Начало >> Статьи >> Архивы >> Психиатрия позднего возраста

Условия жизни пожилых людей - Психиатрия позднего возраста

Оглавление
Психиатрия позднего возраста
Биологические аспекты старения человека
Методы изучения процессов старения
Теории старения
Генетика старения и связанных с возрастом патологических состояний
Экспериментальные методы модификации темпов старения
Старение как энергетический кризис
Социология старения
Социально-экономический контекст старения
Выход людей на пенсию, доход и бедность
Условия жизни пожилых людей
Удовлетворение от жизни, различия в опыте переживания старения
Когнитивные функции и старение
Решение задач и творчество
Функции памяти
Деменция
Синдром рассогласованного исполнения при деменции
Эпизодическая память
Память на отдельные события
Речь
Эпидемиология
Значение демографических тенденций для Великобритании
Эпидемиологический подход
Проведение описательного исследования в популяции людей позднего возраста
Случаи
Доступ, сбор данных
Нейроморфология
Патологические изменения при деменции - болезнь Альцгеймера
Цереброваскулярная деменция
Болезнь Паркинсона, болезнь с диффузными тельцами Леви и деменция
Алкогольное повреждение мозга, гидроцефалия
Болезнь Пика
Болезнь Гентингтона, прогрессивный супрануклеарный паралич, паранеопластический синдром
Болезнь Крейтцфельдта-Якоба
ВИЧ, СПИД и деменция
Нейрохимическая патология нейродегенеративных расстройств
Нейрохимическая патология при болезни Альцгеймера
Нейрохимия и гистохимия глутаматергических нейронов
Предполагаемые связи между патологией нейронов и нарушением метаболизма белков
Нейротрансмиттерная регуляция активности корковых нейронов
Нейрохимическая патология при долевой атрофии
Молекулярная биология и молекулярная генетика деменции
Нейрофибриллярные клубки
Молекулярная генетика болезни Альцгеймера
Молекулярная модель, лечение и молекулярная диагностика болезни Альцгеймера
Деменция, ассоциированная с тельцами Аеви
Болезнь Гентингтона и другие
Спонгиоформные энцефалопатии
Перспектива психиатрии позднего возраста, молекулярной биологии и молекулярной генетики
Психиатрическое обследование
Психиатрический расспрос
Исследование психического состояния
Оценка когнитивных функций
Особые проблемы при беседе с пациентом
Беседа с человеком, предоставляющим информацию о пациенте
Оценка соматического состояния - введение
Оценка соматического состояния
Оценка соматического состояния - сердечно-сосудистые заболевания
Оценка соматического состояния - заболевания органов грудной полости, желудочно-кишечные, опухоли
Оценка соматического состояния - цереброваскулярные заболевания
Оценка соматического состояния - болезнь Паркинсона
Оценка соматического состояния - неврологические знаки, старение и деменция
Оценка соматического состояния - эндокринные и обменные заболевания
Оценка соматического состояния - другие заболевания и состояния
ЭЭГ
Нейровизуализация
Психофармакология позднего возраста
Психофармакология - побочные эффекты лекарств
Психофармакология - побочные эффекты антидепрессантов
Психофармакология - побочные эффекты ингибиторов моноаминоксидазы
Психофармакология - побочные эффекты противоэпилептических препаратов
Психофармакология - побочные эффекты седативных препаратов
Психофармакология - лекарственные препараты в лечении деменций
Психофармакология - режим и схема лечения
Психофармакология - изучение и исследование препаратов
Социальная работа с пожилыми людьми
Социальная работа - юридическая защита
Социальная работа - уход
Социальная работа - ограничения коммунальных служб оказания помощи
Разработка и использование инструментов для психологической оценки
Вопросы измерений в гериатрической оценке
Скрининговые тесты
Диагностические инструменты
Психологическая оценка и психологическое лечение
Как обследовать?
Психологическое лечение
Управление памятью, инсомния, боль, горе
Психоаналитический психотерапевт
Психоаналитический психотерапевт - психодинамическая групповая терапия, примитивные процессы
Психоаналитический психотерапевт - концепция психотерапии
Психоаналитический психотерапевт - тренинг
Семейная терапия
Основные подходы к семейной терапии
Семейная оценка
Общие положения в лечении людей позднего возраста и их семей
Терапия занятостью
Лечение с помощью занятости
Специфические формы и лечебные средства терапии занятостью
Сенсорная стимуляция, адаптация, физическая активность
Виды экспрессивной терапии
Процесс сестринского ухода
Сестринский уход - специфические проблемы
Коммунальный психиатрический сестринский уход
Юридическая ответственность медицинских сестер
Общая медицинская практика и психически больные лица позднего возраста
Эпидемиология и проявление психических болезней
Психически больные - работа с дементными пациентами
Психически больные - врачи общей практики и специальные службы
Психически больные - возможности проведения исследований
Психиатрия позднего возраста в общесоматической больнице
Психиатрия в общесоматической больнице - эффективная консультация
Психиатрия в общесоматической больнице - депрессивное расстройство
Деменция и делирий в общесоматической больнице
Злоупотребление алкоголем среди пожилых пациентов общесоматической больницы
Агрессивное поведение в общесоматической больнице
Юридические и этические вопросы, возникающие в общесоматической больнице

На рис. 2.1 отражено относительное количество (%) одиноких пожилых людей, живущих в различных современных обществах. Их значительно больше в развитых странах Запада, чем в развитых и развивающихся странах Востока и Юга. Как показывают данные табл. 2.1, одиноких пожилых людей в современной Британии значительно больше, чем было раньше. Однако вероятность обособленного проживания пожилого человека в современной Японии, одной из наиболее индустриальных стран мира, практически такая же, как в Англии XVII века. В Европе также существует значительное расхождение в условиях жизни пожилых людей как в разных странах, так и внутри самих стран (Grundy, 1992). Эти различия свидетельствуют о том, что культуральные факторы, наравне с экономическими и демографическими, имеют большое значение.
В Британии обычай обеспечивать женатым парам отдельную от семей, экономически независимую жизнь имеет долгую историю. Даже в доиндустриальные времена случаи совместного проживания трех поколений были редки (Smith,1981). В доиндустриальный период больше пожилых людей жили вместе со своими детьми, чем ныне (Wall, 1995). На это были в основном демографические причины: в домах у пожилых людей чаще жили не состоящие в браке дети (Robin).  Anderson (1983) подсчитал, что женщина, которая родилась в 1681 году, в среднем жила только три года после брака своего последнего ребенка, по сравнению с 30 годами жизни сейчас. Немногочисленность одиноких пожилых жителей Британии в 1851 году не подкрепляет утверждение, что индустриализация разрушила обычай совместного проживания пожилых людей и их детей. Кроме того, данные других исследований свидетельствуют о том, что, напротив,
Таблица 2.1. Относительное число (%) одиноких пожилых людей (65 лет и старше), живших в Британии в различные периоды времени

 

 

Процент
одиноких

М

Ж

Л

Доиндустриальная
Англия

(1599-1796)

2

16

9

Великобритания

1851
1891а
1921а
1962
1976
1985
1993

5
13
11
11
20
21

9
11
11
30
48
48

7
12
11
22
32
36
37

М — мужчины, Ж — женщины, Л — лица обоего пола. Источники: доиндустриальная Англия, 1891,1921 (Wall, 1990, 1995); 1851 (Anderson, 1988); 1962 (Stehouwcr, 1968), 1976, 1985 и 1993 (OPCS, 1987, 1988, 1995). а Тринадцать английских и уэльских районов


Рис. 2.1. Относительное число (%) одиноких пожилых людей (65 лет и старше), живших в различных странах в конце 80-х — начале 90-х годов. Источники: Synak, 1987; United States Bureau of the Census, 1991; van Solinge and Esveldt, 1991; Taeuber, 1992; Kono, 1994; Martin and Kinsella, 1994; Sundstrom, 1994, OPCS, 1995 Данные по Китаю и Чили относятся к жителям в возрасте 60 лет и старше
в период индустриализации пожилые люди обычно жили со своими детьми, особенно в городах (Anderson, 1971; Quadagno, 1982). Результаты недавних исследований в некоторых азиатских странах также показали, что пожилые родители и дети чаще всего живут вместе в больших городах, возможно из-за высокой стоимости жилья (Martin & Kinsella, 1994).
Самым примечательным в табл. 2.1 является то, что число одиноких пожилых людей резко увеличилось совсем недавно.
Эта тенденция к независимому проживанию пожилых людей совсем не означает, что молодые родственники отказываются их поддерживать. «Близость на расстоянии» становится предпочтительной нормой в семейных отношениях. Возрастание доходов пенсионеров в течение 60-х годов вкупе с бумом в жилищном строительстве в тот же период предлагаются в качестве причин, объясняющих увеличение числа людей, живущих отдельно (Ermisch, 1985). Все доступные сведения указывают на то, что пожилые люди в западных странах предпочитают жить отдельно (Louis Harris, 1982; Thompson & West, 1984) и что все больше их в состоянии сделать это. Интересно, что данные изучения общественного мнения в США показали: на совместную жизнь людей разных поколений пожилые люди смотрят менее позитивно, чем молодые (Alwin, 1993). В Восточной Европе в целом меньше пожилых людей, живущих отдельно. Это частично объясняется недостатком жилья, а также различиями в культуральных традициях (Synak, 1987).
Однако ограничения, особенно демографические, равно как и предпочтения, явно влияют на условия жизни пожилых людей. Семейное положение, например, значительно влияет на условия проживания, в том числе на вероятность нахождения в специальном учреждении (табл. 2.2). В результате половых различий в смертности и вследствие распространенного обычая женщин выходить замуж за мужчин старше себя, вдовы формируют основную часть популяции от 75 лет и старше. Между тем пожилые вдовцы остаются в меньшинстве вплоть до конца девятого десятка. Во многих странах Северо-Западной Европы в прошлом показатели постоянного безбрачия были высоки, особенно среди женщин. Поэтому число старых дев далеко опережало число старых холостяков. Шансы вступить в брак ныне очень старых женщин оказались также низкими из-за высокой смертности мужчин в Первую мировую войну и значительной эмиграции в 20-х годах (Grundy, 1996а). Проблемы со здоровьем, которые могут препятствовать независимому проживанию, также существенно ограничивают возможности в старческом возрасте. Поэтому относительно много очень старых людей живут в специальных учреждениях либо в домах своих родных или друзей. Сравнительное число таких людей, однако, весьма существенно уменьшилось в последнее десятилетие (Murphy & Grundy, 1993).
И хотя независимое проживание, которое будет обсуждаться в следующем разделе, не следует путать с социальной изоляцией, пожилые люди, живущие отдельно, в большей степени пользуются услугами государственных служб, чем живущие вместе с другими (OPCS, 1994). Эта тенденция к обособленному проживанию имеет значение для организации помощи людям пожилого и старческого возраста.

Социальные и семейные связи людей позднего возраста

В 60-х годах среди теорий старения была популярна модель «отстранения». Cumming и Henry (1961), которые впервые предложили эту теорию,
Таблица 2.2. Распределение (%) пожилых людей, живших в специальных учреждениях в Британии в 1991 году, по семейному положению

 

Семейное положение

Возраст
(годы)

Пол

Одинокие

Состоящие в браке

Вдов(ц)ы / разведенные

Всего

65-74

М

9,2

0,4

2,9

1,4

 

Ж

6,3

0,4

1,8

1,4

75-84

м

15,6

1,7

8,0

4,3

 

ж

13,7

2,2

8,0

7,0

85

м

31,6

6,9

21,1

15,6

и старше

ж

36,1

12,5

27,8

27,6

Источник- данные SARs (1991 Census), проанализированные Grundy (1996)
утверждают, что пожилые люди постепенно уходят из социальных взаимодействий и устраняются от выполнения социальных ролей, готовясь к смерти. Cumming и Henry предположили, что этот процесс является выгодным как для пожилых людей, так и для общества в целом. Позже другие исследователи утверждали, что это отстранение может быть скорее форсировано, чем сделано по выбору пожилых людей, во многом из-за «эйджистской» настроенности и социальных установок. Как и модель «успешного» старения, теория «отстранения» стала непопулярна и в значительной мере вытеснена теориями «активности», которые подчеркивают важность сохранения уровня социального взаимодействия и замещения утраченных ролей и отношений новыми. В отношении благополучия пожилых людей существуют данные нескольких лонгитудинальных исследований, свидетельствующие о том, что, даже если допустить различия в начальном состоянии здоровья, более высокие уровни социального взаимодействия и активности ассоциируются с более низким уровнем смертности (Blazer, 1982; Orth-Gomer & Johnson, 1987; Seeman etal, 1987; Steinbach, 1992; Grundy et al, 1996). Участие в спортивных мероприятиях, экскурсиях и разной культурной деятельности в старшей возрастной группе явно ниже, чем среди молодых людей (Abrams, 1989), но это может отражать как возрастные, так и когортные влияния. Треть или более лиц старше 70 лет, проинтервьюированных в ходе Сплошного подворного исследования (General Household Survey) в 1993 году, участвовали в спортивной, игровой или физической деятельности в предшествующие 4 недели, по сравнению с четвертью в той же возрастной группе в 1987 году (OPCS, 1995).
Уровень социальных взаимодействий в позднем возрасте высок. Результаты Сплошного подворного исследования 1985 года (OPCS, 1988), которое включало особый раздел по пожилым людям, показали, что одна треть всех людей пожилого и старческого возраста виделись с родственником или другом, помимо тех, с кем они проживали, каждый день или почти каждый день. Только 2% всех людей позднего возраста (4% тех, кому 85 лет и больше) сообщили, что никогда не видятся с друзьями или родственниками. Среди пожилых людей, живущих одиноко, доля тех, кто виделся с друзьями или родными ежедневно или почти ежедневно, была выше (43%). Исследование Европейской Комиссии, упоминавшееся выше (ЕС), выявило, что 44% европейцев позднего возраста виделись с членом своей семьи ежедневно. Эта доля была наивысшей в странах Южной Европы (71% в Италии) и низшей в северных странах (14% в Дании), а различия частично отражают разницу в жилищных условиях. Об одиночестве сообщили больше всего людей в тех странах, где был наивысший уровень семейных контактов и самая широкая распространенность совместного проживания, что вновь иллюстрирует необходимость различать понятия «один» и «одинокий». Ряд других исследований также показали высокий уровень контактов между пожилыми людьми и их семьями и друзьями, причем те, кто жил одиноко или не имел близких родственников, стремились компенсировать это поддержанием более тесных связей с друзьями и более дальними родственниками (Taylor et al., 1983; Wenger, 1984).

Семьи являются наиболее важным источником помощи для пожилых людей, нуждающихся в помощи по дому или в личном уходе (Evandrou et al.,1986). Bowling и Farquhar (1991) в трех недавних исследованиях пожилых людей, проживающих в Ист-Энде Лондона и в Эссексе, обнаружили, что уровень неформальной поддержки, получаемой большинством респондентов, был очень высоким и сравнимым с результатами, полученными в значительно более раннем исследовании семейной жизни в Бетнал Грин (Townsend, 1957). Эти результаты не подтверждают популярную точку зрения, что семейные узы и поддержка пожилых людей уменьшились, хотя сравнение национальных исследований в 1962 и 1986 годах свидетельствует о снижении частоты контактов (Jarvis, 1993).
Социальные взаимосвязи и социальная поддержка, включая семейную поддержку, обычно воспринимаются позитивно. Однако в обществах, где независимости придается большое значение, опора на поддержку и помощь может снизить самоуважение и чувство автономии (Lee, 1985; Krause, 1987). Lee (1985) сделал провокационное предположение, что расчет на помощь детей и родственников может иметь нежелательные последствия для пожилых людей, и в пользу этого предположения привел ряд исследований, которые показывают отсутствие связи между удовлетворением от жизни пожилых родителей и частотой контактов с их детьми. Krause (1990) также утверждал, что обеспечение скорее формальной, а не неформальной помощью может быть более эффективным в удовлетворении медицинских потребностей при сохранении удовлетворенности жизнью. Из некоторых исследований вытекает, что качество отношений родителей, например, с дочерью может страдать (впрочем, не обязательно сопровождаясь уменьшением объема оказываемой помощи), если дочь находит, что поддержка родителя препятствует выполнению других ролей (Scharlach, 1987). Возможно, пожилые люди (по крайней мере, в некоторых местах) начинают разделять это мнение. Данные исследований системы отношений в Норвегии показывают значительное возрастание (в 1986 году по сравнению с 1967 годом) в предпочтении пожилыми людьми общественной, а не семейной помощи (Daatland, 1990).
Важно помнить, что люди пожилого и старческого возраста являются как получателями, так и источниками эмоциональной поддержки и практической помощи и что взаимность — важный аспект социальной взаимопомощи. Данные из Соединенных Штатов показывают, что даже среди людей в возрасте 75 лет и старше с различными функциональными ограничениями по состоянию здоровья две трети сообщили, что в настоящее время они оказывают своей семье поддержку в таком же размере, как получают, и лишь 8% на протяжении своей жизни чувствовали, что получали больше поддержки, чем оказывали сами (Antonucci & Jackson, 1989). Друзья, как и родные, играют важную роль в позднем периоде жизни, особенно для самооценки (Wenger, 1984; Jerrome, 1990).



 
« Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в молодом возрасте   Психотропная терапия и орган зрения »