Начало >> Статьи >> Архивы >> Зоонозы и сапронозы

Дифиллоботриоз - Зоонозы и сапронозы

Оглавление
Зоонозы и сапронозы
Зоонозы-аксенозы - трихинеллез
Бешенство
Бруцеллез
Ящур
Сап
Орнитоз
Геморрагические лихорадки
Дракункулез
Эхинококкоз
Альвеококкоз
Дифиллоботриоз
Описторхоз
Клонорхоз
Лейшманиозы
Другие виды лейшманиозов
Классификация очагов висцерального лейшманиоза
Трипаносомозы
Микозы
Желтая лихорадка
Лихорадка денге
Омская и Крым-Конго-Хазер геморрагическая лихорадка
Клещевой энцефалит
Японский энцефалит
Энцефалит Сент-Луис
Лихорадка Западного Нила
Болезнь Кьясанурского леса
Вирусные трансмиссивные зоонозы передающиеся комарами
Риккетсиозы
Крысиный сыпной тиф
Марсельская лихорадка
Лихорадка Ку
Лихорадка цуцугамуши
Клещевой спирохетоз
Чума
Туляремия
Итоги изучения зоонозов-метаксенозов
Сапронозы
Сапронозные микозы
Сибирская язва
Столбняк
Псевдотуберкулез
Иерсиниоз
Листериоз
Эризипелоид, легионеллез
Окончание

Дифиллоботриоз - инвазия, вызывается широким лентецом Diphyllobothrium  - представителем ленточных червей-цестод. Реже дифиллоботриоз человека связан с другими видами лентецов, в частности, лентецом чаек - D.dendriticum, D.minus, другим видами, паразитами морских и наземных млекопитающих, для которых человек является факультативным дефинитивным хозяином. В дальнейшем мы остановимся на особенностях дифиллоботриоза, вызываемого широким лентецом, тем более, что он изучен много лучше других форм.
Широкий лентец паразитирует в тонкой кишке человека и некоторых животных - собаки, реже кошки, возможно, свиньи, а также диких хищных млекопитающих — медведя, лисицы, песца, американской норки и др. Общим для всех дефинитивных хозяев лентеца широкого является их питание рыбой. Полагают, что наибольшее эпидемиологическое значение имеет человек.
Стробила широкого лентеца может достигать 20 м длины, хотя чаше не превышает 10 м, число члеников - 3000 и более. На головке имеются две глубокие щели-ботрии, от которых происходит название паразита. Как все лентецы, дифиллоботриум - гермафродит. Живя в тонкой кишке человека и животных, он всасывает пищу всей поверхностью тела. Яйца его формируются только в зрелых, задних проглоттидах.

Каждый зрелый членик может выделить в сутки до 1 млн. яиц. Обычно в человеке гельминт встречается поодиночке, но наблюдаются случаи, когда их в человеке бывает но нескольку, до 11.
Развитие яиц возможно только в воде. Яйца, попавшие в неблагоприятные условия, подвергшиеся высыханию или замораживанию, очень быстро гибнут. Зимой они теряют жизнеспособность в результате замораживания за двое-трое суток. Оптимальная температура для развития в яйце зародыша - корацидия, 10-20°С. При этих температурах развитие корацидия продолжается две-три недели. При более низких или более высоких температурах процент выживания яиц понижается. Яйца, попавшие в водоем осенью, могут, перезимовав на дне водоема, весной при наступлении благоприятных температур продолжать свое развитие. Для существования яиц необходимо содержание кислорода в воде свыше 2 мг/л. Освободившись от яйцевой оболочки, корацидий, имеющий шарообразную форму и густо покрытый ресничками, живет в воде от двух до четырех-семи дней. Часть корацидиев при этом гибнет, часть заглатывается различными веслоногими рачками-циклопами, первыми промежуточными хозяевами дифиллоботриума. В полости тела рачка корацидий развивается в течение двух-трех педель, превращаясь в процеркоида. Процеркоид имеет продолговатую форму, он снабжен на заднем конце шаровидным придатком с зародышевыми крючьями. В одном рачке могут развиваться одновременно от 1 до 20 и более процеркоидов. Для его дальнейшего развития процеркоид должен попасть во второго промежуточного хозяина — рыбу. Рыбы инвазируются, поедая зараженных рачков. Хищные рыбы могут заражаться и поедая мелких рыб, в которых из процеркоидов уже развилась следующая личиночная стадия - плероцеркоид, вытянутая червеобразная личинка длиной 1-5 см. Личинки при этом не погибают, а перебираются в мышцы, стенку кишечника, икру, печень и другие органы и ткани нового хозяина. Поэтому в хищных рыбах может скапливаться до нескольких сотен плероцеркоидов. Из рыб хозяевами дифиллоботриума являются щука, налим, судак, окунь, ерш, лосось, угорь, озерная форель, нерка и др. Если инвазированная рыба съедена животным или человеком в сыром, недостаточно прожаренном или слабо подсоленном виде, имеющиеся в ней плероцеркоиды прикрепляются к слизистой оболочке их кишечника и превращаются во взрослых паразитов.
Основными источниками заражения человека являются строганина - сырая подмороженная рыба, а также рыба, слегка обжаренная на костре, рыбный фарш, который готовят из щуки для пельменей, слабо подсоленная рыба — рыба так называемого сигового посола, и щучья икра.

Большую часть видов рыб, подвергающихся заражению дифиллоботриумами, представляют собой промысловые виды, что увеличивает эпидемическую опасность.
Дифиллоботриоз — болезнь локализованная, связанная с локальными водоемами, где паразит развивается.
Загрязнение водоемов происходит преимущественно весной в период паводковых вод и в начале лета. Источником их заражения в этот период могут служить уборные, бани, проложенные зимой по льду дороги, загрязненные дворы и берега, откуда нечистоты попадают в водоемы. Именно в этот период условия для встречи веслоногих рачков с корацидиями наиболее благоприятны. Стоячие водоемы имеют большое эпизоотическое и эпидемическое значение по сравнению с реками. В озерах наиболее загрязнены прибрежные мелководные заливы, где больше всего веслоногих рачков и мальков различных рыб. Из веслоногих рачков особо важны для распространения дифиллоботриоза те виды, которые населяют водоемы весной и в начале лета, в период их наибольшего загрязнения.
Патологические явления, связанные с пребыванием паразита в кишечнике, ликвидируются в результате дегельминтизации. Большое значение имеют профилактические меры - санитарно-просветительная работа, запрещение кормления сырой рыбой собак, кошек, пушных зверей на зверофермах, охрана водоемов от загрязнения фекалиями, от сброса в них сточных вод.
Очаги дифиллоботриоза различной интенсивности отмечаются в центральных и северо-западных районах Северной Америки, у западного побережья центральной части Южной Америки, в восточной части Австралии, в приозерных районах Ирландии, в северо-западных районах Исландии и Гренландии, в Польше, ГДР, ФРГ, Румынии, в Северной Италии и во Франции, Дании, Швеции, Финляндии и других странах. В СССР он широко распространен в Прибалтике, Карельской АССР, на Кольском полуострове, в районе Финского залива, в Архангельской области, Большеземельской и Малоземельской тундрах, в бассейнах Северной Двины, Печоры, Оби, Енисея, Лены, Камы и Волги, Таза, Индигирки, на Сахалине, Дальнем Востоке, в Прибайкалье, на Таймыре. Весьма интенсивные очаги имеются на севере Красноярского края, вокруг отдаленных таежных озер, где пораженность населения достигает 10%.
В район Великих озер в Северной Америке инвазия была завезена из Европы. В недавнее время возник очаг на Тивериадском озере в Палестине.

Спорадические заболевания людей зарегистрированы вдоль нижнего течения Днепра. В низовьях р. Неман зараженность людей составляла в среднем 6,2%, в отдельных поселках - до 31-39%. Близ Чудского озера местами население заражено на 53-58%. Здесь все слои населения инвазированы примерно одинаково, так как все занимаются рыболовством. С возрастом заболеваемость возрастает: до 1 года-0,7%; 1-3 года - 12,5; 7-16 лет - 44,6; 26-40 лет - 61,1; свыше 60 лет - 73,4%.
В Псковском и Чудском озерах из 13 щук зараженными оказались 12 с количеством плероцеркоидов до 69 в одной рыбе, из 23 налимов — 22 (в каждой рыбе до 06 плероцеркоидов).



 
« Зоб с явлениями тиреотоксикоза   Иглотерапия в анестезиологии и реаниматологии »