Начало >> Статьи >> Архивы >> Системный анализ процесса мышления

Концептуальный физиологический подход И. М. Сеченова и И. П. Павлова - Системный анализ процесса мышления

Оглавление
Системный анализ процесса мышления
Развитие естественно-научных представлений о процессе мышления
Представления древнегреческих материалистов
Концептуальный физиологический подход И. М. Сеченова и И. П. Павлова
Функциональные системы психической деятельности человека
Мышление - как активный системный процесс
Знак, сигнал, значение
Интериоризация
Общая теория функциональных систем и психофизиологическая проблема
Развитие мышления у ребенка
Развитие новых аспектов общей теории функциональных систем
Импринтинговая гипотеза формирования акцептора результатов действия
Отражательная функция мозга человека
Методы изучения организации нейродинамических процессов мозга школьников
Проблема наглядности и ее связь с видами информации
Задания автоматизированного контрольного урока ботаники
Выделение групп обследуемых с высокой и низкой работоспособностью
Анализ нейродинамической организации мозга школьников
Изучение нейродинамической организации мозга в эксперименте Ботаника 6
Типы преобразования информации
Эксперимент Ботаника 1
Системный анализ ЭЭГ-активности при выполнении обследуемыми заданий
Межполушарная асимметрия альфа-активности
Динамика коэффициентов реактивности
Особенности электрографических показателей в группах мыслителей и художников
Заключение
Дополнение
Роль средств обучения в системном квантовании учебных действий школьников
Список литературы

Концептуальный физиологический подход И. М. Сеченова и И. П. Павлова к психическим явлениям человека

И. М. Сеченов в своих работах «Рефлексы головного мозга» (1863) и «Элементы мысли» (1878) впервые строго научно в ясной и точной форме поставил вопрос о нейрофизиологических основах становления у ребенка категориального мышления, специфически отличающего человека от животного. Он писал в «Элементах мысли»: «По счастью, ребенок культурных рас уже с самой колыбели окружен, наряду с естественными влияниями, искусственными сочетаниями предметов и отношений, которые создала культура, над которыми работала мысль в течение веков. С самых ранних пор ему преподносят и делом и словом готовые формы чужого опыта, снимая с его слабых плеч тяжелый труд дознания собственным умом. Но как бы наглядно ни было первоначальное обучение, учителю нельзя обойтись без системы сокращенных знаков (т. е. слов, рисунков и вообще графических изображений), а в ученике должна быть почва для восприятия и усвоения символических изображений, иначе обучение было бы бесплодно. Не имея под собой почвы, символы или не воспринимались бы вовсе, как мы видим это на животных, или ложились бы особняком от продуктов продолжающегося личного опыта ребенка... Для того, чтобы символическая передача фактов из внешнего мира усваивалась учеником, необходимо, чтобы символичность передаваемого и по содержанию и по степени соответствовала происходящей внутри ребенка, помимо всякого обучения, символизации впечатлений.
Вот эта-то таинственная работа превращения чувственных продуктов в менее и менее чувственные с виду символы, рядом с прирожденной способностью к речи, и дает возможность человеку сливать продукты чужого опыта с показаниями собственного (это и значит усваивать передаваемое), составляя в то же время самую характерную черту всего его последующего умственного развития...
Эти знаки, или символы, принято называть абстрактами, или умственными отвлечениями от реального порядка вещей; на этом основании всю соответствующую фазу развития называют абстрактным, или отвлеченным, а также символическим мышлением. Начиная с очень раннего детства, фаза эта длится без всяких переломов всю остальную жизнь человека». 10

«Системой сокращенных знаков», по И. М. Сеченову, является восприятие собственной речи, когда «свой голос сопровождается непременным мышечным ощущением в голосовых мышцах». «С помощью глаз, — пишет И. М. Сеченов,— движение, происходящее извне, переводится на движение же, но только внутри организма, способное непосредственно отражаться в его чувствовании определенными знаками — мышечным чувством. Благодаря этому обстоятельству из всех явлений природы одно только так называемое чистое движение переводится на чувственный язык, наиболее близкий к реальному порядку вещей, представляется наиболее простым и понятным и, наконец, составляет самый крайний предел упрощений при анализе сложных явлений природы» 11.
Концептуальный физиологический подход к психическим явлениям человека был сформулирован И. П. Павловым в 1932 г. вначале в статье «Проба физиологического понимания симптоматологии истерии», а затем в докладе на XIV Международном физиологическом конгрессе «Физиология высшей нервной деятельности». Согласно И. П. Павлову, в основе деятельности подкорковой системы лежит принцип врожденной постоянной связи афферентных и эфферентных приводов рефлекса. Этот принцип находит свое выражение во врожденных формах адаптивной деятельности животных и человека от самых простых (кашель, чихание) до самых сложных (инстинкты, влечения, аффекты, эмоции). Он обусловливал бы совершенную форму адаптивного поведения при абсолютном постоянстве внешней среды.
Второй принцип нервной деятельности, по И. П. Павлову,— это принцип одновременности действия раздражителей (совпадение их во времени), или принцип сигнализации. «Тут возникает, — пишет И. П. Павлов, — при помощи условной связи, ассоциации новый принцип деятельности: сигнализация немногих безусловных внешних агентов бесчисленной массой других агентов..., дающих возможность очень большой ориентировки в той же среде и тем уже гораздо большего приспособления» 12 . Это физиологический механизм опережающего отражения реальности, который лежит в основе условного рефлекса или временной связи. «Условная связь... — указывает И. П. Павлов, — есть, очевидно то, что мы называем ассоциацией по одновременности» 13.  Этот механизм И. П. Павлов назвал первой сигнальной системой действительности, имеющей решающее значение в жизни животных и человека.
У человека над первой сигнальной системой, по И. П. Павлову, надстраивается вторая сигнальная система — физиологический механизм речи и понятийного мышления. В основе второй сигнальной системы и ее взаимодействия с первой лежит новый принцип нервной деятельности полушарий большого мозга — принцип отвлечения и обобщения сигналов первой сигнальной системы. У человека прибавляется, по словам И. П. Павлова, «другая система сигнализации, сигнализация первой системы—речью, ее базисом или базальным компонентом — кинестезическими раздражениями речевых органов. Этим вводится новый принцип нервной деятельности— отвлечение и вместе обобщение бесчисленных сигналов предшествующей системы..., принцип, обусловливающий безграничную ориентировку в окружающем мире и создающий высшее приспособление человека — науку как в виде общечеловеческого эмпиризма, так и в ее специализированной форме» 14.
Подчеркнем, что большинство задач, стоящих перед исследователем второй сигнальной системы (т. е. системы речи и мышления), даже на современном этапе науки может быть решено только в общем виде, т. е. весьма приблизительно в аспекте «функциональной организации», когда в центре внимания находятся логические закономерности организации нервных процессов, а не аспект «конкретных мозговых механизмов», часто при помощи гипотез различной степени вероятности [Бехтерева Η. П., 1974, 1980; Бехтерева Η. П. и соавт., 1977; Pribram К. Н., 1975].
И. П. Павлов, несомненно, не сомневался в гипотетичности предложенной им физиологической схемы о роли речевой функции как вторых сигналов («сигнал сигналов») действительности, нуждавшейся не только в дальнейшем фактическом подтверждении, по и в серьезном изучении. Об этом свидетельствовало его выступление на XIV Международном физиологическом конгрессе: «Пришлось сделать догадку относительно той прибавки, которую нужно принять, чтобы в общем виде представить себе и человеческую высшую нервную деятельность. Эта прибавка касается речевой функции, внесшей новый принцип в деятельность больших полушарий» 15.
Из этого следует, что формулировка принципа «отвлечения и обобщения» еще не является решением вопроса о механизмах абстрактного мышления, а формулирует проблему, подлежащую дальнейшему исследованию.
По-видимому, аналитическая ограниченность рефлекторной теории [Анохин П. К·, 1975; Судаков К. В., 1984, 1986; Пратусевич Ю. М., 1985] была причиной того, что в течение 50 лет после формулировки И. П. Павловым концепции о первой или второй сигнальных системах не было достигнуто успехов в физиологическом изучении нейрофизиологических механизмов категориального мышления.
Генезис концепции функциональных систем психической деятельности человека, предложенный К. В. Судаковым (1982, 1984), непосредственно следует из общей теории функциональных систем П. К. Анохина, а через нее тесно связан со школами И. М. Сеченова и И. П. Павлова.

10  Сеченов И. М. Избранные произведения. — М.: Учпедгиз, 1953, с. 290—291.

11  Сеченов И. М. Избранные произведения. — М.:Учпедгиз, 1953,
с. 272.

12  Павлов И. П. Поли. собр. соч., т. Ill, кн. 2. — М. — Л.: Изд-во АН СССР, 1951, с. 214.

13  Т а м  же, с. 335.

14 Павлов И. П. Полн. собр. точ., т. III, кн. 2, с. 240—241.



 
« Системная красная волчанка, системная склеродермия, ревматоидный артрит   Системы организма (гистология) »