Начало >> Статьи >> Архивы >> Состояние функций организма и работоспособность моряков

Сенсорная депривация - Состояние функций организма и работоспособность моряков

Оглавление
Состояние функций организма и работоспособность моряков
Физиолого-гигиенические аспекты длительных плаваний
Сенсорная депривация
Суточные биологические ритмы
Режимы труда и отдыха
Гипокинезия
Укачивание
Нервно-психическое напряжение
Психофизиологическая характеристика труда моряков
Принципы и методики оценки функционального состояния организма и работоспособности
Функциональное состояние организма моряков и методики его оценки
Прямые показатели работоспособности моряков и методики ее оценки
Косвенные показатели работоспособности моряков и методики ее оценки
Общие принципы оценки функционального состояния организма и работоспособности моряков
Состояние функций организма и адаптация
Проблема адаптации в морской медицине
Физиологические резервы организма и адаптация моряков
Изменения функций организма в условиях плавания и адаптация моряков
Утомление и работоспособность моряков
Состояние функции организма моряков при утомлении
Утомление и динамика работоспособности моряков
Заключение

Деятельность нервной системы протекает нормально при оптимальном по количеству и разнообразию притоке сигналов из природной и социальной среды. При значительном уменьшении количества сигналов либо при монотонном, однообразном характере раздражителей может расстраиваться совокупная гармоничная деятельность анализаторов и нарушаться адекватность в переработке информации. Существенное ограничение обычных для организма раздражителей носит наименование афферентной, или сенсорной, изоляции (депривации*).
* Deprivation (англ.) — устранение, лишение.

Другим ее видом является так называемая перцептивная депривация, при которой раздражители не устраняются, а становятся монотонными, однообразными, что также весьма характерно для условий длительного плавания моряков. Естественно, у моряков нет строгой сенсорной депривации, как это имеет место в специальных экспериментах, а скорее она носит относительный характер.
Известно, что интероцептивная и проприоцептивная импульсация является естественным активатором ретикулярной формации и гипоталамо-кортикальной системы, а эти системы в определенной степени тонизируют кору головного мозга. В условиях сенсорной и перцептивной депривации происходит отчетливое снижение тонуса и функции коры головного мозга и подкорки, преобладание в них тормозного процесса и снижение рефлекторной деятельности. В конечном итоге наступает отчетливая астенизация центральной нервной системы, что сказывается на деятельности всех органов и систем.
Длительному воздействию небольшого числа однообразных раздражителей с ограничением других (обычных и разнообразных) сигналов внешней среды придают ведущее значение в развитии особых состояний апатии, тревоги и страха. Известно, что такие состояния подробно описали Бомбар, пересекший на резиновой лодке Атлантический океан, за 65 сут, а также Бирд, находившийся без товарищей на отдаленной антарктической базе в течение 6 мес полярной ночи [Hauty G., 1960]. У рыбаков Гренландии во время рыбной ловли при неподвижном море и чистом, безоблачном небе также наблюдались своеобразные расстройства. Они часто теряли ориентировку, испытывали тревогу и страх, были не способны правильно оценивать расстояние между предметами. В последующем иногда надолго сохранялся страх перед выходом в мope (Gussow Z., 1963).
Сходные явления отмечаются у летчиков при полете над морем, когда от пилота почти не требуется никакой деятельности и показания приборов мало изменяются. Обычно через 1,5—2 ч такого полета наблюдается частичное нарушение ориентировки, чувство тревоги, впечатление измененного положения самолета. Иногда такое состояние грозит катастрофой [Bannet А., 1961]. В ночных полетах и при полетах в облаках возникают иллюзии пространственного положения, а также синдромы деперсонализации и дереализации [Горбов Ф. Д., 1963].
G. Hauty (1960) были проведены наблюдения на добровольцах, которые в течение длительного времени (30 ч) выполняли сложное операторское задание (следили за комплексом приборов и вносили необходимые коррективы при обнаружении отклонений). У большинства испытуемых появились нарушения поведения, обусловленные возникновением зрительных и проприоцептивных галлюцинаций. Причиной их G. Hauty считал длительное воздействие однообразных, монотонных раздражителей.
Сочетание сенсорной или перцептивной депривации, с гипокинезией приводит к особенно заметному ухудшению высшей нервной деятельности.
Во время длительного плавания моряков приток афферентной импульсаций значительно уменьшается. Нарушение нормального сенсорного притока прежде всего отражается на их эмоциональной сфере. Специфическим состоянием при этом Являются скука, понижение уровня мотивации, угнетенное настроение и повышенная тревожность, которые в дальнейшем могут приводить к возникновению различных нервно-психических расстройств у судовых специалистов [Зверев В. Ф., 1971; Зубарев Ю. Г., 1975].
G. Ruff и соавт. (1959) различают три фазы эмоциональных изменений при сенсорной депривации. Первая фаза характеризуется сравнительно коротким периодом тревожности и снижением настроения. Она сменяется второй фазой, когда наступает успокоение за счет мобилизации внутренних резервов психики («эффект самозащиты»). В третьей фазе возвращается тревожность, которая с течением времени нарастает. В этот период проявляется склонность к примитивным эмоциональным реакциям, возникают внутреннее беспокойство и напряженность. Развившееся чувство дискомфорта начинает проявляться дезорганизацией мыслительных и волевых процессов. В таком состоянии могут возникать неадекватное поведение, немотивированные поступки и действия, которые при обслуживании важных судовых систем могут привести к аварийным ситуациям.
Механизмы психофизиологических нарушений, вызванные сенсорной депривацией, можно объяснить более точно с позиций, учитывающих особенности функционирования основных блоков мозга. А. Р. Лурия (1973) указывает, что любой вид психической деятельности осуществляется с участием трех функциональных блоков мозга: 1) блока, обеспечивающего регуляцию тонуса или бодрствования; 2) блока получения, переработки и хранения информации, поступающей из внешней среды; 3) блока программирования, регуляции и контроля психической деятельности. Характеризуя при этом важнейшую функциональную значимость блока регуляции тонуса и бодрствования, автор подчеркивает, что только в оптимальных условиях бодрствования человек может принимать и перерабатывать информацию, вызывать в памяти нужные избирательные системы связей, программировать поступки и осуществлять контроль за протеканием психических процессов, корригируя ошибки и сохраняя направленность своей деятельности. Другими словами, функция первого блока непосредственно сказывается на деятельности двух других и имеет решающее значение для организованного протекания психических процессов.
Морфологическим образованием, составляющим блок регуляции тонуса и бодрствования, является ретикулярная формация мозга. Как показано многочисленными исследованиями, именно этот аппарат обеспечивает регуляцию тонуса коры головного мозга и состояния бодрствования, позволяет регулировать эти состояния соответственно поставленным перед организмом задачам. Активирующая функция ретикулярной формации может запускаться от нескольких источников. Первый из них — обменные процессы организма, лежащие в основе гомеостаза и инстинктивных процессов; второй — сенсорная афферентация, поступающая из внешней среды, от проприо-интерорецепторов; третий — психические процессы в коре головного мозга, формирующие сознательные программы поведения (намерения, цели, планы и т. п.). В последнем случае имеет место нисходящее и избирательное активирование ретикулярной формации мозга.
Анализ условий плавания, а также результаты клинико-физиологических и психофизиологических исследований плавсостава дают основание считать, что у моряков активирующая функция ретикулярной формации мозга может быть снижена как в результате уменьшения потока обычных сенсорных раздражителей, так и вследствие нарушения обменных процессов и изменения основных психофизиологических качеств личности. Эти данные вскрывают не только специфические механизмы психических расстройств у моряков, но и возможные пути их профилактики.
Известно, что посредством восприятия сенсорной афферентации поддерживается не только определенный уровень возбуждения центральной нервной системы, но и осуществляется непрерывный процесс проекции внешнего мира, своего места и самого себя [Хачатурьянц Л. С. и др., 1976]. Постоянный и достаточный афферентный приток — это своеобразные и совершенно необходимые опорные точки для нормального функционирования психики человека, для правильной оценки самого себя и своих возможностей. Поэтому сенсорная депривация, снижая уровень бодрствования, вызывая тягостные эмоциональные состояния и определенные функциональные нарушения, не может одновременно не отразиться и на самосознании личности. Важность этого обстоятельства применительно к деятельности моряков в рейсах, особенно в отношении командного состава, не нуждается в аргументации.
Проблема монотонности является одной из основных в физиологии морского труда. Хотя общая тенденция в развитии современного флота и заключается в освобождении моряков от простого, однообразного и неквалифицированного труда, тем не менее условия длительных плаваний, а также автоматизация судов и преимущественно операторский характер деятельности, неизбежно приводят к монотонности в работе специалистов и ряду отрицательных психологических, физиологических и производственных последствий.
Понятие «монотонность» чаще всего употребляется для обозначения психического состояния человека, возникающего при выполнении однообразно повторяющейся деятельности в бедной раздражителями обстановке. A. Gubser (1968) определяет монотонность как состояние пониженной психической активности, которое выражается в повышенном чувстве усталости и сонливости и связано с уменьшением способности быстро реагировать, переключаться, а также с колебаниями в производительности труда и ее понижением. Данное состояние, по мнению автора, вызывается специфическими факторами рабочей среды, а именно: однообразием, бедностью внешних раздражителей, ограниченным полем наблюдения, повторяющимся характером работы, длительностью периода работы, малой степенью сложности выполняемой операции. Кроме того, монотонность усиливается под влиянием таких дополнительных факторов, как недостаточное освещение в рабочих помещениях, отсутствие цветового интерьера, изолированность исполнителей, отсутствие возможности физических движений, наличие ритмических звуков и др. Все перечисленные выше факторы в той или иной степени сопутствуют условиям длительного плавания на судах.
Рассматривая монотонность как особое психическое состояние, A. Gubser опирается в основном на теорию Н. Bartenwerfer (1960), согласно которой в качестве ведущей причины монотонности выступает факт снижения психической активности. Последняя, по мнению Н. Bartenwerfer, включает в себя два компонента: а) психическое напряжение, определяемое интенсивностью протекания психических процессов, и б) объем внимания, определяемый его широтой или частотой переключения в единицу времени. Эти два компонента могут находиться в различном соотношении. Так, для штурмана судна, ожидающего появления вероятного сигнала, характерны высокое психическое напряжение и небольшой объем внимания. У капитана судна, вахтенных командиров, главных механиков в некоторые периоды плавания наблюдается и большое психическое напряжение, и большой объем внимания (прием докладов, принятие решений и отдача команд, наблюдение за приборами, обстановкой на судне и в море и т. д.).
Монотонность, по Н. Bartenwerfer, возникает прежде всего в том случае, когда и объем внимания, и психическое напряжение резко уменьшаются, причем роль указанных компонентов в изменении психической активности неоднозначна. Расширение объема внимания всегда ведет к повышению психической активности, возрастание же психического напряжения при ограниченном объеме внимания повышает активность лишь временно, после чего она неизбежно снижается. Поэтому и несение вахты моряками, если она требует сильного психического напряжения при ограниченном объеме внимания, через некоторое время тоже приводит к снижению активности, появлению усталости и сонливости.
Путем произвольного усиления психического напряжения активность можно лишь временно повысить в условиях ограниченного объема внимания. Вот почему устранение монотонности у моряков должно достигаться исключительно за счет первичного расширения объема внимания, а не за счет увеличения психического напряжения. В качестве дополнительных мер борьбы с монотонностью рекомендуется выбор оптимального темпа и ритма работы, рационального распределения перерывов на отдых, чередование различных видов деятельности и внесение вариаций в трудовой процесс, использование факторов окружающей рабочей среды (правильное освещение, стимулирующий цветовой интерьер, оптимальная температура воздушной среды и др.).
В исследованиях проблемы перцептивной депривации большое внимание уделяется установлению признаков монотонности. Обобщая имеющиеся в литературе данные, A. Gubser (1968) выделяет следующие наиболее важные ее симптомы: 1) психологические — чувство
усталости и апатии, сонливость и отупение; 2) физиологические— урежение ритма сердечных сокращений, снижение артериального давления, пониженное потребление кислорода, замедление альфа-ритма на электроэнцефалограммах и снижение мышечного тонуса; 3) производственные — колебания производительности труда, общее снижение выработки, уменьшение способности переключаться и реагировать на сигналы окружающей рабочей обстановки.
В последние годы при изучении рассматриваемой проблемы широко обсуждается еще одно направление — установление личностных особенностей, от которых может зависеть степень подверженности отрицательному влиянию однообразной трудовой деятельности. Специальные медицинские обследования экипажей судов в период длительного плавания показали, что в одинаковых условиях труда не все моряки подвержены влиянию монотонности в равной мере, что существуют люди, более или менее предрасположенные к ее переживанию. Р. Smith (1955) считает, что к сильному переживанию скуки при выполнении монотонной работы предрасположены люди беспокойные и неудовлетворенные в обыденной жизни. На основании анкетных данных она установила, что те, кто скучает на работе, оказываются, как правило, неуживчивыми в своих семьях и трудными во взаимоотношениях в коллективе. Напротив, слабая чувствительность к монотонности свойственна для тех людей, которые отличаются спокойствием в быту и личной жизни.
В литературе широко распространено мнение, что большую чувствительность к монотонности обнаруживает тип людей, стремящихся к активному контакту с внешним миром (экстраверты). Лица же, концентрирующие свое внимание на внутренних переживаниях (интраверты), подвержены ее влиянию в меньшей степени. Учет этих особенностей при профессиональном отборе лиц, поступающих на флот, не вызывает сомнения. Для профотбора должны быть разработаны и рекомендованы специальные тесты, которые позволяют оценить степень пригодности того или иного лица к работе на судах и с учетом его чувствительности к монотонности. Касаясь же проблемы профессионального отбора на флоте в целом, необходимо указать, что сейчас уже возникла настоятельная необходимость разработки и внедрения в практику различных оценочных критериев к профотбору моряков с учетом их психофизиологических возможностей. Эти критерии должны определяться с учетом специфических условий плавания, длительности рейсов, обитаемости судов, специальности моряков, небольшой численности экипажей, своеобразных режимов труда и отдыха и др. Решение этой проблемы несомненно будет способствовать обеспечению высокой работоспособности и сохранению здоровья моряков в период длительных плаваний.



 
« Современные тенденции проявлений сосудистой патологии в детском возрасте   СПИД »