Начало >> Статьи >> Архивы >> Расстройства психической деятельности в позднем возрасте

Общие вопросы старения и старости - Расстройства психической деятельности в позднем возрасте

Оглавление
Расстройства психической деятельности в позднем возрасте
Общие вопросы старения и старости
Данные о биологических изменениях в процессе старения
Психические изменения в старости
Психопатологические синдромы, наблюдающиеся в старости
Аффективные расстройства
Аффективные расстройства - возрастные изменения
Аффективные расстройства - данные
Типы депрессивных состояний
Бредовые синдромы
Бредовые синдромы - нарушения аналитико-синтетической деятельности
Бредовые синдромы - парафрения
Бредовые синдромы - динамика, особенности характера
Бредовые синдромы - факторы окружающей среды
Состояние слабоумия
Состояние слабоумия - классификация
Состояние слабоумия - исследования
Типы демениций
Состояние психической спутанности
Состояние психической спутанности - наблюдения
Расстройства в клинико-нозологическом аспекте
Экзогенно-органические психозы в старости
Экзогенно-органические психозы при опухолях головного мозга
Эпилепсия в позднем возрасте
Психогеннореактивные расстройства
Психогеннореактивные расстройства - истории болезни
Эндогенные психозы
Маниакально-депрессивный психоз
Инволюционные психозы
Предстарческие функциональные психотические состояния
Предстарческие деменции
Болезнь Пика
Болезнь Альцгеймера
Старческие психозы
Старческие функциональные психозы
Сосудистые психозы
Сосудистые психотические состояния
Сосудистые деменции
О патогенезе и «механизмах»
Факторы старческого слабоумия
Нарушения высшей нервной деятельности у пожилых
Изучение кровеносных сосудов и мозгового вещества умерших со слабоумием
Расстройства психической деятельности у пожилых и липидный обмен
Расстройства психической деятельности у пожилых и печень
Расстройства психической деятельности у пожилых и эндокринные железы
Расстройства психической деятельности у пожилых и органы чувств
Профилактика
Обстановка и режим - профилактика
Лечение
Специальные виды лечения
Применение психотропных средств
Электросудорожная терапия
Лечение антикоагулянтами
Реадаптация больных

Глава I
НЕКОТОРЫЕ ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
ОБЩИЕ ВОПРОСЫ СТАРЕНИЯ И СТАРОСТИ
Как и все многоклеточные живые существа, человек рождается, растет и развивается, достигает зрелости, затем начинает увядать — стареет и умирает. Жизнь — это сложный и противоречивый процесс. Уже с момента рождения имеет место взаимопроникновение прогрессивного и регрессивного в биологическом развитии человека. В известном смысле весь онтогенез— непрерывный процесс старения. Однако было бы неправильно считать период развития и созревания старением. Но если в первые 20—25 лет жизни преобладают биологические и социально-психологические созидательные процессы, подготавливающие человека к жизни, а в 25—50 лет отмечается известное, относительное конечно, равновесие и стабильность, то примерно после 45—50 лет постепенно начинают нарастать и преобладать разрушительные, инволюционные процессы, и старение приводит к старости и смерти. В отношении так называемых «возрастных рубежей» в геронтологии до сих пор нет общепринятых данных. В нашей стране на специальном симпозиуме (1962), посвященном этому вопросу, было принято считать возраст 50—64 года средним, 65—74 года — предстарческим (пожилым), 75 лет и выше — собственно старческим, причем людей в возрасте свыше 90 лет следует уже отнести к долгожителям.
Исходя из укоренившихся в психиатрии представлений, мы условно выделяем возраст 45—60 лет как пострепродуктивный (климактерический) период, предшествующий пожилому (предстарческому — 60—75 лет) и старческому (75—90 лет) возрастам. В связи с этим весь период жизни после 45 лет можно обозначить как поздний, или инволюционный (о правомерности применения термина «инволюция» и его содержании будет сказано ниже) возраст. Само собою понятно, что такое разграничение является условным, в особенности если учесть, что хроногенный (календарный) и биологический (а также социальнопсихологический) возраст не всегда совпадают. Люди могут, как говорят, быть моложе или старше своего возраста.
Известно, что еще в древности существовало выражение senectus ipsa est morbus; некоторые современные геронтологи (К. И. Пархон, 1959) тоже рассматривают старость как своего рода заболевание на том основании, что она почти всегда сопровождается различными недугами и всегда заканчивается смертью. Такой взгляд нельзя считать правильным. Существует нормальная (физиологическая) старость, как и нормальное детство. Оба они — отрезки естественного онтогенеза человека. И подобно тому как, к примеру, не является болезнью то, что ребенок в раннем детстве еще ходит с трудом, не следует представлять себе болезнью и то, что в старости человеку уже трудно ходить. Различные же болезни могут осложнять и затруднять как нормальное детское развитие, так и физиологическую инволюцию старика Поэтому подавляющее большинство современных геронтологов (М. Д. Грмек, 1964; И. В. Давыдовский, 1966; Д. Ф. Чеботарев, 1962; Бинэ, 1960; Н. Шипковенски, 1965, и др.) считают старение и старость нормальным (физиологическим) явлением. Что же касается смерти, то следует различать физиологическую, наступающую от нормальной старостихи патологическую — являющуюся следствием тех или других заболеваний. Предполагается, что при физиологической смерти человек должен спокойно и умиротворенно «уснуть». В действительности, однако, крайне редко кто доживает до естественного своего конца, т. е. до индивидуально генетически детерминированной для него потенциальной продолжительности жизни. Обычно люди умирают от тех или иных присоединившихся заболеваний или других случайных причин, не доживая до возможного предела. Каждый вид животных имеет свою видовую среднюю возможную продолжительность жизни. У человека такая возможность равняется, по мнению большинства геронтологов, 100—120 годам (М. Д. Грмек, 1964). И. В. Давыдовский (1966) предполагает, что возраст в 90 лет близок человеческому лимиту жизни. Bourliere (1958) считает, что человек может дожить до 120 лет, а В Н. Никитин допускает даже возможность продолжительности жизни человека до 140— 160 лет. Бинэ полагает, что если бы члены одной популяции были поставлены в идеальную окружающую их среду, то они все умерли бы примерно в одинаковом возрасте, генетически предопределенном их видовой принадлежностью. Имеют место, понятно, и индивидуальные исключения из этой видовой физиологической «нормы». Абстрактно можно себе представить, что старость и связанная с ней смерть могут наступить у данного человека (в силу особенностей индивидуальных генетических факторов) раньше среднего видового срока и тогда речь могла бы идти о преждевременном старении и смерти, или же — позже этого срока, и тогда можно было бы говорить о запоздалом старении и смерти. Нет достаточных оснований, на наш взгляд, для отождествления понятий преждевременной и патологической старости. Под преждевременной старостью следует, по-видимому, практически понимать наступление старости и ее проявлений значительно раньше средневидового срока (в настоящее время раньше 75 лет), укорочение генетически «запланированной» индивидуальной продолжительности жизни неблагоприятной (но не патогенной) в биологическом и социальном плане средой. При этом следует учитывать, что преждевременное старение может касаться лишь отдельных органов и их функций. Под патологическим же старением понимают изменения в биологическом состоянии человека, напоминающие таковые при старении и старости, но обусловленные вмешательством в индивидуальный жизненный процесс различных заболеваний и патологических факторов. Однако в таких случаях идет речь лишь о сходстве проявлений, но не о сущности процесса. Некоторые авторы в таких случаях говорят о вторичном старении (Matzdorf, 1948). И. В. Давыдовский говорит о «геронтоидных состояниях». Присоединившиеся болезни ускоряют наступление смерти, а не старения, поскольку последнее является функцией (в математическом смысле этого термина) длительности, времени. Холодное лето или теплая зима не превращают лето в зиму, и наоборот. Болезни в старости не следует, нам кажется, обозначать как патологическое старение. В таких случаях речь идет о патологии в старости. В тех же случаях, когда особая констелляция биологических и социальнопсихологических факторов старения сама по себе формирует патологию и клинические проявления, можно говорить о патологическом старении. Мы коснемся этого вопроса подробнее, когда будем аргументировать возможность возникновения собственно инволюционных психозов.
Наши знания о сущности старения и старости еще крайне недостаточны. Существует целый ряд теорий старения. Наиболее распространенной и как бы самой по себе понятной является теория изнашивания. Согласно этому механистическому взгляду человек, как машина и любой предмет, от длительного «употребления» и деятельности стирается, изнашивается, портится. Близкими являются теории, рассматривающие жизнь и старение как постепенную растрату имеющегося запаса жизненной энергии, полученной индивидуумом по наследству в определенной мере, причем эту жизненную энергию понимают то в физическом смысле, то в смысле какой-то особой «творческой» энергии. Selye (1962) тоже понимает под биологической старостью суммацию всех стресс-проявлений человека, ведущих к изнашиванию. Эта точка зрения примитивизирует сложный
«механизм» человеческой жизни. Согласно этой теории люди активные, деятельные, интенсивно работающие физически и умственно, должны были бы раньше «изнашиваться», стареть и умирать, однако опыт показывает, что это не так.
Близка к этой и теория, рассматривающая старение как проявление общего (физического) закона энтропии. И эта теория не учитывает особенности «живой системы», в отличие от мертвой, закрытой.
По Burger (1957) старение — энтелехиальный процесс, конечной целью которого является достижение смерти. Очевидно, что такое идеалистическое понимание биологического процесса не может удовлетворить в научном отношении.
Существуют различные химические теории старения. Так называемая теория гистерезиса связывает старение с изменениями белков протоплазмы (по Люмиеру и Ружичке). Роль изменения коллоидного состояния клетки как основу старения подчеркивал и А. А. Богомолец (1940). Согласно рацемизационной теории молекулы, входящие в состав ферментов, теряют в старости свою оптическую активность (Кун, В. В. Алпатов и Настюкова). Rubner (1908) рассматривал падение интенсивности метаболизма в старости как сущность старения. По И. И. Мечникову, причиной старения и смерти является самоотравление организма. М. С. Мильман (1926) считал, что биоредуктивные процессы, связанные с хроническим, прогрессирующим относительным голоданием организма, лежат в основе старения и старости. Многие авторы объясняют старение влиянием космических лучей, накоплением и эманацией радиоактивных веществ в организме (Zwaardemacker, 1896). По мнению Streller (1959), некоторые биохимические реакции сопровождаются высвобождением энергии, вредно влияющей на репродукцию белков и нуклеиновых кислот, отсюда и старение и смерть. По А. Медведеву (1962), старение организма на молекулярном уровне является процессом накопления «ошибок» синтеза белков и нуклеиновых кислот. Некоторые видят основу старения в инактивации генов и накоплении неблагоприятных мутаций (Scillard, 1959). Имеется множество и других теорий старения. В большинстве из них можно отметить те или иные «рациональные» зерна, отдельные верные наблюдения и факты, правильные частные обобщения, однако теории, которая могла бы объяснить научно сущность и «механизм» этого важного биологического явления как целого, еще нет.
По вопросу о месте «начала» старения взгляды очень противоречивы. Одни считают, что «трагедия» начинается в железах внутренней секреции (половых, щитовидной), другие — в сердечно-сосудистой системе, третьи — в соединительной ткани, четвертые — в нервной системе, причем в последней одни подчеркивают значение вегетативной системы, другие — гипоталамуса, третьи — коры головного мозга. Верно, что нормальное старение протекает неравномерно, гетерохронно в различных тканях и органах живого организма. Однако, в каких именно местах оно начинается раньше и в каких позже, что является primum movens этого процесса, совсем еще не ясно. Если даже считать, что основным «звеном» в процессе старения является головной мозг, как думают сейчас многие, то неясно, почему это происходит и что именно происходит? Отсутствие в настоящее время обоснованных ответов на этот вопрос не должно, однако, мешать изучению изменений, отмечающихся в организме пожилых и старых людей. Чем точнее мы будем знать эти изменения, тем легче будет понять их механизмы и наметить пути их преодоления.



 
« Ранний рак желудка: диагностика, лечение и предупреждение   Реабилитационное лечение в домашних условиях после перенесенной травмы позвоночника »