Начало >> Статьи >> Архивы >> Зоонозы и сапронозы

Клещевой энцефалит - Зоонозы и сапронозы

Оглавление
Зоонозы и сапронозы
Зоонозы-аксенозы - трихинеллез
Бешенство
Бруцеллез
Ящур
Сап
Орнитоз
Геморрагические лихорадки
Дракункулез
Эхинококкоз
Альвеококкоз
Дифиллоботриоз
Описторхоз
Клонорхоз
Лейшманиозы
Другие виды лейшманиозов
Классификация очагов висцерального лейшманиоза
Трипаносомозы
Микозы
Желтая лихорадка
Лихорадка денге
Омская и Крым-Конго-Хазер геморрагическая лихорадка
Клещевой энцефалит
Японский энцефалит
Энцефалит Сент-Луис
Лихорадка Западного Нила
Болезнь Кьясанурского леса
Вирусные трансмиссивные зоонозы передающиеся комарами
Риккетсиозы
Крысиный сыпной тиф
Марсельская лихорадка
Лихорадка Ку
Лихорадка цуцугамуши
Клещевой спирохетоз
Чума
Туляремия
Итоги изучения зоонозов-метаксенозов
Сапронозы
Сапронозные микозы
Сибирская язва
Столбняк
Псевдотуберкулез
Иерсиниоз
Листериоз
Эризипелоид, легионеллез
Окончание

Вирус, возбудитель клещевого энцефалита, концентрируется в нервной системе, передается от одного организма к другому при укусах клещей, являющихся переносчиками этой болезни. Имеются два основных вида переносчиков - таежный клещ Ixodes persulcatus, широко распространенный в лесах Евразии, и европейский лесной клещ l.ricinus, обитающий в западной части ареала болезни. На примере дальневосточных очагов клещевого энцефалита Е.Н.Павловским была сформулирована концепция о существовании природных очагов болезней.
Клещевой энцефалит распространен в Польше, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Австрии, Югославии, ГДР, ФРГ, Финляндии, Швеции, Дании, а также в Северном Китае, Корее, Монголии. На территории Советского Союза от о-ва Сахалин и Камчатки на востоке до Молдавии, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Карелии па западе. Очаги клещевого энцефалита связаны преимущественно с подзонами южной тайги, смешанных хвойно-широколиственных лесов и широколиственных лесов, хотя и могут выходить за пределы этих подзон как на севере, так и на юге.

Названные виды клещей связаны с лесом, но не со всяким, а с теми типами леса, в которых имеется хорошо развитой травяной покров, выражен ярус кустарников и в котором благодаря этим свойствам могут существовать в достаточном количестве прокормители всех фаз развития клещей-личинок, нимф и имаго. Личинки клещей кормятся на мелких млекопитающих - преимущественно на грызунах и насекомоядных. Нимфы, отчасти и личинки, прокармливаются на зайцах и многих видах чтиц, гнездящихся или разыскивающих корм на поверхности почвы - тетеревиных, дроздах и др. Для пропитания имаго необходимы крупные копытные животные. Трансовариальная и трансфазная передачи возбудители определяют существенную роль личинок и нимф в поддержании очагов энцефалита.
Девственные леса, в которых обильны крупные копытные — лось, кабарга, пятнистый и благородный олень, благоприятны для существования очагов клещевого энцефалита. По мере освоения этих лесов человеком численность диких копытных понижается и активность очагов уменьшается. В дальнейшем при освоении лесных регионов человек использует леса для выпаса домашних животных - крупного рогатого скота, коз. Па этой стадии освоения лесов очаги клещевого энцефалитна вновь оживляются. При этом возникает опасность заражения человека через молоко домашних животных, особенно коз. Имеются некоторые данные, что при употреблении молока коров, в котором вирус находится в незначительных концентрациях, т.е. тех коров, которые подвергались эпизодическому нападению клещей, человек в детстве может переболеть клещевым энцефалитом в стертой форме и приобрести в результате длительный иммунитет. Во всяком случае, у населения деревень, расположенных среди леса, наблюдается развитие антител к клещевому энцефалиту при отсутствии указания на перенесенную выраженную форму болезни. Основным путем заражения остается, однако, трансмиссивный, и заражение происходит преимущественно в лесу, где люди подвергаются нападению клещей.
Заболевания клещевым энцефалитом наблюдаются не только на равнинных частях территории Советского Союза. В горах, например, в Кунгей-Алатау и Терскей-Алатау в Киргизии клещевой энцефалит отмечается в хвойно-широколиственных поясах растительности гор. В области лесостепи, а также в степной зоне очаги клещевого энцефалита перемещаются в экстразональные условия, например, в байрачные леса, что отмечено на юго-востоке Европейской части Союза и на Северном Кавказе.
Имеются данные, что природные очаги клещевого энцефалита могут существовать и вне пределов ареала иксодовых клещей, переносчиков этого заболевания.

Так, на севере Западной Сибири, в Тюменской области в пределах северной тайги отмечено участие в эпизоотическом процессе комаров различных родов, а также кровососущих членистоногих норово-гнездового комплекса, и в связи с этим регистрируются редкие случаи клещевого энцефалита. На равнинах Киргизии отмечается участие комаров Anopheles hyrcanus, Aedee caspius, а также птиц в циркуляции вируса, который выделен также и из клещей Hyalomma asiaticum и Наеphysalis punctata. Здесь очаги клещевого энцефалита связаны с пойменными лесами. Однако в этих очагах заболевания человека не регистрировались, очевидно, в связи с особенностями циркуляции вируса в природе и редкими нападениями клещей на человека.
У ряда исследователей вызывают сомнения указания на существование очагов клещевого энцефалита в южных степях и полупустынях, например, в Уэункульском и Урицком районах Кустанайской области, где вирус выделялся от пастбищного клеща Dennacentor marginatus. Однако ссылки на то, что это, возможно, другое вирусное заболевание, представляются недостаточно убедительными. Здесь очаги приурочены к лескам, связанным с выходами грунтовых вод, которые до освоения целинных земель не посещались людьми и в которых в процессе освоения целинных земель стали устраивать центральные усадьбы совхозов.
Таким образом, за пределами ареалов Ixodes persulcatus и
ricinus очаги клещевого энцефалита имеют слабую напряженность предпосылок циркуляции возбудителя и связаны с экстразональными условиями. Иногда (например, в Кустанайской области) они носят явно выраженный реликтовый характер.
Иксодовые клещи обладают малой избирательной способностью. Они нападают и на лесных пресмыкающихся, и на зверьков, обитающих на деревьях - белок, бурундуков - и на птиц, оказывая предпочтение, как было отмечено, на разных фазах своего развития разным группам. Поэтому разнообразие условий местообитания, обилие всевозможных кормов — ягодных, орехоплодных, веточных, травяных — создают наиболее благоприятные условия для существования очагов.
Наблюдается неравномерность распределения клещей по территории. Характерно их скопление в определенных местах, что объясняется различными причинами. Так, под высокими деревьями, на которые присаживаются птицы, отмечается повышенная численность нимф клещей, а следовательно, и взрослых, вылупившихся из этих нимф. Вдоль звериных троп и у водопоев численность клещей также повышена. Наконец, при неравномерном увлажнении поверхности леса клещи могут концентрироваться на повышенных участках кочкарника, отсутствуя в межкочечных понижениях.

Клещевой энцефалит - сезонное заболевание. Его нередко называют весенне-летним энцефалитом. Заболеваемость достигает пика в конце мая-июне, после чего опасность заражения от клещей резко уменьшается в связи с сезонным спадом их численности. Иногда (на Дальнем Востоке) наблюдается небольшой второй пик - в августе.
На Дальнем Востоке Ixodes persulcatus составляет до 94% от всех клещей. Однако в Хабаровском крае в некоторых очагах преобладает Haemhysalis concinna, для которого так же установлена зараженность вирусом энцефалита. Видимо, здесь этому виду, наряду с I. persulcatus, принадлежит значительная роль в передаче инфекции. Возможна передача возбудителя человеку и через клеща H.japonica. Менее реально участие Dermacentor sil varum, короткий период активности которого не совпадает с сезоном заболеваемости.
В более северных районах ареала I.persulcatus цикл развития клеща трехлетний. Пик нападения взрослых клещей на хозяев, как отмечалось выше, приходится на конец мая - начало июня. С августа они, как правило, не встречаются на животных. Насытившиеся самки приступают к яйцекладке. На откладку и развитие яиц в природе уходит не менее полутора месяцев. Личинки появляются во второй половине лета. Голодные и успевшие напиться крови сытые личинки зимуют. На второй год развитие личинок продолжается, и во второй половине лета появляются нимфы. Голодные и сытые нимфы зимуют. На третий год нимфы продолжают развиваться, и в конце теплого периода начинают появляться вылупившиеся из нимф клещи и вылупившиеся осенью, и появившиеся весной клещи нападают на хозяев, питаются и во вторую половину лета дают начало новому поколению. В более теплых районах при более продолжительном вегетационном периоде часть популяции клещей развивается по двухлетнему циклу. Зимняя диапауза характерна и для напитавшихся и для голодных личинок и нимф как при трех-, так и при двухлетнем цикле развития.
Птицы играют существенную роль в распространении вируса клещевого энцефалита, особенно при осенних миграциях, к началу которых они бывают сильно заклещевлены.
По годичные колебания численности грызунов сказываются на численности иксодовых клещей, хотя последние частично компенсируют недостаток грызунов-прокормителей в годы их депрессии переходом к питанию на кротах и на птицах.
Как отмечалось выше, умеренный пресс хозяйственной деятельности может привести к активизации очага.
Вторичное оживление очагов, например в Чехословакии, происходит при выпуске в леса значительного количества диких копытных животных.
К этому же приводит и возрастание численности кабанов в наших лесах, а также выпас в них домашнего скота. Лишь при превращении лесов в парковые хозяйства возможно полное исчезновение клещей и природных очагов клещевого энцефалита.



 
« Зоб с явлениями тиреотоксикоза   Иглотерапия в анестезиологии и реаниматологии »