Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Нажитая патология - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

Психопат — это тот, кто обладает тяжелым характером вследствие главным образом наследственной отягощенности: родители награждают ребенка не только цветом глаз и формой носа, но и психической конституцией, т. е., в данном случае, тяжелым характером. Если у ребенка резко изменился характер в результате сотрясения или воспаления мозга, ушибов головы, то говорят о психопатоподобном расстройстве. Но если ребенок стал обладателем болезненного характера из-за дурного воспитания и иных длительных и неблагоприятных условий жизни, то говорят о патологическом формировании личности. Бывают и промежуточные виды.
Дети и подростки с чрезмерной взрывчатостью, драчливостью, непоседливостью, жестокостью и другими возбудимыми чертами характера быстро попадают в поле зрения врачей — уж очень антисоциально их поведение.
Но есть еще одна группа детей и подростков — тех, в характере которых преобладают чрезмерная робость, нерешительность, склонность к сомнениям, замкнутость, малоразговорчивость и другие признаки повышенной тормозимости. Эти субъекты обращают на себя внимание и в школе: в силу особенностей характера они с трудом сходятся со сверстниками, избегают выполнения общественных нагрузок, нередко из-за их особого характера снижается успеваемость, нарушается социальная адаптация. К врачам эти дети и подростки обращаются не столько из-за вышеуказанных особенностей характера, сколько из-за того, что на фоне этих свойств личности возникают неврозы и другие нервно-психические нарушения.
Выделяют три основных клинических варианта патологических формирований личности тормозимого типа: астенический, психастенический и шизоидный. Первому свойственны нерешительность, чрезмерная застенчивость, робость, сниженная самооценка, повышенная истощаемость и утомляемость, слабоволие, неспособность довести до конца начатое дело и другие проявления психической слабости. Второму — чрезмерная склонность к сомнениям, к самокопанию, к бесконечному анализированию своих и чужих поступков, к образованию навязчивых идей. Шизоидные личности отличаются повышенной замкнутостью, отгороженностью, молчаливостью, склонностью к схематическим построениям мысли.
Между этими тремя типами существуют взаимные переходы, особенно это касается психастенических свойств характера, которые в клиническом смысле занимают промежуточное место между астеническими и шизоидными нарушениями; часть психастенических больных поэтому схожи с астениками, а часть — с шизоидами.
Ситуационно обусловленные формы нарушений характера тормозимого типа стали подробно описывать лишь в последние 25—30 лет, хотя еще много лет назад вдумчивым психиатрам было ясно, что человек чаще всего не рождается с дурными наклонностями, а приобретает их вследствие несовершенства межлюдских отношений, психических переживаний, конфликтов, органических нарушений нервной системы (в результате, например, сотрясения мозга, энцефалитов и т. д.). Даже в тех случаях, когда ребенок рождается от психопатических родителей и обнаруживает патологическое поведение, понятно, что родители не только «наградили» своего ребенка патологическими генами, но и неправильно его воспитали.
С 50-х годов в детской психиатрии уделяется большое внимание механизму ситуационно обусловленных расстройств поведения и характера. Выделены некоторые основные формы закрепления патологических свойств личности. Речь идет в первую очередь о таких реакциях, как реакции активного и пассивного протеста, подражания, эмансипации и пр. Закрепившись, эти реакции становятся формой поведения и определяют социальную адаптацию, изменяя и эмоциональный фон пациента: обычно дети и подростки становятся грустными, депрессивными, раздражительными.
Десятилетний пациент стал плохо учиться в связи с пьянством отца и его антисоциальным поведением: отец дома избивал свою жену и сына, выгонял их из дому, мальчику негде было готовить домашние задания. Постепенно мальчик стал пугливый, раздражительный, робкий, боялся не только отца, но и всех пьяных мужчин, часто плакал, стыдился безобразного поведения отца, старался скрыть домашние конфликты. В школе стремился быть незаметным, не привлекать к себе внимания, чтобы никто не узнал о домашних неприятностях. Если снился пьяный отец, мальчик кричал, вскакивал во сне. Все эти события развивались на протяжении 2—3 лет, характер пациента постепенно изменялся: на первый план выступали астенические черты поведения. Когда мальчику исполнилось 13 лет, он стал еще более болезненно, чем прежде, переживать конфликты дома, стремился скрыть их от сверстников, очень стыдился отца. Но одноклассники вскоре узнали обо всем, и некоторые из них стали оскорблять и дразнить его. Да и педагоги тоже были не на высоте. Однажды после беседы о вреде алкоголя, которую провела классный руководитель и во время которой она в качестве примера пагубного влияния алкоголизма привела историю жизни отца мальчика, он очень расстроился, много плакал, отказался ходить в школу. После длительных уговоров вернулся в школу, но стал очень замкнутым, молчаливым, настороженным, дерзил учителям или молчал в знак протеста. В связи со всеми этими явлениями его проконсультировали у детского психиатра, который поставил диагноз: патологическое формирование личности с астеническими и псевдошизоидными чертами. Мальчика госпитализировали в психоневрологический санаторий для детей с неврозами и другими пограничными расстройствами, где лечили преимущественно психотерапией. Одновременно проводили соответствующую работу с одноклассниками и педагогами, а также с родителями. За это время отец перестал пить, стал вести себя более благопристойно, устроился на работу. Все это, вместе взятое, привело к тому, что мальчик выписался здоровым, первое время контакт его с одноклассниками был не очень тесным, но постепенно он стал более общительным, занялся общественной работой. В дальнейшем успешно закончил школу и поступил в университет. Однако обидчивость и некоторая настороженность, боязнь насмешек остались в его характере навсегда.
На примере болезни нашего пациента видно, как из-за неблагоприятных ситуационных воздействий постепенно изменяется характер ребенка: личностные реакции закрепляются, снижается фон настроения и т. д. Деформацию характера можно приостановить лишь своевременным лечением у специалистов.
Примером патологического формирования личности тормозного типа может быть также жизнь подростка, который в раннем детстве был напуган (мальчики устроили ему «темную»: внезапно набросились на него, закрыли глаза мешковиной и бросили в подвал). Подросток стал заикаться, у него появилась боязнь темноты и закрытого пространства. Невроз то усиливался,, то ослабевал. Постепенно большая часть нарушений у мальчика прошла, но заикание сохранялось. С 10—12 лет оно стало выраженным и сопровождалось страхом речи. Из-за страха речи больной не мог говорить в общественных местах, особенно с незнакомыми людьми. Всякое волнение резко усиливало речевой дефект. Мальчик все более стеснялся говорить, опасался, что над ним будут подсмеиваться. На уроках отвечал письменно, дома же говорил хорошо. С 13—14 лет стал еще более робким, нерешительным, неуверенным в себе, пугливым, у него усилились навязчивые сомнения, страхи, все происходящее по многу раз анализировал. Мальчика госпитализировали в психиатрическую больницу. Там он стал более спокойным, заикание резко уменьшилось, однако формы поведения астенического типа частично еще сохранились.
Нередко подобные формирования личности бывают у детей и подростков, страдающих теми или иными инвалидизирующими соматическими заболеваниями. Мы наблюдали много детей и подростков с хроническими урологическими заболеваниями, когда постоянно вытекала моча, в силу чего они не могли посещать школу и т. д. У некоторых из них из-за комплекса неполноценности (обусловленного не только тяжелой инвалидностью, но и не правильным поведением родителей — насмешками, демонстративной брезгливостью и пр.) возникало патологическое формирование характера преимущественно псевдошизоидного типа: такие пациенты становились замкнутыми, отгороженными, пессимистами, постоянно ожидающими брезгливого отношения к себе.

Чаще всего ситуационно обусловленные патологические формирования характера у детей и подростков заканчиваются относительно благополучно (особенно если своевременно начато лечение и разрешилась психотравмирующая ситуация). Однако в некоторых случаях при неблагоприятных условиях подобная болезнь может очень сильно деформировать характер. Врожденные формы патологии характера бывают значительно реже, чем нажитые. Аномальные формирования личности проявляются с раннего возраста, раньше всего обнаруживаются и дурные черты.
Дети с шизоидной конституцией уже с дошкольного возраста отличаются ранним интеллектуальным развитием (один из наших пациентов, отправляясь в детский сад, читал «Пионерскую правду»; в этой газете был напечатан составленный им кроссворд), склонностью к абстрактным построениям, недостаточной общительностью, молчаливостью, преобладанием интеллектуальных интересов. Все эти свойства постепенно могут усиливаться и приводить к стойкой дезадаптации. Психастенические черты характера в очерченном виде формируются несколько позже шизоидных, а астенические еще позже — с юношеского возраста. Хотя в происхождении конституциональных психопатий решающую роль играют биологические факторы, нельзя недооценивать и ситуационные воздействия — при благоприятном окружении и правильных педагогических мерах удается существенно преодолеть деформацию личности. Однако без помощи родителей добиться этого невозможно — тут одни врачи бессильны. В каждом конкретном случае специалист сможет посоветовать отцу и матери, что следует предпринять.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »