Начало >> Статьи >> Архивы >> Зоонозы и сапронозы

Альвеококкоз - Зоонозы и сапронозы

Оглавление
Зоонозы и сапронозы
Зоонозы-аксенозы - трихинеллез
Бешенство
Бруцеллез
Ящур
Сап
Орнитоз
Геморрагические лихорадки
Дракункулез
Эхинококкоз
Альвеококкоз
Дифиллоботриоз
Описторхоз
Клонорхоз
Лейшманиозы
Другие виды лейшманиозов
Классификация очагов висцерального лейшманиоза
Трипаносомозы
Микозы
Желтая лихорадка
Лихорадка денге
Омская и Крым-Конго-Хазер геморрагическая лихорадка
Клещевой энцефалит
Японский энцефалит
Энцефалит Сент-Луис
Лихорадка Западного Нила
Болезнь Кьясанурского леса
Вирусные трансмиссивные зоонозы передающиеся комарами
Риккетсиозы
Крысиный сыпной тиф
Марсельская лихорадка
Лихорадка Ку
Лихорадка цуцугамуши
Клещевой спирохетоз
Чума
Туляремия
Итоги изучения зоонозов-метаксенозов
Сапронозы
Сапронозные микозы
Сибирская язва
Столбняк
Псевдотуберкулез
Иерсиниоз
Листериоз
Эризипелоид, легионеллез
Окончание

Инвазия вызывается альвеококкозом Alveococcus multilocularis, ранее относившимся к роду эхинококк и называвшимся многокамерным эхинококком.
В отличие от эхинококка, альвеококк образует только природные очаги с хищниками в качестве окончательных хозяев и грызунами - в качестве промежуточных. В них могут участвовать кошки и собаки из домашних животных в качестве окончательных хозяев и домовые мыши как промежуточные хозяева, живущие вне человеческих построек круглый год или выселяющиеся из них на теплый период года. Эти связанные с человеком или его жильем животные могут, очевидно, способствовать возникновению временных синантропных очагов, затухающих после гибели зараженных животных. Развитие природных очагов за счет синантропных, по-видимому, не происходит.
Дефинитивная стадия, которая паразитирует в кишечнике хищников— лисицы, песца, корсака, реже волка, степной пятнистой кошки из диких млекопитающих и домашних собак и кошек, довольно близка по строению к взрослой стадии эхинококка. Стробила состоит из 3-5 члеников. Их число, видимо, связано с возрастом паразита. Длина стробил колеблется в пределах 1,2-3,3 мм. У обитающих в более северных районах песцов, например, размеры стробил альвеококка оказались больше, чем у зверьков из более южных районов. Количество зрелых яиц колеблется от 110 до 415. Половой зрелости альвеококк достигает через 3-6 недель после заражения окончательного хозяина.
Пузырек (циста) альвеококка, как и пузырь эхинококка, состоит из кутикулярной оболочки, зародышевого слоя и жидкости, наполняющей пузырек. Мелкие пузырьки, объединенные соединительнотканной капсулой, образуют гроздевидные конгломераты. Внутри пузырьков формируются зародышевые сколексы. Пузырьки альвеококка размножаются почкованием. Отпочковывающиеся пузырьки проникают в межклеточные пространства окружающей ткани. Таким путем возникают метастазы. Скорость роста альвеококка определяется видом хозяина и интенсивностью инвазии. В человеке развитие, по-видимому, идет очень медленно и продолжается 5-10 и более лет. При поражении печени развиваются признаки ее цирроза. Наблюдается токсическая дистрофия печени и других органов. Из печени нередко циста прорастает в брюшную стенку, диафрагму, поджелудочную железу, желудок. Метастазы могут формироваться в легких, мозге, лимфатических узлах и других органах. Возможны осложнения, вызываемые распадом цисты.

Слабость, тошнота, желтуха и другие симптомы в результате медленного роста паразита развиваются лишь на поздних стадиях, когда он занимает ужо значительную часть печени.
Яйца и вылупляющиеся из яиц личинки альвеококка в природных условиях Западной Сибири могут сохранять инвазионные свойства при перезимовывании. В тушках лисиц, находившихся в половых условиях и течение 142 дней (ноябрь-март), они сохраняли инвазионность, как и в лисьих фекалиях под снегом, на дне озера, в стоге соломы (январь-март), а в хатке ондатры - и 6 месяцев (январь-июль). В то же время личинки чувствительны к многократному замораживанию, чередующемуся с оттаиванием, к высоким температурам и высушиванию. Быстро они гибнут и в тухлой воде (через 16-18 суток).
Хищные животные заражаются альвеококками при поедании грызунов, чаще всего полевок, пораженных личиночной стадией альвеококка.
Из грызунов отмечены (по неполным данным) 24 вида промежуточных хозяев альвеококка, в том числе серые и рыжие полевки, ондатра, песчанки большая и когтистая, водяная полевка, цокор, хомяк обыкновенный и барабинский хомячок, обский лемминг, длиннохвостый суслик, обыкновенная слепушонка, обыкновенная белка, нутрия, речной бобр, нолевая мышь и некоторые другие. Из других млекопитающих личиночная стадия обнаружена у одного вида землеройки-бурозубки. У диких копытных заражение не обнаружено, у домашних, животных изредка наблюдаются личиночные стадии.
Природные очаги альвеококкоза имеют значительно меньшую площадь, чем ареалы основных носителей и дефинитивных, и личиночных форм. Возможность существования очага связана с высокой численностью восприимчивых хозяев, значительным процентом пораженных животных и относительным постоянством соотношения числа дефинитивных и промежуточных хозяев. Поэтому, по имеющимся данным, можно предполагать, что описанные очаги альвеококкоза  зачастую характеризуются пульсирующим существованием, т.е. они то возникают, то вновь исчезают с определенной периодичностью, хотя специальных исследований, посвященных этому вопросу, мало. Н.П.Лукашенко (1985) указывает, что один из основных окончательных хозяев альвеококка - лисица - питается различными видами мелких грызунов, среди которых господствуют промежуточные хозяева альвеококка: в Барабинской степи - несколько видов полевок и ондатра; в Якутии - рыжие полевки, а также узкочерепная и водяная полевки; там, где широко расселилась ондатра (в Западной Сибири, Казахстане, частично Киргизии) - этот грызун; в тундре - различные виды леммингов. Все эти грызуны в значительной степени поражены альвеококкозом. 

 
Инвазированность лисиц меняется также в зависимости от времени года. Летом в рационе лисиц видное место занимают моды диких растений на юге и ягоды на севере, а также птицы, рыбы, реже пресмыкающиеся и насекомые. Поэтому летом пораженность лисиц альвеококками либо отсутствует, либо резко снижается. К тому же в это время лисицы поедают преимущественно молодых зверьков, у которых цисты альвеококка, если и имеются, то еще не инвазионные: известно, что личиночная стадия у молодых грызунов становится инвазионной лишь к осени.
В январе-марте альвеококк был обнаружен в Барабинской степи у 89 из 162 (54,9%) лисиц, а летом альвеококк обнаружены не были. В ноябре-декабре 1959 г. и январе-марте 1960 г. пораженность лисиц составляла 32,9% (57 из 173). Интенсивность инвазии была высокой и варьировала от 8000 до 400 000 экз. на 1 зверя, а в марте она составляла всего 1-12 экземпляров.
За зиму популяция лисиц постепенно освобождается от альвеококков: ноябрь - 70,0%, декабрь - 56,0; январь - 55,5; февраль - 50,0% зараженных. В марте-апреле экстенсивность инвазии снижается до минимума.
Колебания интенсивности и экстенсивности заражения у песцов носили сходный характер.
Различия в зараженности лисиц наблюдаются и в разных зонах: в Красноярском крае зараженность лисиц составляет в тайге 18,2%, в лесостепи - 61,2, в степи - 62,5, а в Омской области соответственно 2,6; 40,0; 35,0%. Это связывается с различиями в плотности популяции лисиц в тайге и в лесостепи и степи.
Волк играет значительно меньшую роль в поддержании очагов альвеококкоза как из-за своей малочисленности, так и из-за разнообразного состава пищи.
Как отмечалось выше, синантропные очаги на собаках и домовых грызунах зависят от очагов на диких животных и не способны к длительному существованию.
Человек может заразиться альвеококкозом при снятии шкурок с пушных зверей, от домашних собак, особенно от ездовых, с которыми жители севера находятся в длительном контакте. Возможно также заражение при поедании дикорастущих ягод, а также овощей, загрязненных фекалиями инвазированных хищников.

Очаги альвеококкоза существуют в различных географических зонах, но η продолах большинства зон имеют ограниченное распространение. Возбудитель влаголюбив и устойчив против холода, но может существовать лишь там, где одновременно высокое обилие имеют и дефинитивные, и промежуточные хозяева. Деятельность человека, в том числе обводненно, вырубки лесов, создание поселений несомненно приводит к интенсификации эпизоотического процесса и увеличивает возможность заражении человека,
В Европе очаги известны в ФРГ (южные районы), Швейцарии, Австрии, во Франции, возможно существуют в Польше; в Северной Америке - о-в Святого Лаврентия, о-ва Прибылова, Аляска, в Канаде (о-в Бэнкс); в Южной Америке - южная Аргентина, может быть Уругвай; в Азин - Турция, о-ва Ребун, Хоккайдо.
В СССР очаги существуют в ряде районов Сибири и Дальнего Востока. Значительное их число отмечено в Якутской АССР, Алтайском кран, Новосибирской области, Красноярском крае, Омской и Магаданской областях, Хабаровском крае. Заболевание известно на Кавказе, в Молдавии, на Украине, в центральных и северных районах Европейской части СССР. Иными словами, очаги обнаружены как в тундре и лесотундре, так и в некоторых районах лесной зоны, в лесостепи, степи и в горных районах Союза.



 
« Зоб с явлениями тиреотоксикоза   Иглотерапия в анестезиологии и реаниматологии »