Начало >> Статьи >> Архивы >> Ошибки в диагностике и лечении острых заболеваний и травм живота

Закрытые повреждения желудка и двенадцатиперстной кишки - Ошибки в диагностике и лечении острых заболеваний и травм живота

Оглавление
Ошибки в диагностике и лечении острых заболеваний и травм живота
Острый аппендицит
Острый аппендицит и заболевания женской половой сферы
Острый аппендицит у детей
Острый аппендицит - обработка культи червеобразного отростка, тампонада брюшной полости, внутрибрюшные кровотечения
Инфильтративные формы аппендицита
Острый холецистит
Острый холецистит - тактика хирурга
Острый холецистит - холецистостомия, холангиография
Острый панкреатит
Острый панкреатит - консервативное лечение
Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки
Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки - прикрытые перфорации
Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки и пневмония, плеврит, табетические кризы и коронарная недостаточность
Прободная язва желудка и двенадцатиперстной кишки - операция
Профузные желудочно-кишечные кровотечения
Профузные желудочно-кишечные кровотечения - аневризмы аорты
Профузные желудочно-кишечные кровотечения из язв желудка или две¬надцатиперстной кишки
Профузные желудочно-кишечные кровотечения - лабораторные, рентгенологические данные, вскрытие
Профузные желудочно-кишечные кровотечения - синдром Маллори-Вейса
Динамическая непроходимость кишок
Острое расширение желудка
Обтурационная непроходимость кишечника
Инвагинация
Инвагинация и дизентерия
Толстокишечная инвагинация
Операции по поводу инвагинации
Узлообразование
Заворот желудка и поперечноободочной кишки
Заворот сигмовидной кишки
Заворот слепой кишки
Ущемленные грыжи
Ложные ущемления грыж
Лечение больных с ущемленными грыжами
Пупочные грыжи
Грыжи белой линии
Перитонит
Хирургия при перитоните
Послеоперационный период у больных перитонитом, диализ
Поддиафрагмальный абсцесс
Абсцессы дугласова пространства
Абсцессы печени
Абсцессы селезенки
Эпиплоиты
Перекручивание большого сальника
Перекручивание ножки селезенки
Флегмона желудка
Флегмона тонкой кишки
Перфорация язв тонкой кишки
Тромбозы и эмболии сосудов брыжейки
Острая патология дивертикула Меккеля
Травмы живота
Травмы брюшной стенки
Закрытые повреждения желудка и двенадцатиперстной кишки
Закрытые повреждения кишок
Разрывы тонких и толстых кишок, грыжи
Травматические повреждения печени
Травматические повреждения селезенки
Закрытые травматические повреждения селезенки
Травматические повреждения селезенки - хирургическое вмешательство
Травматические повреждения селезенки - спленэктомия
Травмы поджелудочной железы
Лечение травм поджелудочной железы
Травмы поджелудочной железы при операциях
Применение лекарственных средств при травмах поджелудочной железы
Забрюшинные гематомы
Лечение забрюшинных гематом

Подкожные повреждения желудка встречаются редко и происходят в результате воздействия внешней силы (удар твердым предметом в подложечную область, падение с высоты на живот на землю или воду, прижатие автомашиной к стенке, переезд колесами автомобиля и пр.). Желудок, как известно, расположен в глубине брюшной полости. Несмотря на то, что он находится рядом с другими органами (тонкий и толстый кишечник, печень, селезенка, поджелудочная железа, почка), изолированные, закрытые повреждения желудка встречаются чаще, чем комбинированные.
Из 63 случаев, приведенных в литературе Н. П. Алексеевой (1949) и Ю. М. Бицько (1951), изолированные подкожные повреждения желудка и в сочетании с повреждениями других органов составили: только желудка— 44 больных; желудка и печени—4; желудка и двенадцатиперстной кишки — 2; желудка и тонких кишок — 4; желудка, двенадцатиперстной кишки и печени— 1; желудка, двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы—1; желудка, поджелудочной железы, печени — 1; желудка, поджелудочной железы — 1; тонких кишок—1; желудка, поджелудочной железы, селезенки — 1; желудка, селезенки — 1 больной.
Н. Н. Милостанов и Р. А. Гешвантер (1960) исследовали 33 больных с повреждением полых органов живота. Из них  у 29 была травмирована тонкая кишка и у 4 — желудок. Д. А. Василенко (1956) из 37 человек с закрытыми повреждениями желудочно-кишечного тракта наблюдал только 1 больного с неполным разрывом желудка. Е. И. Фидрус (1961) из 284 оперированных за длительный период больных с закрытыми повреждениями желудочно-кишечного тракта наблюдал 9 больных с закрытыми повреждениями желудка (3,1%). Из них у 6 были изолированные и у 3 сочетанные повреждения; у 2 был самопроизвольный разрыв желудка (стеноз привратника на почве язвы с острым расширением желудка). В. И. Акимов и З. М. Кантор (1963) у 205 из 717 больных с травмой живота наблюдали повреждения внутренних органов. Из них разрыв желудка был у 4 человек (2%).
М. И. Никифоров (1958) только у 2 из 101 больного с закрытым повреждением желудочно-кишечного тракта констатировал травму желудка.
На исход травмы живота влияют, кроме силы удара, ее направление, топографо-анатомические и физиологические особенности органов брюшной полости. Так, форма желудка и его расположение брюшной полости изменяется при наполнении желудка пищей, жидкостью и газами, а также зависят от степени наполнения соседних органов и положения тела человека.
Описаны случаи самопроизвольного разрыва желудка у здоровых людей (А. Ф. Осипов, 1955).
Так, Murfield наблюдал больного с разрывом желудка после приема соды. На операции было обнаружено отверстие длиной более 5 см, но в стенке желудка не было никаких патологических изменений.
Разрыву желудка способствуют и другие факторы, в частности, неожиданная травма при расслабленных брюшных мышцах. Ответная реакция на травму (сокращение мышц брюшного пресса) зависит от физического развития больного, возраста и перенесенных заболеваний в прошлом.
Подкожные повреждения желудка наблюдаются в виде ушибов, неполных (надрывы отдельных слоев стенок) и полных разрывов. Ушиб сопровождается кровоизлиянием (в большей или меньшей степени) в толщу стенок желудка.
Разрывы серозной и слизистой оболочек, мышечного слоя могут быть различной степени и глубины. Эти повреждения называются частичными. В некоторых случаях происходит разрыв всех слоев желудка. Такой разрыв называется полным. При таком разрыве желудка рана может быть линейной или лоскутной.
Разрыв может произойти в любом месте желудка, однако наиболее часто он встречается на передней стенке, большой кривизне и в области привратника. Полный отрыв желудка описали А. П. Шварц, П. Н. Алексеева, П. Н. Петров, В. М. Зверев, С. М. Яновский и Т. Ф. Джамалова и др.
Приведем характерный случай полного разрыва привратника желудка при его травме.
В областную больницу поступил грузчик П., 28 лет, с жалобами на острые боли в животе. При погрузке бревен на платформы неожиданно получил удар бревном весом в 600—800 кг в подложечную область и правое подреберье. В момент удара был прижат к стенке платформы и почувствовал острые боли («удар кинжалом») в подложечной области. Появилась общая слабость, больной не мог встать и лежал на спине с приведенными к животу ногами. Сознания не терял. На месте происшествия пострадавшему была сделана инъекция 1 мл 1% раствора морфина. Боли несколько утихли, но затем снова усилились, и больной через 4,5 часа после получения травмы был направлен в больницу.
При осмотре в области правого подреберья обнаружена кожная ссадина 8X15 см. Живот в акте дыхания не участвует. Брюшная стенка резко напряжена. Печеночная тупость отсутствует, в обеих подвздошных областях притупление. При легком сотрясении брюшной стенки ясно выражен шум плеска. Язык сухой. Пульс 120 ударов в минуту, слабого наполнения, ритмичный. Температура 36,8°. Артериальное давление 105/65 мм рт. ст. Общее состояние тяжелое. С диагнозом «подкожный разрыв желудка» больной был оперирован. На операции обнаружен полный циркулярный разрыв привратника, как будто его пересекли острым режущим инструментом. В брюшную полость из отверстий поступают желудочное содержимое и небольшое количество крови. В брыжейке, поджелудочной железе и вдали от места разрыва на желудке наблюдаются субсерозные кровоизлияния. Произведена резекция желудка в модификации Финстерера. Исход — выздоровление.
У данного больного диагноз повреждения желудка был поставлен правильно, но при оказании первой помощи на месте была допущена ошибка. Больному была сделана инъекция морфина, в результате чего боли на время утихли, и это вызвало задержку отправки его в больницу на 4,5 часа.
С. М. Яновский и Т. Ф. Джамалова (1958) оперировали больную, 32 лет, с подкожным отрывом пилорического отдела желудка и размозжением верхней горизонтальной части двенадцатиперстной кишки.
В. П. Козлов (1966) оперировал больного с травмой живота и во время операции обнаружил полный циркулярный разрыв двенадцатиперстной кишки и ее нижней горизонтальной части.
У оперированного нами больного и у больных, описанных С. М. Яновским и Т. Ф. Джамаловой, Н. П. Алексеевой, диагноз разрыва желудка был поставлен правильно, так как был учтен механизм травмы и ярко выраженные клинические симптомы.
П. Н. Петров (1960) сообщил случай полного поперечного разрыва желудка и двенадцатиперстной кишки с отрывом общего желчного протока в результате закрытой травмы живота.
У некоторых больных сразу после травмы живота бывает слабо выражены симптомы повреждения желудка (кровоизлияния в стенку, разрыв слизистой или серозной оболочек). Боль появляется только спустя 5—6 часов и постепенно усиливается. Симптоматика при ушибах желудка менее демонстративна, чем при частичных разрывах и наиболее выражена при полных разрывах и отрывах кардиальной части желудка или нижней горизонтальной части двенадцатиперстной кишки. Обычно больные отмечают истинную причину заболевания — травму — и место приложения наибольшей силы удара.
У большинства больных с разрывом желудка в животе отмечаются различной интенсивности боли и рвота, которая при повреждении слизистой бывает кровавой. На коже живота в области ушиба могут наблюдаться кровоподтеки и ссадины различной величины. Живот в акте дыхания не участвует, брюшная стенка напряжена. При полном разрыве может исчезнуть печеночная тупость. Симптом Щеткина — Блюмберга положительный. Характерна выраженная тахикардия с пульсом малого наполнения, при нормальной температуре. Дыхание поверхностное и частое. Важным методом исследования является рентгеноскопия брюшной полости, при которой может быть обнаружен свободный газ под диафрагмой и высокое стояние ее купола, свидетельствующее о полном разрыве стенки желудка.
М. Ф. Камаев считает, что для диагноза повреждения желудка патогномонична ранняя рвота с примесью чистой крови, а также наличие симптомов, наблюдающихся при прободной язве желудка.
Симптомы травматического повреждения желудка не только напоминают признаки прободной язвы желудка, но часто служат причиной ошибочного диагноза перфорации язвы желудка или двенадцатиперстной кишки.
А. В. Ильяшенко и В. П. Рубецкая упоминают о 3 больных, которые были назначены на операцию с диагнозом «прободная язва желудка», однако во время последней у всех был обнаружен разрыв желудка.
При позднем поступлении больного в хирургическое отделение характерная симптоматика исчезает, наслаивается другая, указывающая на развитие перитонита, и условия для правильной диагностики становятся еще более трудными.
Лечение разрыва желудка может быть только хирургическим, при этом необходимо ушить поврежденные участки стенки желудка. Раны желудка в результате травмы могут иметь рваные, ушибленные и размозженные края, которые надо иссечь и после этого зашить.
При размозжении стенок, больших разрывах и отрывах желудка от двенадцатиперстной кишки производится резекция желудка.
Диагностика закрытого повреждения двенадцатиперстной кишки сложна и редко распознают разрыв ее до операции. Но и во время операции забрюшинный разрыв двенадцатиперстной кишки может быть не замечен хирургом. При этом выпота в брюшной полости может не оказаться. В некоторых случаях наблюдается отек стенки кишки. Через брюшину просвечивает желчь в виде желто-зеленых пятен. Желчью может быть пропитана брыжейка поперечноободочной кишки. Нередко обнаруживается забрюшинная гематома, а иногда забрюшинная эмфизема в виде пузырьков газа, вышедшего из просвета разорванной кишки.
Больной С., 25 лет, доставлен в больницу в состоянии алкогольного опьянения. Во время драки получил удар ногой в область правого подреберья. Отмечаются ушибленные раны бровей и верхней губы. Имеются явно выраженные признаки тупой травмы живота.
Диагноз: «подкожный разрыв кишечника?»
Оперирован через 4 часа после травмы. Срединная лапаротомия под интратрахеальным эфирно-кислородным наркозом. При ревизии брюшной полости справа определяется забрюшинная гематома, распространяющаяся книзу, вдоль позвоночника. Повреждения внутренних органов не обнаружено. Брюшная полость зашита наглухо. На 2-й день состояние плохое, появилось расстройство гемодинамики. Произведена пункция живота, получено 25 мл геморрагической жидкости. Назначена повторная лапаротомия, во время которой в забрюшинном пространстве через задний листок брюшины просвечивается зеленоватого цвета жидкость. При вскрытии забрюшинного пространства выделяется желчь и желудочное содержимое. В ретроперитонеальной нисходящей части двенадцатиперстной кишки обнаружен по полуокружности разрыв в 2,5 см. Произведено ушивание отверстия и дренирование через дополнительный разрез в правой поясничной области, полости малого таза. Илеостомия. На 4-й день образовался дуоденальный свищ. Перитонит. На 8-й день больной умер. На аутопсии: забрюшинная некротическая флегмона. Тромбоз ветвей брюшной аорты, двусторонняя пневмония.
У данного больного во время операции была допущена ошибка: не распознан ретроперитонеально расположенный разрыв двенадцатиперстной кишки.
Приводим наше наблюдение, когда небольшая травма живота вызвала забрюшинный разрыв двенадцатиперстной кишки. Вначале не было выраженных симптомов повреждения кишки, так как больному ошибочно была сделана инъекция морфина и пантопона.
Больной Д., 22 лет, поступил 18 мая 1963 г. в одну из больниц с диагнозом «ушиб живота». На заводе в 12 часов ночи больной упал и ушиб верхнюю часть живота о болванку. Всю ночь лежал в медпункте завода. Были небольшие боли в правом подреберье, которые уменьшались после введения пантопона, а затем морфина.
Госпитализирован в 7 часов 15 минут. Был бледен. Лежал на левом боку с приведенными к животу ногами. Язык сухой. Тошнота и рвота. Пульс 112 ударов в минуту. Артериальное давление 130/70 мм рт. ст. Живот втянут, брюшная стейка не участвовала в дыхании. Симптом Щеткина — Блюмберга положительный.
Диагностирован разрыв полого органа (кишки). На операции обнаружено небольшое количество желчи в брюшной полости, значительная имбибиция желчью брыжейки поперечноободочной кишки и наличие большого количества желчи, просвечивающейся через брюшину около двенадцатиперстной кишки. После рассечения пристеночного листка брюшины обнаружены два разрыва нисходящей ветви двенадцатиперстной кишки (один — размером 0,3X0,3 см и другой — величиной в половину окружности кишки). Разрывы ушиты двумя рядами швов. Забрюшинно к области разрыва подведены тампоны через дополнительный разрез в правой поясничной области. Брюшная полость зашита наглухо.
Послеоперационный период протекал без осложнений. Больной выписался из больницы в хорошем состоянии.
Schmorell (1930) приводит пример слабо выраженной реакции при травматическом повреждении двенадцатиперстной кишки.
Распознавание забрюшинного разрыва двенадцатиперстной кишки особенно затруднено. Этот разрыв редко встречается, поэтому хирург не всегда предполагает возможность такого у оперируемого. Во время операции у таких больных нет жидкости в брюшной полости, но при внимательном осмотре можно обнаружить справа забрюшинную гематому. Иногда там же наблюдается эмфизема с мелкими пузырьками газа в забрюшинной клетчатке и окрашивание задней брюшины желчью в желто-зеленый цвет. Для иллюстрации таких повреждений приводим свои наблюдения.
Больной К., 30 лет, поступил в районную больницу на 2-й день заболевания с жалобами на острые боли в животе, рвоту, задержку газов, отсутствие стула и сильную жажду. Накануне, после употребления большого количества алкоголя, был избит на улице. Домой пришел сам. По словам больного, страдает язвенной болезнью много лет и с этим связывает свое настоящее заболевание. Общее состояние тяжелое, больной возбужден, стонет от болей, мечется. Лицо в ссадинах. Живот вздут, при пальпации резко болезненный на всем протяжении. Симптом Щеткина — Блюмберга резко положительный. Печеночная тупость отсутствует. Язык сухой. Пульс 125 ударов в минуту, слабого наполнения. Артериальное давление 115/75 мм рт. ст.
Диагноз до операции «прободная язва желудка». При вскрытии брюшной полости обнаружен разрыв двенадцатиперстной кишки у места перехода ее в тощую кишку и перитонит. Во время ревизии брюшной полости у больного прекратилось дыхание, и больной умер. На секции обнаружен разрыв кишки в указанном месте и перитонит.
Как видно из истории болезни, при постановке диагноза врачи допускали ошибки, не придав значения анамнестическим данным о драке, в которой больной участвовал, будучи в пьяном состоянии. Кроме того, хирург, решившись оперировать, не произвел подготовки больного к оперативному вмешательству (введение жидкости, сердечные средства).
Во время операции меры по реанимации применялись недостаточно полно.
Следует подчеркнуть, что травматические повреждения вообще, в том числе и органов брюшной полости, могут произойти в состоянии опьянения. В этих случаях при осмотре больного врач может недооценить симптомы, маскируемые опьянением, и в течение нескольких часов не может решиться на операцию, а за это время развивающийся перитонит меняет картину заболевания, и трудности диагностирования еще больше возрастают. В случае бессознательного состояния, большие трудности представляет получение объективных данных: выявление признаков повреждения полых и паренхиматозных органов.
Поспешность при проведении операции, нарушение правил тщательной ревизии брюшной полости могут привести к грубым ошибкам.
Больной 4 лет, попал под автомашину. Никто не видел, как это произошло, его нашли лежащим на дороге. Мальчик сказал, что автомашина проехала по животу. При осмотре пострадавшего в городской больнице врачи предполагали повреждение внутренних органов и произвели операцию, во время которой обнаружена забрюшинная гематома, надрывы париетальной части брюшины и жидкая кровь в брюшной полости. Повреждения полых и паренхиматозных органов не было найдено. Брюшная полость была зашита наглухо. Исход — выздоровление. Через 4 года ребенка оперировали по поводу огромной диафрагмальной грыжи, образовавшейся в результате отрыва всей левой половины диафрагмы.
Из истории болезни видно, что в больнице был правильно поставлен диагноз и определены показания к операции. Однако во время операции тщательная ревизия брюшной полости не была произведена.
Летальность после операции по поводу разрыва двенадцатиперстной кишки пока остается высокой. Е. С. Керимова сообщает о разрывах двенадцатиперстной кишки при тупых травмах живота у 10 больных (из них 9 умерло).
По данным Н. С. Андросова, из 35 больных с подкожными разрывами забрюшинной части двенадцатиперстной кишки летальный исход имел место у 17. Причиной смерти были: шок — у 8, перитонит — у 7 и дуоденальный свищ — у 2 больных.
В 1944 г. Johnson сообщил, что летальный исход наступил  в 50% случаев (52 пострадавших), а у большей половины выживших наблюдались осложнения (16 человек). Разрыв двенадцатиперстной кишки при первой лапаротомии не был обнаружен у 19% этих больных. Cohn, Hawtorne и Trobese  с 1943 по 1952 г. обобщили литературные данные и  описали 25 случаев позадибрюшинных разрывов двенадцатиперстной кишки. Летальность в этой группе больных составила 20%, а у 20% выживших имели место послеоперационные осложнения.
С 1952 г. Соске и Меуег (1964) собрали материалы еще 48 случаев забрюшинных разрывов двенадцатиперстной кишки в результате тупой травме живота (на основании сообщений медицинской печати): 19% больных умерли, а из выживших у 69% развились осложнения; 15% больных с разрывами двенадцатиперстной кишки либо вовсе не были оперированы, или во время лапаротомии не был обнаружен разрыв. Из них у большинства наступил летальный исход.
А. Я. Яковлев, Н. Ф. Давыдкин и В. Т. Урлин (1965) сообщил о произведенной в два этапа (с благополучным исходом) редкой операции при забрюшинном разрыве двенадцатиперстной кишки.
Ошибки в диагностике могут возникать при тяжелой сочетанной травме живота с явлениями контузии головного мозга и шока.
Больная С., 7 лет, доставлена 19/VIII 1964 г. в больницу в бессознательном состоянии. Травматические повреждения получила при падении с мотоцикла. В начале диагностирована закрытая черепномозговая травма (коммоционный синдром, субарахноидальное кровоизлияние), ушиб живота с забрюшинной гематомой, шок средней тяжести, артериальное давление 100/60 мм рт. ст., пульс 100 ударов в минуту, слабого наполнения.
Девочка была бледна, заторможена, поджимала ноги к животу, периодически хватаясь рукой за живот. Живот участвовал в дыхании, при пальпации мягкий, безболезненный. Справа от пупка — ссадина и кровоподтек. Проводилась интенсивная терапия шока и черепномозговой травмы.
Через 10—12 часов состояние больной стало резко ухудшаться, усилилась бледность кожных покровов, пульс нитевидный, артериальное давление 60/30 мм рт. ст. При перкуссии живота притуплении не определялось.
Живот мягкий, но резко болезненный при ощупывании. Было заподозрено внутрибрюшинное кровотечение и повреждение органов брюшной полости.
Состояние девочки продолжало ухудшаться, несмотря на ряд принятых мер (внутривенное, внутриартериальное переливание крови и полиглюкина, люмбальная пункция, антибиотики, витамины, сердечные средства и т. д.). Хирург назначил операцию. Перед операцией произведена рентгеноскопия грудной клетки и обзорная рентгеноскопия брюшной полости. Легочные поля прозрачны. Свободного газа и жидкости в плевральной полости не обнаружено. Сердце в норме. Справа под куполом диафрагмы обнаружен свободный газ и уровень жидкости. Слева в подреберье имелась кишечная арка с газом и уровнем жидкости.
К концу 2-го дня (через 20 часов) пребывания в стационаре произведена срединная лапаротомия под эндотрахеальным наркозом закисью азота при крайне тяжелом состоянии больной. Из брюшной полости удалено более 1 л мутной жидкости с примесью желчи и каловым запахом. Обнаружены фибринозно-гнойные наложения на брюшине и тонких кишках. На расстоянии 10 см от связки Трейца найден полный циркулярный разрыв тощей кишки. Наложен анастомоз конец в конец. Из верхне-правого угла продолжалось поступление в рану желчи и кишечного содержимого. При ревизии обнаружен полный циркулярный разрыв в нижней горизонтальной ветви двенадцатиперстной кишки. Произведено сшивание кишки конец в конец в два этажа. Брюшная полость дренирована и зашита. Вскоре после операции наступила смерть.
У больной была тяжелая травма. В первые часы преобладали явления черепномозговой травмы и шок. Признаки повреждения тощей и двенадцатиперстной кишок были слабо выражены, и врачи этим симптомам не придали должного значения. Был произведен рентгеновский снимок черепа и очень поздно сделана рентгеноскопия грудной клетки и живота. При рентгеноскопии был обнаружен свободный газ в брюшной полости, в этот период диагноз «разлитой перитонит» не вызывал сомнений.
Следует помнить, что подкожные повреждения двенадцатиперстной кишки встречаются реже, чем повреждения желудка. Чаще наблюдаются разрывы в местах перехода фиксированной части ее в свободную (место перехода двенадцатиперстной кишки в тощую).



 
« Очерки гнойной хирургии у детей   Ошибки диагностики психических заболеваний »