Начало >> Статьи >> Архивы >> Школьная медицина

Влияние физической культуры и спорта на функциональное состояние - Школьная медицина

Оглавление
Школьная медицина
Введение
Влияние феномена акселерации на процессы онтогенеза
Основные теории и гипотезы причин акселерации
Динамика физического развития школьников за последнее десятилетие
Особенности полового созревания современных школьников
Взаимосвязь характера физического развития с работоспособностью
Некоторые вопросы умственной работоспособности и формирования личности
Влияние физической культуры и спорта на функциональное состояние
Принципы врачебного контроля при допуске к занятиям физической культурой
Принципы распределения школьников в различные группы физической подготовки
Виды отклонений в состоянии здоровья
Физиологический уровень реактивности и естественная резистентность организма
Актуальные проблемы иммуногенеза и иммунопатии
Измененная реактивность
Влияние хронической очаговой инфекции на реактивность
Влияние методов стимуляции иммуногенеза и вакцинации на реактивность детского организма
Причины и механизмы изменения сосудистого тонуса
Синдром вегетативно-сосудистой дистонии у детей и подростков
Кардиальный компонент синдрома вегетативно-сосудистой дистонии
Морфологические особенности сердца и крупных сосудов
Общая характеристика некоторых нарушений процесса возрастной эволюции сердца
Синдром перенапряжения у юных спортсменов
Неревматические кардиопатии
Инфекционно-аллергические миокардиты
Аллергические лекарственные и постпрививочные миокардиты
Нарушения сердечного ритма при неревматических кардиопатиях
Врожденные пороки сердца и крупных сосудов
Распространенность, этиология и патогенез ревматизма
Клиническая картина и диагностика ревматизма
Ревматические пороки сердца
Первичная и вторичная профилактика ревматизма
Лечение ревматизма
Определение понятия, методы диагностики  бронхо-легочных заболеваний
Клиническая картина и исходы хронических заболеваний бронхо-легочной системы
Аллергические заболевания бронхо-легочной системы
Патогенез, клиническая картина и лечение гломерулонефрита
Патогенез, клиника и лечение пиелонефрита
Нарушения состояния желудочно-кишечного тракта функционального характера
Хронический гастрит и дуоденит
Язвенная болезнь
Хронические холецистит и холангит
Классификация и современные методы диагностики геморрагических диатезов
Гемофилия
Тромбоцитопеническая пурпура
Геморрагический васкулит
Ожирение
Сахарный диабет
Нарушение функции щитовидной железы
Нарушения состояния надпочечников
Нарушения полового развития
Опухоли и воспалительные заболевания половых органов
Неврозы и неврозоподобные состояния
Навязчивые состояния
Истерический невроз
Системные неврозы

§ 7. Влияние физической культуры и спорта на функциональное состояние организма школьников
Непременным условием гармоничного развития и хорошего состояния естественных защитных функций растущего организма является достаточная двигательная активность.
На объединенной сессии академий наук СССР — медицинской и педагогической министр просвещения СССР М. А. Прокофьев (1971) привел факты, свидетельствующие о том, что современные школьники физически недогружены. Подчеркнув, что перегрузка, безусловно, вредна, он отметил, что недогрузка таит в себе не меньшую опасность, которая, к сожалению, недооценивается. В связи с этим вопрос об освобождении от физической культуры в школе должен рассматриваться как чрезвычайное событие и быть в каждом случае очень существенно аргументирован.
Проблема двигательной активности и ее влияния на организм является чрезвычайно актуальной и особенно существенной в связи с опасностью гиподинамии, которую принесли с собою коренные изменения условий труда и быта современного общества. Проблема гиподинамии особенно тревожна в отношении растущего и развивающегося организма. Недостаточно активный двигательный режим учащейся молодежи — школьников и студентов обусловлен не только изменившимися условиями жизни и быта, но и большой суммарной учебной нагрузкой.
Работами И. А. Аршавского (1964) и его сотрудников показана прямая связь между степенью нагрузки скелетных мышц и уровнем морфологических и функциональных возможностей сердечно-сосудистой системы, в частности величины, массы сердца и его функции. Ими показана связь между урежением ритма сердечных сокращений и степенью развития скелетной мускулатуры и уровнем двигательной активности. Усиление холинергических черт регуляции функции сердца, достигаемое в результате спортивной тренировки, обусловливает предельную экономичность работы сердца и увеличение его резервных возможностей при выполнении работы. В. Рааб (1959, 1963) показал, что гиподинамия усиливает симпатические влияния на сердце, аналогичные таковым при ряде патологических состояний. В противоположность указанному тренированность сопровождается усилением холинергических влияний на организм и экономизацией деятельности сердечно-сосудистой системы.
В Программе Коммунистической партии Советского Союза отмечено, что одной из важнейших задач партии и нашего общества является воспитание молодого поколения, сочетающего физическое и духовное совершенство. Все вышеуказанное поставило перед работниками здравоохранения, просвещения и спортивных организаций ряд вопросов, требующих решения. Важнейшим из них является проблема отбора детей школьного возраста для занятий спортом. Если вопросы физического воспитания в плане занятий физической культурой в программе средней школы, гигиенической гимнастикой или спортивными играми без участия в соревнованиях в настоящее время в основном решены позитивно, в смысле расширения показаний к этим занятиям, значительно улучшающим состояние здоровья и естественную резистентность растущего организма, то вопрос допуска к «большому спорту», требующему максимального напряжения физических сил, волевых качеств и сопряженному с большими эмоциональными нагрузками, все еще не решен. При решении этого вопроса необходимо четко разграничивать допуск к занятиям теми или иными физическими упражнениями от допуска к интенсивным спортивным тренировкам, естественным завершением которых являются спортивные соревнования. В вопросах о допуске к занятиям спортом решающим является состояние сердечно-сосудистой системы определяющей адаптационные возможности организма к большим физическим нагрузкам.
Высокий уровень спортивной работоспособности у систематически тренирующихся детей и подростков достигается путем глубокой функционально-структурной адаптации организма к повышенным нагрузкам.
С. П. Летунов и Р. Е. Мотылянская (1968) сформулировали основные условия высокой работоспособности спортсменов:

  1. способность к интенсификации функции в соответствии с запросами, предъявляемыми к организму;
  2. способность при этом сохранять устойчивое состояние гомеостаза на всем протяжении работы;
  3. адаптация организма к изменениям во внутренней среде, связанным с напряженной мышечной деятельностью.

А. Г. Сухарев (1972) отметил более редкий ритм сердечных сокращений у школьников, занимающихся физкультурой, по сравнению с не занимающимися.
Согласно его данным, у начинающих заниматься спортом в 15 лет пульс 75,2 удара в 1 минуту, а у лиц со спортивным стажем в 1 — 3 года — 70. У девушек 16 лет, новичков в спорте, пульс 80 ударов в 1 мин, со стажем 1—3 года — 75, со стажем больше 3 лет — 74 удара в 1 мин, а в среднем при положительной реакции на нагрузку урежение пульса в покое в процессе тренировок составляло от 3,8 до 6,2%.
Автором выявлено также некоторое снижение максимального и минимального давления при соответствующем увеличении пульсового давления у юных спортсменов со стажем от 1 до 3 лет.
Изменение уровня функциональных показателей, характеризующих состояние сердечно-сосудистой системы во время работы, имеет два основных этапа. Первый этап — это период «врабатывания», второй этап характеризуется новым — установившимся режимом сердечной деятельности, который в литературе обозначается как «устойчивое состояние системы» (stady state).
«Врабатывание», иначе говоря, длительность поиска оптимального ритма для данной работы, может достигать 0,5 мин, причем этот период тем короче, чем интенсивнее работа.
В условиях интенсивной спортивной деятельности ритм сердечных сокращений у 15—18-летних спортсменов нередко превышает 200 ударов в 1 мин с колебаниями от 160 до 200 ударов в 1 мин.
Рациональность увеличения сердечного ритма при выполнении физических упражнений сохраняется, по мнению В. Л. Карпмана (1964), до тех пор, пока укорочение сердечного цикла не ведет к уменьшению эффективности сердечного сокращения. У спортсменов зарегистрирована частота ритма до 270 ударов в 1 мин (В. С. Фарфель и М. В. Раскин, 1947).
Повышение артериального давления находится в линейной зависимости от повышения нагрузки. У тренированных детей и подростков повышение артериального давления в ответ на одинаковую по тяжести работу менее выражено, чем у нетренированных. Под влиянием систематической тренировки уменьшается реакция артериального давления на одну и ту же физическую нагрузку.

Для иллюстрации указанного положения приводим типичные результаты реакции на стандартную нагрузку (табл. 9) двух школьников 15 лет одинакового веса (64 кг) и роста (166 см), один из которых тренирован (Саша И.), а второй не тренирован (Игорь С.). Исходные данные в покое у Саши И.: пульс 70, систолическое давление 116 мм рт. ст., диастолическое — 55, среднее 80, ударный объем 58 мл, минутный объем 4060 мл; у Игоря С.: пульс 76 в минуту, систолическое давление 112 мм рт. ст., диастолическое 65, среднее 85, ударный объем 50 мл, минутный объем 3500 мл.
Таблица 9
Реакция сердечно-сосудистой системы тренированного и нетренированного школьника 15 лет на 2-минутный бег (180 шагов в минуту)

Astrand с соавторами (1965), В. В. Васильева (1966) обнаружили регионарные особенности повышения артериального давления при работе различных мышечных групп: при работе ног давление в артериях рук повышается более интенсивно и наоборот.
В настоящее время благодаря внедрению тахоосциллографического метода доказано, что у тренированных спортсменов наблюдается некоторое снижение минимального, среднего и бокового систолического давления, а при ряде видов спорта, в частности у бегунов, — снижение и максимального давления.
При функциональных пробах с нагрузками тахоосциллографический метод позволил выяснить, что на высоту подъема максимального давления влияет ударный объем, который возрастает параллельно интенсивности мышечной работы. Боковое систолическое давление повышается в меньшей степени и раньше возвращается к исходному. У тренированных даже большая нагрузка при резком подъеме систолического давления до 200—220 мм рт. ст. не сопровождается значительным повышением среднего давления, уровень которого возрастает  не более чем на 5—15 мм рт. ст. Минимальное давление тоже устойчиво. После нагрузки быстрее других восстанавливается среднее давление, минимальное, затем боковое, последним — максимальное. После нагрузок, сопровождающихся длительными усилиями (бег на длинные дистанции), среднее, боковое и минимальное давление может спуститься ниже исходного уровня.
Увеличение ударного объема крови является одним из основных условий выполнения мышечной работы. Ударный объем и сердечный ритм в конечном счете определяют уровень главного гемодинамического параметра — минутного объема кровообращения, увеличение которого гарантирует выполнение физической работы. В настоящее время уже известно, что увеличение сердечного выброса при физических напряжениях происходит главным образом за счет более полного опорожнения желудочков, т. е. за счет использования резидуального объема крови. Это доказано изучением изменений систолических размеров сердца во время мышечной работы. Указанное позволяет правильно интерпретировать увеличение объема сердца у хорошо тренированных спортсменов, особенно при видах спорта, требующих развития выносливости.
Несмотря на то что нередко наблюдается значительное увеличение ударного объема, достигающее при больших нагрузках даже у/ юных спортсменов 15—18 лет 100—125 мл, у женщин — 160 мл, а у мужчин 209 мл (Christinsen, 1954), известно, что между минутным, объемом и сердечным ритмом в условиях работы имеется наиболее высокая степень корреляции и поэтому увеличение минутного объема связано главным образом с учащением пульса, что особенно существенно для спортсменов 15—18 лет. Это тем более верно, что в. процессе выполнения мышечной работы ударный объем увеличивается в самом начале и, достигнув максимума уже при ритме 100—110 в 1 мин, в последующем даже несколько снижается.
Максимальные величины минутного объема, выявленные по последним данным, у спортсменов 16—20 лет не превышают 20— 25 л/мин.
Мышечная работа приводит к усилению сердечного сокращения — возникают изменения взаимоотношений фаз систолы, а именно фазовый синдром гипердинамии миокарда, т. е. укорочение фазы изометрического сокращения, периода изгнания, механической систолы и увеличение внутрисистолического показателя, начальной скорости нарастания внутрижелудочкового давления и скорости изгнания крови из желудочков. Увеличение мощности сердечного сокращения при этом достигается благодаря положительному ионотропному стимулированию сердца адреналином при ослаблении норадреналиновых влияний и падении периферического сопротивления. В противоположность изменениям кардиодинамики во время мышечной работы в покое у спортсменов высокой квалификации наблюдается обратное, и именно — характерные признаки фазового синдрома гиподинамии миокарда: удлинение фазы изометрического сокращения, укорочение периода изгнания, механической систолы, снижение начальной скорости нарастания внутрижелудочкового давления, уменьшение  внутрисистолического показателя, увеличение индекса напряжения миокарда и уменьшение ударного выброса. Большинство авторов объясняют этот синдром у спортсменов повышением центрального тонуса блуждающих нервов (В. Рааб, 1959, 1963), приводящим к снижению скорости нарастания внутрижелудочкового давления и остальным признакам гиподинамии миокарда, являющейся в данном случае результатом хорошей тренированности, большей экономичности работы сердца и его высоких потенциальных возможностей.
А. Д. Бутков (1966) выявил, что при переутомлении большими нагрузками наблюдается удлинение периода изгнания и исчезновение разницы в продолжительности электрической и механической систолы (тогда как в норме первая на 0,02—0,04 с продолжительнее второй).
Подобные сдвиги в фазовой структуре систолы являются составляющими синдрома перенапряжения миокарда. С этих позиций наблюдение за динамикой фазовой структуры миокарда может помочь в оценке реакции спортсменов на нагрузку.
Длительность электрической систолы — интервала QRST на электрокардиограмме при мышечной работе существенно укорачивается. Для расчета должной длительности электрической систолы во время мышечной работы и при выраженной тахикардии формула Уайта— Бока непригодна, в связи с чем В. Л. Карпман и О. Н. Белина (1967) предложили другую формулу:
Q — Т = 0,56 · С + 0,035,
где С — длительность сердечного цикла в секундах.
При физической работе наступает ряд изменений на электрокардиограмме, свойственных таковым при повышении симпатических влияний на миокард, в частности увеличивается зубец Р и несколько снижается зубец R, может иметь место деформация комплекса QRS. При больших нагрузках наблюдается снижение сегмента S—Г, а иногда и интервала Р—Q ниже изолинии.
Однако в ряде случаев зубцы R высоки, что обусловлено гипертрофией миокарда желудочков у спортсменов. Однако у спортсменов очень мускульного телосложения могут встречаться низковольтажные электрокардиограммы, что связано с затруднением электропроводимости через мощный слой мышц.
Высокие зубцы Т в покое снижаются уже в периоде врабатывания, но в дальнейшем повышаются. В конце нагрузки на электрокардиограмме регистрируется выраженное учащение сердечных сокращений, смещение сегмента S—Т ниже изолинии, Р—Q тоже нередко синхронно опускается ниже изолинии, укорачивается Р—Q, повышается Р, снижается насыщение артериальной крови кислородом более чем на 3% по сравнению с данными покоя, повышается максимальное артериальное давление. В более поздней стадии восстановительного периода (через 5 мин) зубец Т снижается, что обусловлено депонированием крови на периферии и уменьшенным ее поступлением к сердцу и в коронарные сосуды. У хорошо тренированных спортсменов позднего снижения зубца Т не наступает.
При мышечной деятельности нередко происходит смещение второго тона влево по отношению к концу зубца Т с опережением окончания зубца Т, доходящим до 0,07 с, т. е. возникает явление, аналогичное феномену Хегглина, что обусловлено в данном случае более интенсивным укорочением механической систолы по сравнению с электрической. В. Л. Карпман (1965), анализируя механизм возникновения этого феномена у спортсменов во время мышечной работы, считает, однако, что в данной ситуации он не проявляет тех существенных нарушений обменных процессов и электролитного баланса которыми исключительно объясняет его возникновение Хегглин (R. Hegglin, 1959).
Звуковые явления в сердце спортсменов имеют ряд особенностей к которым относится тенденция к увеличению длительности первого тона, достигающему в покое у спортсменов 15—18 лет 0,16 с и сочетающемуся со снижением амплитуды первого тона. После нагрузки наступает укорочение первого тона и повышение его амплитуды пропорционально тяжести нагрузки. Нередко при больших нагрузках укорочение первого тона составляет 50% по сравнению с исходным в покое. Наблюдаемое у взрослых спортсменов исчезновение расщеплений первого и второго тонов под влиянием физической нагрузки имеется и у юных спортсменов. В отличие от взрослых спортсменов, у которых часто регистрируются третий и четвертый тоны сердца (третий — в 26%, а после физической нагрузки — в 78%), у юных спортсменов отмечено уменьшение частоты выявления третьего тона (не более чем в 5%), который у детей и подростков, как показали наши данные, являясь показателем вегетативных дисфункций, исчезает в процессе тренировок, нормализующих состояние вегетативной нервной системы. Аналогичные данные получены 3. Б. Белоцерковским (1967), отметившим более редкую регистрацию третьего тона у юных спортсменов в сравнении с контрольной группой.
Аналогичное можно сказать о приглушенности сердечных тонов, которую многие считают показателем тренированности взрослых спортсменов, тогда как для юных спортсменов этот признак не характерен. Согласно данным Л. В. Карпмана, глухие тоны сердца у спортсменов сопровождаются удлинением изометрического сокращения, укорочением периода изгнания, т. е. состоянием гиподинамии миокарда. Приглушение сердечных тонов, сопровождающееся у взрослых спортсменов значительным снижением амплитуды первого тона на фонокардиограмме, вероятно, обусловлено свойственным им высоким тонусом блуждающего нерва.
Одной из характерных аускультативных особенностей сердца спортсменов является большая частота систолического шума, колеблющаяся, по данным различных авторов, от 25 до 50%.
Р. Д. Дибнер (1968) выявила функциональный систолический шум у 92% спортсменов, В. В. Соловьев и В. В. Булычев (1962) —у 84%. По данным Р. Д. Дибнер, у 60% спортсменов наибольшая выраженность шума регистрируется на верхушке, а у 40% — в области легочной артерии. Систолический шум у спортсменов характеризуется затухающим характером (decrescendo), наиболее четкой регистрацией на средних частотах, малой амплитудой колебаний, не превышающей половины амплитуды тона, с продолжительностью не более 74—72 систолы. Шум регистрируется через 0,02—0,04 с после тона, его интенсивность при переходе в вертикальное положение уменьшается.
После физической нагрузки амплитуда систолического шума при его записи значительно возрастает. Существующее представление о том, что функциональный систолический шум после физического напряжения ослабевает, опровергается данными фонокардиографического исследования. С нарастанием тренированности и улучшением функционального состояния сердца у 40% спортсменов на фонокардиограмме наблюдается увеличение амплитуды систолического шума, достигающего наибольшей интенсивности в периоде соревнований. Подобная динамика изменений амплитуды шума в процессе тренировки особенно отчетлива у юных и молодых спортсменов с относительно небольшим спортивным стажем. По данным В. В. Антипова (1963), увеличение амплитуды шума в процессе тренированности связано с усилением сокращения желудочков сердца и повышением тонуса вагуса.
В настоящее время уже доказана возможность возникновения и диастолического шума при нарушении тонуса миокарда, а также у здоровых людей при выраженной лабильности вегетативной нервной системы. В литературе практически нет сведений о выявлении диастолического шума у спортсменов, однако после физической нагрузки (2-минутный бег на месте) Р. Д. Дибнер у 11 из 250 спортсменов выявила диастолический шум, который регистрировался в точке Боткина к начале диастолы и занимал 7з — 7б ее продолжительности. Интервал между II тоном и началом шума отсутствовал или составлял 0,03—0,08 с. Амплитуда шума была очень небольшой, меньше II тона в 2—4—5 раз.
С. П. Летунов (1957), В. Л. Карпман (1965), А. Д. Бутков (1966) выявили у спортсменов удлинение электрической систолы (QRST), но и механическая систола (Q — II тон) у спортсменов нередко удлинена за счет удлинения фазы асинхронного сокращения. При возникновении острого утомления (перенапряжение) механическая систола еще более удлиняется не только за счет удлинения фазы изометрического сокращения, но и за счет удлинения фазы изгнания. У спортсменов нередко наблюдается феномен Хегглина, а именно: II тон появляется на 0,04 с раньше окончания зубца Т на электрокардиограмме.
Укорочение механической систолы по сравнению с электрической характерно для спортсменов, а как известно, Hegglin считал удлинение электрической систолы признаком энергетически-динамической недостаточности сердца и первичного ослабления миокарда в результате нарушения минерального или энергетического обмена при токсикозах и других патологических состояниях. Применительно к -спортсменам вряд ли есть основания рассматривать феномен Хегглина, представляющий собою своеобразное нарушение электромеханических взаимоотношений в деятельности сердца как результат ухудшения сократимости миокарда. Однако причина возникновения этого феномена у спортсменов до сих пор не выяснена. Известно лишь, что при замедлении ритма сердечных сокращений длительность интервала Q — II тон укорачивается по сравнению с электрической систолой, в частности при ритме 59—62 удара в 1 мин их длительность практически совпадает. А. Д. Бутков (1966) приводит примеры, согласно которым у лыжников при ритме 52 удара в 1 мин длительность интервала Q — II той равна 0,39 с, a Q—Т — 0,405 с.
В связи с указанным большой интерес представляют данные 3. Б. Белоцерковского (1969), изучавшего кардиодинамику юных спортсменов и, в частности, взаимоотношение электрических и механических процессов в сердце юных спортсменов. Автор считает, что укорочение механической систолы по сравнению с электрической и более раннее появление II тона на фонокардиограмме, предшествующее окончанию зубца Т на электрокардиограмме, составляет электрофонокардиографический синдром юношеского спортивного сердца, являясь результатом как более длительного процесса распространения и угасания возбуждения, так и более интенсивно протекающей механической систолы. Одновременно автор выявил достоверное удлинение диастолы у юных спортсменов по сравнению с нетренированными детьми и подростками, что свидетельствует о значительно более полноценном наполнении кровью сердца, связанном с более совершенно протекающим кровообращением, в том числе и венозным.
Синусовая аритмия — чрезвычайно частое явление у спортсменов. Направление электрической оси сердца связано со спортивной специальностью: отклонение оси вправо чаще (38—45%) наблюдается у футболистов, лыжников и пловцов, влево (23,8—35,2) —у борцов, штангистов, бегунов на длинные и средние дистанции. У юных спортсменов 13—15 лет наиболее частой является вертикальная электрическая позиция сердца (65%), нормограмма встречается в 6%, правограмма — в 12%, отклонение влево — в 17%. Отклонения электрической позиции влево у спортсменов 16—18 лет увеличиваются до 25%. Для спортсменов до 16 лет характерно укорочение предсердно- желудочковой проводимости в пределах 0,11—0,12 с, в более старших возрастах диапазон продолжительности этого интервала колеблется в широких пределах от 0,11 до 0,21 с в зависимости от ритма. Исследованиями Е. С. Трошанова (1951), Η. Н. Яковлева (1955) показано значительное увеличение миоглобина, неорганического фосфора, гликогена и активация ферментных систем в сердечной мышце в процессе тренировки. По-видимому, усилением обменных процессов можно объяснить повышение зубца Т.
В последние годы выполнен ряд исследований по изучению систем кислородного обеспечения организма (А. А. Гуминский, 1973), внешнего дыхания и газообмена (Л. С. Байбикова, 1974) и состояния ряда систем, включая системы регуляции вегетативных функций (А. Г. Сухарев, 1971) при занятиях спортом, и показано их совершенствование в направлении экономизации энерготрат в процессе роста тренированности, улучшения функции регуляторных и ферментных систем (Л. А. Симонова, 1973), повышения работоспособности и адаптации к воздействию не только самой нагрузки, но и всех других факторов внешней среды.
Существенные морфологические и функциональные особенности сердец спортсменов выявлены с применением рентгеновских методов исследования. Для юных спортсменов свойственна высокая амплитуда зубцов левого контура рентгенокимограммы и преобладание первого типа пульсации (увеличение амплитуды зубцов в направлении сверху вниз). Если у здоровых лиц, не занимающихся спортом, по данным В. В. Зодиева, первый тип пульсации встречается в 49%, второй — в 39%, третий — в 12%, то у спортсменов эти типы встречаются соответственно в 70% (первый тип), в 20% (второй тип), в 10% (третий тип). По общему мнению, переход первого типа пульсации во второй связан с ухудшением функционального состояния сердечно-сосудистой системы спортсменов.
Значительно чаще, чем у не занимающихся спортом детей и подростков, у юных спортсменов наблюдается выход правого желудочка на правый контур рентгенокимограммы, амплитуда правожелудочковых зубцов увеличивается, так же как и левожелудочковых, достигающих у юных спортсменов 6—7 мм. Амплитуда зубцов левого предсердия чаще колеблется от 1 до 1,6 мм, не превышая 2 мм. Зубцы легочной артерии и аорты равны соответственно в среднем 2,5—3,5 и 2,5—4 мм. Отсутствие деформации диастолического колена рентгенокимографических зубцов свидетельствует о хорошем функциональном состоянии миокарда у спортсменов. Чем длительнее диастола и чем более выражены вагусные влияния на миокард, тем более выпуклым выглядит диастолическое колено зубцов левого контура рентгенокимограммы спортсменов. Появление «немых зон» (лишенных зубчатости) в каудальном отделе левого желудочка свидетельствует о перенапряжении миокарда. В отличие от «немых зон», наблюдаемых при тяжелой патологии миокарда, у спортсменов они исчезают после физической нагрузки, что является существенным дифференциальнодиагностическим признаком между состоянием перетренированности и патологическими процессами, поражающими миокард. Весьма возможно, что в ряде случаев немые зоны являются результатом большого объема остаточной крови в тренированном сердце спортсмена.
Телерентгенографические исследования, позволяющие определять основные размеры и объем сердца, внесли много в понимание морфологических особенностей спортивного сердца. Увеличение сердца у спортсменов происходит прежде всего за счет увеличения резидуального объема крови, составляющего тот запас, за счет которого спортивное сердце при работе способно значительно увеличивать ударный объем.
Следует, однако, подчеркнуть, что увеличение сердца у спортсмена происходит не только за счет его дилятации, но и за счет гипертрофии сердечной мышцы, при этом не происходит деформации сердечных полостей, как это наблюдается при патологической гипертрофии и дилятации. Физиологическая гипертрофия сердечной мышцы как реакция на физическую нагрузку развивается в процессе систематической тренировки постепенно и обычно не достигает большой степени. Согласно данным различных авторов, правый желудочек увеличивается на 10—16%, левый — на 10—13%. Большинство авторов считают, что у спортсменов обычно увеличиваются оба желудочка, изолированное увеличение левого многие отрицают. Вес гипертрофированного спортивного сердца в среднем составляет 350— 400 г (у нетренированных — 300 г). Reindell приводит данные, согласно которым очень большое сердце спортсмена объемом 1400 см5 весило только 400 г. Весьма существенно, что гистологические и биохимические исследования сердец спортсменов, погибших от случайных причин, подтвердили отсутствие патологических изменений свойственных сердцам с гипертрофией, обусловленной патологическим процессам.
Несмотря на высокую работоспособность и высокие потенциальные возможности гипертрофированных и больших «спортивных сердец», способных при работе выбрасывать очень большой объем крови, существует, однако, некая «физиологическая мера» гипертрофии превышение которой с чрезмерным увеличением сердца является нежелательным, способствуя развитию дистрофических процессов, миогенной дилятации и уменьшению работоспособности. Указанное особенно относится к случаям с чрезмерным увеличением правого желудочка, которое нередко развивается при несоответствии между физической нагрузкой и работоспособностью спортсмена. С. П. Летунов и Р. Е. Мотылянская (1948) выделили три варианта морфологических типов спортивного сердца: 1) без выраженных сегментарных изменений; 2) с увеличением преимущественно левого желудочка; 3) с выраженным увеличением левого и правого желудочков. При третьем типе имеется значительное увеличение поперечника сердца и этот морфологический вариант авторы считают наиболее функционально неполноценным, чаще возникающим у молодых и слабоподготовленных спортсменов, с улучшением функционального состояния которых эти изменения претерпевают обратное развитие, в связи с чем их можно расценивать как функциональные (перенапряжение системы). Объем больших сердец (подсчитанный по формуле, предложенной А. В. Гринбергом и Ю. И. Вайнштейном) юных спортсменов 13—15 и 16—18 лет не превышает 600—750 см3, тогда как у взрослых спортсменов он может достигать 1400 см3 (Reindell, 1969).

Несмотря на несомненно физиологический адаптационный характер небольших степеней увеличения и гипертрофии сердец у спортсменов, следует, однако, всегда учитывать, что гиперфункция сердца всегда связана с предельной мобилизацией ресурсов миокарда (Ф. З. Меерсон, 1968), и поэтому спортсмены с очень большими сердцами нуждаются в наблюдении и тщательном врачебном контроле.



 
« Шейный остеохондроз, профилактика и лечение   Шумы сердца »