до субкардии) встречается относительно редко (6%), его частота равна частоте ахалазии, значительно уступая грыжам, эзофагитам и функциональным расстройствам.

Распространенность.

С 1953 г. в СССР введена обязательная регистрация злокачественных опухолей и созданы региональные регистры, а позднее — Всесоюзный центр по изучению эпидемиологии рака пищевода. В 1970 г. показатель заболеваемости по стране составлял 7,3 на 100 000 населения [Чаклин А. В., 1975]. В последующие несколько лет заболеваемость в среднем по стране приобрела заметную тенденцию к снижению до 6,8 [Штраус 3. Э., 1975]. Однако в отдельных регионах (республики Средней Азии и Казахстана) есть противоположная тенденция. Если в целом по стране рак пищевода занимает по частоте 7-е место среди всех злокачественных опухолей, то в этих республиках он прочно удерживает 1—2-е места. Заболеваемость раком пищевода в Узбекской ССР — 16, Казахской ССР — 25,6 и Туркменской ССР — 26,6 на 100 000 населения, причем в отдельных областях республик этот показатель поднимался до 60—80 на 100 000. Гурьевская область Казахской ССР в 1970—1974 гг. была обладателем печально постоянного «мирового рекорда» заболеваемости раком пищевода: от 87,5 до 136,1 на 100 000 населения. Для сравнения напомним, что заболеваемость раком желудка в области составляет 31 на .100 000 [Штраус 3. Э., 1975], а рак пищевода встречается в 51,4% всех злокачественных опухолей внутренних органов [Калжигитов К., Кенжалиев X., 1975]. В Алма-Ате заболеваемость раком пищевода колебалась в те же годы от 7,2 до 11,2 на 100 000 [Абрахимов Б. Е., Сабыров Г. С, 1975]. Самая низкая среди столиц союзных республик заболеваемость в Вильнюсе и Минске (1,9), Таллине и Риге (3,8).
Наши 20-летние наблюдения подтверждают малый удельный вес рака пищевода среди заболеваний пищевода и кардии. Женщины Литовской ССР болеют в 4 раза реже мужчин (0,7 и 2,9 на 100 000 населения), тогда как в Туркменской ССР — только в 1,5 раза реже (соответственно 34,6 и 49,8 на 100 000 населения). Интересные средние показатели заболеваемости по стране в зависимости от пола и возраста в 1971 — 1972 годах приводит В. И. Гулая (1975):

 

Всего 100 000

До 30 лет

30-39
лет

40-49
лет

50-59
лет

60 лет и старше

Мужчины

8,6

 

1,0

6,4

25,2

69,9

Женщины

6,1

 

0,7

3,9

10,9

29,1

Общее соотношение мужчин и женщин 237 : 100.
Итак, сборная статистика свидетельствует о более частом поражении раком пищевода мужчин и преимущественной заболеваемости в старческом возрасте. По нашим данным, рак пищевода чаще поражает пожилых мужчин, а рак кардии имеет тенденцию к «омолаживанию» и сглаживанию разницы в заболеваемости мужчин и женщин. Это мы объясняем большей частотой хиатальных грыж у женщин, рефлюкс-эзофагитом как факультативным предраком, аберрантными аденогенными тканями вблизи кардии а ранней метаплазией слизистой оболочки как облигатным предраком, «спиртовыми ожогами» кардии и другими причинами.
Лионское агентство по раку также отмечает, что мужчины Франции и Швейцарии, Японии и Китая, Южной Африки и Австралии намного чаще болеют раком пищевода, чем женщины, причем в городах чаще, чем в сельских местностях. Таким образом, принадлежность к мужскому полу и местожительство являются эпидемиологическими факторами риска по раку пищевода [Miller А. В., 1982]. Одновременно выявлены существенные различия этнического характера (этнический фактор риска) — негры болеют раком пищевода чаще, чем белые, коренные японцы и китайцы — чаще, чем эмигранты и иммигранты этих стран [Чаклин А. В., 1975].
По данным ВОНЦ АМН СССР, частота рака пищевода у коренного населения Якутии и Чукотки в 30 раз выше, чем у лиц других национальностей, длительно проживающих в тех же районах [Чанлюк М. И. и др., 1975].

Этиология и патогенез.

В настоящее время существуют десятки гипотез этиологии и патогенеза рака пищевода.
Как показано выше, женщины болеют реже мужчин, но это не дает ключа к этиологии и патогенезу заболевания. Различия скорее связаны с тем, что женщины реже курят, меньше употребляют алкоголя, умереннее и разборчивее в еде, более чувствительны и внимательны к своим ощущениям и т. д.
Большое значение имеет инволютивный фактор. Согласно данным литературы, заболеваемость раком пищевода после 70 лет в 4 раза выше, чем после 60 лет; в 60 лет в 4 раза выше, чем в 50, а в 50 лет в 4 раза выше, чем в 40 [Русанов А. А., 1974]. Эти цифры наглядно свидетельствуют о роли старения организма в развитии рака.
Эпидемиологические исследования в зонах с высокой заболеваемостью раком пищевода в СССР выявили связь этого заболевания с некоторыми особенностями питания: употреблением очень горячей, жирной пищи, сырой, полусырой, копченой рыбы, сушеного мяса, хранящегося месяцами, пристрастием к экстрактивным веществам, злоупотреблением алкоголем. Доказано, что очень горячая пища (60—80 СС) повреждает стенки пищевода подобно 70—90% алкоголю [Рысс С. М., 1966]. В. А. Вильцинг и соавт. (1965) выявили, что 85,5% местного населения Якутии и Чукотки следуют вредным традициям национальной кухни. Раздражение и травматизация слизистой оболочки ведут к эзофагиту и создают почву для развития рака. Однако мы полагаем, что роль порочных национальных традиций питания в развитии рака преувеличена. Если длительно живущие в Якутии и на Чукотке переселенцы едят ту же пищу и ведут тот же образ жизни, что якуты и чукчи, а заболевают раком в десятки раз реже, то причина скорее кроется в генетическом факторе, а не в специфике питания. Вряд ли спецификой питания можно объяснить вдвое большую заболеваемость раком пищевода и смертность от него у негров, чем у белого населения США. Отказ от многовековых традиций и пищевого стереотипа приведет, вероятно, к новым заболеваниям пищевода или организма в целом и вряд ли спасет коренное население от генетически обусловленной краевой патологии; спасение от рака пищевода надо искать не в диете.
В настоящее время детально изучают почву, воду и воздух в зонах распространения рака пищевода. Исследования воды в Гурьевской области выявили избыток минеральных солей (более 5 г/л), высокое содержание сульфатов, хлоридов натрия, калия, магния, стронция и меди при постоянно низком содержании молибдена. Кроме того, известно, что в организме медь является антагонистом молибдена, а сульфаты ускоряют его выведение из организма. Не исключено, что дефицит молибдена играет определенную роль в развитии рака пищевода [Неменко Б. А. и др., 1975].
К предраковым относят такие заболевания, как химический эзофагит, дивертикулит, стенотические кольца, стриктуры, доброкачественные опухоли, ахалазия, лейкопения, «пищевод Баррета», синдром Пламмера — Винсона и др.



 
« Опухоли и кисты грудной полости у детей   Опухоли у детей »