Начало >> Статьи >> Архивы >> Токсинобразующие микроскопические грибы

Аспергиллофумигатотоксикоз - Токсинобразующие микроскопические грибы

Оглавление
Токсинобразующие микроскопические грибы
Морфологическая характеристика грибов
Класс фикомицеты
Класс аскомицеты
Класс базидиомицеты
Несовершенные грибы
Род пенициллий
Род аспергилл
Род стахиботрис
Порядок спородохиальные
Порядок пикнидиальные
Спорынья пурпуровая
Спорынья паспаловая
Пенициллий исландский
Пенициллий красный
Пенициллий крапивный, лимонно-желто-зеленый, зеленоватый
Аспергиллотоксикозы
Аспергиллофумигатотоксикоз
Стахиботриотоксикоз
Спородесмиотоксикоз
Дендродохиотоксикоз
Фузариотоксикозы
Фузариограминеаротоксикоз
Другие токсические микромицеты
Методы культивирования токсических микромицетов
Экология токсинобразующих грибов и меры борьбы
Литература

Aspergillus fumigatus Frees — аспергилл дымчатый
Аспергиллофумигатотоксикоз (Aspergillofumigatotoxicosis)

Вызывает фумигатоаспергиллоз и фумигатоаспергиллотоксикоз человека, животных, особенно птиц. При фумигатоаспергиллозе обычно отмечается острая респираторная инфекция с высокой летальностью или заболевание хронического характера. Поражаются чаще легкие, но также слизистые желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистая система, мочевые проходы, нервная ткань, кожа, уши, глаза и другие органы.
Еще Цени и Беста (Ceni, Besta, 1902) в связи с изучением этиологии пеллагры установили токсичность экстракта мицелия A. fumigatus для кроликов (их гибель наступала через несколько часов при введении 7—10 мл/кг). Затем Бодин и Готье (цит. по Пидопличко, 1953) показали такую же токсичность культуральной жидкости A. fumigatus при росте гриба на мясопептонном бульоне с глюкозой. Бодин и Ленорман (Bodin, Lenorman, 1912) пришли к выводу, что культуры A. fumigatus образуют два токсина: первый, поддающийся диализу, отмечается при культивировании гриба на многих средам (при введении лабораторным животным вызывает судороги); второй — вызывает паралич морских свинок; термостабилен; наиболее активно образуется грибом при культивировании на щелочной среде Ролена.
Исследования Генрици (Henrici, 1938) положили начало изучению эндотоксинов A. fumigatus. Подкожное, внутрибрюшинное и внутривенное введение экстракта из мицелия обусловливало гибель кроликов, морских свинок, мышей, цыплят, сопровождаемую эдемой, геморрагией, жировыми некрозами печени, тубулярными некрозами почек, т. е. симптомы заболевания были такие же, как и при действии токсина гриба Amanita phalloides (мухомор). Токсин обладал гемолитическими и антигенными свойствами. Инактивировался при нагревании до 62° Свтечение 15 мин. У кроликов и морских свинок наблюдалась иммунизация и повышение устойчивости к введению больших доз токсина (Henrici, 1938).
Установлено остротоксическое действие эндотоксинов A. fumigatus на почки мышей. Они вызывали некрозы коркового слоя почек, а также проявляли гемолитическое и дермонекротическое действие. Нефротоксическое действие эндотоксинов, экстрагированных из мицелия A. fumigatus, более сильно выражено, чем из мицелия A. flavus. В неочищенном препарате мицелия, по мнению авторов, имеется гемолитический и нефротоксический токсины (Tilden, Freeman, Lombard, 1963).
Королева (1961), исследовав около 150 культур грибов, выделенных из кормов, которые вызывали заболевание молодняка свиней, отмечала, что A. fumigatus обладает резко выраженными токсическими свойствами для лабораторных животных. Нанесение на кожу кролика эфирного экстракта из A. fumigatus вызывало резкую кожную реакцию воспалительно-некротического характера.
При подкожном введении культуральной жидкости белым мышам, кроликам, морским свинкам наблюдалось характерное нейротоксическое действие, выражающееся в нарушении координации движений, конвульсивных судорогах конечностей, часто с летальным исходом через час — полтора после введения.
Джиловян (1961) при кормлении овец и свиней овсом, зараженным A. fumigatus или культуральной жидкостью гриба, воспроизвел формы заболевания свиней, главным образом молодняка, наблюдаемые при кормовых отравлениях. При естественном течении заболевание проявляется в двух формах: острой некротической и дистрофической (хронической). Нейротоксическая форма характеризуется появлением у больных животных мышечной дрожи, шаткости походки, судорог конечностей, вынужденного лежачего положения, учащения пульса, напряженного дыхания, потерей аппетита. Изменения состава крови обычно выражались в появлении нейтрофильного лейкоцитоза. При дистрофической форме отмечаются: задержка роста, истощение животных, вялость, шаткость походки, отсутствие аппетита, понос, расстройство движений, парезы, явления энтерита, снижение количества лейкоцитов в крови со сдвигом ядра влево с переходом в относительный лимфоцитоз.
Джиловян подтвердил данные Генрици о нетоксичности фильтратов A. fumigatus для кроликов при пероральном введении в дозах, в 10—20 раз превышающих летальные при подкожном введении. Токсин термолабилен. Патологоанатомические изменения у свиней при фумигатоаспергиллотоксикозе характеризуются наличием в желудочно-кишечном тракте воспалительных процессов и дегенеративных изменений в печени. Автор отмечает связь между токсичностью фильтратов A. fumigatus и их антибактериальными свойствами.
По Саркисову (1961), общая реакция организма при фумигатоаспергиллотоксикозе проявляется в расстройстве центральной нервной системы, дыхательного и пищеварительного аппаратов, гемопоэтической, секреторной и экскреторной деятельности.
Как уже упоминалось, изучению распространения грибов, образующих известные токсические антибиотики на кормах и продуктах, до последнего времени уделялось недостаточно внимания. Между тем в период наиболее интенсивных поисков антибиотиков среди различных микроорганизмов, наступивший вслед за применением пенициллина и стрептомицина в медицинской практике, было открыто значительное количество антибиотиков, которые, однако, не могли быть использованы из-за их токсичности.
А. fumigatus образует ряд токсических метаболитов: фумагиллин, гельволевую кислоту, глиотоксин.
Мальторизин-токсин, образуемый A. oryzae v. microsporum, изолирован и изучен японскими исследователями в связи с пищевыми отравлениями молочного скота при употреблении солодовых проростков (Iisuka, lid а, 1962).

Таблица 18
Токсичность антибиотиков, образуемых видами Aspergillus
Токсичность антибиотиков, образуемых видами Aspergillus
Примечание: б — внутрибрюшинное введение, о — пероральное, в — внутривенное, к — подкожное.

Гриб культивировался на среде Чапека — Докса с экстрактом солодовых проростков глубинным способом в течение 2,5 дней при 30° С. Токсин получен последовательной обработкой концентрированной культуральной жидкости горячим абсолютным этанолом, абсолютным этиловым эфиром при щелочной, затем при кислой реакциях и хроматографией этилэфирного экстракта на колонке целлюлозы. В качестве растворителя применялся н.-бутанол, насыщенный водой. Вещество после элюции и удаления растворителя кристаллизовалось из бензола в виде светло-коричнево-желтых игл. Выход составлял около 2 мг/л, т. пл. равнялась 68,9—69,0°С (с разрушением). Молекулярная формула вещества — С11Н1404 (1—14-пентоноил):2,3,6-тригидроксибензол. ЛД50, равная 3 мг/кг, при внутри-брюшинном введении вызывает у белых мышей паралич мышц.
Токсичными для лабораторных животных были фильтраты A. oryzae, культивируемого на рисе, изделиях из него и на среде Чапека, а также экстракты из этой среды. У белых мышей отмечались жировое перерождение печени, некрозы, нефрозы и другие изменения в почках, а также пролиферации эпителиальных клеток, наступающие в зависимости от дозы токсина (Kinosita, Shicata, 1965).
Многие виды аспергиллов при поражении кормов и продуктов образуют в различной степени токсические антибиотики, нередко обладающие специфическим патологическим действием на животный организм (табл. 18).
Отмечена токсичность A. clavatus, связанная с кормовыми отравлениями крупного рогатого скота. Штаммы A. clavatus, выделенные из кормов, вызывали токсикоз у лабораторных животных и оказывали антибиотическое действие (Forgacs, 1954; Jacquet, 1963). ochraceus образует токсин (охратоксин А), вызывающий поражение почек, некрозы тубулярных клеток, гиалиновое перерождение и жировую инфильтрацию клеток паренхимы печени, воспалительный процесс желудочно-кишечного тракта (Мегте, 1965).



 
« Токсикология полимерных материалов   Трудности диагностики заболеваний сердечно-сосудистой системы »