Начало >> Статьи >> Архивы >> Рентгенолаборант

Вопросы деонтологии в работе рентгенолаборанта - Рентгенолаборант

Оглавление
Рентгенолаборант
Обязанности и права
Рентгеновский кабинет, сопровождение больных
Помещение рентгеновского кабинета
Техника рентгенографии
Последовательность рентгенографии
Методы рентгенографии
Рентгенологическое исследование мягких тканей
Усиливающие экраны
Рентгеновский архив
Оформление и хранение рентгеновских документов
Коэффициенты рентгеновских единиц и процедуры
Работа рентгенолаборанта в специализированных условиях
Бронхография
Холецистография
Рентгенологическое исследование детей
Акушерство и гинекология
Вопросы организации неотложной рентгенологической помощи
Рентгенологическое исследование душевнобольных и при алкогольном опьянении
Некоторые возможные осложнения при рентгенодиагностических процедурах
Вопросы деонтологии в работе рентгенолаборанта
Вопросы повышения квалификации рентгенолаборанта
Влияние ионизирующих излучений на организм человека
Основные принципы защиты от излучений

Неоднократно поднимался вопрос о роли среднего звена медицинских работников в лечебно-диагностической работе и во всей деятельности, связанной с охраной здоровья трудящихся. Обычно в лечебном учреждении средний медицинский персонал осуществляет назначаемое врачом лечение, следит за изменением в состоянии больного, наблюдает за динамикой восстановления его здоровья и трудоспособности, проводит лечебно-профилактические и гигиенические мероприятия. Одновременно с этим высокий уровень профессиональной подготовки средних медицинских работников означает и овладение ими основами психологии и деонтологии.

При подготовке врачей и средних медицинских работников разных специальностей, в том числе и рентгенолаборантов, не всегда прививаются им необходимые деонтологические навыки. Общеизвестны высокие этические нормы рентгенолаборантов, их гуманизм, преданность делу охраны здоровья людей. Вместе с тем в некоторых вопросах этики и их понимания отношения к больным и во взаимоотношениях с товарищами по работе иногда допускаются ошибки, и если их своевременно не устранять, они могут повторяться. Поэтому в работе современного рентгеновского кабинета предполагается знание норм поведения, деонтологии и организации работы рентгеновских кабинетов, и это в свою очередь вне всяких сомнений должно в значительной степени способствовать повышению качества работы по устранению имеющихся недостатков.
Еще Гиппократ выработал определенные правила этического поведения врача, нашедшие свое отражение в так называемом «факультетском обещании», которое раньше подписывали врачи, окончившие курс медицинского факультета. Эти правила в основном были следующие: не помрачать чести своего сословия, помогать больному и страждущему человеку, свято хранить семейные тайны, не злоупотреблять доверием пациента, изучать врачебную науку, сообщать о новых открытиях, не применять тайных средств, справедливо относиться к товарищам, приглашать, когда нужно, опытных врачей для совета, не отказывать в советах другим, на первое место ставить интересы больного.
Эти правила и до сих пор лежат в основе врачебной этики и деонтологии. Они полностью относятся и к рентгенолаборантам.
В соответствии со статьей 13 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении Президиум Верховного Совета СССР издал Указ от 26 марта 1971 г. «Об утверждении текста присяги врача Советского Союза и Положения о порядке принесения присяги». Согласно Положению, присягу врача Советского Союза приносят граждане СССР, окончившие в СССР после 1 июня 1971 г. высшие учебные заведения и медицинские факультеты университетов и получившие звание врача.
Термин «деонтология» происходит от греческого слова «деон» — должное и в переводе означает «учение о должном». Под этим словом в медицинской практике подразумеваются не только разумная организация работы врачей, среднего и младшего медицинского персонала в коллективе лечебного учреждения, но их взаимоотношения, отношение к больному, долг медика и многие другие подобного характера вопросы.
Медицинская деонтология основывается на высоких этических принципах и требует от врача и рентгенолаборанта руководствоваться только соображениями благополучия больного, а также всегда воздерживаться от поступков, роняющих достоинство медицинского работника.
Деонтологические требования предполагают постоянную заботу о создании дружного коллектива в больнице, госпитале, поликлинике. Передовые русские врачи всегда стремились поднять роль среднего медицинского персонала. М. Я. Мудров подчеркивал: «Умный врач, т. е. чувствующий малость своих познаний и опытов, никогда замечаний сиделок не презрит, но паче воспользуется ими», а профессор В. Ф. Снегирев повесил портрет няни акушерской больницы Макаровой рядом с портретами Н. И. Пирогова и Чарльза Дарвина. «Уместно стремиться к тому — говорил академик Η. Н. Петров, — чтобы этот термин (деонтология. — И. М.) не только не исчезал из повседневного обихода, но, наоборот, подчеркивался, становился общеизвестным». Нетрудно себе представить, что рентгенология особенно нуждается в строгом соблюдении деонтологических правил, — тем более, что эта специальность имеет много специфического. Она является единственной медицинской специальностью, требующей проведения исследования больных в темном кабинете аппаратами разнообразной конструкции, которые работают под током высокого напряжения, нередко при включении они издают шум, и, наконец, всем известно, что в рентгеновском кабинете бывает распознано нередко заболевание, которое даже опытный клиницист не всегда может определить самыми совершенными клиническими и другими методами исследования.
Вопросы деонтологии в рентгенологии обычно являлись предметом лекций для врачей-рентгенологов и обсуждались на конференциях М. И. Неменовым, С. А. Рейнбергом, Ю. Н. Соколовым, Д. С. Линденбратеном, Ш. И. Абрамовым и другими. Первые руководства по рентгенологической деонтологии были подготовлены и изданы Н. Я. Мильманом и Л. Е. Кишиневским в 1956 и 1960 годах.
Деонтология в рентгенологии тесно связана с психологией. Она рассматривает вопрос о том, как должен быть организован рентгеновский кабинет, как должен вести себя медицинский работник, чтобы максимально оградить психику больного от травмирующих влияний в отделении, в чем заключается долг и какова этика обслуживающего персонала. Между медицинским работником и больным должно существовать постоянное взаимное доверие. Больной более или менее активно выполняет требования врача и рентгенолаборанта, придерживается предписанного режима, свойственного специфике рентгенологии. Нередко больному приходится, подчиняясь указанию врача, испытывать боль и другие неприятные ощущения (например, при спинномозговой пункции, пневмоэнцефалографии, бронхографии, бужировании мочеиспускательного канала при урографии и т. д.). Он идет на это, потому что доверяет врачу, верит в необходимость и правильность его действий. В то же время больной иногда проявляет известную совершенно естественную настороженность, внимание больного обострено к высказываниям врача, поведению его и действиям. Это обязывает медицинский персонал строго соблюдать правила деонтологии.
Взаимоотношения медицинского персонала с больным строятся по-разному. Многое зависит от характера и стадии заболевания, индивидуальных особенностей больного, имеет значение и характер рентгенологической помощи, а также от индивидуальных свойств обслуживающего персонала. Рентгенолаборант должен всегда помнить, что больной нуждается не только в его особом внимании и чуткости — больного нужно уметь также ободрить и утешить.

Еще Н. И. Пирогов подметил, что если раненый находится в угнетенном состоянии, у него хуже и дольше протекает заживление ран. Состояние психики больного всегда необходимо учитывать при таких заболеваниях, как гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, язвенная болезнь желудка и 12- перстной кишки, тиреотоксикоз и многие другие. Не учитывать это — значит ухудшить состояние больного и очень часто допустить деонтологическую ошибку. Давно доказана возможность применения с лечебной целью психического воздействия на больных. К таким воздействиям относятся лечение словом (внушение и убеждение), создание благоприятно влияющей на психику больного окружающей обстановки и режима, четкая организация лечебных и диагностических процедур, высокая культура поведения всего персонала. Психотерапия необходима при любой болезни человека, так как любое состояние человека часто осложняется переживаниями, опасениями, страхами.
Нередко у больных возникают тревожные мысли о смертельной опасности их болезни. Подобные представления подчас возникают после чтения специальной медицинской литературы, взаимной осведомленности в палатах и отделениях среди больных. Чрезмерна я фиксация внимания па деятельности того или иного органа у мнительных больных приводит к развитию у них тяжелых состояний, чаще функциональных; эти состояния могут в дальнейшем фиксироваться, и тогда труднее становится их диагностика и лечение. Такие больные постоянно носят с собой лекарства, без конца считают пульс.
Со всяким действенным средством, в частности словом, нужно умелое обращение — иначе положительный эффект может превратиться в свою противоположность.
Следует учитывать, что нередко больные стесняются некоторых заболеваний, которые они и многие в их среде считают «неприличными» и о которых не принято говорить. К ним относятся венерические болезни, половая дисфункция, даже нарушение со стороны желудка и кишечника.

Изменяют состояние психики длительные боли, связанные к тому же с представлениями об усиливающейся опасности для жизни. Эти больные раздражительны, вспыльчивы, капризны.
Обслуживающий персонал рентгеновского кабинета никогда не должен забывать самого главного — психического состояния больного, и если это игнорировать, то тогда, как говорил Гиппократ, «врач вместо целителя, будет причиной болезни».
Рентгенолаборант должен уметь подойти к больному именно с психологической точки зрения в зависимости от обстоятельств и особенностей характера больного. Необходим контакт с больным, беседы с ним на разные темы, но без излишней при этом увлеченности. Имеет значение и внешний вид рентгенолаборанта, его подтянутость, аккуратность, оказывающее влияние на установление контакта с больными.
Не следует забывать и то, что чем выше уровень медицинской науки и рост культуры населения, тем выше требования к рентгенолаборанту. Многолетний опыт работы на различных участках организационной работы всегда убеждал нас в том, какое большое значение придается среднему медицинскому работнику рентгеновской службы. Рентгенолаборант не должен превращаться «в приставку к аппарату» и, приобретая знания, постоянно должен развивать в себе качества думающего и одновременно гуманного человека. Очень важно сочетать идейность, широкий кругозор, моральную чистоту и высокую культуру. От рентгенолаборанта требуется, чтобы он был сострадательным, доброжелательным, никогда не терял самообладания, был терпелив и спокоен. Прав В. X. Френкель, когда утверждает, что при наличии образования отсутствие воспитания особенно становится заметно и плохо влияет на окружающих. Говорят, что предпочтительнее неприветливый, но знающий свое дело рентгенолаборант, чем тот, кто добр и улыбчив, а работает плохо.
Нельзя больным рекомендовать недоступные в этом учреждении методы исследования, советовать достать то или иное лекарство, назначать на рентгенографию без согласования с врачом-рентгенологом.
Велика роль медицинского персонала рентгеновского кабинета в психологическом воздействии на больных при проведении различных дополнительных
исследований (томографии, пневмоперитонеума, бронхографии, ангиографии и др.).
Кратко, но в доступной и ясной форме следует познакомить больного с сущностью проводимого исследования, предупредить его об ощущениях, возможных в ходе исследования, или убедить в бесполезности манипуляции. Рентгенолаборант должен разъяснить больному, что польза от исследования во многом превосходит влияние возможного незначительного облучения (особенно сейчас, при достаточно хорошей защите).
В соответствии с уровнем его культурного развития особенностями его личности и характера больного врач должен разъяснить смысл и значение проводимых диагностических мероприятий, а в дальнейшем — смысл и значение лечения. Конечно, здесь не может быть стандарта и шаблона, и лекций читать больным не надо. Один больной нуждается в обстоятельном и убедительном разъяснении, другой -в кратком, без излишней детализации и подробностей, и эти разговоры всегда должны носить оптимистический характер.
Никогда нельзя забывать, что одно и то же отрицательное или положительное явление может вызвать со стороны разных больных разное отношение.
Многие ценные сами по себе процедуры дадут более слабый эффект, если больной будет настроен против них, если он будет бояться их или скептически к ним относиться. И, наоборот, психологическая подготовка больного к введению, например, контрастного вещества при бронхографии или другой процедуре, придание ему бодрости духа, общение с больными, у которых при этих видах диагностики получен хороший результат, в значительной мере усиливают положительный эффект. Больные могут не знать существа диагностики и лечения, самое главное — они должны в них верить. Всегда следует помнить слова Вольтера «надежда выздороветь — половина выздоровления».
У некоторых больных складывается мнение о квалификации врача по длительности времени, которое он затрачивает на их исследование. Чем дольше смотрит рентгенолог, тем он как бы внимательнее и более знающий.

Однако такое мнение в большинстве случаев является неправильным, так как при прочих равных условиях многое зависит от квалификации врача и от сложности применяемой рентгенологической методики. Естественно, что чем выше квалификация врача-рентгенолога, тем меньше времени ему требуется для нахождения и трактовки виденных им изменений. Другими словами, чем выше знания рентгенолога, тем он быстрее исследует больных при просвечивании, зато больше делает снимков и может их затем рассматривать столько, сколько необходимо. Это должен знать рентгенолаборант и в необходимых случаях разъяснить больным.
Вместе с тем нужно отличать быстрое, умелое рентгенологическое исследование от торопливости в работе, которая может повлечь за собой снижение качества исследования.
Особо следует сказать и о заболеваниях или осложнениях, вызванных тяжелыми переживаниями больного, порожденными словами или действиями врачей или средних медицинских работников. Даже незначительная оговорка или неточность формулировки могут глубоко травмировать больного. Существуют и так называемые отрицательные «немые» ятрогении. Как известно, термин «ятрогенное заболевание» (от греческого слова ятор — врач) означает болезни, которые создает сам врач. Это — психическое заболевание или осложнение заболевания, часто порожденное не словами и действиями травмирующего характера, а наоборот, тем, что больной не получает необходимых разъяснений. Это вызывает у него представление о том, что он страдает тяжелым заболеванием, которое от него хотят скрыть.
Часто не учитывается возможность причинить вред больному словом, своим поведением и обстановкой, в которой иногда оказывается больной.
Для психики большинства больных характерен элемент страха, который зачастую выступает на первый план. «Каждый больной страдает своей болезнью плюс страх», говорил Крихтон-Миллер. В результате своей специфической особенности предстоящее рентгенологическое исследование усиливает и без того тревожное состояние больного.
Это даже относится и к некоторым здоровым людям, явившимся для профилактического осмотра в рентгеновский кабинет, Человек чувствует себя хорошо там, где образцовый порядок, тишина — все, что не мешает и не беспокоит больного. Для того, чтобы больной чувствовал себя хорошо и бодро в рентгеновском кабинете, рентгенолаборант сам должен быть в хорошем настроении.
Гиппократ писал: «Все, что надо делать, делай спокойно и умело. Больного надо, когда это следует, ободрить дружеским, веселым, участливым словом, В случае необходимости строго и твердо отклоняй его требования, в другом случае окружи больного любовью и разумным утешением». В рентгеновском кабинете больному необходимо создать атмосферу доверия и полного спокойствия, уважать его достоинство, не обрывать грубыми замечаниями, проявляя свое нетерпение при неправильном положении рук и локтей больного, неумении задержать дыхание и т. п. Надо владеть своими страстями, т. е. следить за своими действиями и словами при разговоре с больным. Слова не должны вызывать у больного отрицательных эмоций, которые сами по себе могут привести к изменению функции исследуемых органов. Спешка, неделовая торопливость производят удручающее впечатление на больного.
Иногда врачей и рентгенолаборантов обвиняют в профессионализме, излишне сухом обращении с больным, «казенном» отношении к нему. Здесь уместно привести высказывание И. П. Павлова о том, что: «Слово для человека есть такой же реальный условный раздражитель, как и все остальные общие у него с животными, но вместе с тем и такой многообъемлющий, как никакие другие». Две тысячи лет до нашей эры говорили, что врач лечит словом, растением и ножом.
Рентгенологи часто не уделяют исследуемому несколько минут для того, чтобы успокоить его либо насторожить, рекомендовать пребывание в стационаре или даже разъяснить целесообразность операции. Разве не приходится часто сталкиваться с такими фактами, когда рентгенолога, отмечающего в протоколе заключения обнаруженные петрификаты в корнях, очаги типа Гона и т. п., неясные для больных спрашивают: «Не является ли это смертельным?»

К сожалению, довольно часто рентгенологи отказываются разговаривать с больными и направляют его за разъяснениями к лечащему врачу.
Отмеченный в протоколе желудок формы «крючка» также иногда вызывает у больного страх, что его желудок как-то особенно изогнулся. Известно, что это вариант нормы. Иногда позволяют себе такие возгласы в присутствии больного: «пет пульса», «не прощупывается селезенка», «нечеткий бульбус» и т. п.
После одной из популярных лекций о применении рентгеновых лучей в медицине ко мне обратился с вопросом юноша, у которого в заключении значилось «митральное сердце». Он совершенно серьезно спрашивал, долго ли ему осталось жить. При повторном исследовании у него было подтверждено то, что это один из вариантов нормальных юношеских сердец. Если бы при первом посещении кабинета было разъяснено юноше, что он совершенно здоров, это не вызвало бы у него появления подобного вопроса и чувства последующей обреченности. Кстати, и такие записи в протоколе рентгеновского заключения при нормальном варианте сердца являются излишними.
В. М. Бехтерев говорил, «...если больному после разговора с врачом не становится лучше, то это не врач». Это в равной степени относится и к рентгенолаборанту, если он достаточно квалифицированный, и воспитанный человек. Значит ли это, что больным надо читать лекции в рентгеновском кабинете? Это должно быть профессионально выработанное умение объяснить больному кратко то, что его интересует. Следует еще раз подчеркнуть, что надо учитывать особенность каждого отдельного больного, разобраться в его психике, заслужить его доверие.
Тишина и шепотная речь общеприняты в клиниках, больницах и других лечебных учреждениях. Известно, что шум усугубляет патологический процесс. Допустима ли шепотная речь в рентгеновском кабинете? Ни в коем случае. Мы уже отмечали, что больной в рентгеновском кабинете зачастую предельно напряжен и насторожен. Шепот создает у больного впечатление, что у него какое-то серьезное заболевание, которое хотят от него скрыть. С другой стороны, отрицательное влияние на больного оказывают такие
возгласы, как «интересно», «редкий случай», «типичная картина», многозначительное «да-да» и т. п., которые могут надолго вывести больного из равновесия. К. М. Быков установил, что условный раздражитель, действуя на воспринимаемый рецепторный аппарат доли секунды, в то же время вызывает ответную реакцию продолжительностью в несколько часов и даже несколько дней. Известен случай, когда рядом стоящий у экрана врач произнес многозначительно «однако», после чего больной упал в обморок. Больной был напряжен, прислушивался и в результате дал резкую реакцию. Один рентгенолог исследовал больного, у которого при просвечивании была видна резко расширенная аорта. Рентгенолог воскликнул: «Это не аорта, а самоварная труба». Больной, естественно, был перепуган. Желая исправить свою ошибку, врач решил провести своеобразную психотерапию и стал уговаривать перепуганного больного в том, что ничего плохого нет, но ... надо «следить за своей аортой». В этих случаях следует либо вообще ничего не говорить в присутствии больного во время исследования, либо говорить о хорошем.
Плохое влияние оказывают на больного посторонние разговоры, которые при больных ведет рентгенолог с рентгенолаборантом, с врачами или случайными лицами, находящимися в то время в кабинете. Естественно, больному кажется, а это нередко так и бывает, что врач отвлекается, невнимательно его исследует.
С момента появления больного в рентгеновском кабинете следует обязательно прекратить все разговоры, тем более смех, чтобы больной чувствовал, что он — центр внимания рентгенолога и его помощников. Все объяснения даются в отсутствие больного. Врач не должен при больном высказывать какие-либо критические замечания в отношении работы аппарата, плохой рентгенограммы, недостаточно оформленной истории болезни и т. п. Нельзя проявлять на работе свое настроение, и если подчас врач вынужден делать замечания обслуживающему персоналу, то эти замечания следует высказывать в корректной форме, лучше в отсутствии больного.

Недопустимыми также являются разговоры в рентгеновском кабинете о вредности облучения, напоминание студентам или курсантам в присутствии больного о необходимости надевать перчатки, фартуки. Все это должно быть оговорено заранее.
Некоторые врачи иногда довольно громко и резко дают технику команду «ток». Многих больных это явно пугает. Для повторного исследования некоторые больные приходят в кабинет в калошах, снимают часы, как проводники тока, и т. п.
Давно установленным является отказ употребления при исследовании таких терминов, как «канцер», «Цр», достаточно хорошо известных многим больным. В ряде клиник с осторожностью относятся к этим терминам и заменяют их такими синонимами, как «неопластическая инфильтрация», «бластома», «cancer» (по-русски), отложение извести и т. п. Делать это лучше всего в отсутствие больного.
Нет смысла скрывать от больных наличие у них перелома или вывиха, гайморита и т. п., но не усиливать эти объяснения. Врачи знают, что рентгенолаборант в этих случаях не должен давать каких- либо рекомендаций.
В практике работы, особенно во время проведения амбулаторно-поликлинического приема, часто родственники  больного обращаются к врачу-рентгенологу с просьбой выдать два протокола: один для «больного», в котором указать ложный диагноз, другой, настоящий для лечащего врача. Делать этого нельзя, так как это может явиться причиной многих недоразумений, ошибок, неправильного поведения больного и даже судебных исков. Нельзя направлять на повторное обследование больных под давлением самих больных, без наличия показаний для этого.
Кстати сказать, неблагоприятное впечатление производит на больного выдача заключения рентгенологического исследования через санитарку. Это должен делать непосредственно врач-рентгенолог и при надобности кратко ответить на возникшие у больного вопросы.

Недопустимо, чтобы кто-либо, и тем более персонал рентгеновского кабинета курил во время проведения рентгенологического исследования больных.
Все это является результатом низкой культуры в работе и оскорбляет достоинство больных. Курение в кабинете недопустимо не только с точки зрения противопожарной безопасности, соблюдения культуры в работе и охраны здоровья персонала, но также потому, что многие больные, особенно женщины и дети, не переносят табачного дыма. В непроветренном помещении запах табачного дыма изменяет функцию многих органов и систем (сердца, желудка и т. п.).
Нельзя при исследовании вслух сожалеть, что больной обратился за помощью поздно, что болезнь запущена и т. п.
Велико значение всей обстановки рентгеновского кабинета, правильной организации работы и его оборудования для создания у больного спокойного положительного отношения к исследованию, поддержания уверенности в благоприятном исходе заболевания, надежды на избавление от страданий и исключения элемента тревоги. В кабинете важен продуманный и организованный порядок приема и регистрации больных, ликвидации очередей и длительного ожидания за дверью рентгеновского кабинета. Недопустимо, чтобы больные длительное время ждали приема в комнате ожидания, были в ней свидетелями приема других больных, особенно находящихся в тяжелом состоянии, больных с травмами, доставленных на носилках. Длительное заполнение документации также отрицательно действует на больного, вызывает чувство раздражения. В связи с этим в ряде случаев оправдано использование готовых стандартных штампов, особенно если нормальная рентгенологическая картина. Уют и внимательное отношение к больному зависят от желания их создать. Если в рентгеновском отделении нет строгого порядка и больные это видят и слышат, у них хорошее настроение от этого не появится. Бывает, правда, что и хорошее оборудование иногда находится в запущенном состоянии. Недостаточно четкий порядок работы, своеобразный неблагоприятный микроклимат отделения отражается и на настроении больных. Взаимоотношения больного и медицинского работника должны строиться без излишней слащавости или фамильярности, как равноправные, как отношения знающего медицинского работника и доверяющего ему больного.

Исследования нескольких больных, одного вслед за другим, зачастую проводимые очень быстро, поздние последующие записи заключений иногда на следующий день отрицательно сказываются как на качестве диагностики, так и на психике больных, которые, несомненно, в большинстве случаев догадываются о ненадежной диагностике и возможной ошибке. Нельзя проводить исследование сразу нескольким больным и после этого «на память» записывать данные протокола. Нередко в процессе рентгенологического исследования для изучения эвакуаторной функции желудка и других аналогичных ситуаций больного просят некоторое время «полежать на правом боку». Все это следует делать не в процедурной; но если других условий нет, — не допускать, чтобы в кабинете находились исследуемые разного пола, и уж, конечно, не укладывать их на одну кушетку. Надо особенно умело стремиться установить контакт с детьми, а нередко и с особо эмоциональными пациентами. Работать с детьми может и должен только тот, кто сам любит детей. Следует с осторожностью рекомендовать больным обратиться в онкологическое учреждение или направлять для лучевого лечения.
Отказ в рентгенологическом исследовании желудочно-кишечного тракта, почек и других органов ввиду плохой подготовки больного вызывает естественное недовольство больного. Во избежание этого рентгенолаборант должен тщательно проинструктировать средний медицинский персонал отделений по подготовке больных к отдельным видам рентгенологического исследования. Иногда целесообразно на эту тему побеседовать непосредственно с самими больными, особенно амбулаторными, разъяснить недопустимость приема лекарств, питья и курения перед исследованием и т. п. Психической травмой является перенос исследования на другой день, тем более, если больной специально к нему подготовился.
Больные должны с удобством и в покое ожидать вызова в кабинет. Опыт показывает, что вследствие определенной психологической настроенности больной предпочитает видеть вход в кабинет и слушать адресованное ему приглашение. Отсюда вытекает следующая организация вызова:рентгенолаборант называет (желательно через микрофон) фамилию, имя и отчество больного и приглашает его в кабину. При этом включается световое табло у двери соответствующего кабинета. Уровень громкости при вызове не должен превышать уровня обычной разговорной речи. При входе в кабинет автоматически включается табло «Кабинет занят», а в комнате управления на табло у рентгенолаборанта появляется соответствующий сигнал. Дверь из коридора в кабинет должна быть заперта изнутри.
В комнате ожидания больных нередко происходят оживленные «дискуссии». Предупредить травмирующую больных информацию бывает очень трудно, но деликатно не допускать и бороться с этим надо. Источником дезинформации могут также явиться больные, находящиеся па обследовании и лечении в стационаре. Они в большинстве своем питаются лишь сведениями, почерпнутыми от тех, кто «что-то» и «где-то» сказал. Эти источники сообщают о пользе, эффективности или вреде той или иной процедуры, о методике исследования и лечения, «авторитетно» заявляют о квалификации того или иного врача. К сожалению, такие больные приносят большой вред своим товарищам по палате, напрасно настораживают их, подготавливая к особой эмоциональной восприимчивости, к готовящейся процедуре. Нам неоднократно приходилось встречать таких больных, которые в результате дезинформации боятся, а подчас и плохо переносят ангиографию, пневмоэнцефалографию, внутривенную урографию и многие другие. Бороться с подобными «знатоками» нелегко. Здесь нужны беседы врачей среди больных, большая разъяснительная работа. Иногда приходится принимать крайние меры, вплоть до изоляции некоторых из дезинформаторов. Тяжелый больной не должен усугублять состояние более легкого!
Случаи, когда рентгенолаборанты и даже санитарки вносят дезорганизацию в работе кабинета, информируя больных о ценности того или иного метода исследования, «устанавливают» диагнозы и т. д., должны строго пресекаться.

Значительное внимание следует уделять подготовке рабочего места для укладки больных при проведении рентгеновских снимков (дезинфекция штатива II кассеты или покрытие их бумажной салфеткой при снимках черепа и др.), чему, к сожалению, в рентгеновских кабинетах не придается должного значения. Ясно, что больной, который видел, как предыдущему пациенту укладывали стопу или другую часть тела, неохотно соглашается положить лицо на тот же стол, например при снимке придаточных полостей носа.
Многие больные, которым должно быть проведено исследование желудочно-кишечного тракта, особенно внимательно следят за санитаркой или рентгенолаборантом, когда те подготавливают контрастную взвесь, наблюдают за тем, достаточно ли тщательно вымыта посуда, в частности стакан или кружка. Как уже было отмечено, необходимо иметь соответствующий запас стаканов в зависимости от количества предстоящих исследований в течение дня, стаканы должны быть тщательно вымытыми, еще лучше прокипяченными с утра до начала работы. То же относится и к клизменным наконечникам для проведения ирригоскопии. Бариевая взвесь должна приготавливаться только на кипяченой воде и в день исследования.
В каждом рентгеновском кабинете и отделении должен быть организован учет количественной и качественной работы рентгенолаборанта и обсуждаться на отделенческих конференциях. Такие обсуждения никоим образом не должны превращаться в обвинительные акты против рентгенолаборантов. Повышение качества работы рентгенолаборантов неразрывно связано с изучением их ошибок. Это обмен опытом — хорошим и плохим. Рентгенолаборанты должны присутствовать и в тех случаях, когда обсуждаются ошибки врачей-рентгенологов. Решительного осуждения заслуживают попытки свои дефекты в работе переложить на других. Надо учитывать, что не всегда удача или неудача в диагностике и лечении зависят от врача и рентгенолаборанта.
Чем выше квалификация рентгенолаборанта, тем аккуратнее он посещает заседания, конференции, участвует в разборах, выступает с предложениями, участвует в обмене опытом.
Как правило, все это не делают те, которые в своей повседневной работе проявляют недостаточные знания при излишней заносчивости. К вопросам деонтологии относится также умение поддерживать взаимные контакты между рентгенолаборантами, учиться друг у друга. К сожалению, нередко бывает неоправданная боязнь обращаться за советами.



 
« Рентгенодиагностика заболеваний позвоночника   Рентгенологические синдромы и диагностика болезней легких »