Начало >> Статьи >> Архивы >> Токсинобразующие микроскопические грибы

Спорынья пурпуровая - Токсинобразующие микроскопические грибы

Оглавление
Токсинобразующие микроскопические грибы
Морфологическая характеристика грибов
Класс фикомицеты
Класс аскомицеты
Класс базидиомицеты
Несовершенные грибы
Род пенициллий
Род аспергилл
Род стахиботрис
Порядок спородохиальные
Порядок пикнидиальные
Спорынья пурпуровая
Спорынья паспаловая
Пенициллий исландский
Пенициллий красный
Пенициллий крапивный, лимонно-желто-зеленый, зеленоватый
Аспергиллотоксикозы
Аспергиллофумигатотоксикоз
Стахиботриотоксикоз
Спородесмиотоксикоз
Дендродохиотоксикоз
Фузариотоксикозы
Фузариограминеаротоксикоз
Другие токсические микромицеты
Методы культивирования токсических микромицетов
Экология токсинобразующих грибов и меры борьбы
Литература

Глава 3. ТОКСИЧЕСКИЕ МИКРОМИЦЕТЫ
И ВЫЗЫВАЕМЫЕ ИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ
Claviceps Т u 1.— спорынья Клавицепстоксикозы (Clavicepstoxicoses)
Claviceps purpurea Т u 1. — спорынья пурпуровая Эрготизм (Ergotismus)
Распространена во всех странах и поражает многие виды культурных и дикорастущих злаков во время вегетационного периода, развиваясь в завязях, сначала в конидиальной стадии {Sphacelia segetum L е v.)— медвяная роса, затем в стадии склероциев (Sclerotium clavus D С.), называемых рожками. Отравление, эрготизм, возникает у человека при употреблении в пищу хлебных продуктов из зерна с примесью склероциев (рожков) спорыньи; вызывает отравление сельскохозяйственных животных при скармливании им зерновых продуктов и сена, пораженных спорыньей, а также на пастбищах при поедании животными зараженных растений.
В прошлом эпидемии эрготизма среди населения были частыми и принимали иногда большие размеры. Так, в 922 г. в Испании и во Франции во время такой эпидемии погибло, по некоторым данным, около 40  000 человек, а в 1129 г. в Париже — 14  000 человек. Почти все эпидемии появлялись после обильных дождей, причем в урожае обнаруживалось много спорыньи. В Германии, Швеции, России большей частью отмечалась конвульсивная форма эрготизма, главными клиническими признаками которой были судороги, и лишь очень редко она сопровождалась омертвением конечностей. В Англии, Франции и Швейцарии отмечалась гангренозная форма эрготизма, сопровождавшаяся обширной гангреной конечностей, и только в отдельных случаях — незначительными судорогами.
В России «злая корчь» — конвульсивная форма эрготизма — была особенно распространена в северных губерниях и в бассейне Волги в 1832 и 1837 гг. и сопровождалась весьма значительной смертностью. При этом смертность среди детей была в два раза выше, чем среди взрослых. В Нижегородской губернии в 1832 г. и в Симбирской в 1863 г. наблюдались как судорожная, так и гангренозная формы эрготизма. В 1872 г. в Александрийском уезде Херсонской губернии Филиппович наблюдал среди населения исключительно гангренозную форму эрготизма. Наиболее раннее указание об эпидемии эрготизма на территории России относится к 1785 г. (в бывшем Киевском наместничестве). Особенно много жизней эти эпидемии уносили в неурожайные годы, когда население из-за недостатка продовольствия вынуждено было питаться заведомо недоброкачественным хлебом. Нет сомнения, что от эпидемий больше страдали беднейшие слои населения, в рационе которых преобладал ржаной хлеб (из хлебных злаков рожь сильнее всего поражается спорыньей).
Природа склероциев спорыньи оставалась не выясненной почти до середины XIX в., но их появление в урожаях отмечено уже в средние века. Тем не менее из-за отсутствия у населения необходимых сведений о токсических свойствах спорыньи очистка зерна от рожков не производилась почти до конца прошлого столетия, несмотря на то что в годы эпидемий эрготизма количество склероциев спорыньи в урожаях было очень велико. Так, Филиппович отмечает, что в 1881 г. в Александрийском уезде Херсонской губернии на ржи находилось огромное количество спорыньи. Ему попадались колосья, в которых насчитывалось 42 склероция и всего восемь зерен ржи. Количество склероциев спорыньи в отдельных местностях составляло 25% и более по отношению к зерну.
Первые опыты по скармливанию спорыньи животным были проведены в 1676 г. Однако сведения об эпизоотиях эрготизма, имевших место в прошлом, весьма скудны. Можно предположить, что во время эпидемий среди населения создавались условия и для отравления сельскохозяйственных животных в той степени, в какой им скармливали концентрированный корм с примесью спорыньи. Немаловажную роль могли играть также отравления сельскохозяйственных животных спорыньей на пастбищах при значительном распространении этого гриба на злаках или при скармливании сена со спорыньей, так как массовое развитие спорыньи на хлебных злаках было в определенной степени связано с поражением некоторых видов дикорастущих злаков. Тихомиров в 1871 г. сообщал (цит. по Пидопличко, 1953), что летом в 1866 и 1867 гг. в бывшем Конотопском уезде Черниговской губернии склероции на Agropyrum repens попадались в громадном количестве: «Трудно было отыскать колос пырея (весьма распространенного в местности, где были сделаны эти наблюдения), который бы не заключал в своих цветочных пленках спорыньи». Реже он находил спорынью на Festuca gigantea и F. pratensis.
Спорынья ядовита для всех сельскохозяйственных животных. Токсические вещества ее сокращают мускулатуру матки, особенно беременной, артерии, особенно мелкие, способствуют развитию гангрены, действуют на центральную нервную систему, вызывая судороги. При остром отравлении наблюдаются следующие симптомы: слюнотечение, рвота, колики, понос, язвенный стоматит, затем потуги, выкидыши (иногда даже выпадение беременной матки), потеря чувствительности, расширение зрачков, судороги, параличи; при хроническом отравлении у животных отмечаются мумификация (гангрена) концов ушей, хвоста, сосков, копыт, копытец, зеркальца, а также бесплодие, энзоотический выкидыш. У свиней в зависимости от количества съеденных склероциев отравление может выражаться в затрудненном глотании, рвоте, дрожи, подергивании ног, выпадении матки, слабости, параличе задних конечностей, слепоте, гангрене конечностей и ушей.
Асотский в 1870 г. в опытах на собаках установил, что применение фармацевтических доз спорыньи приводит к уменьшению количества молока и даже исчезновению его. При этом количество казеина и извести в нем резко уменьшается. Имеются указания, что мясо и молоко животных, отравленных спорыньей, токсических веществ не содержат.
Еще Тихомиров [1873] в опытах с хроническим отравлением кур при введении в желудок разных доз экстракта спорыньи констатировал такие признаки, как синеватость, сморщивание, уменьшение в объеме и понижение температуры гребня и подклювных лопастей, желудочно-кишечный катар, общая слабость и, наконец, паралич спинного и головного мозга, в результате чего птица гибла. Синеватость, сморщивание и уменьшение в объеме гребня и подклювных лопастей автор объясняет все более увеличивающимся недостатком притока артериальной крови, обусловливаемым спазмами мышц сердечной оболочки артерий и упадком энергии сердечной деятельности. Катар выражался в поносах, потере аппетита, общем упадке питания, исхудании (гиперемия и катар желудочно-кишечного тракта установлены при вскрытии). Поражение спинного мозга выражается во вздрагиваниях, взъерошивании перьев на всем теле и шаткой походке, сопровождается поражением головного мозга (сонливость, переходящая в непробудный сон, продолжающийся до самой гибели животных).
Пчелы, питаясь медвяной росой (сладкими выделениями конидиальной стадии гриба), откладывают мед низкого качества, который, по-видимому, вреден для них, так как при наличии запасов такого меда в ульях они плохо переносят зимовку.
Акад. Зинин в 1864 г. (цит. по Пидопличко, 1953) на основании своих исследований указывал, что не всякие рожки в одинаковой степени ядовиты. Ссылаясь на это, Кокорин (1884) писал: «Причины такого различия отчасти нам известны; мы знаем, например, что физиологическое действие спорыньи по своей интенсивности, а может быть, и качественно находится в зависимости от степени ее зрелости (время собирания), от условий и продолжительности хранения. Но очень возможно, что ядовитость спорыньи зависит и от других условий (местности, из которой она получается, и т. п.), которые еще совершенно не исследованы». Впоследствии было установлено, что суммарное количество алкалоидов в склероциях спорыньи колеблется в зависимости от климатических условий в разные годы и в различных странах. Имеются указания, что в более крупных склероциях спорыньи на ржи содержится меньше алкалоидов, чем в более мелких. Если при этом считаться с фактом возможного непостоянства количественного соотношения веществ с различными фармако-динамическими свойствами, то станет понятным и определенное колебание в проявлении тех или иных признаков отравления, которые, таким образом,  могут зависеть не только от количества съеденной спорыньи, но и от индивидуальной особенности организма.
Наиболее ядовиты свежесобранные склероции спорыньи. Во время хранения их токсические свойства постепенно ослабевают и через 9—12 месяцев исчезают совершенно. Можно считать, что спорынья не вызывает отравления при наличии до 0,05% склероциев в зерне. Имеются указания, что склероции Claviceps microcephala содержат такие же алкалоиды, как и склероции CL purpurea.
Предупреждение отравлений спорыньей достигается рядом мер: скашиванием на сено злаков в раннем возрасте — в период цветения, до образования склероциев, при наличии спорыньи в сене — браковкой сена или вытряхиванием из него склероциев; сбором рожков спорыньи на пастбищах в очагах поражения. Предупреждение поражения спорыньей хлебных злаков достигается очисткой зерна, своевременным (до цветения) скашиванием сорных злаков возле полей, севооборотами, глубокой пахотой, очисткой от сора токовищ после молотьбы, посевом семенного материала без примеси рожков.
Если зерно с примесью склероциев спорыньи поместить в 30— 35%-ный водный раствор хлористого натрия или калия, то склероции вместе со щуплыми зерновками и сором всплывают и их легко можно удалить. Предпочтительнее применять раствор хлористого калия, который не оказывает вредного влияния на всхожесть зерна.
Спорынья на хлебных злаках в СССР наблюдается очень редко. Редко встречается она теперь и на дикорастущих злаках нашей флоры. Однако в благоприятные для развития спорыньи годы могут возникать очаги с пораженными спорыньей дикорастущими злаками на пастбищах и сенокосах, поэтому требуются постоянное внимание и проведение своевременных мер для предупреждения отравлений сельскохозяйственных животных.
Конвульсивная форма эрготизма у человека проявляется вначале общей слабостью, потерей аппетита, ломотой в теле, особенно в конечностях, ознобом, рвотой, желудочно-кишечными расстройствами. Затем наступают приступы контрактуры сухожилий конечностей, которые по мере нарастания токсикоза становятся более продолжительными и частыми.
Гангренозная форма заболевания сопровождается появлением некрозов периферических частей конечностей, которые очень болезненны. Эта форма возникает обычно при более длительном употреблении малых доз эрготоксинов и проявляется через одну — три недели.
Токсины Cl. purpurea вызывают резкое сокращение мускулатуры матки, особенно во второй период беременности. Симптомы эрготизма (отмирание тканей, конвульсии и др.), по данным ряда авторов, возникают вследствие первичного поражения мозжечка и нарушения его функций; наблюдаемые изменения в ганглиозных клетках головного мозга предшествуют изменениям в кровеносных сосудах, нейроглии и нервных волокнах белых стволов головного мозга. Характерные изменения мозговой ткани проявляются в дегенерации нервных клеток головного и спинного мозга, гиалиновом перерождении стенок сосудов, образовании гиалиновых тромбов в их просветах. По данным Спесивцевой (1964), эрготизм у крупного рогатого скота описан в основном как острая конвульсивная или гангренозная форма, у свиней — острая и хроническая, у птиц — чаще как острая форма.



 
« Токсикология полимерных материалов   Трудности диагностики заболеваний сердечно-сосудистой системы »