Начало >> Статьи >> Архивы >> Системный анализ процесса мышления

Функциональные системы психической деятельности человека - Системный анализ процесса мышления

Оглавление
Системный анализ процесса мышления
Развитие естественно-научных представлений о процессе мышления
Представления древнегреческих материалистов
Концептуальный физиологический подход И. М. Сеченова и И. П. Павлова
Функциональные системы психической деятельности человека
Мышление - как активный системный процесс
Знак, сигнал, значение
Интериоризация
Общая теория функциональных систем и психофизиологическая проблема
Развитие мышления у ребенка
Развитие новых аспектов общей теории функциональных систем
Импринтинговая гипотеза формирования акцептора результатов действия
Отражательная функция мозга человека
Методы изучения организации нейродинамических процессов мозга школьников
Проблема наглядности и ее связь с видами информации
Задания автоматизированного контрольного урока ботаники
Выделение групп обследуемых с высокой и низкой работоспособностью
Анализ нейродинамической организации мозга школьников
Изучение нейродинамической организации мозга в эксперименте Ботаника 6
Типы преобразования информации
Эксперимент Ботаника 1
Системный анализ ЭЭГ-активности при выполнении обследуемыми заданий
Межполушарная асимметрия альфа-активности
Динамика коэффициентов реактивности
Особенности электрографических показателей в группах мыслителей и художников
Заключение
Дополнение
Роль средств обучения в системном квантовании учебных действий школьников
Список литературы

Функциональные системы психической деятельности человека. Их роль в обучении
Развивая теорию условных рефлексов, И. П. Павлов сделал весьма важный вклад в идею системности работы больших полушарий головного мозга: «На большие полушария как из внешнего мира, так и из внутренней среды самого организма беспрерывно падают бесчисленные раздражения различного качества и интенсивности. Одни из них только исследуются (ориентировочный рефлекс), другие уже имеют безусловные и условные действия. Все это встречается, сталкивается, взаимодействует и должно в конце концов систематизироваться, уравновеситься, так сказать закончиться динамическим стереотипом... В окончательном результате получается динамический стереотип, т. е. слаженная, уравновешенная система внутренних процессов»17.
Идея И. П. Павлова о системности работы мозга была развита П. К. Анохиным с позиций, отразивших своеобразие системных механизмов целостного поведения, когда идет активный поиск факторов, удовлетворяющих доминирующие потребности организма. Пытаясь вслед за И. П. Павловым ответить на вопросы «как» и «почему» определенным образом ведут себя высшие животные, П. К. Анохин, несомненно, сознавал, что рефлекторная теория не могла подойти к анализу активного воздействия организма на внешнюю среду.

Сформулировав в 1935 г. на основании физиологических фактов теорию функциональных систем, П. К. Анохин в дальнейшем (Анохин П. К., 1949, 1962, 1963, 1968, 1970, 1973) развивал ее, вскрыв качественную специфичность интеграции различных физиологических процессов в функциональную систему (их иерархию), определяющую активное поведение человека и животных. С указанных позиций поведение человека развертывается в следующей последовательности: возникает ведущая социальная или биологическая потребность, на ее основе формируется доминирующая мотивация (опредмеченная потребность), которая на стадии афферентного синтеза, одновременно взаимодействуя с обстановочными афферентными возбуждениями, пусковыми возбуждениями и механизмами памяти, завершается стадией принятия решения. Следующей стадией является предвидение потребного результата — формирование акцептора результата действия («цели»); организация целенаправленного поведения для удовлетворения возникшей потребности, в процессе которого индивид взаимодействует с внешней средой, чтобы достигнуть результата поведения, и постоянно сличает полученный результат с его афферентной моделью в акцепторе результата действия, корригируя на этом основании свой действия.
При рассмотрении системы «субъект—объект» в их диалектико-материалистическом единстве, необходимо было объяснить адекватность и активность во взаимоотношениях субъекта и объекта в их единстве. Другими словами, нейрофизиологи должны были определить: «для чего» совершается поведение.
Это была по существу новая постановка вопроса.
Рефлекторная теория, рассматривая слова как сигнал (пусковые или тормозные), ничем существенным не выделяла фонематические сигнальные коды из других кодов, что доказывается как реакцией животных при дрессировке на словесные сигналы, так и результатами полувекового изучения второй сигнальной системы условнорефлекторным методом [Красногорский Н. И., 1954; Кольцова Μ. М., 1967; Иванов-Смоленский А. Г., 1971, и др.).
Генетически исходной и основной формой человеческой- деятельности является деятельность внешняя, предметная, что имеет особый смысл для проблемы обучения и познания. Обнаружить объективные связи предметов, которые не даны непосредственно в ощущениях, человек может через практику, через манипулятивно-предметную деятельность. Оперируя предметами (вещами), он распредмечивает скрытые в них существенные свойства и отношения. Наблюдая за поведением ребенка, можно заметить, как постепенно он учится осуществлять определенные операции над вещами, а затем научается оперировать представлениями и понятиями.

Такие «идеальные» внутренние действия, отделенные от практических манипуляций с предметами, возникают только при появлении определенной задачи, под которой понимают цель действия, т. е. нечто такое, что должно осуществляться только после этого действия (в будущем времени) и может служить причиной, побуждающей к самому действию. Такие идеальные внутренние действия, отделенные от практических действий непосредственно с предметами, образуют деятельность мыслительную, деятельность воображения, запоминания, реализующую мыслительные операции (анализ и синтез, различение и отождествление, абстрагирование и обобщение, ориентировку и селекцию, классификацию и сериацию, кодирование и преобразование).
Именно о роли активной предметной деятельности человека в процессе познания им окружающего мира писал К. Маркс: «Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховский —заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется в форме объекта, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой» 1.
Рефлекторная теория, рассматривающая организм только строго объективно, в форме объекта, естественно, не могла учитывать субъективный или «человеческий фактор» в деятельности людей. В 1916 г. на съезде по экспериментальной педагогике И. П. Павлов выступил с замечательным докладом « ефлекс цели», в котором, по словам П. К. Анохина, «смелый гений ученого замахнулся на самое тонкое и самое сокровенное в работе головного мозга — на цель поведения»19. Однако к этому в высшей степени актуальному для физиологии, психологии, философии вопросу И. П. Павлов ни разу не возвращался в течение последующих 20 лет своей очень интенсивной и продуктивной работы по объективному изучению высшей нервной деятельности. П. К. Анохин пишет, что в формировании цели И. П. Павлов встретился с совершенно неожиданным принципом в работе нервной системы: цель (модель данного конечного результата) «возникает раньше, чем может быть получен сам результат. Причем интервал между этими двумя моментами может равняться и минуте, и годам...». «Нам кажется, — пишет П. К. Анохин,— что причина ухода И. П.

Павлова от важнейшей проблемы — деятельности мозга — заключается в том, что сам факт возникновения цели для получения того или иного результата вступает в принципиальное противоречие с основными чертами рефлекторной теории» 2.
П. К. Анохиным был открыт совершенно новый вид процессов в целом организме — вид системных процессов (функциональных систем) или, по словам автора, «процессов организации физиологических процессов». Введение в современную нейрофизиологию представления о наличии в мозге· опережающего возбуждения, выполняющего роль аппарата предвидения («цели») или, по И. П. Анохину, акцептора результата действия, четко выявило недостаточность старых представлений. Концепция функциональных систем позволяет сблизить между собой оба обширных класса физиологических процессов — эффекторных и рецепторных.
Творчески развивая общую теорию функциональных систем, К. В. Судаков (1982, 1984, 1986) сформулировал концепцию о функциональных системах психической деятельности человека. Они формируются на основе самых различных словесных инструкций (предписаний), включая разные формы общеобразовательного и специального (производственного, художественного, музыкального и др.) обучения, знаний, идей. Автор считает, что результаты мыслительной деятельности представлены в сознании человека отражением жизненно важных понятий, абстрактных представлений о внешних предметах, знаний, удовлетворяющих и формирующих социальные потребности человека. Мнение К. В. Судакова основывается на диалектико-материалистической мысли о роли труда в происхождении человеческого интеллекта. Труд — «первое и основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать, что труд создал самого человека» 3 . Поэтому «существеннейшей и ближайшей основой человеческого мышления является как раз изменение природы человеком, а не одна природа как таковая, а разум человека развивался соответственно тому, как человек научился изменять природу» 4. Благодаря труду развилась рука и «достигла той степени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини» 5. А вместе с трудом появились и развились функциональные системы психической деятельности (ФСПД) человека, возникло и шаг за шагом утверждалось господство человека над силами природы, расширялся его кругозор, развивались речь и мышление.
Мышление человека, согласно концепции К. В. Судакова о ФСПД человека, формируется логикой его предметно-практической деятельности через приобщение к исторически накопленной культуре, через обучение и воспитание, через предметную деятельность с помощью созданных обществом приемов и средств. К. В. Судаков особо выделяет социальные потребности человека, обусловленные совокупностью общественных отношений. Такие потребности «выступают в роли критических моментов непрерывного континуума поведенческой деятельности... превращая его в дискретную форму. Удовлетворение потребности — другой критический момент континуума поведенческой деятельности. Как правило, он знаменует собой переход к иной форме деятельности, к возникновению и удовлетворению другой потребности» 6. Удовлетворение одних потребностей рождает· новые и в этом заключается суть исторического процесса. Теоретическая деятельность человека направлена на удовлетворение таких социальных потребностей, которые отражаются в его голове в виде идей, концепций, представлений, формируя различные функциональные системы психической деятельности, что отличает человека от животных. «Социальные потребности человека в значительной степени определяются факторами социальной среды и включают такие отсутствующие у животных мотивы, как стремление к общему или специальному образованию, труду, творчеству, политическим идеалам и даже самопожертвованию во имя общественных интересов. Характерно, что социальные потребности человека значительно меняют характер его биологических потребностей и придают им социальную окраску» 7. Нели животные существуют и приспосабливаются к одновременно с ними имеющимся условиям существования, то люди вынуждены создавать свою историю сами. Это объясняется тем, что условия существования человека никогда не имелись в готовом виде, они вырабатывались впервые только в последовательном историческом развитии. Производство условий жизни у людей выступает как труд (работа), предметная деятельность человека.
Сам характер предметной деятельности человека требует сознательного расчленения сложной задачи на отдельные дискретные фрагменты (операции), или «кванты», каждый из которых обусловлен социальной мотивацией.  Принцип последовательного системного «квантования» человеческой предметной деятельности, предложенный К. В. Судаковым [1982, 1984], открывает перед физиологией возможность анализа практической и теоретической деятельности с нейрофизиологических позиций. Теоретическая деятельность (мышление) берет свое начало в труде, осуществляется, как писал И. М. Сеченов (1878), путем символизации впечатлений «системой сокращенных знаков», опирающейся на восприятие собственной речи, что «сопровождается непременным мышечным ощущением в голосовых мышцах». Другими словами, сознательная деятельность невозможна без формирования ФСПД человека, образующихся как в результате различных инструкций, так и на основании процессов памяти, но обязательно с участием предметной деятельности.
Мышление — это процесс преобразования информации с помощью знаковой системы (мозговых речевых кодов) с целью решения задач (выявление связей и отношений, не данных непосредственно в чувственном опыте). Наличие таких хорошо усвоенных мозговых речевых кодов и соответствующих им ФСПД человека составляет операционную основу умственной, практической и учебной деятельности. Решение задачи (или нахождение ответа на поставленный вопрос) не завершает интеллектуального акта, а требует сравнения полученных результатов с исходными условиями задачи. Если полученный результат согласуется с исходными условиями, то мыслительный акт прекращается, если же он не соответствует этим условиям или оказывается «рассогласованным» с ними, работа мышления (нахождения нужной стратегии) продолжается до тех пор, пока адекватное решение не будет найдено. Мышление, опирающееся на практику (эксперимент), присутствует на чувственной и абстрактной ступенях познания. Ощущая и воспринимая что-либо, человек одновременно мыслит, осознает результаты чувственных восприятий, открывая такие стороны мира, которые недоступны чувственному восприятию.
В научных исследованиях мозга появилась совершенно новая проблема анализа нейрофизиологической мозговой организации мыслительной деятельности с помощью речевых операторов моделирования, при помощи которых образуются ФСПД человека, осуществляющие предметную деятельность, мышление и обучение. Этот анализ важен для физиологического обоснования процесса обучения всем дисциплинам в школе, овладения профессиональными знаниями в специальной школе, развития творческих способностей будущих специалистов в соответствии с основными направлениями реформы общеобразовательной и профессиональной школ, а также с перестройкой высшего и среднего специального образования.

1   Маркс К. Тезисы о Фейербахе. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 1.

2   Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М. Медицина, 1975, с. 38.

3 Энгельс Ф. Диалектика природы. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 486.

4   Энгельс Ф. Диалектика природы. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 545.

5   Т а м ж е, с. 488.

6   Судаков К. В. Общая теория функциональных систем. — М.: Медицина, 1984, с. 110.

7   Судаков К. В. Общая теория функциональных систем. — М.: Медицина, 1984, с. 112.



 
« Системная красная волчанка, системная склеродермия, ревматоидный артрит   Системы организма (гистология) »