Начало >> Статьи >> Архивы >> Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов

Рахит - Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов

Оглавление
Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов
Физико-химический состав костного вещества
Созидание и разрушение костной ткани
Основные закономерности процессов костеобразования
Местные анатомо-физиологические изменения в костной ткани
Подвоз к костям солей
Влияние витамина D, внутрисекреторной деятельности околощитовидных желез
Действие фосфатазы, пищеварительных и выделительных органов
Влияние местного кровоснабжения
Механические влияния
Нервная регуляция костеобразования
Врожденный черепно-лицевой дизостоз
Врожденный черепно-ключичный и челюстно-лицевой дизостоз
Акроостеолиз
Артрогрипоз, гипофосфатазия
Рахит
Детская цинга
Нарушения баланса витамина А
Ксантоматоз
Эозинофильные гранулемы костей
Ксантогранулемы
Болезнь Гоше
Костные поражения при анемиях
Лейкоз
Хлоролейкоз
Лимфогранулематоз
Полицитемии
Поражения костей при геморрагических диатезах

ЧАСТЬ V
ИЗМЕНЕНИЯ КОСТЕЙ II СУСТАВОВ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ДРУГИХ СИСТЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА И ПРИ воздействий РАЗЛИЧНЫХ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ ФАКТОРОВ
Глава десятая
ИЗМЕНЕНИЕ КОСТЕЙ ПРИ НАРУШЕНИЯХ ВИТАМИННОГО БАЛАНСА
1. РАХИТ
Рахит, в основе которого лежит авитаминоз D, чрезвычайно сложное заболевание всего детского организма, и изменения скелета только одно из частных проявлений рахита. Ввиду широкого распространения рахита каждый врач хорошо знаком с его клинической картиной, и клиническая диагностика сейчас прекрасно разработана. Поэтому практической надобности в использовании рентгенологического исследования как в узкодиагностическом методе, за исключением довольно редких трудных дифференциально-диагностических случаев, и нет. Ранней рентгенодиагностики рахита не существует — такие клинические признаки, как изменения эмоционального состояния ребенка, неустойчивость стула, потливость головки, фокусы размягчения костей черепа или четки, значительно раньше появляются, чем надежные рентгенологические симптомы. Рентгенология и не ставит себе здесь специальнодиагностических целей.
И тем не менее в настоящее время рентгенологический метод исследования играет в учении о рахите большую роль. Рентгенография с определенного момента заболевания дает точное прижизненное представление о патологоанатомической, в какой-то мере даже патологогистологической картине костных изменений, о тяжести заболевания, его стадии; повторная рентгенография — метод рентгенологического наблюдения — разъясняет эволюцию костных изменений, течение процесса, начало излечения, действительность различных терапевтических факторов, конец лечения и следствия заболевания. Таким образом, рентгенологическое исследование наряду с биохимическим анализом крови совершенно незаменимо как наиболее объективный научный контроль при изучении детского, а также экспериментального рахита.
Заболевают типичным рахитом дети только в определенном возрасте, а именно от конца первого полугодия до конца второго года жизни. Существование так называемого врожденного рахита большинство современных авторов считает вполне справедливо недоказанным. У недоношенных детей несомненный рахит, доказанный рентгенологически, биохимически, а также успехом специального антирахитического лечения, может наступать рано — в начале 3—4-й недели внеутробной жизни.
Гиповитаминоз D, возникший вследствие недостатка этого витамина в нище или из-за недостаточного его образования из провитамина в самом организме ребенка, вызывает глубокое нарушение обмена веществ, в первую очередь минерального, фосфорно-кальциевого. Развивается гипофосфатемия, установленная еще в 1909 г. И. А. Шабадом, которая влечет за собой понижение окислительных процессов в тканях. Из-за этого в организме накапливаются недоокисленные продукты промежуточного обмена, происходят сдвиги щелочно-кислотного равновесия в сторону ацидоза. Кислая среда и препятствует усвоению и фиксации апатитов хрящевой тканью и нормальному ее превращению в костную. Таков патофизиологический смысл глубокого нарушения костеобразования при рахите.
Анатомически рахит выражается в обеднении костей минеральными солями. Это сказывается главным образом в том, что в растущих отделах кости значительно уменьшается или полностью прекращается процесс обызвествления и окостенения, вместо нормальной костной ткани вырабатывается необызвествленное незрелое остеоидное вещество. Изменения происходят как на месте роста кости в длину, так и на месте роста в толщину.
В эпифизарных концах длинных трубчатых костей главнейшие изменения имеют место в зоне предварительного (препараторного) обызвествления (см. рис. 170). При нормальных условиях в этой зоне происходит рассасывание со стороны метафиза только что пропитавшегося солями кальция хряща, причем одновременно с рассасыванием идет все новое и новое отложение извести в основании хрящевого росткового диска. Так как при рахите при нормальном или несколько замедленном рассасывании зоны предварительного обызвествления дальнейшее отложение извести прекращается, зона предварительного обызвествления истончается и, наконец, исчезает. Это исчезновение известкового барьера является причиной нарушения правильной васкуляризации: продольно идущие метафизарные сосуды вступают в анастомозы с радиарно расположенными эпифизарными ветвями, идущими из артерий надхрящницы.
Таким образом, вместо правильно и последовательно расположенных слоев в нормальном эпиметафизарном отделе кости, развивается так называемая рахитическая зона, состоящая из остатков хрящевой ткани, остеоидного вещества и обильных сосудистых разветвлений. Рахитическая зона может достигнуть ширины от нескольких миллиметров до 1,5—2 см в крайних случаях. Она-то и ведет, увеличиваясь в поперечнике, к утолщению суставных концов костей.
Резче всего проявления рахита выражены в тех местах, где рост в длину происходит в соответствующем периоде жизни наиболее энергично. Поэтому наиболее заметные изменения наблюдаются при рахите в грудинных концах ребер, особенно средних, в дистальном конце бедра, проксимальном плеча, дистальных концах костей предплечья и обоих концах костей голени. Само собой разумеется, что костные изменении строго симметричны с обеих сторон.
Совершенно аналогичные патологические изменения происходят и в надкостнице. Последняя откладывает на поверхность кости не слои готовой компактной костной ткани, а остеоидное вещество, не содержащее минеральных солей. Остеоидные муфты окружают диафизы костей также в неодинаковой степени. И здесь сказываются биомеханические условия — остеоидное вещество больше всего вырабатывается на местах максимальной функциональной нагрузки.
Как обрисовываются эти изменения на рентгеновских снимках? Прежде всего нарушение кальциевого обмена, и именно общее обеднение костей известью, сказывается в общем остеопорозе, в известной малоконтрастности и вялости рентгеновского изображения рахитических костей. Рентгенограммы производят впечатление технически несовершенных. Степень остеопороза соответствует тяжести заболевания.
Патология энхондрального окостенения выражается рентгенологически в виде очень характерной картины (рис. 328). В ранних стадиях заболевания можно отметить только небольшое разрыхление зоны предварительного обызвествления, в особенности в ее средней части, и в темной полоске появляются отдельные более светлые участки. Контуры зоны не имеют больше гладкого и резко ограниченного вида. Затем, с прогрессированием болезни, темная полоска все больше и больше теряется и, наконец, на высоте флоридного (цветущего) рахита совершенно исчезает. Нормальная граница между эпифизарным хрящом и метафизарным губчатым веществом, следовательно, больше не существует, и метафизарные костные балочки свободно заканчиваются по направлению к эпифизу в виде волосков, кисточки или неровной бахромы. Вместо нормальной узкой светлой и гладкой поперечной полоски — проекции эпифизарного хрящевого диска, при рахите появляется широкое эпиметафизарное просветление рахитической зоны.

Рис. 328. Схема рентгенологических изменений на месте энхондрального окостенения при рахите.
А — нормальная картина; Б — цветущий рахит; В — начало излечения; Г — значительные восстановительные изменении в процессе излечения.
Метафиз увеличивается в диаметре и приобретает чрезвычайно характерную форму блюдца или рюмки. По Вимбергеру (Wimberger), эта деформация метафизарного конца кости видна только у детей в хорошем состоянии питания, находящихся в движении, и объясняется механическими причинами. У неподвижно лежащих детей, страдающих тяжелыми формами рахита, метафизы сохраняют нормальную форму цилиндра или небольшого раструба.
Анатомической основой блюдцевидной деформации рахитического метафиза является увеличение рахитической зоны в поперечнике с обызвествлением поверхностных краевых слоев хряща. Необходимо помнить, что и в совершенно нормальной кости можно наблюдать несколько вогнутое (иногда и выпуклое) состояние диска предварительного обызвествления, но при нормальных условиях вогнутая зона препараторного обызвествления всегда хорошо выражена и ограничивается гладкими контурами.
Рост кости в длину при рахите продолжается. Эпифизарное ядро все дальше отодвигается от метафиза, прозрачная для рентгеновых лучей рахитическая зона все больше и больше увеличивается по длиннику кости (рис. 328, Б). Рентгенограмма поэтому не дает представления об истинной длине всего диафиза кости, так как показывает диафиз не на всем протяжении, а только окостеневшую его основу, без светлых метафизов: истинные размеры диафиза стало быть при рахите больше рентгенологических.
Эпифизарные ядра окостенения показывают в сущности те же изменения, что и метафизы. Губчатый рисунок смазан, едва заметен, только более толстые трабекулы остаются, а тоненькие, как при всяком остеопорозе, исчезают в первую очередь. Тень ядра настолько мало интенсивна, что лишь слабо выделяется на рентгенограмме. Контуры ядра неровны, особенно со стороны, обращенной к эпифизарной хрящевой зоне. Вазальная зона окостенения (см. рис. 170, Г, 328, Б), соответствующая зоне предварительного обызвествления в метафизе, отсутствует. В случаях очень тяжелого рахита тень ядра совсем исчезает. Это, конечно, не значит, что при рахите меняется общий теми окостенения скелета: точки окостенения в общем анатомически появляются в срок, без замедления и без ускорения, хотя рентгенологически и определяется кажущееся запаздывание.

Рахит. Эволюция рентгенологической картины
Рис. 329. Рахит. Эволюция рентгенологической картины под влиянием успешного лечения у 11-месячной девочки.
А — рентгенограмма и момент поступления; В — рентгенограмма через 4 недели после начала энергичного лечения: В - рентгенограмма еще через 3 недели. Восстановление со стороны как энхондрального, так и периостального аппарата.
Рентгенологические признаки диафизарных изменений при цветущем рахите менее ясны. Остеоидные наслоения прозрачны для лучей и не видны на рентгенограммах. Компактное корковое вещество все больше и больше истончается. Контуры коркового слоя и с внутренней стороны, т. е. со стороны костномозгового канала, и в особенности с наружной стороны становятся смазанными, не резко ограниченными. Вследствие откладывания остеоидного вещества взамен костных пластинок и в глубине компактного слоя тень коркового вещества теряет свою гомогенность, и появляется продольная слоистость, соответствующая отдельным разъединенным пластиночкам. Об этом необходимо помнить, чтобы не принимать отдельные полосы, параллельные длинной оси кости, за периостит.

Все перечисленные рентгенологические симптомы приходится наблюдать в чистом виде довольно редко. В большинстве практических случаев еще до рентгенологического исследования уже производились различные попытки предотвращения и лечения болезни. Репаративные изменения в костях при рахите находят свое точное отображение на рентгенограммах, независимо от того, в каком виде недостающий фактор D введен в детский организм, т. е. оказали ли влияние солнце, ультрафиолетовые лучи в их естественном или искусственном применении, специальная пища, рыбий жир с фосфором, различные витаминные лечебные препараты и т. д.
Начало излечения сказывается в том, что опять начинают откладываться в растущей кости известковые соли. На месте энхондрального окостенения становится заметной новая зона предварительного обызвествления, заменяющая исчезнувшую (рис. 328, В, 329). Эта темная неровная дугообразная полоска появляется в середине светлой рахитической зоны, но не на конце окостеневшего метафиза, а ближе к суставному концу кости; эта новая зона обызвествления отделяет остеоидное метафизарное вещество от хрящевой зоны, и последняя — проекция истинного росткового хрящевого диска — приобретает вновь нормальную ширину. По местоположению появившейся вновь зоны предварительного обызвествления, точнее - по расстоянию между ней и губчатым метафизарным веществом, соответствующему в свою очередь количеству развившегося во время флоридного периода остеоидного вещества, можно при известном опыте судить о давности заболевания и его тяжести.
Рахит. Динамика рентгенологической картины костей голени
Рис. 330. Рахит. Динамика рентгенологической картины костей голени у мальчика в возрасте 1 года 7 месяцев.
А - рентгенограмма и момент поступления ребенка. Цветущий рахит; Б— рентгенограмма через 10 недель после начала успешного лечения. Значительный рост кости в длину в период лечения.
Дальнейшее благоприятное течение процесса излечения находит свое выражение на рентгенограммах в виде расширения зоны обызвествления (рис. 328, 330), которая продвигается в сторону метафиза до полного слияния с губчатой структурой его. Все остеоидное вещество пронизывается солями кальция. Эта весьма густая масса беспорядочно расположенного губчатого вещества дает очень интенсивную тень и в некоторых случаях является бесструктурной, гомогенной. Лишь через длительный период после излечения, исчисляемый месяцами, заканчивается перестройка этого отдела кости, и метафиз приобретает структурный рисунок, приближающийся к нормальному и отличающийся от него лишь более нежной и густой губчатой сетью.
Если после известного периода восстановления наступает рецидив, то это обрисовывается на снимках в виде разрыхления появившейся зоны препараторного обызвествления и отодвигания ее к метафизу. Дальнейшее обызвествление опять прекращается, и параллельно темной зоне выступает новая светлая кайма остеоидного вещества. Новый терапевтический толчок опять ведет к появлению темной зоны обызвествления, параллельной первой зоне, при новой ремиссии вновь выступает светлая полоска и т. д. Словом, в метафизарном конце откладывается последовательно ряд чередующихся светлых и темных поперечных полосок, которые дают возможность прочесть, каким образом протекало лечение, сколько было ремиссий, сколько рецидивов, в каком состоянии находится скелет в момент исследования и пр. Этим самым рентгенограммы приобретают при длительном и сложно протекающем рахите, как говорят, анамнестическое, а также немалое экспертное значение они дают возможность объективно расшифровать предшествовавшую рентгенологическому исследованию клиническую динамику болезненного процесса.
Вокруг эпифизарного ядра окостенения при излечении также появляется зона обызвествления. Интересно, что в тех тяжелых случаях рахита, в которых эпифизарное ядро совсем не было видно, и где казалось, что имеется замедление в появлении точек окостенения, при репарации вдруг становится заметной неожиданно большая кольцевидная или овальная тень подчеркнутых темных контуров ядра. При рецидивах и ремиссиях ядра окостенения в редких случаях могут принять своеобразный слоистый концентрический вид.
Совершенно таковы же в принципе и восстановительные изменения со стороны надкостницы. Вместе с отложением извести в периостальном остеоидном веществе на рентгенограммах появляются продольные, прилегающие к корковому веществу тени. Сперва обызвествляются наиболее поверхностные, дальше всего от корки кости отстоящие слои остеоида. На рентгенограмме появляется тонкая линейная тень. Затем обызвествление быстро захватывает весь остеофит, что рентгенологически проявляется в виде толстой, бесструктурной и очень глубокой периостальной тени, с которой сливается все более и более утолщающаяся компактная корка.
Так как остеоидная ткань во флоридной стадии рахита иногда не дает тени, периостальные обызвествления на рентгенограммах при рахите всегда служат доказательством в пользу того, что процесс уже вышел из флоридной стадии и уже имеются репаративные изменения.
Обызвествление периостальных рахитических остеофитов наступает в строгой последовательности, которая лучше всего формируется так называемым правилом Эрдхейма (Erdheim): минимумом строительного материала достигается максимум механического эффекта. Согласно Эрдхейму, ничтожное количество извести, которое вообще связывается в остеоидном веществе при рахите, откладывается на месте наибольшей функциональной нагрузки. Поэтому прежде всего обызвествляются остеофиты на вогнутых поверхностях костей, по ходу архитектурных силовых линий, на нижних конечностях у ходящего ребенка, на большеберцовой кости, а не на малоберцовой, на месте прикрепления мышц, сухожилий и пр.
Громадное значение при рахите имеют деформации костей, выступающие в клинической картине сплошь и рядом на первый план. Вполне понятно, что мягкие рахитические кости оказываются для статических и динамических условий скелета недостаточными, и в качестве осложнения развиваются хорошо известные искривления. Клинически обычно весьма отчетливо выражены "рахитические четки" на передних концах ребер, особенно средних (рис. 331). Весьма значительны деформации в тех крайних тяжелых случаях рахита, которые протекают с резким размягчением костей и которые обозначаются как маляцическая форма рахита.

Рахитическая грудная клетка мальчика
Рис. 331. Рахитическая грудная клетка мальчика в возрасте 1 года 8 месяцев. Характерные рахитические четки. Патологических изменений в легочной ткани нет.
Здесь кости настолько прозрачны на рентгенограммах, что костное вещество по интенсивности тени равно мягким тканям и слабо выделяется только благодаря силуэту истонченной корки.


Рис. 332. Схематическое изображение деформаций двустороннего coxa vara гаchiti
Наиболее резкому дугообразному искривлению подвергаются метафизы и диафизы трубчатых костей нижних конечностей. Верхние конечности меньше деформируются. В особенности стойко сохраняет свою форму плечо. Очень характерны искривления большеберцовых костей - в латеральную сторону, больше всего на границе средней и дистальной трети. Рахитическая природа этих искривлений может быть доказана рентгенологически: типичным является утолщение вогнутой части кортикального слоя, значит, преимущественно задней и медиальной части corticalis, в отличие от сифилитических сабельных ножен, при которых кости изогнуты вперед и утолщена передняя поверхность кости.
Еще более типичны рентгенологические признаки coxa vara rachitica. При этой деформации в противовес другим видам coxa vara не столь уменьшается шеечно-диафизарный угол (coxa vara vera), сколько опять-таки дугообразно искривляется проксимальный метафиз и диафиз бедра (coxa vara spuria) (рис. 332).
Эпифизарная линия, отделяющая эпифизарную, головку бедра от шейки, лежит в плоскости, близкой к горизонтальной, или же идет с медиально-нижней стороны латерально и вверх.

Тяжелый цветущий рахит у мальчика
Рис. 333. Тяжелый цветущий рахит у мальчика 1 года 8 месяцев. Истинный диафизарный перелом правого бедра в средней трети диафиза с шаровидной костной мозолью. Варусная деформация проксимального конца бедра с обеих сторон.

При рахитических искривлениях позвоночника (чаще всего кифозах грудного отдела позвоночного столба, но также всевозможных кифосколиозах), как и при рахитических деформациях таза, рентгенологическому исследованию не принадлежит большое место в клинике. Обычно при рахите лишь усиливаются нормальные, физиологические кривизны всего позвоночника, а отдельные тела и элементы позвонков заметным образом и вовсе не меняют своей нормальной формы, они лишь вовлекаются в общий системный остеопоротический процесс.
Рахитические деформации, как известно, отличаются хорошим прогнозом. В тех сейчас редких случаях, когда после излеченного основного заболевания остаются стойкие деформации, рентгенограммы показывают толстые плотные кости, иногда со склеротической костной структурой. Необходимо подчеркнуть, что активное хирургическое вмешательство строго противопоказано во флоридной стадии рахита. Поэтому при учете показаний к ортопедическим кровавым способам лечении рентгенологическое исследование при рахите обязательно.
Цветущий рахит у 2-летнего ребенка
Рис. 334. Цветущий рахит у 2-летнего ребенка. Множественные лоозеровские зоны перестройки костей предплечья с обеих сторон.

Истинные переломы при рахите встречаются в противовес ходячему мнению несомненно редко. Это и понятно: чем мягче кость, тем больше она поддается и гнется, но не ломается. Зато нередким осложнением рахита служат надгибы и надломы по типу „зеленой веточки”, т. е. частичные поперечные поднадкостничные надломы коркового вещества, с угловым смещением, происходящие на вогнутой стороне искривленной кости. Большая по своим размерам мозоль состоит главным образом из остеоидного вещества, а известь в незначительном количестве, иногда и во флоридной стадии, откладывается преимущественно по хорде, т. е. опять-таки на месте максимальной нагрузки (рис. 333).
Особое внимание при рахите следует обратить на так называемые зоны просветления Лоозера (Looser). Гистологические исследования этого автора показали, что на вершине изгиба и в других местах максимального приложения механических сил в патологических костях может наступить ограниченный процесс усиленного лакунарного рассасывания пластинок костного вещества. Одновременно в этом же месте происходит и менее энергичное построение нового костного переплета, который чрезвычайно беден известью или вовсе ее не содержит. Кроме того, костный мозг видоизменяется в фиброзную соединительную ткань. Происходит, таким образом, своеобразный процесс замещения одних тканей другими, местный процесс внутренней перестройки кости, имеющий некоторое сходство с явлениями перестройки в мозоли. Подлинного нарушения целости кости, следовательно, при этой перестройке нет.
Рентгенологически этот пояс усиленного местного разрушения кости при рахите обрисовывается (рис. 334) в виде поперечной совершенно прозрачной зоны шириной до 8 мм. Зона просветления может проходить через всю толщу кости, от корки до противоположной корки, или быть частичной, например на протяжении трети или половины поперечника кости. Костное вещество, ограничивающее с обеих сторон (т.е. с проксимальной и дистальной сторон) светлую полоску, несколько уплотнено или более резко склерозировано. Поэтому лоозеровская зона выступает на снимках очень контрастно. Контуры, отделяющие светлую зону от обоих темных ободков, гладки и слегка смазаны. Надкостница несколько приподнята, и под ней имеется тонкая костная скобочка, перекидывающаяся через уровень светлой полоски и связывающая мостиком уплотненные участки. Более или менее значительного смещения костных „концов”, кроме углового, не бывает. Эти зоны перестройки кости при рахите никоим образом не следует смешивать с переломами.
При рахите нередко имеется множество лоозеровских зон, видных на рентгенограммах в пределах одного или нескольких диафизов, чаще всего в костях предплечья и голени, т. е. где имеется по две кости, а также в диафизе бедра.
Дифференцировать рахит рентгенологу приходится с рядом других детских болезней, главным образом с врожденным сифилисом, детской цингой, несовершенным остеогенезом, хондродистрофия, свинцовым отравлением.
Флоридный рахит настолько типичен, что рентгенограммы имеют почти патогномоническое диагностическое значение. Тем не менее в каждом мало-мальски сомнительном случае не следует брать все бремя отличительного распознавания на себя, а рентгенолог должен обязательно ориентироваться на клиническую и биохимическую помощь. Различные стадии репарации, например появление новой зоны препараторного обызвествления, могут симулировать сифилитический остеохондрит. Практически, однако, оба заболевания смешать нельзя, так как возраст больных различен. В то время как рахит не встречается раньше 6-го месяца жизни, врожденный сифилис производит наибольшие изменения в месте энхондрального окостенения в первые месяцы жизни. Таким образом, возраст является важнейшим дифференциально-диагностическим фактором и должен быть учтен рентгенологом в первую очередь. Опытный рентгенолог на основании одних только размеров костей на неуменьшенной оригинальной рентгенограмме или на основании определяющих возраст ядер окостенения отличает оба заболевания друг от друга. Вот почему могут возникнуть трудности при отличительном распознавании у недоношенных детей, когда это возрастное противопоставление не столь резко.
Формально рентгенологически важны следующие отличительные моменты. При сифилисе не бывает блюдцеобразного расширения метафиза, характерного для рахита, сифилитическим периостит не локализуется главным образом на вогнутой стороне. При рахите, с другой стороны, не наблюдаются интраметафизарные смещения, нет больших очагов изменений в метафизе, поражено больше костей и притом более симметрично, чем при врожденном сифилисе. Не следует упускать из виду, что рахит при врожденном сифилисе встречается чаще, раньше, легче и интенсивнее, чем у несифилитиков, и рентгенологические симптомы комбинированного заболевания могут быть очень сложны.
В дифференциальной рентгенодиагностике с цингой (стр. 4S5) следует учесть, что нередко приходится иметь дело не с чистыми формами того или иного авитаминоза, а с полиавитаминозом, например с сочетанием недостатка в пище витаминов D и С.
Авитаминозы D и С дают в скелете так много общих симптомов, что без полной увязки с общеклиническими данными и в особенности с биохимическими показателями отличительное распознавание одними только рентгенологическими средствами может оказаться несостоятельным. В комбинированных случаях рентгенологически важно определить, какой фактор в данном сочетании преобладает. При этом надо всегда иметь в виду, что и сам по себе рахит в своем рентгенологическом изображении довольно полиморфен, он носит на себе отпечаток тонких особенностей заболевания данной эпохи, данной местности, главным же образом данных социально-бытовых условий. Таким образом, большое практическое значение имеет рентгенологическое исследование в настоящее время именно при комбинированных заболеваниях костей в грудном возрасте и установление наличия одного заболевания отнюдь не исключает возможности сосуществования нескольких и прежде всего рахита. Об этом и должен постоянно помнить врач-рентгенолог.
Рентгенологические наблюдения Е. А. Перкович показывают, что рахит часто сочетается с общей алиментарной гипотрофией ребенка и в формировании рентгенологической картины костей при рахите какое-то участие принимает и этот фактор. По ее данным, значение имеет не только нарушение минерального, но и белкового обмена.

Несколько особняком стоит вопрос о так называемом позднем рахите. Диагноз позднего рахита ставится по старой традиции довольно часто, особенно в тех случаях, когда есть необходимость объяснить какое- нибудь непонятное явление в костной патологии или когда не может быть поставлен более удовлетворительный и точный диагноз заболевания.
изображение рентгенологических изменений в ростковой зоне при позднем рахите
Рис. 335. Схематическое изображение рентгенологических изменений в ростковой зоне при позднем рахите.
Существует ли на самом деле истинный поздний рахит как авитаминоз D? Не подлежит сомнению, что многие случаи так называемого позднего рахита в свете новых наших представлений о костных изменениях при поражениях почек, кишечника и других выделительных органов, должны быть отнесены именно к этим патологическим формам — к ренальной остеодистрофии, к остеонефропатии (кн. 2, стр. 7).
Но все же мы наблюдали ряд безупречно доказанных случаев и так называемого позднего рахита и считаем, что это — достаточно определенное, хотя и весьма редкое заболевание.
Поражаются чаще всего старшие дети, отроческий возраст, и к периоду конца полового созревания болезнь заканчивается благоприятно, более или менее полным выздоровлением.
Наиболее отчетливо процесс проявляется в концах костей, образующих коленный сустав, а также в дистальном конце костей предплечья, где в указанном возрасте быстрее всего происходит рост костей в длину. Больные обращаются за врачебной помощью лишь с очень общими жалобами на боли в костях, иногда — на .медленно развивающуюся деформацию. Многообразных общих явлений, как при детском рахите, здесь не наблюдается. Клиническая диагностика неточна и ненадежна, м рентгенологическому исследованию принадлежит решающее значение при распознавании rachitis tarda. Обыкновенно значительные изменения на рентгенограммах бывают неожиданностью, и рентгенологи при недостаточном знакомстве с заболеванием нередко допускают ошибки.
Анатомическая и рентгенологическая картина позднего рахита в принципе ничем не отличается от детского рахита. Все особенности всецело могут быть объяснены различием в возрасте, при позднем рахите эпифизарные концы уже достигли значительного развития.
Кости не захвачены таким резким остеопорозом, как при детском заболевании, так что корковый слой не так истончен, и структурный рисунок губчатого вещества не так прозрачен. Изменения в местах энхондрального окостенения преобладают над изменениями со стороны периоста. Прежде всего бросается в глаза (рис. 335) наиболее характерный, решающий симптом позднего рахита, а именно светлая бесструктурная остеоидная зона в метафизе, достигающая значительной ширины — до 2 см и больше. Блюдцеобразного вздутия здесь не бывает, во всяком случае метафиз не расширен в такой степени, как в грудном возрасте; поверхностные поднадкостничные слои на уровне рахитической зоны обызвествлены и выступают в виде тонкой корки. Процессы излечения, подчеркнем это, именно под влиянием витамина D протекают более вяло, чем у детей, и при позднем рахите чаще приходится в наиболее ярком виде наблюдать чередующиеся поперечные полосы отдельных ремиссий и рецидивов. Периостальные остеофиты очень незначительны и определяются преимущественно на местах надломов, редко встречающихся. Зоны просветления Лоозера видны и здесь. Больших дугообразных искривлений не бывает. Одним из частых осложнений позднего рахита являются genua valga, по поводу которых больные обычно и направляются к рентгенологу. Никоим образом не следует прибегать к ортопедическим активным хирургическим вмешательствам, пока не закончился под влиянием специфического витаминозного лечения активный костный патологический процесс.
Явления гипервитаминоза D у девочки
Рис. 336. Явления гипервитаминоза D у девочки в возрасте 4,5 месяцев с соответствующей клинической картиной. Резко подчеркнутые и слегка расширенные зоны предварительного обызвествления.

С другой стороны, в последнее время накапливается все больше фактов и в пользу существования истинного рахита как авитаминоза D, отличающегося неуступчивостью по отношению к специфическому витаминозному лечению. Обычные средние дозы витамина D в этих случаях не оказывают быстрого благоприятного лечебного действия на организм в целом и в частности на определяемые рентгенологически характерные костные изменения, и для успешного излечения могут понадобиться чрезмерные, чрезвычайно большие, можно сказать, токсические дозы витамина D. Эти случаи так называемого рефрактерного рахита несомненно редки. Они начинаются в обычные или несколько запоздалые сроки, но растягиваются на ряд лет в дошкольном возрасте.
Рентгенологическая картина этой клинической разновидности рахита ничем не отличается от уже. описанной во всем ее разнообразии.
Мы строго подчеркиваем, что эти две здесь выделенные разновидности рахита не имеют ничего общего с так называемым рахитом почечным, кишечным и вообще, так сказать, висцеральным рахитом — ренальными, интестинальными и тому подобными остеодистрофиями, о которых речь будет ниже (гл. XII). Поэтому точный диагноз ставится лишь на основании развёрнутого и углубленного клинического, рентгенологического и биохимического сочетанного исследования, после тщательного изучения патологии внутренних органов, относящихся к выделительным системам, прежде всего после тщательного урологического исследования, в результате которого доказана нормальная функция почек.
Надо также учесть, что в известном, пусть и небольшом проценте случаев, примерно в 5—8, при безупречно доказанном общем рахите кости вовсе не вовлекаются в патологический процесс, и поэтому, по новым исследованиям Е. А. Перкович (1959), подтверждается наш вывод о том, что рентгенологическое исследование не является абсолютно точным самостоятельным методом распознавания рахита, а должно применяться в комплексе с другими клиническими и лабораторными методами диагностики.
Здесь также уместно упомянуть о возможности рентгенологического определения гипервитаминоза D. В последние годы в связи с широко проводимыми профилактическими мероприятиями в детском возрасте и с популяризацией среди населения представлений о пользе для организма человека витаминов вполне возможны случаи передозировки того или иного витамина, в частности и витамина D. Не касаясь клинической стороны дела, необходимо указать, что рентгенологическое исследование костной системы в детском возрасте в состоянии в какой-то мере представить объективные доказательства такого воздействия, так как весь процесс энхондрального окостенения является весьма чувствительным показателем не только понижения, но и повышения влияния этого фактора на костеобразование в детском возрасте.
Есть основание считать, что в нормальной кости под влиянием повышенных доз витамина D зоны предварительного обызвествления подчеркиваются (рис. 336). При этом усилении зоны предварительного обызвествления — расширении и повышении их интенсивности — не меняется губчатый рисунок метафиза. Это обстоятельство надо иметь в виду в дифференциальной диагностике многочисленных заболеваний детского возраста, особенно раннего, которые сопровождаются изменениями в ростковой зоне.
Весь этот важный в теоретическом и практическом отношении вопрос заслуживает тщательного дальнейшего изучения.



 
« Религия и психические болезни   Рентгенодиагностика заболеваний позвоночника »