Начало >> Статьи >> Архивы >> Системный анализ процесса мышления

Знак, сигнал, значение - Системный анализ процесса мышления

Оглавление
Системный анализ процесса мышления
Развитие естественно-научных представлений о процессе мышления
Представления древнегреческих материалистов
Концептуальный физиологический подход И. М. Сеченова и И. П. Павлова
Функциональные системы психической деятельности человека
Мышление - как активный системный процесс
Знак, сигнал, значение
Интериоризация
Общая теория функциональных систем и психофизиологическая проблема
Развитие мышления у ребенка
Развитие новых аспектов общей теории функциональных систем
Импринтинговая гипотеза формирования акцептора результатов действия
Отражательная функция мозга человека
Методы изучения организации нейродинамических процессов мозга школьников
Проблема наглядности и ее связь с видами информации
Задания автоматизированного контрольного урока ботаники
Выделение групп обследуемых с высокой и низкой работоспособностью
Анализ нейродинамической организации мозга школьников
Изучение нейродинамической организации мозга в эксперименте Ботаника 6
Типы преобразования информации
Эксперимент Ботаника 1
Системный анализ ЭЭГ-активности при выполнении обследуемыми заданий
Межполушарная асимметрия альфа-активности
Динамика коэффициентов реактивности
Особенности электрографических показателей в группах мыслителей и художников
Заключение
Дополнение
Роль средств обучения в системном квантовании учебных действий школьников
Список литературы

Существует проблема соотношения понятий отражения и информации. Все естественные и искусственные знаки и символы несут информацию. Однако далеко не все из них являются формами отражения. Если взять соотношение: предмет — образ — знак — значение, то образ —знак — значение представляют собой понятия, заменяющие в сознании предмет, являются его моделями, т. е. различными формами отражения предмета. Но между ними имеется и существенное различие, образ всегда причинно обусловлен отражаемым предметом. Между знаком и обозначаемым предметом причинная зависимость не обязательна: отношение между ними может быть установлено искусственно.
Причиной зрительного образа является воздействие на рецепторы сетчатки предметов внешнего мира, а между названием предмета на том или ином языке и природой этого предмета такой причинной зависимости нет: название условно. Так же условен зеленый свет светофора, обозначающий разрешение пешеходу переходить улицу (разрешение могло бы обозначаться любым другим цветом или другим знаком).
Между образом и отображаемым предметом имеется сходство, подобие по содержанию, тогда как между знаком и его значением имеется лишь формальное соответствие, определяемое соглашением. Содержание же у знака может быть свое, отличное от обозначаемого им предмета или действия. «Физическим телом» языковых знаков является совокупность звуков (фонем) или совокупность букв (графем), а «идеальным телом» будет их значение, т. е. обозначаемый ими предмет, его свойство или отношение между предметами и явлениями. Следовательно, идеальным телом обладают как чувственные образы, так и понятия. Учение теории познания о различии и противоположности между материальным и идеальным, объективной и субъективной реальностью получает конкретное выражение в общей теории функциональных систем, а также теории знаковых систем.


Сигнал для животного организма является предуведомлением о возможном непосредственном контакте с полезным или вредным раздражителем. Сигнал передается либо посредством образа, либо посредством языка. Под сигналом мы подразумеваем именно «предуведомление», сообщаемое лишь дистантными рецепторами. Именно это дало основание П. К. Анохину связать сигнальность с «опережающим отражением». По-видимому, неправильно называть сигналом образ при непосредственном контакте. Знаки также не всегда выполняют сигнальную функцию: чтение медицинской книги является не сигнализацией, а усвоением медицинской информации. Если же вы прочитали медицинские предупреждения, что употребление алкоголя и курение сигарет опасно для вашего здоровья, то это уже является сигнализацией. Она связана с передачей информации. Но не всякая информация есть предуведомление, есть сигнал.
Языковые знаки появляются как средство воплощения информационно-коммуникативной функции вещей, как средство закрепления и передачи общественного опыта. С помощью языка осуществляется общение людей с современниками, с предыдущими и последующими поколениями. Язык (письменный) позволяет осуществить непрерывность и преемственность в развитии человечества. Посредством языковых знаков опыт и знания отдельных людей превращаются из личного достояния в общественное, в достояние всего человечества. Можно сказать, что язык является синтезом, концентрацией общественного опыта.
К. Маркс показал, что общественная практика и есть та сфера, та реальность, в рамках которой рождаются и функционируют знаки, возникает специфическая знаковая деятельность как форма активного овладения индивидом совокупным общественным опытом. Знак является неким представителем, связанным с закреплением и передачей общественного опыта. Г. Гегель пишет, что выбранный в качестве знака предмет уничтожает свое «наличное бытие» и «дает ему в качестве его значения и его души другое содержание» 1. Из высказывания Г. Гегеля следует, что само бытие знака— это «бытие для другого», значит, овладевая знаком, мы овладеваем иным предметным содержанием.
В «Капитале» К. Маркс на примере денег показывает, что быть знаком — это не естественное состояние предмета, а определенное социальное качество: «Функциональное бытие денег поглощает, так сказать, их материальное бытие...
Необходимо лишь, чтобы знак денег получил свою собственную объективно общественную значимость...» 2. Это «функциональное бытие» знака суть его значение.
С позиции семиотики значение знака детерминировано системным характером процессов функционирования знака в рамках знаковой ситуации, структурным единством всех ее аспектов, о которых мы говорили выше: синтаксического, семантического, прогматического. Необходимо выяснить соотношение между собой этих аспектов, чтобы выделить основное ядро, определяющее все другие виды значения.
Как будет показано далее, именно концепция функциональных систем психической деятельности человека позволяет сделать новый шаг в этом направлении и сопоставить физиологические механизмы различных форм репрезентации учебной информации.
Семиотика классифицирует знаки с точки зрения их отношения к репрезентируемому объекту. Это иконические знаки, символы, языковые знаки. Иконические знаки — это копии, изображения обозначаемых предметов (картины, фотографии, чертежи, схемы, карты и т. д.).
Символ — это чувственно воспринимаемое явление, которое в образной форме представляет абстрактные идеи и понятия.
«Символ, — пишет Н. Wallon, — является конкретным элементом, а его объект абстрактным» 3 . В широком смысле можно сказать, что символ является образом, взятым в аспекте своей знаковости, и представляет собой знак, наделенный всей органичностью и неисчерпаемой многообразностью образа. Образность символа используется для выражения обобщенного содержания, выходящего за пределы изображаемого, обобщения, создающего бесконечную смысловую перспективу (например, символы искусства и литературы).
Для нас наибольший интерес представляют языковые знаки, которые и являются условными знаками по своему существу. Языковые знаки обладают системным и операциональным характером. Они служат средствами коммуникации людей и концептуального отражения действительности.

Знаки осуществляют репрезентативную функцию независимо от какого-либо сходства или аналогии со своими объектом и независимо от какой-либо физической связи с ним. F. Кliх в труд «Пробуждающееся мышление» (1983) показывает, что знаковые средства выражения знаний развивались в направлении от изобразительных знаков (древнешумерские или  древнеегипетские пиктограммы), обнаруживших поразительное сходство с обозначаемыми предметами, через иероглифические символы (древнеегипетские, китайские, древнешумерские и др.), используемые для выражения абстрактных понятий, к чисто условным знакам (фонемы, графемы). Алфавитизация письменного шрифта была произведена финикийцами в начале I тысячелетия до н. э. (22 буквы). Именно» условность знака оказалась поистине тем волшебным свойством, которое обеспечивает выражение бесконечного богатства содержания человеческой мысли с помощью небольшого количества таких средств как фонемы и графемы. Не связанные с содержанием, которое они обозначают, слова (речевые знаки) служат мощнейшим средством абстракции и обобщения, без которого немыслимо развитие человеческого интеллекта и науки. В. И. Ленин писал по этому поводу: «Всякое слово (речь) уже обобщает». «Чувства показывают реальность; мысль и слово — общее»44.
Смысловое значение представляет собой обобщенное отражение действительности, выработанное человечеством. Отсюда следует, что смысл слова, его изменения обусловлены не внутренними законами языка (лингвистики), а развитием познавательной отражательной деятельности, развивающейся в процессе социально-исторической практики.
В исследованиях Л. С. Выготского (1896—1934), Р. Janet (1859—1947), J. Piaget (1896—1980) было показано, что история развития знаков приводит нас к общему закону управления поведением и мышлением. Сущность закона заключается в том, что в процессе развития ребенок начинает применять по отношению к себе те самые формы поведения, которые применяли первоначально взрослые, используя речь. Л. С. Выготский отмечает, что «знак первоначально является средством социальной связи, средством воздействия на других и только потом оказывается средством воздействия на себя... Только с нарастающей социализацией детской речи и всего детского опыта происходит развитие детской логики. Интересно отметить, что в развитии поведения ребенка меняется генетическая роль коллектива, высшие функции мышления сначала появляются в коллективной жизни детей в виде спора и только затем приводят к развитию размышления в поведении самого ребенка» 4. «Я отношусь к себе,— пишет Л. С. Выготский, — так, как люди относятся ко мне.
Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 246.

Как словесное мышление представляет перенесение речи внутрь, как размышление есть перенесение спора внутрь, так точно и психическая функция слова, по Janet, не может быть объяснена иначе, если мы не привлечем для объяснения более обширную систему, чем сам человек. Первоначальная психология функции слова — социальная функция, и, если мы хотим проследить, как функционирует слово в поведении личности, мы должны рассмотреть, как оно прежде всего функционировало в социальном поведении людей» 5.

1  Гегель Г. В. Ф. Философия духа. Соч., т. 3, — М.: 1956, с. 266.

2  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 140.

3 (Wallon Н.) Валлон А. От действия к мысли: Пер. с франц. — Изд-во ИЛ, с. 185.

4  Выготский Л. С. Собр. соч., т. 3. — М.: Педагогика, 1983, с. 141.

5  Т а м же, с. 142.



 
« Системная красная волчанка, системная склеродермия, ревматоидный артрит   Системы организма (гистология) »