Начало >> Статьи >> Архивы >> В кабинете детского психиатра

Лекарства: лечат или калечат? - В кабинете детского психиатра

Оглавление
В кабинете детского психиатра
Возьмите направление
Голоса прошлого
Откуда берутся болезни
Раскрытые и нераскрытые тайны
Главное - родители
Какие бывают формы недержания мочи
Если нарушена активность
Психогенное недержание мочи
Неврозоподобные расстройства
Режим, тренировки, самоконтроль
Аристократическая болезнь
Церебрастения
От чего болит голова
Когда нарушена речь
Не буду говорить
Каждый молчит по-своему
Тики
Болезнь мадемуазель де Дампьер
Парадоксы сна
Проклятие Ундины
Истинные и ложные нарушения сна
Термоневроз
Болезни роста
Не буду есть
Случай в Институте красоты
Синдром Ластени де Фержоля
Обычный приемный день
И вина, и беда родителей
Душевная незрелость
Ребенку нужна любовь... но вмеру
Некоторые виды дурного воспитания
Дети воспитывавшиеся вне полноценного человеческого влияния
Нищие духом
На пути к людям
Ребенок не стал родным
Нажитая патология
История одного сердца
Истоки одиночества
Причины нарушения коммуникабельности
Фантазии на грани помешательства
Попытки к самоубийству, всегда ли шантаж?
Болезненное бродяжничество
Алкоголизм
В наркотическом дурмане
Шизофрения
Эпилепсия
В халате или без?
Лекарства: лечат или калечат?
Новая эра
Сила слов
В поисках истины
Гипноз, пациенты и психиатр
Сеансы гипноза Рожнова
Психотерапия ищет новые пути
Игры и книги
О психоанализе
Йоги и лечение
Расслабьте свои мышцы
Новые формы нервно-психической патологии и новые методы психотерапии

Этот вопрос родители задают почти так же часто, как и вопрос о прогнозе заболевания сына или дочери. Односложный отрицательный ответ («нет, не калечат») многие воспринимают с недоверием. Необходимо терпеливо беседовать с пациентами и их родителями, разъяснять все, что непонятно в течении и прогнозе заболевания. Остановимся на этой стороне деятельности психиатра несколько подробнее.
Диапазон лекарственных средств, находящихся в арсенале специалиста по детской психоневрологии, очень велик.
При лечении судорожных нарушений широко используют люминал (фенобарбитал) и некоторые сходные с ним препараты. Больные принимают их годами. Если эти лекарства и оказывают на организм ребенка какое-либо нежелательное действие, то оно заключается главным образом в том, что пациент становится более вялым, апатичным, чем обычно. В таких случаях следует рассказать обо всем этом врачу и он либо уменьшит дозу, либо назначит лекарства, уравновешивающие снотворное действие производных люминала, даст советы по режиму и диете.
Помимо люминала и его производных часто используют другие противоэпилептические препараты: суксилеп, финлепсин и др. Их назначают при малых припадках, протекающих без судорог, но с нарушением сознания (с кратковременным отключением его, с психопатологическими или автоматическими двигательными проявлениями). Эти препараты в возрастных дозах не вызывают заметных побочных действий, но их употребление требует регулярного контроля картины крови.
На заре моей врачебной деятельности со мной произошел случай, который многому меня научил.
Однажды ночью я проснулся в холодном поту: во сне вдруг пришло в голову, что я передозировал препарат пациенту, которого консультировал несколько дней назад. Томительно тянулись часы. Наконец наступило утро, и я отправился домой к этому больному. Главное, думал я, чтобы он не начал принимать лекарство. Но как объяснить родителям свой неожиданный визит? Что подумают они, в каком виде я предстану теперь в их глазах? Все эти вопросы неотступно маячили в сознании. Но, взяв себя в руки, я успокоился: в конце концов ничего страшного не произошло, доза превышала возрастную более чем в два раза, препарат малотоксичный, от передозировки его никто не умирал, не становился инвалидом, не нарушалась функция ни одного органа. Значит, все мои страхи с логической точки :»рения пустые. Тем не менее я очень переживал свою оплошность, переживал из-за самого факта ее существования. Как я мог допустить такую ошибку? Никогда раньше ничего подобного со мной не случалось, а тут наступило какое-то затмение, выпадение памяти, «заскок», абсурд. Как я мог это совершить? Я беспрерывно ругал себя и никак не мог успокоиться.
Приехав к пациенту, придумал легенду о том, что случайно оказался в его краях и решил заскочить к нему, чтобы посмотреть, как на него действует лекарство по утрам, нет ли каких либо побочных явлений. Родителям больного, вероятно, и в голову не пришло, как я мучился всю ночь, им были невдомек истинные причины моего неожиданного визита.
Подобные истории случаются с каждым врачом, от них никто не застрахован. Причин передозировок много, не всегда их можно объяснить. К счастью, в психиатрии редко используют препараты, передозировка которых может иметь какие-либо серьезные последствия для пациента. И страхи родителей, что врачи могут назначить лекарство, которое усилит душевное заболевание, чаще всего необоснованны. Опасны не описки врачей, а невежество некоторых из них — вот от чего главный вред. Например, лечение инсулиновыми комами, которое широко используется в психиатрии, одним пациентам приносит несомненную пользу (часто эти больные полностью выздоравливают благодаря инсулинотерапии), на других никак не отражается, у третьих может вызвать стойкие осложнения. Если больной вял, пассивен, у него пропал вкус к жизни, ликвидированы все желания и малейшее проявление жизненной энергии, лечение инсулином может усилить и без того выраженную симптоматику. Но назначают больным инсулинотерапию врачи, а не сами пациенты, и назначают на основании правил, инструкций, учебников. Вот тут важно не ошибиться.
Интуиция — дочь опыта, мать проницательности и сестра наблюдательности, решительности. Порой бывает так: врач делает все верно, по инструкции, а толку нет, даже бывает вред. В чем дело? Что-то здесь не так. Значит, надо отойти от инструкций, пойти каким-то иным путем.
Когда пациент покупает лекарство, он чаще всего обнаруживает сопровождающую препарат аннотацию о действии этого медикамента. Обычно больные всерьез относятся к этим аннотациям, врачи же — не всегда. Почему? Это объясняется очень просто. У каждого врача свой опыт, своя интуиция; больные — тоже разные люди, каждый из них требует индивидуального подхода при лечении. Поэтому одному пациенту врач назначает дозу, во много раз меньшую, чем указано в аннотации, другому — большую, третьему — такую же, четвертому... И все будет правильно. Только не все врачи вникают в подобные нюансы и не все берут на себя ответственность. Ведь лечить по инструкции спокойнее, никто не обвинит в случае неудачи. И только когда состояние больного настолько плохое, что хуже уже не станет, тогда врач не боится рисковать, чтобы хоть чуть- чуть помочь несчастному.
С конца 40-х годов медики стали использовать литические коктейли, т. е. смеси препаратов,-которые способствуют расслаблению мышц, успокаивают пациента, особенно при проведении хирургической операции. Предложенные Лабори, Гюгенаром и другими французскими врачами, эти коктейли завоевали широкую популярность и вскоре их применение стало выходить за пределы хирургии. 13 февраля 1952 г. они были впервые использованы при воздействии на душевнобольных: с этого началась новая эра в психиатрии — эра психотропных средств.
В 1952—1954 гг. парижские психиатры Жан Делей и Пьер Деникер начали лечить душевные болезни некоторыми препаратами, входившими в состав литических коктейлей. В первую очередь они использовали хлорпромазин (он известен в нашей стране под названием аминазина). Результаты были ошеломляющие: хронически больные люди, доселе неспособные находиться в обычных условиях, среди практически здоровых людей, из-за неправильного поведения, странностей, бреда, галлюцинаций и т. д. пройдя курс лечения хлорпромазином, становились совершенно иными, а большинство из них полностью выздоравливали.
Все те нарушения психики, которые мешали им вернуться в нормальную среду, исчезали, если они начинали систематически принимать соответствующие дозы этого препарата.
Благодаря аминазину стала усиленно развиваться внебольничная психиатрия: оказалось, что многие больные не нуждаются в госпитализации, ведь они могут принимать эти лекарства дома. Удалось наладить поддерживающую терапию больных после выписки из стационара. Каждый раз больному назначают дозу, которая ему необходима (да он и сам часто меняет дозу в зависимости от своего состояния). Наконец, массовое использование психотропных лекарств дало ученым мощное оружие в изучении самих психических болезней, раскрыв многие, прежде неизвестные механизмы патогенеза этих заболеваний.
Лавинообразное увеличение числа препаратов психотропного действия привело к тому, что возникла целая индустрия, вырабатывающая лекарства, направленные не только против определенных болезней и их синдромов, но и против отдельных симптомов, которые служат как бы мишенями, на которые направлены те или иные лекарства.



 
« Брюшной тиф и паратифы   Вербальный галлюциноз в клинике шизофрении »