Начало >> Статьи >> Архивы >> Патологическая анатомия и патогенез психических заболеваний

Расстройства сознания и патологии в головном мозге - Патологическая анатомия и патогенез психических заболеваний

Оглавление
Патологическая анатомия и патогенез психических заболеваний
Основные данные о шизофрении
Основные данные об изменениях мозга при шизофрении
Исследование цитоархитектоники мозга при шизофрении
Морфологические изменения в коре мозга при галлюцинаторно-параноидной форме шизофрении
Исследование цитоархитектоники мозга при параноидно-кататонической форме шизофрении
Структура коры мозга при шизофрении
Отграничение кататонической и галлюцинаторно-параноидной форм шизофрении по нарушениям структуры коры
Дифференцировка шизофренического процесса на основании характера и локализации изменений структуры мозга
Дифференцировка шизофренического процесса на основании изменений структуры мозга - 2
Обсуждение материала, полученного при патогистологическом исследовании шизофрении
Выводы из цитоархитектонических исследований коры мозга при шизофрении
К изучению развития кататонического процесса
Экспериментальная кататония в выявлении локализации моторных нарушений
Паллидум - экспериментальная кататония в выявлении локализации моторных нарушений
О структуре и функции зрительного бугра
Роль локальных поражений коры мозга в формировании шизофрении
Симптом бреда в клинике параноидной формы шизофрении
Об органических основах бреда
Интерпретация органических основ бреда
Нарушения замыкания условнорефлекторных связей при повреждении субкортикальных сочетательных систем
Нарушения замыкания условнорефлекторных связей - 2
О патогенетических механизмах развития шизофренического процесса
Парапирамидная система
Парапирамидная система 2
Восходящая сенсорная ретикуло-таламо-кортикальная система
Система длинных ассоциационных связей, перерождающихся при шизофрении
О механизмах возникновения кататонического ступора
Гиппокампо-гипоталамо-лимбическая система
Гиппокампо-гипоталамо-лимбическая система 2
Эмбриональные нарушения в структуре мозга при шизофрении
Структурные нарушения эндокринной системы и патогенетика шизофренического процесса
Структурные нарушения эндокринной системы и шизофрения, итоги
Шизофрения - заключение
Обзор современных воззрений на олигофрению
Проблема олигофрений в последнее время
Патологическая анатомия н патогенез синдрома Дауна
Недоразвитие мозжечка при синдроме Дауна
Особенности структуры коры головного мозга при синдроме Дауна
Синдроме Дауна и структура коры головного мозга 2
Недоразвитие височных долей и синдром Дауна
Гетеротопии под корой, недоразвитие гипоталамуса и эндокринного аппарата при синдроме Дауна
Недоразвитие структур ретикулярной формации при синдроме Дауна
Недоразвитие структур ретикулярной формации при синдроме Дауна 2
Недоразвитие гипоталамуса при синдроме Дауна
Пресенильные деменции
К клинике и патогенезу болезни Альцгеймера
О патогенезе болезни Пика
Патология формаций головного мозга как основа расстройств сознания
Расстройства сознания и патологии в головном мозге

Нарушение процессов сознания, происходящее на основе медленно атрофирующегося субстрата корковых полей 40, 39, 37, 19, 21, 20, 9, 10, 11, постепенно все более углубляется. Аналитико-синтетическая функция глубоко нарушается, так как искажаются сведения, поступающие из окружающей среды через специфическую и неспецифическую системы, ядра зрительного бугра, первоначально перерабатывающие эти информации. Особенно сильна дистрофия в коре психосенсорного сектора. Стереотипы сложных условных рефлексов, которые были выработаны с молодых лет и по которым постоянно протекала работа активного сознания, оказываются глубоко нарушенными, и организация стереотипов в атрофирующейся коре и дегенерированных системах становится невозможной. В тех случаях, когда атрофия еще неравномерна и часть систем может быть замещена, в сознательной деятельности еще могут быть частично использованы при остановке процесса другие системы с одинаковой функцией. Но каждая новая экзацербация процесса ведет к глубокому ухудшению сознательной деятельности, оскудению сознания и полному его распаду.
Ограничение сферы сознания проявляется при синдроме Дауна, когда им обусловлена примитивность всей психической жизни больного. Сознание весьма ограничено и при болезни Альцгеймера. Кора «психосенсорного сектора» подвергается тяжелой атрофии, и переработка импульсов из окружающей среды становится невозможной. Например, больная начинает кусать свою конечность, принимая ее за хлеб. Особенно демонстративно сознание нарушено при болезни Пика с тяжелой атрофией лобных долей, когда правильное планирование поведения становится невозможным и заменяется несложными рефлекторными актами.
Поражение даже очень небольших участков мозга может привести к ограничению деятельности сознания. Особенно это касается тех отделов мозга, выпадение функций которых вызывает тяжелые психозы. Beiley (1957), Ingram (1934) и Ranson (1952) установили, что определенный участок ниже мамиллярных тел и выше глазодвигательных ядер вызывает сонливость и каталепсию. Повреждение 2,5 мм ретикулярной формации в области между маниллярным и зрительным ядром вызывает кататонию с восковой гибкостью (McCulloch., Scherwood). В этой области много мелкоклеточных элементов и волокон, соединяющих гипоталамус с вентральными дорсальным тегментум и мамиллярными телами. Мы наблюдали внезапную смерть больного кататонией, обусловленную кровоизлиянием в дно III желудочка. Нормальное функционирование этой области необходимо для адаптации, так как здесь устанавливаются сложные интеграции, которые определяют поведение. Как известно, через эту область проходят пути ретикулярной формации и висцерального мозга.
Собб считает, что сознание следует понимать не как синоним психики, а как один из ее компонентов. Память, внимание и эмоции являются важными компонентами, без которых нельзя представить себе психические механизмы. Только небольшая часть из массы сенсорных восприятий осознается полностью.
Память является важной частью психики, но не составляет всю психику. Если раньше представляли память как мозаику, хранящую в нервных элементах определенные образы, то теперь приходят к мысли о динамическом механизме. Хорошо известны опыты Penfield с вызыванием воспоминания раздражением электродом определенных участков коры. Они были весьма специфическими и сопровождались живыми эмоциями. Это говорит о том, что неокортекс вблизи ринэнцефалона или висцерального мозга является той частью коры, в которой можно вызвать такие воспоминания. Таким образом, нейрональная сеть хранит в себе эту реакцию, и ее можно включить в действие в результате поступления одиночного импульса. Подобным же динамическим механизмом пытаются объяснить целенаправленное поведение. При этом выбор происходит на основании существующего опыта («память замкнутой цепи»).
Совв указывает, что сама интеграция — связь одной функционирующей части с другой — представляет психику и неизбежно ведет к сознанию. Не может быть центра или одного места сознания. Именно поток импульсов в сложной схеме цепей дает возможность существовать психике и создает феномен сознания.
Если мы изучим процессы динамического развития сознательной деятельности в патологически функционирующей нервной ткани, то сможем установить, как глубоко она изменяется по мере прогредиентности деструктивного процесса. В мозгу олигофрена (синдром Дауна), где обнаружено недоразвитие коры теменных и височных долей, особенно в области нижней теменной извилины, второй и третьей височных извилин, а также лобного полюса, сознательная деятельность резко ограничена и вынуждена протекать в самых узких рамках адаптации с внешней средой, никогда не достигая полноты в своих проявлениях, будучи лишенной необходимого структурного субстрата — «психосенсорного сектора».
При болезнях Альцгеймера и Пика, когда атрофизирующие процессы достигают исключительной глубины, тяжело поражаются не только «психосенсорные секторы» мозга (поля 40, 39, 37, 19, 21, 20), но и наиболее важные поля «психомоторного сектора» (9, 10, 11, 46, 45, 44), сознательная деятельность подвергается исключительным ограничениям, чему содействует нарушение функции важных для мыслительного процесса сенсорно-речевого и моторно-речевого анализаторов. Нарушается адаптация к внешней среде, выступают пространственная агнозия, самотоагнозия, универсальная апраксия и глубокое нарушение произвольного целенаправленного поведения. Интеграция сознания, протекающая в измененных, лишенных нормальной деятельности тканях, глубоко нарушена.
Не менее яркие и своеобразные патологические процессы разыгрываются при шизофрении. При острых формах кататонии, нередко заканчивающейся смертью, сознание может быть настолько помраченным, что речь и доведение больного становятся совершенно неправильными. Больной производит массу нецелесообразных движений и полностью дезориентирован. Его непрерывные движения беспорядочны. Контроль со стороны сигнальных систем отсутствует, все движения отличаются хаотичностью, свойственной подкорке, освободившейся от контроля вышестоящих отделов мозга.
При хронических формах галлюцинаторно-параноидной шизофрении сознание больных в основном не нарушено, но нередко изменяется под влиянием галлюцинаций и бреда, к которым больной не может отнестись с должной объективностью и критикой. Анатомический субстрат сигнальных систем в значительной мере подвергается изменениям, особенно в области афферентных систем, воспринимающих и перерабатывающих раздражения внешнего мира. Кора зрительного, слухового, обонятельного, вкусового, кожного и мышечного анализаторов испытывает большие отклонения от нормы. Содружественная работа между ними сильно нарушается вследствие внутрикорковых и подкорковых перерождений и фрагментации проводящих волокон. Деструктивные процессы тормозят и искажают работу сигнальных систем. Если афферентные части дуг условных рефлексов нарушаются неравномерно и с неодинаковой глубиной, то становится понятным, что ответы, проходящие через эффекторные отделы дуг, будут неправильны и все поведение больного глубоко изменится. Интеграция содружественной работы определенных корковых комплексов, организующих сознание, подвергается серьезному нарушению, что и определит поведение больного.
Однако не только деструктивные изменения «психосенсорного и психомоторного секторов» новой коры, имеющих прямое отношение к высшей психической деятельности, отражаются на сознательной деятельности. Патологическое состояние связей с подкорковыми отделами и нарушения функции висцерального мозга также оказывают дезорганизующее действие на интеграцию сознания.

Многие современные исследователи указывают, что ретикулярная система нейронов мозгового ствола и промежуточного мозга осуществляет интеграцию воспринимаемых явлений. Тесные связи ретикулярной формации с Гипоталамусом, висцеральным мозгом и некоторыми ядрами зрительного бугра говорят о том, что субкортикальные структуры играют важную роль в интегративных процессах, организующих состояние сознания. Moruzzi и Magoni предполагают, что ретикулярная формация оказывает на кору общее активирующее действие и определяет соответствующие уровни сознания. Gelgorn полагает, что гипоталамус служит координирующим центром и первичным регулятором корковой активности и сознания. Это мнение является слишком ограниченным и неполным. Jasper утверждает, что окончательная интеграция многих специфических корковых активностей может осуществляться с помощью кортикофугальных путей ретикулярной формации и что нет определенных центров интеграции. Полное сознание является результатом процесса интеграции всех отдельных генераторов субъективного опыта.
Исследуя связи ретикулярной формации при патологических процессах, можно констатировать не только значительные перерождения неспецифических волокон, но также большие изменения в клетках ядер, имеющих отношение к неспецифической системе. Особенно ярко выступали изменения в интраламинарных ядрах зрительного бугра. При синдроме Дауна в медиальном ядре таламуса обнаружено много недоразвитых клеток эмбрионального характера. Большое количество «хвостатых» клеток имело деструктивные формы. При болезнях Альцгеймера и Пика выявлены атрофические изменения в ядрах гипоталамуса, мамиллярных телах и значительные нарушения в мелких клеточных скоплениях субталамической области. Что касается шизофрении, то обнаружены дегенеративные изменения в больших моторных клетках ретикулярной формации при кататонии, ясно выраженные нарушения структуры клеток с восходящим аксоном в виде эктопии ядер и распадом цитоплазмы при хронической галлюцинаторно-параноидной шизофрении. В ядрах таламуса — центро-медиальном и парафасцикулярном — установлено много клеток с атрофией протоплазмы, стоянием ядер у самой периферии, вакуолизацией и распадом цитоплазмы клеток. Изменения указывают на несомненное поражение ретикулярной формации на разных уровнях и резкое ослабление ее стимулирующей функции при этих процессах.
Глубокие изменения висцерального мозга при шизофрении обнаружены нами при многих формах этого заболевания. В этом отношении должны быть проведены гораздо более широкие исследования, но и сейчас можно отметить запустения в коре гиппокампа при галлюцинаторнопараноидных формах, атрофию и распад многих клеточных элементов и особенно демонстративную дегенерацию пучка волокон Бейлярже, проходящего через белое вещество в коре гиппокампа.
Таким образом, связи и клеточные структуры висцерального мозга подвергаются глубоким изменениям при шизофреническом процессе, и сложная симптоматика этого важного раздела мозга может вливаться в общую симптоматологию шизофрении, а в некоторых случаях выступать значительно сильнее. Принимая во внимание существование тесной связи висцерального мозга с гипоталамусом, ретикулярной формацией и таламическими структурами, можно допустить, что поражение этой сложной области может наиболее ярко проявляться в некоторых клинических картинах шизофрении.
Гиппокампова извилина получает ощущение от теменной, зрительной, слуховой, обонятельной и висцеральной областей и, возможно, формирует общий субстрат для осуществления различных реакций, которые могут выражать эмоциональное настроение (страх, ненависть, сексуальность, проявляющиеся позами защиты, прыжками и т. п.; Papez). Раздражение гиппокампа вызывает сильные эмоциональные реакции. Эти разряды могут доходить до гипоталамуса и мамиллярных тел. В отличие от неопаллидум, ринэцефалон тесно связан с гипоталамусом, представляющим основной центр автономной висцеральной регуляции. Хотя наши интеллектуальные функции осуществляются в коре, аффективное поведение остается под властью примитивной системы ринэцефалона (McLean). Интеграция процессов сознания находится под глубоким воздействием висцерального мозга.
Суммируя высказанные соображения относительно нарушения сознания, осуществляющегося в связи с структурными изменениями поздних и древних отделов головного мозга, можно сделать следующее заключение.
Интеллектуальные функции, осуществляемые корой, находятся под большим воздействием древней формации висцерального мозга. Находясь в тесной связи с септальной системой, ретикулярной формацией, гипоталамусом и таламическими структурами, гиппокамп может оказывать сильные эмоциональные воздействия и аффективную реакцию. При ослабленной деятельности новой коры эти реакции могут приобретать патологический характер.
Многие авторы подчеркивают влияние ретикулярной формации на сознательную деятельность. Обнаруженные нами патологические нарушения восходящих связей неспецифических систем и проприоцептивных афферентации зрительного бугра содействуют появлению сенестопатии и нарушению объемной чувствительности.
Все эти патологические воздействия, исходящие из сомы, могут сильно ограничивать сознательную деятельность. Обращает на себя внимание тот факт, что при всех описанных здесь разнородных заболеваниях сознание оказывается резко ограниченным под влиянием не только неправильных или недостаточных афферентации исходящих из висцерального мозга, неспецифических систем, особенно интермедиальных ядер зрительного бугра, но также глубоких изменений коры так называемого психосенсорного сектора (поля 39, 40, 19, 47, 20, 21). Хотя характер измененных структур в психосенсорном секторе при этих процессах различен, отражение действительности мозгом и регулирование взаимоотношений личности с окружающим миром глубоко нарушены.
Выделение поражения корковых структур «психосенсорного сектора» как определенной системы важно для поисков патогенеза ряда заболеваний головного мозга, по всей вероятности связанных с генетически обусловленным нарушением определенных ферментативных функций и соответствующими патохимическими сдвигами в нервной ткани.
мадии с гипоталамусом, висцеральным мозгом и некоторыми ядрами pрительного бугра говорят о том, что субкортикальные структуры играют важную роль в интегративных процессах, организующих состояние сознания. Moruzzi и Magoun предполагают, что ретикулярная формация оказывает на кору общее активирующее действие и определяет соответствующие уровни сознания. Gelgorn полагает, что гипоталамус служит координирующим центром и первичным регулятором корковой активности и сознания. Это мнение является слишком ограниченным и неполным, Jasper утверждает, что окончательная интеграция многих специфических корковых активностей может осуществляться с помощью кортикофугальных путей ретикулярной формации и что нет определенных центров интеграции. Полное сознание является результатом процесса интеграции всех отдельных генераторов субъективного опыта.
Исследуя связи ретикулярной формации при патологических процессах, можно констатировать не только значительные перерождения неспецифических волокон, но также большие изменения в клетках ядер, имеющих отношение к неспецифической системе. Особенно ярко выступали изменения в интраламинарных ядрах зрительного бугра. При синдроме Дауна в медиальном ядре таламуса обнаружено много недоразвитых клеток эмбрионального характера. Большое количество «хвостатых» клеток имело деструктивные формы. При болезнях Альцгеймера и Пика выявлены атрофические изменения в ядрах гипоталамуса, мамиллярных телах и значительные нарушения в мелких клеточных скоплениях субталамической области. Что касается шизофрении, то обнаружены дегенеративные изменения в больших моторных клетках ретикулярной формации при кататонии, ясно выраженные нарушения структуры клеток с восходящим аксоном в виде эктопии ядер и распадом цитоплазмы при хронической галлюцинаторно-параноидной шизофрении. В ядрах таламуса — центро-медиальном и парафасцикулярном — установлено много клеток с атрофией протоплазмы, стоянием ядер у самой периферии, вакуолизацией и распадом цитоплазмы клеток. Изменения указывают на несомненное поражение ретикулярной формации на разных уровнях и резкое ослабление ее стимулирующей функции при этих процессах.
Глубокие изменения висцерального мозга при шизофрении обнаружены нами при многих формах этого заболевания. В этом отношении должны быть проведены гораздо более широкие исследования, но и сейчас можно отметить запустения в коре гиппокампа при галлюцинаторно- параноидных формах, атрофию и распад многих клеточных элементов и особенно демонстративную дегенерацию пучка волокон Бейлярже, проходящего через белое вещество в коре гиппокампа.
Таким образом, связи и клеточные структуры висцерального мозга подвергаются глубоким изменениям при шизофреническом процессе, и сложная симптоматика этого важного раздела мозга может вливаться в общую симптоматологию шизофрении, а в некоторых случаях выступать значительно сильнее. Принимая во внимание существование тесной связи висцерального мозга с гипоталамусом, ретикулярной формацией и таламическими структурами, можно допустить, что поражение этой сложной области может наиболее ярко проявляться в некоторых клинических картинах шизофрении.
Гиппокампова извилина получает ощущение от теменной, зрительной, слуховой, обонятельной и висцеральной областей и, возможно, формирует общий субстрат для осуществления различных реакций, которые могут выражать эмоциональное настроение (страх, ненависть, сексуальность, проявляющиеся позами защиты, прыжками и т. п.; Papez). Раздражение гиппокампа вызывает сильные эмоциональные реакции. Эти разряды могут доходить до гипоталамуса и мамиллярных тел. В отличие от неопаллидум, ринэцефалон тесно связан с гипоталамусом, представляющим основной центр автономной висцеральной регуляции. Хотя наши интеллектуальные функции осуществляются в коре, аффективное поведение остается под властью примитивной системы ринэнцефалона (McLean). Интеграция процессов сознания находится под глубоким воздействием висцерального мозга.
Суммируя высказанные соображения относительно нарушения сознания, осуществляющегося в связи с структурными изменениями поздних и древних отделов головного мозга, можно сделать следующее заключение.
Интеллектуальные функции, осуществляемые корой, находятся под большим воздействием древней формации висцерального мозга. Находясь в тесной связи с септальной системой, ретикулярной формацией, гипоталамусом и таламическими структурами, гиппокамп может оказывать сильные эмоциональные воздействия и аффективную реакцию. При ослабленной деятельности новой коры эти реакции могут приобретать патологический характер.
Многие авторы подчеркивают влияние ретикулярной формации на сознательную деятельность. Обнаруженные нами патологические нарушения восходящих связей неспецифических систем и проприоцептивных афферентации зрительного бугра содействуют появлению сенестопатий и нарушению объемной чувствительности.
Все эти патологические воздействия, исходящие из сомы, могут сильно ограничивать сознательную деятельность. Обращает на себя внимание тот факт, что при всех описанных здесь разнородных заболеваниях сознание оказывается резко ограниченным под влиянием не только неправильных или недостаточных афферентации исходящих из висцерального мозга, неспецифических систем, особенно интермедиальных ядер зрительного бугра, но также глубоких изменений коры так называемого психосенсорного сектора (поля 39, 40, 19, 47, 20, 21). Хотя характер измененных структур в психосенсорном секторе при этих процессах различен, отражение действительности мозгом и регулирование взаимоотношений личности с окружающим миром глубоко нарушены.
Выделение поражения корковых структур «психосенсорного сектора» как определенной системы важно для поисков патогенеза ряда заболеваний головного мозга, по всей вероятности связанных с генетически обусловленным нарушением определенных ферментативных функций и соответствующими патохимическими сдвигами в нервной ткани.



 
« Ошибки и опасности в хирургии детского возраста   Патология головного мозга при атеросклерозе и артериальной гипертонии »