Начало >> Статьи >> Архивы >> Зоонозы и сапронозы

Зоонозы-аксенозы - трихинеллез - Зоонозы и сапронозы

Оглавление
Зоонозы и сапронозы
Зоонозы-аксенозы - трихинеллез
Бешенство
Бруцеллез
Ящур
Сап
Орнитоз
Геморрагические лихорадки
Дракункулез
Эхинококкоз
Альвеококкоз
Дифиллоботриоз
Описторхоз
Клонорхоз
Лейшманиозы
Другие виды лейшманиозов
Классификация очагов висцерального лейшманиоза
Трипаносомозы
Микозы
Желтая лихорадка
Лихорадка денге
Омская и Крым-Конго-Хазер геморрагическая лихорадка
Клещевой энцефалит
Японский энцефалит
Энцефалит Сент-Луис
Лихорадка Западного Нила
Болезнь Кьясанурского леса
Вирусные трансмиссивные зоонозы передающиеся комарами
Риккетсиозы
Крысиный сыпной тиф
Марсельская лихорадка
Лихорадка Ку
Лихорадка цуцугамуши
Клещевой спирохетоз
Чума
Туляремия
Итоги изучения зоонозов-метаксенозов
Сапронозы
Сапронозные микозы
Сибирская язва
Столбняк
Псевдотуберкулез
Иерсиниоз
Листериоз
Эризипелоид, легионеллез
Окончание

ЗООНОЗЫ И САПРОНОЗЫ
Глава 1
ЗООНОЗЫ-АКСЕНОЗЫ
К зоонозам-аксенозам относятся болезни животных, которыми могут болеть и люди; возбудители их передаются человеку, как правило, непосредственно, без переносчиков. Примерами таких болезней могут служить из инвазий трихинеллез, из инфекций бешенство, бруцеллез, ящур, сап, лептоспирозы, орнитоз и некоторые другие.
Отметим, кстати, что и в отношении этой группы болезней, так же как и в отношении других групп, мы довольствуемся приведением лишь некоторых примеров.

Трихинеллез.

Возбудитель трихинеллеза - небольшая нематода трихинелла (Trichinella spiralis), самка которой имеет длину до оплодотворения 1,5-1,8 мм, а после оплодотворения - до 4,4 мм, длина половозрелого самца равна 1,2-2,0 мм. Взрослые особи локализуются в нижних отделах тонкой кишки. Трихинелла - живородящий паразит.
Отродившиеся личинки (около 0,1 мм длины) попадают в лимфатические сосуды, затем в малый и большой круг кровообращения. С током крови личинки трихинелл разносятся по телу хозяина и заканчивают миграцию в мышцах, преимущественно поперечнополосатых. Наиболее высокая численность трихинелл отмечается в мышцах, более активно работающих и богаче снабженных кровеносными сосудами: у человека - в мышцах предплечья, языка, дельтовидных, диафрагмы, межреберных, икроножных; у свиней - в мышцах диафрагмы, жевательных, межреберья, языка и др. Часто поражаются мышцы глазного яблока, пищевода, подкожные, иногда мочеиспускательного канала. Личинки, занесенные в мышцы, где условия для их развития не благоприятны, обычно погибают. Внедрившись в мышечное волокно, личинка вызывает его разрушение, питаясь продуктами распада. Через 2-2,5 недели после внедрения личинок в мышечные волокна они приобретают спиралеобразную форму и одновременно начинают окружаться капсулой, развивающейся в результате воспаления мышечной ткани хозяина и состоящей из соединительной ткани. Трихинелла внутри капсулы достигает размеров 1 мм, после чего прекращает рост и впадает в состояние, близкое к анабиозу.

Примерно  с шестого месяца или позже начинается кальцинация капсул, что, однако, не всегда ведет к гибели личинки.
Заражение человека и животных происходит при поедании сырого или недостаточно термически обработанного мяса с личинками трихинелл. То, что внутри капсулы трихинелла остается живой в течение многих месяцев после смерти хозяина, определяет возможность заражения от падали и мороженного мяса. В процессе пищеварения уже через час личинки освобождаются от капсул, в которые они были заключены, через сутки начинается копуляция трихинелл, внедрившихся в слизистую оболочку тонкого отдела кишечника, а через 76-80 часов после заражения хозяина начинается отрождение живых личинок непосредственно в лимфатические щели слизистой оболочки кишечника. Самки способны к отрождению личинок, по-видимому, не более 10-30 дней. За это время каждая самка производит около 2000 личинок.
Развитие трихинелл в тканях человека сопровождается лихорадочным состоянием, мышечными болями, отеком век, лица. Эти симптомы связаны с повреждением стенок кишечника при пробуравливании их личинками трихинелл, разрушением мышечных волокон, выделением токсических веществ в результате жизнедеятельности личинок и мышечного распада.
Тяжесть инвазии зависит от количества поступивших в организм трихинелл, развившихся в организме личинок трихинелл и степени сопротивляемости организма. Летальный исход наблюдается при поступлении в организм не менее 100000 личинок. Возможна частичная иммунизация организма при проникновении в него возбудителя небольшими порциями.
Особенность трихинеллеза заключается в том, что человек и животные сначала являются окончательными хозяевами трихинелл (когда взрослые трихинеллы обитают и размножаются в их кишечнике), а затем и промежуточным (когда личинки трихинелл внедряются сквозь стенки кишечника в кровяное русло и мускулатуру и развиваются в ней).

Трихинеллезом могут болеть многие виды млекопитающих животных. У диких животных (в зоопарках) трихинеллы были обнаружены у бурого, белого и черного медведей, волка, енотовидной собаки, лисицы, песца, льва, тигра, рыси, барсука, норок, хорьков, куниц, горностая, ласки, колонка, соболя - из хищных млекопитающих; у дикого кабана - из копытных; у тюленей и моржа - из ластоногих; у ежа, крота, землероек - из насекомоядных; у полевок, в том числе рыжих, ондатры, леммингов, мышей, нутрий, бобров - из грызунов и, несомненно, могут быть обнаружены у многих других животных. Из синантропных животных трихинеллез отмечен у домовой мыши и серой крысы, из домашних - у кошки, собаки и свиньи. В экспериментах заражались кролик, морская свинка, жвачные и др. Показано, что в Европейской части СССР ведущая роль в эпизоотологии природного трихинеллеза принадлежит енотовидным собакам и лисицам, в Сибири - волкам, медведям и рысям, на Северном Кавказе и в Таджикистане - кабанам, в Казахстане и Узбекистане - корсакам, шакалам и лисицам, на Дальнем Востоке — енотовидным собакам и песцам (Бессонов, 1979).
В СССР наиболее часто заражены трихинеллами волки, затем - лисицы, рыси и енотовидные собаки (по наблюдениям Березанцева в 1951 г.). Так, в Ленинградской области Ю. А. Березанцев обнаружил трихинеллез у 10 из 11 волков, у одной из 7 лисиц, а также у трех из 31 енотовидных собак, у трех из пяти рысей.
Дикие млекопитающие заражаются трихинеллезом при поедании больных зверей, падали, реже — при поедании экскрементов, содержащих личинки, куски непереваренного мяса с закапсулированными личинками, а также экскрементов хищных птиц, питающихся живыми или мертвыми зверями, и насекомых-трупоедов - жужелиц, личинок мух и др.
В связи со столь широким кругом хозяев и разнообразием способов заражения, а также независимостью трихинелл от особенностей климата (отсутствие свободноживущей стадии) трихинеллез диких млекопитающих распространен практически по всему земному шару от тропиков до приполярных областей, от равнин до склонов гор. Относительно благополучна лишь Австралия.
Е. С. Лейкина еще в 1956 г. выделила три группы очагов трихинеллеза. Первая группа - очаги на диких животных, не связанные с очагами на синантропных и домашних животных, располагаются в местностях, где основным занятием населения является охота, и человек может заболеть, поев убитых на охоте зараженных животных. В частности, такие очаги имеются в Гренландии, Канаде, на Аляске, особенно среди эскимосов. Это постоянные очаги, где трихинеллы были выделены у шести из 19 белых медведей, у шести из 101 песца, у одного из 17 тюленей, а также у моржей и черного медведя. Видимо, дополнительными резервуарами инвазии здесь могут быть вороны и полярные совы, через экскременты которых, возможно, заражаются ластоногие.
Вторую группу составляют очаги смешанные - на диких, домашних и синантропных животных. Эго очаги временные, инвазии человека в них могут вспыхивать периодически. В этих очагах передача возбудителя от диких животных домашним и синантропным происходит через убитых на охоте зверей, поедаемых домашними и синантропными животными, а также через поедаемую этими животными падаль насекомых- трупоедов и экскременты хищных птиц.

Кроме того, в этих очагах возможно и заболевание человека в результате поедания диких зверей, убитых на охоте. Однако это не может привести к превращению очага на диких животных в очаг на домашних и синантропных животных, поскольку охота не является основным и постоянным занятием населения; заражение, в них домашних и синантропных животных носит временный характер, инвазия передается от диких животных синантропным и домашним лишь от случая к случаю. Человек, зараженный трихинеллами, не является источником их распространения. Среди таких очагов выделяют потенциальные, в которых заболевания человека не обнаружены, но существуют заболевания животных, и действующие, где имеются и больные люди. По степени опасности для человека среди потенциальных очагов выделяют три категории: первую, где трихинеллы выделены лишь у диких-животных; вторую, где они имеются не только у диких, но и у домашних и синантропных животных, кроме свиней; третью, где заражены также и свиньи, поскольку домашняя свинья из всех синантропных и домашних животных играет наибольшую роль в заражении человека.
Наконец, третья группа очагов трихинеллеза - это стойкие, постоянные очаги на домашних и синантропных животных, утратившие связь с очагами на диких животных, от которых они возникли. Здесь основным источником заражения человека является домашняя свинья. Такие очаги действуют наиболее интенсивно в тех странах, где производится домашний откорм свиней, не проходящих через государственный контроль, или в тех, где отсутствует система государственного контроля. Вольный отгул свиней способствует их более Интенсивному заражению, чем при стойловом содержании.
В Белорусской ССР, где значительно потребление мяса свиней, не прошедших через бойни, отмечается повышенная пораженность людей и свиней трихинеллезом, хотя по сравнению с общесоюзным уровнем с 1953 г. экстенсивность инвазии свиней в Белоруссии снизилась в 41 раз (примерно в двадцатилетний период - 1953-1973 гг.).
Считается, что в мире в настоящее время самая высокая зараженность свиней трихинеллезом отмечается в США (от 1,25 до 5,1 на 1000 особей); инвазированность населения в среднем по стране также высока и составляет 4,2%.



 
« Зоб с явлениями тиреотоксикоза   Иглотерапия в анестезиологии и реаниматологии »