Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Ребенок не стал родным - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

На консультацию пришли приемные родители взятого из детского дома ребенка.
— Доктор, мы взяли ребенка из детского дома, три года относились к нему, как к родному, а он нас ненавидел, безобразничал, поджигал вещи, выбросил с балкона коллекцию кактусов и т. д. Одним словом, это исчадие ада, хуже «вождя краснокожих» из рассказа О’Генри. Что нам делать? Может, лучше вернуть ребенка в детский дом?

  1. Для кого лучше?
  2. Для ребенка, конечно.
  3. Не наводите тень на ясный день: понятно, что лучше для вас, а не для ребенка.
  4. Ну, хотя бы для нас.
  5. Когда вы усыновляли ребенка, вы давали обещание относиться к мальчику, как к родному. Ну, а если бы родной сын вел себя так же, как приемный, вы бы отказались от родного сына?
  6. Так то родной сын, а этот — совсем другое дело: родился он от какого-то уголовника и проститутки, они наградили его своими ненормальными генами, да зачали еще в пьяном виде, а нам за это мучиться.
  7. Никто вас не неволил: по своему желанию взяли ребенка из детского дома...
  8. Это наше дело, и нотации нам не читайте.
  9. Чего вы хотите?
  10. Мы хотим получить официальное заключение о том, что ребенок страдает неизлечимой душевной болезнью и поэтому мы имеем право вернуть его в детский дом.
  11. Все справки выдаются лишь в ответ на соответствующий официальный запрос. Он у вас имеется?
  12. Нет, мы его принесем.
  13. Заодно приведите и ребенка. Посмотрим на него, назначим лечение, если понадобится. Может быть, госпитализируем. Лишь когда исчерпаем все возможности терапии, тогда и дадим справку о том, каким заболеванием он страдает (если оно, конечно, есть). Что же на основании этой справки решат органы просвещения и социального обеспечения, мы заранее предсказать не можем.

Проблема приемных детей в конце XX в. куда более сложная, чем раньше. Очень наглядно это видно из книги «Дети в эрзацсемьях», выпущенной под эгидой западно- германского филиала Международного общества воспитателей детских приютов в 1974 г. и переизданной шестью годами позже. Ее авторы — психотерапевты, психологи, юристы, социальные работники, служители культа, живущие чуть ли не во всех значительных населенных пунктах ФРГ. Книга вышла в серии, пропагандирующей «лечение людей с помощью людей». Учитывая название серии, книга не носит сугубо медицинский характер, а имеет отношение к психологии и лечебной педагогике, составляющим вместе с психотерапией в узком смысле слова современную психотерапию детей и подростков.
Название монографии многопланово, неоднозначно. Эрзац-семья — это не только неблагополучная или неполная семья, далекая от идеала гармоничной семьи. Этот термин означает и пребывание в приюте или жизнь в семье, усыновившей или удочерившей ребенка, но где к ребенку плохо относятся. В основном в монографии речь идет о приемных детях и о детях, живущих в детских приютах. Книга посвящена многим вопросам, в том числе и вопросу, испокон веков волновавшему человечество: что делать с детьми, живущими в неполноценных семьях? Равнодушно смотреть, как в таких семьях будут физически и нравственна уродовать детей, а потом констатировать у них психопатию, алкоголизм или неврозы, или, невзирая на сопротивление родителей, активно и целеустремленно бороться с тлетворным воздействием этих суррогатов нормальной семьи? И что такое неблагополучная семья? К таким семьям авторы сборника относят семьи, в которых имеются душевнобольные (в том числе психопаты), личности с креминальными тенденциями, субъекты с половыми извращениями и пр. Где точка отсчета — какая семья благополучная для ребенка, а какая нет? Критерием является отношение к ребенку, поэтому некоторые внешне благополучные семьи являются неблагополучными в плане воспитания детей, и наоборот. Чаще же всего семьи с криминальными, психопатическими н прочими аномальными социобиологическими тенденциями являются неблагополучными и: по отношению к ребенку.
Есть еще одна сторона проблемы: дети из этих семей нередко оказываются в детских приютах, а оттуда попадают к приемным родителям — вот тут-то и начинаются для новых родителей неожиданные проблемы, о существовании которых они прежде и не подозревали. Для приемных же детей эти проблемы — лишь продолжение тех психиатрических и психологических проблем, которые сопутствовали им с того дня, когда они были зачаты своими биологическими родителями.
Ну, а если ребенок долгие годы находится в детском приюте — какие психологические и психопатологические пертурбации могут происходить в его душе и что сделать, чтобы их не было? В большинстве современных высокоиндустриальных стран, много десятилетий не испытывающих войн, голода и т. д., подавляющее число детей, попадающих в приюты для сирот,— это потомки уголовников, психически больных, аморальных личностей, алкоголиков и проституток. Лишь в относительно редких случаях биологические родители этих детей «были без заметных изъянов, еще в более редких случаях дети рождались при нормально протекавших беременности и родах, не болели  и не голодали в первые годы жизни. Таким образом, значительная часть таких детей в той или иной степени нуждается в помощи детского психиатра или невропатолога, учитывая, что очень часто на все эти биологические дефекты наслаивались дефекты воспитания, нередкие в детских приютах. Все это создает сложную и клинически полиморфную картину состояния подобных детей.
Когда такие дети попадают к приемным родителям, у тех возникает страх: а не дадут ли знать о себе тяжкая психопатологическая наследственность или последствия патологических беременности и родов? У значительного числа таких детей указанные факторы действительно очень быстро дают о себе знать, поэтому многих из таких детей возвращают в приют либо на долгое время помещают в психиатрические лечебницы. И без того страдающие от своей неполноценности, нередко обозленные, такие дети, вернувшись в приют, еще более ожесточаются, становятся «трудными» по поведению. Именно из таких детей и подростков могут в дальнейшем формироваться криминальные личности: в происхождении подобной антисоциальности решающую роль играют переживание своей неполноценности, лишенности нормальной семьи, эмоциональная и социальная заброшенность, а не только сугубо биологические факторы.
Как же должны вести себя приемные родители, узнав, что у ребенка имеется душевная аномалия? Немедля возвращать его в приют или лечить? В каждом конкретном случае ответ должен быть конкретным, но с точки зрения морали ясно, что приемные родители должны относиться к больным неродным детям так же, как они относились бы к своим родным, если бы у тех имели место похожие расстройства. Чтобы детям, не имеющим биологических родителей, было хорошо, нужно создать соответствующую атмосферу в приюте или подыскивать им подходящих приемных родителей, адекватных по темпераменту, характеру, уровню интеллигентности. Необходимо постоянно подсказывать родителям, как вести себя, что делать в тех или иных ситуациях. Следует неустанно контролировать приемных родителей как государству, так и общественным организациям, иначе дети могут оказаться в руках душевнобольных, социально опустившихся или сексуально извращенных людей. Короче говоря, в отношении детей из приютов больше возникает вопросов, чем можно найти ответов. И все-таки хотя многие из этих детей первое время производят удручающее впечатление, с годами большинство полностью выравниваются и становятся полноценными членами общества. Известно множество людей с тяжелым детством и неблагополучной наследственностью, которые достигли выдающихся успехов в жизни. «Предрасположенность — это не приговор»,— любил повторять известный французский педиатр Леон Мишо. «Приговор» выносит среда. В том числе и та, что складывается в семье приемных родителей. Врач всегда стоит на стороне больного. О здоровых думают многие — о больных нет. В случае с приемными детьми врач тем более обязан помогать детям. Я сталкивался с десятками случаев, когда, поддавшись бурным эмоциям, родители намеревались немедля вернуть ребенка в детский дом и требовали, чтобы врач помог им в этом. Когда же страсти утихали, когда ребенок проходил лечение, когда его состояние улучшалось, когда добрая воля приемных родителей возобладала над их эгоизмом и страхом, тогда ребенок оставался в семье и новые родители в нем души не чаяли. Все были счастливы: и приемные родители, и ребенок, ставший им родным. А поторопились бы — наделали бы непоправимых ошибок, остались бы одинокими.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »