Начало >> Статьи >> Архивы >> Рефлексотерапия методом иглоукалывания в ушную раковину

Точки гиперестезии ушной раковины - Рефлексотерапия методом иглоукалывания в ушную раковину

Оглавление
Рефлексотерапия методом иглоукалывания в ушную раковину
Анатомо-топографические данные ушной раковины
Точки гиперестезии ушной раковины
Методы обнаружения точек и зон гипералгезии
Методика ухоиглотерапии
Приложение, литература

Представляет значительный интерес сходство точек и зон повышенной кожно-болевой чувствительности в ушной раковине с зонами Захарьина-Геда на голове, туловище и конечностях, а также с точками «тревоги» — «глашатаями» (МО-пунктами) китайских авторов, располагающимися преимущественно в области зон кожной гипералгезии Захарьина-Геда. Последние рассматриваются в настоящее время как сложный (сенсорно-моторно- вазомоторно-трофический) сегментарный рефлекс, дуга которого проходит через спинной мозг. Отражая сегментарные анатомо-физиологические связи внутренних органов с поверхностью тела, эти зоны отличаются относительным постоянством локализации, что имеет большое значение при топической диагностике заболеваний внутренних органов (И. Я. Раздольский, 1957). Зоны и точки повышенной болевой чувствительности в ушной раковине также обладают большой топодиагностической ценностью. Однако возникают они, по-видимому, в результате более сложных (чем при зонах Захарьина-Геда) связей, установившихся в процессе фило- и онтогенеза между ушной раковиной через высшие отделы нервной системы, особенно через гипоталамическую область, и различными частями тела и внутренними органами.
В результате филогенеза нервной системы позвоночных происходит наиболее совершенное развитие — централизация и цефализация. Наружное ухо животного, мобильное благодаря развитому мышечному аппарату, сменяется у человека неподвижной ушной раковиной. Последняя с полуатрофированными ветвями лицевого нерва перестает быть важнейшим элементом звукопроведения. Теряется функция — усложняется форма.  Получается противоречие. Видимо, мы имеем здесь дело еще с одной, мало известной нам функцией ушной раковины.
Оригинальная мысль в этом направлении высказана М. А. Аствацатуровым (1939). Он считал, что при возникновении болезненного процесса в каком-либо органе болевое раздражение иногда воспринимается в зависимости от онтофилогенетической дифференцировки другим аппаратом, обладающим более высокой чувствительностью. Так, при поражении гортани, органа с дифференцированной двигательной способностью, возникает боль в ухе, более приспособленном к сенсорной функции. Развивая эту мысль дальше, можно предположить, что информационными пунктами для афферентной импульсации от внутренних органов могут быть не только кожные участки, но и органы чувств: слизистая оболочка носа, радужка глаза, ушная раковина, язык.
Предложенные в различное время и получившие признание приемы (центротерация Бонье — использование слизистой оболочки носа для носовой рефлексодиагностики и рефлексотерапии, «эр-чжень-ляо» — использование кожного покрова ушной раковины для ушной рефлексодиагностики и рефлексотерапии) явились ценным вкладом в современную рефлексодиагностику и рефлексотерапию.
В отличие от зон Захарьина-Геда, рассматриваемых многими авторами как сегментарные рефлексы, пути которых проходят через спинной мозг, при центротерапии Бонье и «эр-чжень-ляо» существуют топически иные взаимоотношения, при которых рефлекторные дуги замыкаются в высших (краниальных) отделах центральной нервной системы.
Поскольку ушная раковина, как проекционный пункт в сложной рефлекторной цепи, служит отражением деятельности какого-то первоначального центра внутри мозга, то необходимо по общности иннервации определить последний.
Тройничный, блуждающий и отчасти третий шейный, нервы иннервируют твердую мозговую оболочку, в том числе «отпечатки» классических корковых проекционных полей в центральных извилинах.
В системе желатинозной субстанции в комплексе нисходящих ветвей одиночного пучка IX—X пары и спинального корешка V пары эти нервы тесно смыкаются между собой.
В ростральном направлении тройничный и блуждающий нервы интимно связываются в системе восходящих ветвей чувствительного ядра V пары и ядра серого крыла X пары как составной части ретикулярной формации ствола. По-видимому, ретикулярная и желатинозная субстанции V пары и являются тем первичным (отражающим) центром, от которого по нерву Арнольда (X пара), нижнечелюстному (V пара) и третьему шейному нервам афферентные импульсы от внутренних органов и частей тела достигают точек и зон ушной раковины.
Механизм проведения афферентных импульсов к проекционному пункту в ушной раковине можно представить так: от внутренних органов через афферентные соматические волокна общей чувствительности X пары и афферентные висцеральные волокна общей чувствительности X пары, а также через систему других вегетативных и соматических центров и путей импульсы достигают различных ядер и участков ретикулярной формации ствола как первичного проекционного центра. Раздражение определенных участков ретикулярной формации восходящими ретикулярными волокнами широко распространяется по различным отделам коры больших полушарий, формируя в нашем сознании нечеткую боль или напряжение ощущения где-то внутри полости. И в то же время посредством внутренних связующих звеньев раздражение передается на яремный узел своей стороны, откуда через нерв Арнольда импульсы поступают в определенные точки и зоны ушной раковины, изменяя их электрическое значение. Иным путем проводится раздражение от участков тела. При поражении различных частей тела по классическим восходящим путям, через системы желатинозная субстанция спинного мозга — нижнее и верхнее чувствительные ядра тройничного нерва импульсы поступают трех-, четырехнейронным путем в кору головного мозга.
Восходящий спинноталамический пучок большей частью своих волокон прерывается в сером веществе ретикулярной формации, меньшей — достигает зрительного бугра без перерыва. Раздражение ретикулярной формации системой (третьей пары) тройничного и третьим шейным нервами передается в определенные точки ушной раковины. Таламо-кортикальным нейроном импульсы от различных частей тела достигают проекционных зон темпоральной коры — вторичного (анализаторного) центра.
В этом случае раздражение проводится по новейшим, в филогенетическом отношении, проводникам до определенной корковой зоны и осознается нами как ясная боль в данном участке. Таковы наши взгляды по затронутому вопросу, и дальнейшие наблюдения позволят определить правильность выдвинутых нами положений и то место в диагностике заболеваний, которое может занять ушная раковина с ее корреспондирующей (сигнальной) функцией.
Некоторые авторы (Н. Gaspero, 1925; Т. Wemoe, 1925; Б. М. Бродерзон, 1935; М. И. Аствацатуров, 1939; А. Р. Киричинский, 1959) установили возможность избирательного воздействия на тот или иной внутренний орган, болезненные ощущения, исходящие из него, анестезией или кожными раздражениями гедовской зоны, которые не только уменьшают боль, но и улучшают функцию больного органа. По поводу механизма лечебного действия через гедовскую зону А. Р. Киричинский писал, что при ее раздражении принимает участие организм в целом, как и при всех метамерных реакциях, но ответ больного органа всегда наступает гораздо быстрее, чем при раздражении других участков кожи.
Раздражение точек и зон гипералгезии в области ушной раковины путем иглоукалывания в них, по мнению P. Nogier, ряда китайских авторов и нашим наблюдениям, не только избавляет больного от болей в той или иной области, но и нормализует функции больного органа. Реализуется этот терапевтический эффект через высшие отделы нервной системы, гипоталамическую область, симпатикус и эндокринную сферу, связанных друг с другом путем взаимодействия.



 
« Рефлексотерапия в лечении мальчиков-подростков с задержкой полового развития   Рефлексотерапия при заболеваниях нервной системы сосудистого генеза »