Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

В халате или без? - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

Ребенок попадает в кабинет медицинского работника, он испуганно смотрит на человека в белом халате: вдруг тот назначит уколы или еще какие-нибудь болезненные процедуры? Человек в белом халате всегда или почти всегда ассоциируется в сознании маленького пациента с чем-то неприятным, опасным, нежеланным.
Так думает ребенок.
Ну, а как думает врач?
Для хирурга, инфекциониста — по существу для врачей практически всех (за очень малым исключением) специальностей — нет никаких сомнений, что врач должен быть в белом халате. Белый халат выступает в качестве символа принадлежности к медицинской профессии, как своеобразная спецодежда: хирург без халата — это все равно, что электросварщик без светозащитных очков. Какого же цвета будет халат — белый, голубоватый или желтоватый — значения особого не имеет.
А как обстоит дело с детской психиатрией? Есть ли необходимость в том, чтобы медики обязательно носили белый халат? Тут мнения расходятся: одни (их незначительное меньшинство) за то, чтобы халаты вообще не носить. Подавляющее же большинство придерживается традиционного подхода, то есть считают, что халаты необходимо носить. Я знаю очень хороших врачей, которые не пользуются халатами. Когда к такому врачу приходит пациент, он нередко больше внимания обращает на одежду врача, чем на то, что тот говорит.
Но как же все-таки должен вести себя врач, если приходит ребенок, у которого страх белого халата, но который по психическому состоянию нуждается в немедленном и внимательном осмотре? Если ребенок очень боится белого цвета, халат можно на время снять — все должно делаться ради здоровья пациента, а не только ради престижа врача.
В возрасте после 6—7 лет страх белых халатов у детей практически не встречается. Стало быть, врачу уже незачем скрывать свою принадлежность к медицинской профессии и прятать халат. Поэтому школьников следует принимать только в белом халате: он не только символизирует профессиональную принадлежность, но и устанавливает ту грань, которая должна всегда существовать между медиком и не медиком, тем более пациентом. Знайте об этом, читатели, и не требуйте без достаточных оснований от врача снять халат.
А бывает, что мать обращается с прямо противоположной просьбой:

  1. Доктор, я вас очень прошу, когда придет мой сын, будьте в халате: он уважает врачей, но на тех, кто без халата, смотрит с недоверием. Однажды к нам в дом пришел педиатр. Одет врач был неряшливо, без халата, руки не помыл. Ну, а сын мой наблюдательный... Не поверил такому врачу.
  2. Спасибо, что предупредили. Врач должен учитывать желания своих пациентов, если, конечно, это пойдет им на пользу.

В «Апокалипсисе» (7-я глава) есть диалог:

  1. ...сии облаченные в белые одежды кто и откуда пришли?
  2. ...это те, которые пришли от великой скорби...

Белый халат — это не только символ чистоты врачебной профессии, но и символ той печали, с которой постоянно сталкиваются медицинские работники.
Родители не должны пугать ребенка врачом, но и незачем убеждать его в том, что врач — такой же человек, как и все. Нужно внушать ребенку авторитет врача. Ребенок должен с раннего детства чувствовать, что врач любой специальности — это особый человек, что он располагает какими-то особыми знаниями и что пациент обязан слушаться и почитать медицинских работников. Если с детства у детей не воспитывать веру в врачей, то потом она не появится, а коли так, то и эффективность назначаемого лечения будет низкой: лечение помогает тем, кто верит в него.
Конечно, благоговейное отношение к медицинским рекомендациям не рождается только от присутствия белого халата у врача. Оно появляется в результате его поведения, профессиональной подготовленности и многих других факторов.
Следует ориентировать родителей на соблюдение правильного режима активности и занятости ребенка (двигательная активность — это не значит, что ребенок может носиться сломя голову, ушибаться головой и т. д., этого как раз следует избегать), на точный прием препаратов в течение многих лет, даже если внешних признаков болезни, например эпилепсии, уже нет. И, как мы много раз подчеркивали, не следует надеяться на чудеса — чудодейственных препаратов нет и не может быть. Лечение — это искусное комбинирование различных методов воздействия, особенно при психическом заболевании в детском или подростковом возрасте. Но, к сожалению, многие родители уповают только на чудеса: дескать, стоит провести сеанс гипноза или назначить какой-то один или в крайнем случае два препарата — и болезнь как рукой снимет. Конечно, бывает, что болезнь снимается гипнозом или одним только каким-то препаратом, но это встречается редко. Что же назначать, как лечить — это решит врач, а не родители пациента, которые порой требуют от медика, чтобы он лечил только тем методом, который им, родителям, нравится и в который они верят.
Выступая против навязывания врачу родительского мнения, я ни в коем случае не отвергаю важность веры в излечение — и пациента, и его родителей, и самого врача Если же эта вера противоречит здравому смыслу и достижениям науки, от нее бывает лишь вред.
Порой врачу кажется, что он все знает, что ничего сложного, непонятного в заболевании нет. Такая уверенность бывает либо у опытных специалистов, либо у начинающих. Нужно уметь отличать иллюзию понимания от истинного понимания. С годами осознанное непонимание
становится стимулом к стремлению познать неведомое, а иллюзия понимания мешает врачу реально оценить свои знания и двигаться дальше.

  1. Доктор, помогите, спасите моего ребенка! — как часто такие рвущиеся из сердца слова приходится слышать педиатру. Уж такая наша профессия: к нам идут только за помощью. За другим к врачам не ходят. Поэтому врач видит не всю жизнь, а только одну ее сторону. В его. поле зрения попадают лишь определенные люди, только те, кто страдает каким-либо расстройством, относящимся к компетенции данного специалиста. В кабинет психиатра попадают лишь те люди, которые обнаруживают психическую, а не какую-нибудь иную патологию.

Исходя из всего вышесказанного можно подумать, что мышление психиатра направлено лишь в какую-то конкретную сторону, что оно одностороннее, ограниченное. Пока психиатр рассуждает о своих больных, он на высоте положения; как только он выходит за пределы своей профессии — он уже несостоятелен. Так это или не так — об этом можно спорить, но, вне сомнения, как бы психиатр не производил впечатление человека, чей мир ограничен общением с больным, и в силу этого он будто оторван от многообразной, реальной действительности,— во всех случаях такая точка зрения будет неправильной. Психиатры видят тот же мир, что и представители иных профессий, но психиатры замечают в нем нечто такое, на что не всегда обращают внимание другие люди. И душевнобольные, и психически здоровые живут в одном и том же реальном мире, из него они черпают содержание и направление своих мыслей и чувств. Только у больных это протекает болезненно. Более того, у психически больных выливается наружу то, что у здоровых на уме и что они тщательно скрывают.
Детский и подростковый психиатр, в отличие от других психиатров (судебных, общих и т. д.), должен обладать особым кругозором, особой интуицией. Ведь он работает с подрастающим поколением, он не только врач — он еще и воспитатель, учитель, советчик, образец для подражания. На нем лежит большая ответственность: и лечебная, и воспитательная, и мировоззренческая. Вот, читатели, какова профессия детского психиатра.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »