Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Истоки одиночества - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

Две главные темы постоянно владеют современными журналистами: охрана окружающей среды и проблема одиночества человека. Видимо, эти темы очень актуальны в конце XX в. Что касается связи охраны окружающей среды и детской психиатрии, то тут следует отметить, что этот вопрос еще мало разработан. Ну, а между детской психиатрией и проблемой малой коммуникабельности связь самая прямая. В детстве ребенок не испытывает страха одиночества: ведь рядом родители и весь мир. Чужих людей ребенок именует тетями и дядями, он воспринимает их как близких и родных, только не таких близких и родных, как мать и отец, а в более отдаленной степени родства. Ребенок доверчиво смотрит на жизнь, он бесстрашно тянется к себе подобным, ко всему живому.
Чувство одиночества впервые обнаруживается у него только в начале подросткового периода. Подросток смутно замечает, что он такой, как все, и одновременно ни на кого не похожий. Он не хочет сливаться с миром, чтобы тот не подчинил его себе, но и не хочет отгораживаться от мира, чтобы не отбиться от «стаи». В конце подросткового периода чувство одиночества достигает предела. Противоречие между идеалами и реальностью, между осознанием высокого духовного назначения человека (а об этом неизменно думают мало-мальски совестливые подростки) и низменными, эгоистическими проявлениями животной природы человека, «вгоняет» подростка в тоску и одиночество. С годами тоска проходит, а одиночество сохраняется: у одних — в минимальной степени, у других, особенно творческих людей,— в максимальной. Это закон природы, возрастная, возможно, физиологическая динамика чувства одиночества. Бывают и иные механизмы малой общительности. Впрочем, не следует думать, что малая общительность и чувство одиночества — это синонимы или что одно вытекает из другого. Бывают люди необщительные, но которым малознакомо чувство одиночества. Встречаются рубахи-парни, которые, казалось, перезнакомились со всем человечеством и ни на мгновенье не остаются одни, но, тем не менее, эти люди мучаются от состояния внутреннего одиночества. В бытовом сознании одиночество и замкнутость — это явления, близкие друг к другу.

  1. Что будет с моим сыном, доктор, когда он пойдет в школу? Ведь он ни с кем не хочет играть, ни к кому не тянется, у него нет потребности общаться с детьми. У моего мужа, то есть у отца ребенка, то же самое было в этом возрасте — такие у него в роду все мужчины. Дайте какое-нибудь лекарство, чтобы сделать мальчика более живым, более разговорчивым, общительным,— такие или подобные просьбы приходится почти ежедневно выслушивать врачам-психиатрам.

Нарушения контактности очень часты во всех возрастных группах, а в детском и подростковом возрасте особенно. Способность к общению лежит в основе конституции людей, она закодирована в наследственном аппарате. И тем не менее есть много лиц, у которых эта способность нарушена либо плохо выявляется. Чаще всего это связано с неправильным воспитанием, когда родители культивируют в ребенке подозрительность, недоброжелательность, малую общительность.

  1. С этим мальчиком не дружи: он плохой. И с этим: у него плохие родители. И с тем: у него брат плохой и т. д.,— учат некоторые родители своих детей.
  2. Держи ухо востро, обманут тебя, лучше подальше от всех держись, зря к себе в душу никого не пускай, лучше быть одному, чем в компании с кем-то: так свободнее и независимее,— наставляют другие.
  3. Папа у него негодяй, свою жену бросил, держись подальше от таких типов. Старайся с ними не общаться. А как их распознать? Не знаю. Лучше заранее будь от них подальше,— говорят третьи.

Потом подобные люди удивляются, почему дети выросли малообщительными, замкнутыми, не привлекают к себе внимания сверстников и сами не тянутся к ним. Такое воспитание культивирует в детях определенные черты поведения. Эти черты закрепляются и становятся постоянной формой жизни детей. Ребенок в силу незрелости своей психики, неспособности сопротивляться давлению окружающих, не имея своего собственного мнения, не может сам решить, что правильно, а что нет из того, чему учат его старшие. Ребенок в основном подражает взрослым. Таков наиболее частый механизм неправильного поведения у детей, в том числе чрезмерной замкнутости или избирательности общительности. Видя, что у родителей мало друзей, что к ним никто не приходит, что и родителям не к кому пойти в праздники, что они изолированы от окружающих (не важно по чьей, вине), ребенок впитывает в себя подобные отношения с людьми и, когда вырастает, ведет себя так же. Развод родителей, их ссоры, противоречивое воспитание детей — все это болезненно может отразиться на чрезмерно чувствительных и впечатлительных детях.
Восьми летнюю девочку привели на консультацию по поводу извращенной реакции на представителей мужского пола —их вид, необходимость с ними общаться, разговаривать вызывали у нее крайнее раздражение. Она старалась избегать мальчиков в школе, давала им презрительные прозвища, обижалась на девочек, которые общались с мальчиками.
В чем же тут дело, откуда у маленькой девочки такая ненависть к представителям противоположного пола?
С раннего детства ребенок рос в особых условиях. У девочки был врожденный порок сердца, который потом скомпенсировался и уже не требовал лечения. Несмотря на это, она по-прежнему быстро уставала. Мать же всячески ограждала девочку от нагрузок и волнений. Вся жизнь матери была подчинена только тому, чтобы обеспечить благоприятную атмосферу девочке, предупредить ее волнения и усталость. Тревога матери, оранжерейное воспитание — все это не могло не отразиться на формировании характера ребенка. Но для развития симптомов, по поводу которых больная была приведена на консультацию, нужно было что-то еще. И это «что-то», конечно, вскоре обнаружилось. Когда девочке было 3 года, отец оставил семью. Объяснял он это тем, что дочь, дескать, инвалид и ему невмоготу нести все тяготы по ее содержанию. Мать очень переживала уход мужа, о причинах его рассказала дочери, да еще и в самых драматических тонах. «Запомни, доченька, мужчины — все негодяи, в любой момент могут предать. Сторонись их и презирай — иного они не заслуживают»,— заявляла она.
Когда девочке исполнилось 4 года, ее сильно избили соседские мальчишки. «Я же тебе говорила, чтобы ты не связывалась с мальчишками — от них можно ожидать только гадости»,— напомнила мать.
На следующий год к матери стал заходить ее сослуживец, Когда он приходил, то большую часть времени проводил с матерью, а на девочку не обращал внимания. Это ее сильно раздражало и обижало, стала ревновать мать, устраивала истерики, когда появлялся сослуживец. В его присутствии принималась плакать, охала, ложилась в постель, будто серьезно заболела, требовала вызвать скорую помощь. В конце концов она добилась своего: сослуживец матери перестал приходить. Девочке только этого и надо было. Теперь она сама говорила матери: «Ты же видишь, какие подлые эти мужчины, какие они эгоисты, больше не делай таких ошибок, не верь им». Мать ей только хмуро поддакивала.
Вот так и сформировалось у девочки отрицательное отношение к лицам мужского пола. Кто в этом виноват? Неблагоприятные совпадения жизненных коллизий? Особенности личности ребенка? Но ведь они не возникают на пустом месте, они выявляются и усиливаются воспитанием и иными социальными воздействиями. Конечно, весь комплекс психоневрологических нарушений у девочки, среди которых преобладает избирательная общительность, одной причиной не объяснишь, но в том, что дефекты воспитания сыграли тут большую роль, сомнений нет.
Итак, дефекты воспитания — одна из самых главных причин формирования во все усложняющейся и развивающейся психике ребенка и подростка отгороженности и замкнутости. Но эта причина, безусловно, не является единственной.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »