Начало >> Статьи >> Архивы >> Психиатрия позднего возраста

Социально-экономический контекст старения - Психиатрия позднего возраста

Оглавление
Психиатрия позднего возраста
Биологические аспекты старения человека
Методы изучения процессов старения
Теории старения
Генетика старения и связанных с возрастом патологических состояний
Экспериментальные методы модификации темпов старения
Старение как энергетический кризис
Социология старения
Социально-экономический контекст старения
Выход людей на пенсию, доход и бедность
Условия жизни пожилых людей
Удовлетворение от жизни, различия в опыте переживания старения
Когнитивные функции и старение
Решение задач и творчество
Функции памяти
Деменция
Синдром рассогласованного исполнения при деменции
Эпизодическая память
Память на отдельные события
Речь
Эпидемиология
Значение демографических тенденций для Великобритании
Эпидемиологический подход
Проведение описательного исследования в популяции людей позднего возраста
Случаи
Доступ, сбор данных
Нейроморфология
Патологические изменения при деменции - болезнь Альцгеймера
Цереброваскулярная деменция
Болезнь Паркинсона, болезнь с диффузными тельцами Леви и деменция
Алкогольное повреждение мозга, гидроцефалия
Болезнь Пика
Болезнь Гентингтона, прогрессивный супрануклеарный паралич, паранеопластический синдром
Болезнь Крейтцфельдта-Якоба
ВИЧ, СПИД и деменция
Нейрохимическая патология нейродегенеративных расстройств
Нейрохимическая патология при болезни Альцгеймера
Нейрохимия и гистохимия глутаматергических нейронов
Предполагаемые связи между патологией нейронов и нарушением метаболизма белков
Нейротрансмиттерная регуляция активности корковых нейронов
Нейрохимическая патология при долевой атрофии
Молекулярная биология и молекулярная генетика деменции
Нейрофибриллярные клубки
Молекулярная генетика болезни Альцгеймера
Молекулярная модель, лечение и молекулярная диагностика болезни Альцгеймера
Деменция, ассоциированная с тельцами Аеви
Болезнь Гентингтона и другие
Спонгиоформные энцефалопатии
Перспектива психиатрии позднего возраста, молекулярной биологии и молекулярной генетики
Психиатрическое обследование
Психиатрический расспрос
Исследование психического состояния
Оценка когнитивных функций
Особые проблемы при беседе с пациентом
Беседа с человеком, предоставляющим информацию о пациенте
Оценка соматического состояния - введение
Оценка соматического состояния
Оценка соматического состояния - сердечно-сосудистые заболевания
Оценка соматического состояния - заболевания органов грудной полости, желудочно-кишечные, опухоли
Оценка соматического состояния - цереброваскулярные заболевания
Оценка соматического состояния - болезнь Паркинсона
Оценка соматического состояния - неврологические знаки, старение и деменция
Оценка соматического состояния - эндокринные и обменные заболевания
Оценка соматического состояния - другие заболевания и состояния
ЭЭГ
Нейровизуализация
Психофармакология позднего возраста
Психофармакология - побочные эффекты лекарств
Психофармакология - побочные эффекты антидепрессантов
Психофармакология - побочные эффекты ингибиторов моноаминоксидазы
Психофармакология - побочные эффекты противоэпилептических препаратов
Психофармакология - побочные эффекты седативных препаратов
Психофармакология - лекарственные препараты в лечении деменций
Психофармакология - режим и схема лечения
Психофармакология - изучение и исследование препаратов
Социальная работа с пожилыми людьми
Социальная работа - юридическая защита
Социальная работа - уход
Социальная работа - ограничения коммунальных служб оказания помощи
Разработка и использование инструментов для психологической оценки
Вопросы измерений в гериатрической оценке
Скрининговые тесты
Диагностические инструменты
Психологическая оценка и психологическое лечение
Как обследовать?
Психологическое лечение
Управление памятью, инсомния, боль, горе
Психоаналитический психотерапевт
Психоаналитический психотерапевт - психодинамическая групповая терапия, примитивные процессы
Психоаналитический психотерапевт - концепция психотерапии
Психоаналитический психотерапевт - тренинг
Семейная терапия
Основные подходы к семейной терапии
Семейная оценка
Общие положения в лечении людей позднего возраста и их семей
Терапия занятостью
Лечение с помощью занятости
Специфические формы и лечебные средства терапии занятостью
Сенсорная стимуляция, адаптация, физическая активность
Виды экспрессивной терапии
Процесс сестринского ухода
Сестринский уход - специфические проблемы
Коммунальный психиатрический сестринский уход
Юридическая ответственность медицинских сестер
Общая медицинская практика и психически больные лица позднего возраста
Эпидемиология и проявление психических болезней
Психически больные - работа с дементными пациентами
Психически больные - врачи общей практики и специальные службы
Психически больные - возможности проведения исследований
Психиатрия позднего возраста в общесоматической больнице
Психиатрия в общесоматической больнице - эффективная консультация
Психиатрия в общесоматической больнице - депрессивное расстройство
Деменция и делирий в общесоматической больнице
Злоупотребление алкоголем среди пожилых пациентов общесоматической больницы
Агрессивное поведение в общесоматической больнице
Юридические и этические вопросы, возникающие в общесоматической больнице

«Модернизация» и статус пожилых людей

Классические представители теории модернизации, такие как Cowgill и Holmes (1972), классифицировали современные дописьменные общества с историческими доиндустриальными обществами Запада и сравнили соотношения между степенью модернизации общества и статусом пожилых людей. Они пришли к выводу, что этот статус был высоким в дописьменных обществах и низким в современных. Важными факторами в изменении статуса людей считаются изменения в технологиях, приведшие к снижению статуса пожилых как хранителей традиционных знаний, распад большой семьи в результате урбанизации и снижение значимости наследования земли (Cowgill & Holmes, 1972; Cowgill, 1974).
Palmore и Manton (1974) изучили особенности связи между социально-экономическим статусом пожилых людей и степенью модернизации общества, использовав данные, полученные из 31 общества. Они убедились в том, что эта связь графически описывается J-образной кривой, когда пожилые люди страдали на ранних этапах индустриализации, но их положение улучшалось в развитых индустриальных обществах. По их мнению, скачок от земледелия к промышленному производству и повышение образованности молодежи — основные признаки, связанные со снижением статуса пожилых людей.
Эти и подобные исследования широко критиковали за их «антиисторичность», за содержащуюся в них предпосылку линейной прогрессии от «примитивного» к современному обществу. Их также критиковали за то, что они не учитывали различий в социальной и демографической структурах обществ со сходными экономическими базами (Quadagno, 1982). Мы знаем, что, например, в доиндустриальной Британии большинство людей проживали не в больших семьях (Laslett, 1972) и что преобладала система скорее общественной, нежели родственной поддержки нуждающихся (Smith, 1984). Эти факторы сами по себе должны предостеречь от приравнивания исторических европейских обществ к обществам в некоторых современных менее развитых странах, где экономические и жилищные связи между большими родственными группами обычно значительно сильнее. Отношение к пожилым людям в той или иной культуре не обязательно зависит от экономической системы общества или экономических изменений. Fischer (1978), например, изучал литературу, одежду, иконографию, а также возраст политических лидеров и распределение по домам встреч и собраний, чтобы оценить перемены в престиже пожилых людей в Америке. Он сделал вывод, что почитание пожилых людей было типично для ранней колониальной Америки, а со временем это почитание уменьшилось. Однако он обнаружил, что отношение к пожилым изменилось в конце XVIII столетия, то есть задолго до индустриализации страны, и это было связано с влиянием на общество идеалов свободы и равенства, провозглашенных Французской революцией. Аналогично было высказано предположение, что различия в статусе пожилых людей в Японии и в западных индустриально развитых странах частично отражают продолжающееся влияние на японское общество конфуцианских идей (Palmore, 1975; Palley & Usui, 1995).
В относительно недавних публикациях о положении пожилых людей в индустриально развитых странах низкий статус пожилых людей приписывают современному индустриальному капитализму (Walker, 1980; Phillipson, 1982). Государство обвиняется в создании «структурированной зависимости» пожилых людей, во многом путем увольнения их по возрасту, что приводит к стигматизации социального обеспечения. Конечно, в экономической деятельности людей старшего возраста произошли важные перемены. В Британии в 1931 году около половины мужчин старше 65 лет были экономически активны по сравнению с четвертью мужчин такого же возраста в 1961 году и лишь с 8% — в 1991 (Henretta, 1994). По Phillipson (1982), форсированное исключение пожилых людей с рынка труда, вероятно, представляет форму социального контроля, которая, с одной стороны, создает резервную армию труда, а с другой — повышает дисциплину молодых работников посредством создания перспектив продвижения по службе. Это действительно так: государство сформулировало политические стратегии, чтобы влиять на экономическую деятельность пожилых людей. В послевоенные годы, когда была нехватка рабочей силы, предпринимались преимущественно безуспешные попытки вернуть пожилых людей в сферу трудовой деятельности (Johnson, 1994). В относительно недавнем прошлом правительства прилагали усилия к сокращению зарегистрированной безработицы, поощряя работающих к более раннему уходу на пенсию. Еще совсем недавно возобновившиеся опасения насчет недостатка рабочих рук способствовали некоторому обратному развитию такой стратегии. Анализ показателей участия в совокупной рабочей силе в 150 странах около 1980 года показал, что в странах с наивысшим доходом на душу населения отмечались, как правило, самые низкие показатели участия в экономике людей 55 лет и старше (Clark & Ankler, 1990). Поскольку это свидетельствует о связи между экономическим развитием стран и выходом людей на пенсию, следует отметить, что культурные ценности, правительственная политика и другие экономические факторы также важны, и, кроме того, существуют исключения из общего правила (Martin & Kinsella, 1994). Работники пожилого возраста даже моложе 65 лет могут страдать от невыгодного положения на рынке труда, и их склонны переводить на низкооплачиваемую, низкоквалифицированную работу в секторах и подразделениях, которые приходят в упадок (Johnson, 1985).
Измерить масштабы возрастной дискриминации на рынке труда и предусмотреть все ее последствия сложно. Однако данные исследования «Возраст и система отношений» (ЕС, 1993) показали, что около 80% взрослых жителей (15 лет и старше) стран ЕС считали, что старшие по возрасту работники подвергались дискриминации при найме, и по меньшей мере 60% убеждены, что старшие по возрасту работники испытывали дискриминацию в отношении обучения и продвижения по службе.
Нет оснований полагать, что все люди неожиданно утрачивают способность к продуктивному труду в строго фиксированном возрасте. Явно негибкая пенсионная политика государства, похоже, подкрепляет отношение к людям, достигшим определенного возраста, как к отдельной социальной группе. Вместе с тем кажется нереальным приписывать все проблемы пожилых людей конца XX столетия государственной пенсионной политике. Thane (1984) заметил, что практика выхода на пенсию в возрасте, который не совпадал с началом физической немощи, уже существовала в XIX   столетии и даже раньше. Minois (1989) считал, что концепция выхода на пенсию зародилась в VI столетии, когда незначительное меньшинство состоятельных пожилых людей стали уходить от дел в монастыри. К концу XIX столетия около трети городских работающих мужчин в США, Соединенном Королевстве, Франции и Германии оставляли работу в возрасте между 60 и 65 годами (Johnson, 1994).
Как установил Smith (1984), практика прежде всего коллективной, а не родственной поддержки пожилых людей предшествовала развитию индустриального капитализма. Более того, есть свидетельства тому, что в доиндустриальной Англии, когда пенсий по возрасту не существовало как таковых, возраст был важным фактором, который брали в расчет распределяющие помощь бедным, и пожилые люди имели право на поддержку, даже если они жили с родственниками (Smith, 1984; Thomson, 1984). Признание необходимости пенсий и их введение в начале XX столетия были связаны с тем, что Booth (1894) и другие реформаторы конца XIX столетия выявили почти нищенское существование пожилых людей. Однако крайняя нищета пожилых людей в конце XIX столетия была следствием ограничений на оказание им помощи вне дома, введенных после 1870 года (Smith, 1984; Thomson, 1984).
Таким образом, введение государственных пенсий в Британии можно рассматривать скорее как возврат к коллективной системе поддержки пожилых в доиндустриальный период, нежели как новшество индустриального капитализма XX века.
В самом деле, для многих людей период пожилого возраста — это время бедности вследствие осуществляемой государством пенсионной политики. Между тем нельзя сказать однозначно, что эта ситуация специфически связана с развитием индустриального капитализма.



 
« Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в молодом возрасте   Психотропная терапия и орган зрения »