Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Не буду говорить - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

«Уважаемый Михаил Иванович, прочитав Вашу книгу «Беседы о детской психиатрии», мы решили обратиться к Вам за советом.
В 5-м классе нашей школы учится Марина. Вот уже 3 года она не разговаривает ни с кем из учащихся и учителей. Опрос ее по предметам проводим письменно. На все вопросы в лучшем случае отвечает кивком головы. В классе дети относятся к ней доброжелательно. Каких-то видимых конфликтов в школе не было. Но если в 1-м и 2-м классах она разговаривала, хотя и избирательно, то в 3-м классе в контакты уже ни с кем не вступала. По словам матери, дом£ она разговаривает нормально, играет с детьми, младшими ее на 3—4 года, любит играть в школу, исполняя роль учительницы.
Девочка постепенно утрачивает способность к дальнейшему обучению, так как словарный запас ее, судя по письменным ответам, остался на уровне начальной школы. Там, где требуются логические построения и рассуждения, она вообще не справляется с заданием. Это отставание проявляется по всем предметам.
С самого начала заболевания мы пытались помочь Марине: советовали родителям перевести ее в другой детский коллектив; обращались к детскому невропатологу. При первом обращении врач ответила, что учителя не хотят работать с девочкой, что девочка абсолютно здорова.
В 5-м классе мы добились того, что родители получили направление в детское отделение психиатрической больницы, где Марина находилась на обследовании в течение месяца. Оттуда было дано заключение, что девочка подлежит обучению в массовой школе.
Но в нашей школе она осталась в прежнем положении  никаких контактов с детьми и учителями.
Что теперь делать? На наших глазах гибнет ребенок Перевести Марину в 6-й класс мы не можем, она не усвоила программу. Оставить на второй год? Какой смысл? Что изменится? Пожалуйста, посоветуйте нам, как быть, куда обратиться, чем помочь ребенку?»
Вот такое письмо прислал директор одной из школ Действительно, что же делать? На этот конкретный вопрос отвечать не стану, ибо девочку не видел, а о проблеме, затронутой в письме, расскажу.
Врожденное отсутствие речи (алалия) встречается весьма редко, чаще всего бывает иное: ребенок растет и развивается нормально, прекрасно говорит, но когда его отдают в детский сад, он вдруг неожиданно замолкает. Дома он говорит, как и прежде, хорошо, но в детском коллективе молчит либо изъясняется едва слышным шепотом. Подобное нарушение речи возможно и после психических потрясений. Прекращение пользования речью называется мутизмом (от лат. «мутус» — немой, безголосый). Это расстройство отмечается преимущественно в дошкольном возрасте. Речь — в эволюционном отношении наиболее молодая функция человека, поэтому она и легче всего разрушается на заре жизни человека под воздействием неблагоприятных факторов. Но не только это способствует нарушению речи в дошкольном возрасте. Здесь играет роль и органическое повреждение центральной нервной системы, обусловленное патологией беременности, родов, болезнями ребенка в первые годы жизни. Эти факторы ослабляют нервную систему, мешают ей правильно реагировать на внешние воздействия.
Еще одним фактором, способствующим возникновению мутизма, является чрезмерная привязанность ребенка к матери, особенно в семьях с одним ребенком. Единственного ребенка родители, как правило, чрезмерно ограждают от трудностей, содержат в «оранжерейных» условиях, не всегда формируют в нем навыки самостоятельности. Как только такого ребенка отдают в детский коллектив, у него начинаются различные нарушения, в происхождении которых большую роль играет насильственный, неприятный ребенку отрыв от дома и в первую очередь от матери.
Таким образом, факторов, способствующих появлению мутизма, много. Часть из них стали выявлять лишь в последние десятилетия. Именно этим можно объяснить то, что количество больных мутизмом возрастает.
В 1976 г. нами была предложена классификация мутизма, помогающая более дифференцированно подходить к лечению больных с этим нарушением. Рассмотрим психогенный и психотический мутизм, так как иные варианты мутизма в детском возрасте встречаются редко.
Психогенные формы мутизма вызываются различными по силе и продолжительности действия психическими травмами, на которые разные дети реагируют по-разному. В связи с этим мы выделяем два основных вида психогенного мутизма: невротический и патохарактерологический.
Невротический мутизм тоже неоднороден: он состоит из истерического и логофобического (боязнь речи). Бывают и промежуточные формы. Если произошла резкая и сильная психическая травма, то от потрясения у ребенка может отключиться речь — он хочет что-то сказать, но не может: речь парализована, отключены речевые центры. Это отключение обычно длится недолго (несколько минут, часов или суток), потом все нормализуется (иногда через этап заикания). Одновременно с этим у больного нарушаются сон, аппетит, снижается настроение и возникают иные невротические расстройства. Подобный механизм называется истерическим. В рамках истерического невроза мутизм встречается весьма часто, в таких случаях ребенок молчит некоторое время при всех обстоятельствах: и дома, и в детском саду, и на улице. Это тотальный мутизм. Если ребенка успокоить, отвлечь его внимание от неприятных переживаний, переключить интересы на что-то иное, то истерический мутизм пройдет без лечения. Однако не следует ожидать обязательного самоизлечения — нужно непременно показать ребенка детскому психиатру.
То же следует сделать, если у ребенка имеет место второй вариант невротического мутизма — логофобический. Логофобия возникает, как правило, в результате хронических психических травм (например, ежедневных замечаний родителей и педагогов). Начинается этот вид мутизма исподволь, постепенно, тянется годами, постепенно нарастает страх речи. Он обнаруживается лишь в общении. Поэтому, если ребенку не нужно ни с кем общаться (особенно с незнакомыми), он говорит как ни в чем не бывало. Но стоит ему прийти в детский коллектив или оказаться с незнакомыми людьми, как у него нарастает страх речи, на высоте которого появляется мутизм. Последний всегда неодинаково выражен, по-разному обнаруживается, он всегда избирателен (в отличие от истерического — всего тотального). Очень часто логофобический мутизм, мало выраженный или почти незаметный в детском саду, резко усиливается, когда ребенок идет в школу: там нагрузка больше, обидчивость и ожидание неприятностей возрастают — отсюда увеличение и страха речи, следствием которого является логофобический мутизм.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »