Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Каждый молчит по-своему - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

Механизмы патохарактерологического мутизма иные. Тут речь идет о затянувшейся реакции пассивного протеста, нередко сочетающейся с отдельными невротическими расстройствами.
Ребенка, сильно привязанного к матери и к дому, перенесшего в прошлом какое-то органическое поражение головного мозга, с трудом привыкающего ко всему новому, склонного к страхам и панике, помимо его воли отдали в детский сад. Там ребенка встретили сурово, сразу же стали делать замечания, да еще в грубой форме. Ребенок замкнулся в себе, стал малоразговорчивым, играл сам с собою, настроение у него понизилось. Он попросил мать забрать его из сада, та отказалась. Тогда ребенок замолк, перестал говорить в детском саду, дома же он говорил, как и прежде. У него наступила длительная реакция пассивного протеста (в более старшем возрасте пассивный протест уступает место активному — школьники убегают из дому, дерутся с обидчиками, поджигают их портфели, режут их одежду, воруют и пр.). Эта реакция может тянуться годами. Тут мутизм всегда избирателен: дети молчат лишь в тех местах и в присутствии тех людей, против которых они протестуют.
Что делать в таких случаях? Забрать ребенка из детского сада, перевести в другой детский сад или отправить на время в другой город, к бабушке и т. д. Все это называется психотерапией средой: изъяли ребенка из неприятной ему обстановки — болезнь прошла без лечения И, конечно, при этом важно, чтобы родители и работники дошкольных учреждений вели себя деликатно, нежно, ласково, не унижали ребенка: он то взрослым ничего не может ответить, он может лишь замолчать в знак протеста. Если не соблюсти этих рекомендаций, то из ребенка, когда он подрастет, может получиться такой «мститель» за свои — в детстве поруганные — права, что многим взрослым несдобровать. А потом они, взрослые, будут удивляться, отчего это школьник, подросток, так вызывающе ведет себя, дерзит и даже избивает взрослых (в том числе родителей) .
В 1977 г. английское телевидение поставило шестисерийный фильм о жизни Шекспира. Летом следующего года его показали по московскому телевидению, и несколько знакомых обратились ко мне с вопросом, что же за болезнь была у сына великого драматурга — Хемнета. Прежде всего, следует сказать, что, наверное, не было и нет на свете исторического лица, о котором ходило бы столько легенд, как о Шекспире. Всякая версия о нем достаточно обоснована, а версий много: от той, общеизвестной, которой придерживается большинство историков, до той, что реально существовавший когда-то актер Шекспир, полуграмотный и невежественный человек, умерший в 52-летнем^ возрасте, не был и не мог быть автором колоссального числа первоклассных произведений, требовавших громадной эрудиции, трудоспособности, моцартианской легкости и просто очень большого времени. Известно, что у Шекспира был сын, который умер в раннем возрасте. И все. Но авторы упомянутого фильма не были бы художниками, если бы не включили в показ реальных событий выдуманные сюжеты (они и составляют не менее 90 % содержания всего фильма), в том числе и историю Хемнета. А придуманные сюжеты в исторических фильмах отражают всегда то, что занимает авторов этих выдумок, то есть наших современников.
Образом сына Шекспира авторы фильма показали одну из проблем нашего времени, а именно: переживания ребенка по поводу оставившего его отца.
Шекспир жил в Лондоне и редко посещал дом в Стратфорде, где находилась его семья. В Лондоне он вел безалаберный образ жизни, пьянствовал, распутничал, о чем его семья была вдоволь наслышана. И Хемнет якобы дал себе слово (в телевизионной интерпретации: еще раз повторяю, что об этом мальчике неизвестно ничего, кроме факта его существования и ранней смерти), что пока отец не вернется домой, он, Хемнет, будет молчать. И действительно молчал. Будто в рот воды набрал. Как рыба. За многие годы он не вымолвил ни одного словечка. Помимо этого был нервный, раздражительный, очень впечатлительный, робкий.
Так выглядят и многие современные дети, страдающие патохарактерологическим мутизмом.
Если мутизм затянулся, если он «обрастает» другими нарушениями, нужно обязательно показать ребенка детскому психиатру — тот даст исчерпывающие лечебные советы, и расстройство будет ликвидировано. Тем более это необходимо, если у ребенка психотический мутизм, то есть вызванный бредом, галлюцинациями и другими признаками душевного заболевания. Правда, у таких детей и без того обычно много странностей и чудачеств, их поведение так разлажено, что сами родители немедля ведут детей к специалисту.
Обратимся вновь к самой частой форме мутизма у школьников — патохарактерологическому мутизму, поскольку излечение этой формы болезни почти всегда зависит от вас, читатели.
Родители двенадцатилетнего мальчика пьянствовали и часто скандалили. Особенно плохо относился к мальчику его отец, многократно судимый за антиобщественное поведение. Он избивал сына, выгонял его из дому, в присутствии ребенка бил жену. Постепенно у ребенка начали развиваться реакции протеста, психологически понятные и осознанные, но несколько необычные. Например, в присутствии отца мальчик молчал, даже если отец был трезвый и не дрался. Сын ненавидел отца и в знак протеста против его поведения не хотел с ним говорить. С матерью и со сверстниками он разговаривал нормально. Эта реакция протеста отмечалась в течение 5—6 мес и исчезла после того, как мать по совету врача отправила мальчика в деревню подальше от почти всегда пьяного отца. Впрочем, и в деревне в присутствии пьяных мальчик умолкал и становился, как немой,— «слова от него не добьешься»
Другой мальчик подолгу мог молчать в присутствии учительницы, которая его несправедливо наказала; понадобились объединенные усилия педагогов и врачей, чтобы вначале притупить, а затем и ликвидировать эту зафиксировавшуюся реакцию.
Реакции протеста требуют не столько лечения у медиков, сколько положительного воздействия на ребенка семьи и педагогов. Патохарактерологические реакции протеста являются следствием неприятия личностью обид, подавления достоинства. Иногда эти реакции закрепляются, превращаются в постоянную форму реагирования: на любое неприятное известие или требование ребенок замыкается, становится молчаливым, хмурым. В таких случаях речь идет о патохарактерологическом формировании личности с чертами отгороженности, замкнутости, повышенной чувствительности и ранимости.
Встречаются дети, с ранних лет повышенно молчаливые и замкнутые. Они так объясняют свою «малоразговорчивость»: «Отец такой, все в роду такие, я с детства такой же» У этих детей и подростков иногда возникает мутизм: под влиянием неблагоприятных социальных воздействий их молчаливость усиливается настолько, что в течение нескольких дней от них не услышишь ни слова. У них бывают также невротические, и патохарактерологические формы мутизма.
Во всех случаях психогенного мутизма у детей и подростков самолечение противопоказано. Необходимо сразу же обратиться к психиатру. Только специалист может правильно расценить суть расстройства и назначить правильное лечение.
Внутреннее беспокойство, чувство напряженности, ощущение своей заброшенности — все это имеет место у подобных больных. Они особенно нуждаются в бережном, доброжелательном отношении. Этих детей и подростков нельзя «фиксировать» на волнениях, на их речевом дефекте, необходимо отвлекать от тягостных переживаний, внушать им уверенность в своих силах и возможности речевого общения. Чувство своей неполноценности сопровождает многих таких пациентов, оно усиливается насмешками окружающих, чрезмерной требовательностью педагогов и родителей. Известны случаи, когда детей с мутизмом сурово наказывали, оскорбляли, в первые минуты урока вызывали к доске и не отпускали до конца урока («пока не заговорят»),— все это приносит только вред. Зная все это, родители и педагоги должны быть союзниками врача — только такой союз может избавить больного от мутизма.
Большую пользу приносит также соблюдение рационального режима дня. Надеясь на всесилие медикаментов или психотерапии, родители иногда забывают, что строгое выполнение некоторых простых режимных рекомендаций может принести пациенту несравненно большую пользу, чем все премудрые лекарства, вместе взятые. Эти требования очень простые (быть может, поэтому ими пренебрегают некоторые родители): больше спать, меньше возбуждаться, питаться преимущественно молочно-растительной пищей, больше двигаться, заниматься плаванием, по утрам делать зарядку и холодное обтирание.
У многих больных с невротическими формами мутизма нарушается сон: наступает медленно, поверхностный, не приносит утром бодрости. Необходимо сон нормализовать: помимо соответствующих препаратов помогают вечерние прогулки, исключение из питания возбуждающих, острых, мочегонных продуктов. Нельзя перегружать ребенка перед сном обилием информации. Все эти приемы одновременно являются мерой профилактики невротических и других пограничных отклонений и способствуют уменьшению этих расстройств, если они уже появились.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »