Начало >> Статьи >> Архивы >> Ротавирусный гастроэнтерит

Эпидемиология - Ротавирусный гастроэнтерит

Оглавление
Ротавирусный гастроэнтерит
Этиология
Физико-химические свойства ротавирусов
Культивирование ротавирусов человека
Таксономия ротавирусов
Антигенные взаимоотношения в группе ротавирусов
Эпидемиология
Патологическая анатомия
Патогенез
Иммунитет
Клиника
Клиника - боли в животе, температура, интоксикация
Исследование слизистых оболочек, лимфатических узлов
Исследование пищеварительной функции
Функциональное состояние других органов кровообращения, дыхания
Клиническое течение при эпидемической вспышке
Клиническое течение спорадических случаев
Лабораторные исследования
Обнаружение и исследование частиц ротавируса под электронным микроскопом
Иммуноэлектронно-микроскопическое исследование частиц ротавируса
Выделение и изучение ротавируса в культурах ткани
Реакция связывания комплемента
Метод иммунофлюоресценции
Реакция иммунопреципитации с окрашиванием преципитатов
Иммунодиффузия
Иммуноэлектроосмофорез
Методы радиоиммунологического исследования
Методы иммуноферментативного исследования
Сравнительная оценка различных методов обнаружения ротавируса
Методы обнаружения и изучения иммунологических сдвигов
Реакция связывания комплемента
Реакция нейтрализации вируса
Реакция подавления гемагглютинации
Иммунофлюоресценция
Методы серологического исследования
Диагноз
Лечение
Профилактика
Список литературы

Глава II
Эпидемиология

После того как в ряде стран была установлена ведущая роль ротавируса при небактериальных гастроэнтеритах, появились основания считать, что широкому распространению небактериального гастроэнтерита во многих странах мира соответствует столь же широкое распространение ротавирусной инфекции. После сообщения R. Bishop, G. Davidson и соавт. (1973) об обнаружении реовирусоподобного агента при гастроэнтерите в Австралии сходные вирусы были найдены в фекалиях больных с острыми кишечными расстройствами в Сингапуре [Tan G., Townley R. et al., 1974], Норвегии [Оrstavik I., Figenshau K·, Ulstrup J., 1974], Канаде [Middleton P., Szymanski M. et al., 1974], Индии [Holmes I., Mathan M. et al., 1974], США [Kapikian A., Kim H. et al., 1974], Гватемале [Conklin R., Du Pont H. et al., 1975], Японии [Suzuki Η., Konno T., 1975] и многих других странах. В Советском Союзе заболевания гастроэнтеритом ротавирусной этиологии были зарегистрированы и исследованы в ряде районов европейской части страны, Закавказья, Урала и Сибири [Дроздов С. Г., Шекоян Л. А., Королев М. Б., 1978; Дроздов С. Г., Шекоян Л. А., Королев М. Б., Нестерина Л. Ф., 1979].
Точные статистические данные о распространенности ротавирусного гастроэнтерита в различных странах мира отсутствуют, однако, располагая даже общими сведениями о заболеваниях с синдромом диареи в различных географических регионах и зная, какую часть среди них составляет ротавирусный гастроэнтерит, можно представить себе общую картину его распространенности. По данным Всемирной организации здравоохранения (Control of diarrhoeal diseases, 1978), в 1975 г. в странах Азии, Африки и Латинской Америки зарегистрировано около 500 млн. случаев диареи у детей в возрасте до 5 лет. До 18 млн. этих случаев имели смертельный исход. Эти данные относятся ко всем инфекционным заболеваниям, сопровождающимся синдромом диареи, однако группа экспертов ВОЗ, руководящая программой борьбы с заболеваниями, сопровождающимися диареей, считает, что в развивающихся странах ротавирус является причиной 50—60% случаев острых кишечных расстройств у детей в возрасте от 6 мес до 2 лет. В экономически развитых странах уровень заболеваемости острыми гастроэнтеритами значительно ниже, чем в развивающихся странах. Тем не менее острые гастроэнтериты в экономически развитых странах по числу случаев занимают 2-е место после респираторных заболеваний [Steinhoff М., 1978]. Свидетельством важности проблемы гастроэнтерита для европейских стран является оценка ее значения в Великобритании, приводимая J. Tripp, М. Wilmers и В. Wharton (1977). По их мнению, гастроэнтерит составляет главную проблему здравоохранения Великобритании. В 1972 г. 14 тыс. детей в возрасте до 1 года и 10 тыс. детей в возрасте от 1 года до 5 лет поступили в больницы страны для лечения гастроэнтерита, 410 больных, в основном в возрасте от 1 мес до 1 года, умерли.
О значении этой проблемы для стран Северной Америки можно судить по данным J. Carlson, Р. Middleton и соавт. (1978), сообщающих о 21 летальном исходе ротавирусного гастроэнтерита, зарегистрированном в 1972—1977 гг. в Торонто, Канада.
По данным многих исследователей, ротавирусный гастроэнтерит является заболеванием преимущественно детей первых двух лет жизни, а наибольшее число случаев регистрируется среди детей в возрасте 9—12 мес. В то же время имеются сообщения о вспышках гастроэнтерита среди новорожденных в родильных домах [Cameron D., Bishop R. et al., 1975; Chrystie I., Totterdell B. et al., 1975; Murphy A., Albrey M., Hay P., 1975; Bishop R., Hewstone A. et al., 1976; Totterdell B., Chrystie I., Banatvala J., 1976; Murphy A., Albrey M., Crewe E., 1977]. В Японии наблюдались вспышки ротавирусного гастроэнтерита среди школьников 6—7 лет, 9—10 лет, И—12 лет [Oishi I., Maeda A. et al., 1979] и в более старших возрастных группах [Нага М., Mukoyama J. et al., 1978]. После обнаружения вируса Norwalk и изучения ряда вызванных им вспышек гастроэнтерита начало складываться впечатление о том, что заболевания у детей младенческого возраста связаны с ротавирусом, а у детей школьного возраста и взрослых — с вирусами группы Norwalk. Однако к настоящему времени опубликованы результаты многих наблюдений о возникновении как отдельных случаев ротавирусного гастроэнтерита у взрослых [Bonsdorff С., Hovi Т. et al., 1976; Orstavik I., Haug К., Sovde A., 1976; Zissis G., Lambert J. et al., 1976; Kim, Brandt C. et al., 1977], так и эпидемических вспышек заболевания [Meurman О., Laine Μ., 1977; Lycke E., Blomberg J. et al., 1978; Cubitt W., Holzel H., 1980]. Исследованиями, проведенными С. Г. Дроздовым и Л. А. Шекоян в ряде районов СССР установлена ротавирусная этиология вспышек острого гастроэнтерита преимущественно среди взрослого населения.
Обычно вспышки заболевания охватывают детские коллективы, группы семей, однако зарегистрированы случаи более широкого территориального распространения инфекции [Schnagl R., Holmes I. et al., 1977; Lycke E., Blomberg J. et al., 1978; Foster S., Palmer E. et al., 1980].
Носителем и выделителем ротавируса человека является только человек. В экспериментальных условиях ротавирусом человека удается заражать ягнят, поросят, телят, щенят, обезьян [Tzipori S., 1976; Torres-Medina A., Wyatt R. et al., 1976; Mebus C., Wyatt R., Kapikian A., 1977; Mitchell J., Lambeth L. et al., 1977; Snodgrass D., Madeley C. et al., 1977], однако данные об участии животных в переносе к распространении ротавируса человека отсутствуют.
Основными распространителями ротавируса являются больные гастроэнтеритом, выделяющие с фекалиями весьма значительное количество вирусных частиц. Вирус появляется в фекалиях одновременно с началом развития клинических симптомов, его выделения достигают максимальных показателей на 3—5-й дни болезни. В этот период в 1 г фекалий обнаруживают до 10+10 вирусных частиц, а в отдельных случаях концентрация вируса достигает даже 10+11 частиц в 1 г фекалий [Chrvstie I., Totterdell В., Banatvala J., 1978]. Выделение вируса обычно продолжается до 7—8-го дня от начала болезни, в редких случаях оно затягивается до 2—3 нед. Длительность выделения вируса обычно не коррелирует с тяжестью болезни, и продолжительная экскреция вируса наблюдается почти всегда в случаях со слабо выраженными клиническими симптомами [Flewett Т., Bryden А. et al., 1975]. Однако описаны случаи затяжной диареи (до 2 нед) с достаточно тяжелым клиническим течением, сопровождающейся выделением ротавируса [Κοnnο Т., Suzuki Н. et al., 1977]. Выделение ротавируса с фекалиями достаточно часто наблюдается у внешне здоровых детей и взрослых, переносящих инфекцию бессимптомно [Bishop R., Hewston A. et al., 1976; Cameron D., Bishop R. et al., 1976; Totterdell B., Chrystie I., Banatvala J., 1976]. Многочисленные попытки обнаружить ротавирус в отделяемом верхних дыхательных путей больных гастроэнтеритом не дали положительных результатов. Однако учитывая, что ротавирусный гастроэнтерит нередко сопровождается рвотой, нельзя исключить возможность вторичного инфицирования верхних дыхательных путей ротавирусом и распыления его воздушно-капельным путем.
Ротавирусный гастроэнтерит является высококонтагиозным заболеванием, распространяющимся фекально-оральным путем. Длительное сохранение жизнеспособности ротавируса в фекалиях [Woode G., Bridger J., 1975] и относительно высокая его устойчивость к обычно применяемым дезинфектантам [Snodgrass, Herring J., 1977] способствуют массивному инфицированию окружающей среды, что создает большие трудности при попытках предупредить внутрибольничное распространение заболевания. Эпидемиологические наблюдения указывают на более частую передачу инфекции от человека к человеку, чем на заражение из общего источника. Случаи внутрибольничного распространения ротавирусной инфекции связаны с механическим переносом вируса больничным персоналом [Ryder R., McCowan J. et al., 1977]. Описаны пищевые и водные вспышки ротавирусного гастроэнтерита [Lycke Е., Blomberg J. et al., 1978].
Имеются многочисленные данные, свидетельствующие об исключительно широком распространении ротавирусной инфекции среди населения. Помимо результатов прямых вирусологических наблюдений, на это указывает прежде всего возрастное распределение случаев заболеваний. Частое возникновение ротавирусного гастроэнтерита у новорожденных и наивысшие показатели заболеваемости среди детей в возрасте до 1 года говорят о таком уровне циркуляции ротавируса, при котором возможно инфицирование практически всех детей в первые месяцы жизни. Серологические исследования в различных возрастных группах населения, как экономически развитых, так и развивающихся стран, показывают, что антитела к ротавирусу появляются уже в течение 1-го года жизни у 50—60% детей, в течение 2-го года этот показатель достигает 80%, а в возрасте трех лет антитела обнаруживаются более чем у 90% детей [Kapikian A., Greenberg Н. et al., 1978]. Наличие антител в крови является следствием перенесенной инфекции (клинически выраженной или бессимптомной), однако имеется ряд наблюдений, указывающих на возможность развития кишечной ротавирусной инфекции и клинической картины гастроэнтерита у детей и взрослых при значительных титрах сывороточных антител. G. Davidson, R. Bishop и соавт. (1975) описали развитие ротавирусного гастроэнтерита у одного и того же ребенка в возрасте 6 мес и в возрасте 14 мес. При исследованиях на добровольцах удавалось повторно вызывать заболевание гастроэнтеритом, заражая обследуемого ротавирусом с интервалом в несколько недель. С. Mebus, R. White и соавт. (1973) в результате исследований иммунитета к ротавирусу у телят пришли к выводу о том, что в предупреждении повторной инфекции местная невосприимчивость клеток эпителия тонкой кишки, возникающая после его инфицирования, играет большую роль, чем циркулирующие в крови антитела. Можно достаточно обоснованно предполагать, что развитие местного процесса инфицирования эпителиальных клеток кишечных ворсинок происходит в значительной мере автономно и независимо от уровня гуморального иммунитета. Так как местная невосприимчивость кишечника к повторному инфицированию сохраняется сравнительно недолго (в течение месяцев), что хорошо изучено при энтеровирусных инфекциях, вполне возможно возникновение повторных случаев ротавирусного гастроэнтерита или развитие гастроэнтерита через некоторое время после перенесения бессимптомной ротавирусной инфекции.
Определенное значение в восприимчивости новорожденных к ротавирусной инфекции, а следовательно и в ее распространении, играет материнский иммунитет. Изучение случаев клинически выраженной и бессимптомной ротавирусной инфекции в родильных домах, сопровождавшееся исследованием уровня сывороточных антител, указывает на то, что материнские антитела, передаваемые новорожденному, не оказывают значительного влияния на развитие ротавирусного инфекционного процесса [Totterdell В., Chrystie I., Banatvala J., 1976]. Однако было отмечено, что у вскармливаемых грудью новорожденных симптомы гастроэнтерита развиваются реже, чем у вскармливаемых молочными смесями [Schoub В., Prozesky О. et ak, 1977; Chrystie, Totterdell В., Banatvala J., 1978]. Удалось показать, что молоко матерей, в крови которых содержатся значительные количества антител к ротавирусу, способно нейтрализовать этот вирус в первые 3—5 дней кормления грудью [Thouless М., Вгуden A., Flewett Т., 1977]. Природа нейтрализации вируса молоком кормящих матерей остается мало изученной. Предположение о том, что нейтрализация осуществляется антителами, переходящими в молоко, нуждается в дальнейшем изучении, так как установлена способность коровьего молока и изготовленных из него препаратов гликопротеина, не содержащих антител, нейтрализовать ротавирус человека. I. Chrystie, В. Totterdell и J. Banatvala (1978) отметили, что в фекалиях новорожденных, вскармливаемых грудью, часто обнаруживаются агрегаты частиц ротавируса, не встречающиеся у детей, вскармливаемых искусственно. Феномен агрегации в этих наблюдениях может объясняться присутствием в фекалиях детей специфических антител к ротавирусу, перешедших в кишечник с материнским молоком. Такие дети, оставаясь внешне здоровыми, могут способствовать широкому распространению ротавируса в отделениях для новорожденных.
Заболевания ротавирусным гастроэнтеритом возникают как в виде спорадических случаев, так и в виде вспышек большей или меньшей распространенности. Спорадические заболевания регистрируются в течение всего года, однако в зимние месяцы количество их возрастает. A. Bryden, Н. Davies и соавт. (1975) наблюдали в течение 1974 г. в Англии 258 детей, больных гастроэнтеритом. Основное число случаев зарегистрировано в ноябре — мае, наибольшая заболеваемость отмечена в январе — марте. Р. Middleton, М. Szymanski и М. Petrie (1977) обследовали с августа 1975 г. по июль 1976 г. 385 детей, заболевших ротавирусным гастроэнтеритом и госпитализированных в одну из больниц Торонто, Канада. Наибольшее число случаев было зарегистрировано в октябре — мае с пиком в феврале (68 случаев — 18% всех наблюдавшихся за 12 мес). Сходную сезонность ротавирусного гастроэнтерита описывают и другие исследователи. Вспышки наблюдаются в зимние месяцы в странах с умеренным климатом и в наиболее прохладные периоды года в тропиках и субтропиках. Высказывались предположения о том, что зимняя сезонность связана с лучшей выживаемостью вируса в окружающей среде при пониженных температурах [McNulty М., 1978], однако такое объяснение представляется слишком простым при сравнении ротавирусного гастроэнтерита с другими кишечными вирусными инфекциями. Так, менее устойчивые к влиянию температуры энтеровирусы вызывают заболевания, имеющие летне- осеннюю сезонность, а в холодное время года их циркуляция среди населения сокращается или приостанавливается. В то же время для гепатита А, возбудитель которого значительно более устойчив к влиянию факторов внешней среды и является типичным кишечным вирусом, характерна зимняя сезонность.



 
« Роль опорно-двигательного аппарата в сохранении работоспособности   Руководство к практическим занятиям по общей гигиене »