Начало >> Статьи >> Архивы >> Психиатрия позднего возраста

Спонгиоформные энцефалопатии - Психиатрия позднего возраста

Оглавление
Психиатрия позднего возраста
Биологические аспекты старения человека
Методы изучения процессов старения
Теории старения
Генетика старения и связанных с возрастом патологических состояний
Экспериментальные методы модификации темпов старения
Старение как энергетический кризис
Социология старения
Социально-экономический контекст старения
Выход людей на пенсию, доход и бедность
Условия жизни пожилых людей
Удовлетворение от жизни, различия в опыте переживания старения
Когнитивные функции и старение
Решение задач и творчество
Функции памяти
Деменция
Синдром рассогласованного исполнения при деменции
Эпизодическая память
Память на отдельные события
Речь
Эпидемиология
Значение демографических тенденций для Великобритании
Эпидемиологический подход
Проведение описательного исследования в популяции людей позднего возраста
Случаи
Доступ, сбор данных
Нейроморфология
Патологические изменения при деменции - болезнь Альцгеймера
Цереброваскулярная деменция
Болезнь Паркинсона, болезнь с диффузными тельцами Леви и деменция
Алкогольное повреждение мозга, гидроцефалия
Болезнь Пика
Болезнь Гентингтона, прогрессивный супрануклеарный паралич, паранеопластический синдром
Болезнь Крейтцфельдта-Якоба
ВИЧ, СПИД и деменция
Нейрохимическая патология нейродегенеративных расстройств
Нейрохимическая патология при болезни Альцгеймера
Нейрохимия и гистохимия глутаматергических нейронов
Предполагаемые связи между патологией нейронов и нарушением метаболизма белков
Нейротрансмиттерная регуляция активности корковых нейронов
Нейрохимическая патология при долевой атрофии
Молекулярная биология и молекулярная генетика деменции
Нейрофибриллярные клубки
Молекулярная генетика болезни Альцгеймера
Молекулярная модель, лечение и молекулярная диагностика болезни Альцгеймера
Деменция, ассоциированная с тельцами Аеви
Болезнь Гентингтона и другие
Спонгиоформные энцефалопатии
Перспектива психиатрии позднего возраста, молекулярной биологии и молекулярной генетики
Психиатрическое обследование
Психиатрический расспрос
Исследование психического состояния
Оценка когнитивных функций
Особые проблемы при беседе с пациентом
Беседа с человеком, предоставляющим информацию о пациенте
Оценка соматического состояния - введение
Оценка соматического состояния
Оценка соматического состояния - сердечно-сосудистые заболевания
Оценка соматического состояния - заболевания органов грудной полости, желудочно-кишечные, опухоли
Оценка соматического состояния - цереброваскулярные заболевания
Оценка соматического состояния - болезнь Паркинсона
Оценка соматического состояния - неврологические знаки, старение и деменция
Оценка соматического состояния - эндокринные и обменные заболевания
Оценка соматического состояния - другие заболевания и состояния
ЭЭГ
Нейровизуализация
Психофармакология позднего возраста
Психофармакология - побочные эффекты лекарств
Психофармакология - побочные эффекты антидепрессантов
Психофармакология - побочные эффекты ингибиторов моноаминоксидазы
Психофармакология - побочные эффекты противоэпилептических препаратов
Психофармакология - побочные эффекты седативных препаратов
Психофармакология - лекарственные препараты в лечении деменций
Психофармакология - режим и схема лечения
Психофармакология - изучение и исследование препаратов
Социальная работа с пожилыми людьми
Социальная работа - юридическая защита
Социальная работа - уход
Социальная работа - ограничения коммунальных служб оказания помощи
Разработка и использование инструментов для психологической оценки
Вопросы измерений в гериатрической оценке
Скрининговые тесты
Диагностические инструменты
Психологическая оценка и психологическое лечение
Как обследовать?
Психологическое лечение
Управление памятью, инсомния, боль, горе
Психоаналитический психотерапевт
Психоаналитический психотерапевт - психодинамическая групповая терапия, примитивные процессы
Психоаналитический психотерапевт - концепция психотерапии
Психоаналитический психотерапевт - тренинг
Семейная терапия
Основные подходы к семейной терапии
Семейная оценка
Общие положения в лечении людей позднего возраста и их семей
Терапия занятостью
Лечение с помощью занятости
Специфические формы и лечебные средства терапии занятостью
Сенсорная стимуляция, адаптация, физическая активность
Виды экспрессивной терапии
Процесс сестринского ухода
Сестринский уход - специфические проблемы
Коммунальный психиатрический сестринский уход
Юридическая ответственность медицинских сестер
Общая медицинская практика и психически больные лица позднего возраста
Эпидемиология и проявление психических болезней
Психически больные - работа с дементными пациентами
Психически больные - врачи общей практики и специальные службы
Психически больные - возможности проведения исследований
Психиатрия позднего возраста в общесоматической больнице
Психиатрия в общесоматической больнице - эффективная консультация
Психиатрия в общесоматической больнице - депрессивное расстройство
Деменция и делирий в общесоматической больнице
Злоупотребление алкоголем среди пожилых пациентов общесоматической больницы
Агрессивное поведение в общесоматической больнице
Юридические и этические вопросы, возникающие в общесоматической больнице

Спонгиоформные (губчатые) энцефалопатии
Наверное, самый необычный вклад в молекулярную биологию деменций был внесен исследованиями губчатых энцефалопатий — болезни Крейтцфельдта-Якоба (БКЯ), болезни Герстманна-
Штросслера-Шейнкера (ГШШ) и куру. Как «скрепи» овец и ряд подобных расстройств, включая бычью спонгиоформную энцефалопатию (БСЭ), их можно вызвать у лабораторных животных. Передаваемый агент в материале центральной нервной системы резистентен к ультрафиолетовой радиации и высоким температурам. Он был стилизованно назван «прионовой частицей» — белковым инфекционным агентом, отличным от вирусов и бактерий (см. обзор Prusiner, 1992).
У человека прионовые болезни бывают семейными и спорадическими. Семейная спонгиоформная (губчатая) энцефалопатия связана с мутациями в гене прионового протеина (ПрП) (см. обзор Collinge and Palmer, 1993). Ген ПрП кодирует протеин, в норме продуцируемый нейронами, который находится на поверхности клетки и, возможно, способствует синаптической передаче (Collinge et al, 1994). При БКЯ и ГШШ этот протеин накапливается и откладывается в бляшках как амилоид (не альцгеймеровский, а прионный амилоид, с некоторыми одинаковыми физическими характеристиками). У больных прионовыми болезнями именно этот протеин становится резистентным к протеолизу и сам является инфекционным.
Нормальный клеточный протеин обозначают ПрГГ, болезненный — ПрП. Удивительно, что прямым анализом ПрГГ и ПрП у больных спорадической губчатой энцефалопатией у этих протеинов выявлены идентичные аминокислотные последовательности. Одна из моделей, разработанных для объяснения этих находок, следующая: ПрГГ подвергается конформационной или посттрансляционной модификации и так превращается в ПрП. В результате ПрГГ становится резистентным к протеолизу и к влиянию других факторов, таких как УФ-радиация, обработка формальдегидом и действие высоких температур. Этот ПрГГ действует как патологический молекулярный компаньон — протеин, который заставляет другой протеин, в данном случае ПрП50, подвергаться конформационным изменениям. Таким путем ПрГГ способен катализировать дальнейшее превращение ПрГГ-молекул в ПрГГ, вследствие этого ускоряются накопление ПрГГ и его отложение в бляшках. В результате на этой стадии начинается быстрое клиническое ухудшение, которое сопровождается беспрестанно ускоряющейся нейродегенерацией. Когда начинаются превращения ПрГГ в ПрП, неизвестно. Но, может быть, этому способствует экзогенный ПрГГ из нервной ткани больного человека при спорадической форме или мутация при семейных болезнях.
Что эта модель имеет противников — не удивительно, так как концепция инфекционных протеинов в биологии уникальна. Однако исследования на животных моделях несколько продвинулись в подтверждении гипотезы. Существуют различия в последовательностях гена ПрП между видами и, что важно, относительная межвидовая резистентность к прионовому протеину. Грызунов одного вида можно инфицировать ПрГГс от грызунов другого вида. Но пройдет намного больше времени до появления признаков энцефалопатии, а характеристики болезни (например, продолжительность жизни пораженного животного) будут отличаться от характеристик болезни, возникающей в результате действия ПрП от своего собственного вида. Ясно, что это имеет наибольшее отношение к восприимчивости человека к прионовым болезням и увеличению зараженности бычьей спонгиоформной (губчатой) энцефалопатией в поголовье скота на территории Британии. Полагают, что риск БСЭ для человека ничтожен частично из-за межвидовой относительной резистентности, но больше потому, что нервная ткань зараженных или не зараженных животных больше не должна попадать в пищевую цепочку человека.
В дальнейшем, с использованием трансгенных животных, была поставлена, поистине, изящная серия экспериментов. Во-первых, патогенная природа мутаций в ПрП-гене была подтверждена тем, что мыши с мутациями ПрП, аналогичными семейной ГШШ-мутации, спонтанно становятся жертвами энцефалопатии (Hsiao et al., 1990). Во- вторых, для определения взаимодействия между эндогенными и экзогенными прионами были использованы межвидовые различия между прионовыми болезнями хомяков и мышей. Мыши, у которых была вызвана экспрессия прионового гена хомяков, становились восприимчивыми к экзогенным прионам хомяка, а контрольные мыши с лишними мышиными прионовыми генами — нет (Prusiner et al., 1990). При расширении этих исследований были выведены мыши вообще без прионовых генов (техника манипуляций с генами животных постоянно совершенствуется, и путем введения ДНК, способной вырезать генетическую последовательность, можно вывести трансгенных животных без гена, который интересует исследователей, — нокаут-мышей (knockout mice). Эти мыши, у которых нет ПрП-гена, выглядят как обычные, но устойчивы к экзогенным и эндогенным прионам. В дальнейшем нокаут-мышам ген вводили вновь, и были выведены мыши, которые продуцировали ПрП хомяков. Такие мыши с ПрП хомяков восприимчивы к прионам хомяков, но не к мышиным прионам (Bueler et al, 1993, Prusiner et al., 1993). Эти эксперименты ясно подтверждают уникальную природу прионовых болезней — инфекционных состояний, вызванных экзогенным протеином или мутацией. Но восприимчивость к болезни различна, равно как различны и качества донора.



 
« Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в молодом возрасте   Психотропная терапия и орган зрения »