Начало >> Статьи >> Архивы >> Ротавирусный гастроэнтерит

Иммунитет - Ротавирусный гастроэнтерит

Оглавление
Ротавирусный гастроэнтерит
Этиология
Физико-химические свойства ротавирусов
Культивирование ротавирусов человека
Таксономия ротавирусов
Антигенные взаимоотношения в группе ротавирусов
Эпидемиология
Патологическая анатомия
Патогенез
Иммунитет
Клиника
Клиника - боли в животе, температура, интоксикация
Исследование слизистых оболочек, лимфатических узлов
Исследование пищеварительной функции
Функциональное состояние других органов кровообращения, дыхания
Клиническое течение при эпидемической вспышке
Клиническое течение спорадических случаев
Лабораторные исследования
Обнаружение и исследование частиц ротавируса под электронным микроскопом
Иммуноэлектронно-микроскопическое исследование частиц ротавируса
Выделение и изучение ротавируса в культурах ткани
Реакция связывания комплемента
Метод иммунофлюоресценции
Реакция иммунопреципитации с окрашиванием преципитатов
Иммунодиффузия
Иммуноэлектроосмофорез
Методы радиоиммунологического исследования
Методы иммуноферментативного исследования
Сравнительная оценка различных методов обнаружения ротавируса
Методы обнаружения и изучения иммунологических сдвигов
Реакция связывания комплемента
Реакция нейтрализации вируса
Реакция подавления гемагглютинации
Иммунофлюоресценция
Методы серологического исследования
Диагноз
Лечение
Профилактика
Список литературы

Развитие ротавирусной инфекции в организме сопровождается рядом характерных иммунологических изменений. Самым ранним признаком формирования иммунитета к ротавирусу является появление специфических антител в сыворотке крови. Kapikian, Н. Kim и соавт. (1974) при помощи иммуноэлектронной микроскопии и реакции связывания комплемента показали, что иммунные антитела, агрегирующие частицы ротавируса в очищенных и концентрированных фекальных препаратах и связывающие комплемент в присутствии ротавирусного антигена, не обнаруживаются в сыворотке крови больных, взятой в первые дни болезни, но выявляются во второй пробе сыворотки, взятой через 3 — 6 нед после первой. При изучении парных сывороток больных ротавирусным гастроэнтеритом (взятых на 2 — 4-й день и через 14 — 30 дней после появления симптомов болезни) G. Davidson, I. Goller и соавт. (1975), используя метод непрямой иммунофлюоресценции, обнаружили уже в ранних сывороточных пробах специфические антитела к ротавирусному антигену, принадлежащие к классу М. Специфические иммунные глобулины этого же класса были обнаружены в поздних пробах сывороток. Титрование антител не проводилось, поэтому, по данным G. Davidson, I. Goller и соавт., нельзя судить об их количественной динамике. Антитела, принадлежащие к классам G и А, ни в ранней, ни в поздней сывороточных пробах не были найдены.

Дальнейшие исследования подтвердили, что специфические иммунные антитела класса М при ротавирусной инфекции образуются рано. I. Orstavik и К. Haug (1976) при помощи непрямой реакции иммунофлюоресценции обнаружили их у 5 из 16 больных детей в течение 1-й недели болезни, а в пробах сыворотки, собранных в течение 2, 3, 4 и 5-й недель, иммунные антитела класса М обнаруживались регулярно. При обследовании сывороток тех же больных через 6—10, 11—20 и 21 — 40 нед антитела класса М не были найдены ни в одной из проб. Антитела класса G появляются позднее — на 2 — 3-й неделе от начала болезни и продолжают регулярно обнаруживаться до 40-й недели после выздоровления (срок наблюдения). Таким образом, обнаружение антител класса М, иммунных к ротавирусному антигену, указывает или на текущую, или на недавно перенесенную ротавирусную инфекцию. Однако сравнение титров антител этого класса в парных сыворотках может дать ложный результат вследствие раннего их исчезновения. Для наблюдения динамики развития гуморального иммунитета целесообразно исследовать антитела класса G. На раннее появление антител класса М в процессе заболевания ротавирусным гастроэнтеритом и на задержанное появление антител класса G указывают также Т. Morishima, С. Nagayoshi и соавт. (1976).
В связи с широким распространением ротавирусной инфекции был проведен ряд исследований для установления иммунологической структуры населения по отношению к ротавирусу. С этой целью N. Blacklow, Р. Echeverria и D. Smith (1976) провели исследования сывороток, взятых от 592 детей и подростков в Бостоне, США. Наличие и уровень антител определялись в реакции связывания комплемента с антигенами ротавируса человека и ротавируса диареи телят, а также в реакции иммунофлюоресценции с антигеном ротавируса диареи телят.
Около 80% детей в возрасте до 3 мес обладали гуморальным иммунитетом, что, вероятно, объясняется наличием в их крови материнских антител. Наиболее низкий уровень детей, обладающих гуморальным иммунитетом к ротавирусу, был обнаружен в группе 3 — 9-месячного возраста (ниже 20%). В более старших возрастных группах (от 9 мес до 18 лет) контингент лиц с антителами последовательно увеличивается, достигая к 12-м годам уровня выше 80%. Аналогичное исследование с использованием метода флюоресцирующих антител и антигена ротавируса диареи телят было проведено в Тайбее, Тайвань [Echeverria Р., Blacklow N. et al., 1977]. Возрастная структура гуморального иммунитета у обследованных 342 детей оказалась сходной с рассчитанной по материалам Бостона: 53% детей в возрастной группе до 3 мес, 19%—в группе 3 — 9 мес, 28% в группе 12—18 мес, 53% в группе 18 — 24 мес с колебаниями от 45 до 55% в более старших возрастных группах (до 12 лет). Близкие результаты были получены при обследовании детей и взрослых в Мельбурне, Австралия [Gust I., Pringle R. et al., 1977], а также в США и Бангладеш [Kapikian A., Greenberg Η. et al., 1978]. Одновременно было показано, что среди взрослых прослойка лиц, обладающих гуморальным иммунитетом к ротавирусу, еще более высока, чем среди детей и подростков.
При проведении серологических исследований было отмечено, что титры комплемент-связывающих антител после перенесения ротавирусной инфекции уменьшаются значительно быстрее, чем титры нейтрализующих антител или антител, выявляемых при помощи иммунофлюоресценции. Снижение уровня антител к ротавирусу с увеличением возраста может свидетельствовать или о редкости реинфекций, или о том, что. не каждый случай реинфекции ведет к увеличению титра антител, особенно комплементсвязывающих. Тем не менее описаны случаи ротавирусной реинфекции взрослых с развитием явлений гастроэнтерита и четким повышением титров антител класса G в реакции иммунофлюоресценции, а также комплемеитсвязывающих антител [Orstavik I., Haug К., Sovde А., 1976].
A. Kapikian, Н. Kim и соавт. (1976) и Н. Kim, С. Brandt и соавт. (1977) обратили внимание на то, что обнаружение у де: тей в возрасте первых двух лет комплементсвязывающих антител в сыворотке крови коррелирует со значительно мепыпей частотой развития ротавирусной инфекции. Однако у детей в возрасте до 6 мес и старше 24 мес, не обладающих антителами, инфекция развивается реже, чем у серологически пеиммунных детей в возрасте 6 — 24 мес. Таким образом, наличие сывороточных антител, ассоциирующееся обычно с низкой частотой развития ротавирусной инфекции, возможно не является основным фактором защиты организма от ротавирусного гастроэнтерита. Поэтому A. Kapikian, Н. Kim и соавт. подчеркнули важность изучения роли кишечных секреторных антител класса А в развитии и поддержании невосприимчивости организма, и в частности кишечника, к инфекции и реинфекции ротавирусом.
Исследования, проведенные на модели ротавирусного гастроэнтерита свиней, показали, что иммунитет организма и невосприимчивость кишечника к инфекции обусловлены прежде всего присутствием в кишечном просвете секреторных антител класса A [Abou-Youssef М., Ristic М., 1975; Bohl Е., Saif L., 1975]. Специфические антитела класса G обнаружены также в молозиве и молоке свиноматок, ранее перенесших естественную кишечную ротавирусную инфекцию. Внутримышечное инфицирование животных тем же вирусом обусловливает выработку антител преимущественно класса G |[Bohl Е., Saif L., 1975]. Антитела, нейтрализующие вирус диареи телят, обнаружены в молозиве и молоке коров [Woode G., Jones J., Bridger J., 1975].
В.   Schoub, О. Prozesky и соавт. (1977) при исследовании 30 проб молозива кормящих матерей нашли в 4 пробах (13%) антитела, выявляемые при помощи иммунофлюоресценции. Титр их не превышал 1 : 10. В то же время у 29 из 30 обследованных матерей при помощи непрямой реакции иммунофлюоресценции были обнаружены сывороточные антитела в значительных титрах (до 1 : 1280). Содержание секреторных глобулинов класса А во всех пробах молозива было также значительным (от 120 до 2540 мг в 1 мл). Авторы считают, что их данные не указывают на присутствие в молозиве специфических анти- ротавирусных иммунных факторов. Другие исследователи, обнаружившие в человеческом молозиве и грудном молоке фактор, нейтрализующий ротавирус, также не считают его специфическим [Thouless М., Bryden A., Flewett Т., 1977]. G. Inglis, R. Sommerville и D. McClelland (1978) обнаружили антитела класса А в молозиве кормящих матерей на 2—4-й дни после рождения ребенка, причем в отдельных случаях IgA-антитела обнаруживались в молозиве при отсутствии их в сыворотке крови. Авторы пришли к заключению, что продукция IgA-антител к ротавирусу стимулируется у части матерей естественной кишечной ротавирусной инфекцией независимо от развития сывороточного иммунитета и что антитела в молозиве служат фактором пассивной иммунизации новорожденных детей. Высказывалось предположение, что клеточные системы, ответственные за продукцию IgA-антиротавирусных антител, не вырабатывают их постоянно, но обладают «иммунологической
памятью», восстанавливающей продукцию секреторных антител при каждой из последующих реинфекций [Holmes I., 1979].
Имеющихся к настоящему времени данных недостаточно для основательного понимания процесса выработки и роли секреторных IgA-антител при ротавирусной инфекции человека, и вопрос нуждается в дальнейшем изучении.
Материнские антитела переходят в кровеносную систему плода через плаценту и могут быть обнаружены в крови детей первых недель и месяцев жизни при помощи реакций нейтрализации и иммунофлюоресценции. Наличием этих антител ряд исследователей объясняют сравнительную редкость заболеваний гастроэнтеритом в первые 2—3 мес жизни.
Влияние пассивного иммунитета на ротавирусную инфекцию изучалось в опытах на ягнятах-гнотобионтах [Snodgrass D., Wells Р., 1976]. Было показано, что при пероральном введении новорожденным ягнятам молозива, содержащего антитела, или иммунной сыворотки массивное инфицирование их пищеварительного тракта ротавирусом овец не вызывает заболевания. D. Snodgrass, С. Madeley и соавт. (1977) после установления ими восприимчивости ягнят-гнотобионтов к инфекции ротавирусом человека, сопровождающейся симптомами диареи и последующим развитием гуморального иммунитета, испытали на этой модели защитное действие иммунного человеческого глобулина класса G. У ягнят, получивших перорально в течение первых 3 дней жизни по 9 г глобулина с титром антител к ротавирусу человека 1 : 160, последующее пероральное инфицирование этим вирусом не вызывало симптомов заболевания, но сопровождалось образованием специфических сывороточных антител. Авторы считают, что защитное действие введенного в кишечник иммунного сывороточного глобулина может быть использовано для предупреждения заболеваний у детей, подвергающихся высокому риску заражения ротавирусом, например, во время внутрибольничных вспышек, тем более что пассивная иммунопрофилактика не тормозит развития естественного иммунитета.
D. Snodgrass, К. Fahey и соавт. (1980) показали, что вакцинация коров инактивированным ротавирусом телят вызывает появление антител в молозиве и новорожденные телята, вскармливаемые им, приобретают повышенную устойчивость к заболеванию ротавирусной диареей.
Возможности создания искусственного активного иммунитета к ротавирусной инфекции при помощи живой вакцины из аттенуированных штаммов вируса изучаются в течение ряда лет на модели диареи телят [Mebus С., White R. et al., 1973;
Thurber E., Bass E., Beckenhauer W., 1977]. Полученные к настоящему времени данные, несмотря на определенную противоречивость, позволяют считать это направление исследований достаточно перспективным. Основываясь на том, что ротавирусы человека и животных обладают общим групповым антигеном и инфицирование телят-гнобионтов ротавирусом диареи телят создает в их организме невосприимчивость к инфекции ротавирусом человека, R. Wyatt, С. Mebus и соавт. (1979) приступили к изучению возможностей использования ротавируса диареи телят для создания живой вакцины против ротавирусного гастроэнтерита человека.



 
« Роль опорно-двигательного аппарата в сохранении работоспособности   Руководство к практическим занятиям по общей гигиене »