Начало >> Статьи >> Литература >> Медперсоналу о сибирской язве

Эпидемиология - Медперсоналу о сибирской язве

Оглавление
Медперсоналу о сибирской язве
Этиология
Эпидемиология
Патогенез
Патологическая анатомия
Клинико-патогенетические сопоставления
Первично-септическая форма
Клиника
Диагностика и лечение
Профилактика

 Основным источником заражения сибирской язвой для человека являются мелкий и крупный рогатый скот, лошади, свиньи, верблюды, ослы (Э.Н.ШЛяхов. 1970. 1975 гг. к др.) В эпидемиологический процесс могут включаться олени, лоси, антилопы, зайцы, барсуки, кошки и собаки. Описаны случаи заболевания у медведей, шакалов, тигров, львов других плотоядных животных.
Сибирская язва у неимунного крупного и мелкого рогатого скота чаше всего протекает в виде острого сепсиса с менингоэнцефалитическим. кишечным и геморрагическим синдромами. У свиней могут быть выраженные токсические отеки, а у коров - молниеносный сепсис, когда внешне здоровое и пасущееся животное погибает в течение 1-2 часов, выделяя из естественных отверстий огромное количество жидкой крови. Гораздо реже сибирская язва у скота протекает в т.н. карбункулезной форме с локализацией очага поражения на губах, деснах, небе или на слизистой ротоглотки. Оба клинических варианта заболевания животных являются смертельными. Необходимо учитывать, что таких карбункулов, как у человека, у животных не бывает.
У свиней чаще всего сибирская язва характеризуется развитием очага поражения на небных миндалинах, твердом небе, языке, массивным отеком в области глотки с распространением на грудь и фарингитом. Всегда поражаются лимфатические узлы. Болезнь может продолжаться до 7-10 дней и, как правило, заканчивается гибелью животных.
Инфицирование коров, овец, лошадей и других сельскохозяйственных животных в стационарно неблагополучных очагах сибирской язвы возможно при скармливании им сена, соломы из стогов, которые были размещены на территории “забытых" скотомогильников. Вынос спор микроорганизма на поверхность земли может произойти при рытье траншей, прокладке трубопроводов, весенними талыми водами пр. Вспышка заболевания среди животных приводит к заражению людей, так как больные животные при жизни выделяют сибиреязвенные палочки с мочой, испражнениями, слюной мокротой, молоком (И.К. Мусабаев. 1984). Заразными для человека также могут оказаться почва огородов и других сельскохозяйственных угодий, мясо больных животных, кожа, шерсть, щетина и изготовленные из них одежда, предметы обихода и туалета. Все вышеперечисленное должно учитываться медицинскими работниками ФАПов, хирургами. терапевтами. дерматологами и другими специалистами, обслуживающими не только жителей села, но и города. Не дискутируя и не сопоставляя противоречивые данные о возможности сапрофитического способа размножения сибиреязвенных бацилл в почве, иле и воде открытых водоемов (В.В.Архипов. 1951; B.C. Зарубкинский. 1956; Х.Х.Абднллнн. 1976: П.Н. Бургасов с соавт., 1984 и др.). приводим результаты клинико-эпидемиологического анализа вспышки сибирской язвы в одном из сел Донецкой области, развившейся в мае - июне 1997 года и поразившей 33 человека. Ретроспективно установлено, что летом 1996 года у скотника и у убойщика этого же села, работавших тогда с коровами и телятами, на кистях рук были сибиреязвенные карбункулы. Самочувствие и общее состояние больных не было нарушено, заболевание протекало легко и закончилось самовыздоровлением, оставшись неизвестным ни для ветеринарных, ни для медицинских работников. За последние 20 лет в административном районе, где расположено село, было зарегистрировано 6 разрозненных случаев кожной формы сибирской язвы у людей, а территория села еще с 1947 года известна, как стационарно неблагополучный очаг сибирской язвы.
Появлению первых случаев сибирской язвы у жителей села в 1997 году предшествовала эпизоотия у коров, которая совпала по времени с началом свободного выпаса животных на пастбищах хозяйства.
У телят и коров болезнь протекала типично и характеризовалась массивными кровотечениями из носа и заднего прохода, резким увеличением селезенки, геморрагическим пропитыванием всех органов, накоплением жидкой крови в анатомических полостях. Мясо и ливер вынуждено забитых животных в значительном количестве было продано жителям села. В результате этого, число лиц, разделывавших и употреблявших в пищу инфицированные мясо и ливер, составило почти 700 человек.
Инфицирование возбудителями сибирской язвы во время данной вспышки происходило контактным путем (у 30 заболевших из 33). Среди детей заболевших не
было. Из 30  заболевших кожной формой сибирской язвы мужчин было 12, а женщин - 18. При этом: 3 человека забивали больных животных и разделывали туши. 3 человека переносили свежее мясо, шкуры и внутренности. 15 человек разделывали и расфасовывали мясо. 4 человека осуществляли различные виды работ, каждый их которых предполагал возможность инфицирования - контакт с зараженными выделениями и подстилкой, уход за телятами и коровами пораженного стада.
У четырех заболевших кожной формой сибирской язвы явного контакта с мясом и животными не было, но мясо членами их семей разделывалось в домашних условиях. Одна из заболевших работала мойщицей молочных бидонов и не имела непосредственного контакта ни с мясом, ни с животными.
Сопоставив данные о состоянии кожи до появления карбункула с местом его локализации, видом контакта с зараженными объектами и сроками появления первых признаков заболевания, можно предположить, что у большей части больных данной группы (26 человек из 30) возбудитель внедрился в кожу » виде вегетативной формы, а у четырех человек произошло заражение спорами сибиреязвенного микроба. Основанием для такого вывода явилось следующее. У 26 человек, переносивших или перерабатывавших свежеразделанное мясо, сибиреязвенный карбункул появился либо на месте предсушествуюших ссадин и/или порезов пальцев и/или кистей, либо на месте поверхностных ранений кожи, произведенных во время работы с инфицированным животноводческим сырьем. Известно, что кровь и ткани больного животного содержат только капсулосодержащие бациллы возбудителя сибирской язвы (И.К. Мусабаев, 1987 и др.).        
У четырех человек сибиреязвенные карбункулы развились через 1-2 дня после повреждения кожи занозой, колючками крыжовника, на месте расчесов после укуса комара или на месте пореза. У этих больных явного контакта ни с мясом, ни с животными не было. Следовательно, можно предположить, что у больных этой группы споры микроба были до микротравмы, или. сохраняясь на одежде или на предметах обихода, инфицировали места повреждения.
У трех умерших сибиреязвенных больных ни на коже, ни на слизистых карбункулов не было. Двое погибших за 11 и 18 часов до начала болезни употребляли в пищу свежевыделанную и “обжаренную" печень коровы, болевшей сибирской язвой. Третий больной этой группы ел приготовленные вне дома шашлыки из свежеразделанной инфицированной говядины. Заражение у этих больных, по видимому, произошло высоковирулентными, свежевегетировавшими, капсулосодержащими бациллами, что предопределило короткий инкубационный период и развитие висцеральной формы болезни с молниеносным течением.
В литературе имеются противоречивые данные о заразности молока больных животных и заразности больного человека. В связи с этим, рассмотрим результаты двух наблюдений, имевших место при работе в госпитале для больных сибирской язвой.
У мойщицы молочных бидонов, в которые собиралось молоко коров пораженного стада. на кисти развился типичный сибиреязвенный карбункул. Контакта с больными животными и фуражом у нее не было. Мясо вынуждено забитых животных больная не покупала.

В ряде справочников, руководств и учебников в категорической форме утверждается: "...больной человек, в отличие от животных, не заразен для окружающих..." (П.Н.Бургасов с соавт. 1970: И.К.Мусамбаев. 1987 и др.) При этом не принимается во внимание, что военврач С.С.Андриевский в опыте самозаражения доказал заразность крови больного сибирской язвой  (цит по Н.Ф.Крамчанинов 1971) Нами наблюдался случай выделения сибиреязвенных бацилл с рук медицинской сестры, которая работала не только с перевязочным материалом, но и с кровью больных сибирской язвой, в том числе умершего от первично-септической формы и имевшего в агональном периоде болезни массивное кишечное кровотечение. Какой-либо другой вариант инфицирования был абсолютно исключен. Данное наблюдение позволяет сделать вывод о возможности заражения человека от больного сибирской язвой. Тем более, что многими авторами сибиреязвенные палочки были выявлены у больных в крови, спинно-мозговой жидкости, мокроте, испражнениях, материале из карбункула, в том числе в фазе обратного развития, в отделяемом носоглотки и смывах из небных миндалин  (И.И.Елкин. 1973: С.И. Златогоров и Д.Д.Плетнев, 1985; А.И.Абрикосов и А.И.Струков. 1961; А.А.Гладков. 1965; П.Н.Бургасов, 1970 и др.)
Эпидемиологически опасными для человека могут оказаться земляные и мелиоративные работы, работа с сеном и соломой, заскирдованных на территории скотомогильников. Этот механизм реален и описан рядом авторов (О.С.Каротич с соавт.. I960: Э.Н.Шляхов. 1960: А.И.Бондарев. 1968 и др.)
Установлена возможность инфицирования человека спорами сибиреязвенного микроба через дыхательные пути. Причем, рядом авторов доказано, что человек является более чувствительным к ингаляционному заражению, чем наиболее восприимчивые животные (П.Н.Бургасов. 1984).
Доказана возможность инфицирования человека и животных оводами, слепнями, мухами-жигалками (Е.Н.Павловский. 1964; С.И.Златорогов и Д.Д.Плетнев, 1935). Предполагается участие в эпидпроцессе гнуса и комаров с пассивной передачей вегетативных форм сибиреязвенных микробов от животного - животному и от животного - человеку (И.К.Мусабаев, 1967).
Большая часть больных кожной формой сибирской язвы, многие жители села, в том числе и дети, употребляли в пищу достаточно термически обработанные мясные блюда, изготовленные из явно инфицированной говядины. Однако, ни у одного из них не было ни гастроинтестинального, ни легочного, ни менингоэнцефалитического синдромов. Вышеприведенное является абсолютно достоверным, т.к. данные получены врачебной бригадой, осуществлявшей ежедневно осмотры всех жителей села. Вместе с тем. все трое умерших от первичногенерализованной формы сибирской язвы употребляли в пищу недостаточно термически обработанную печень (2 человека) и мясо (один больной). Эти клинико-эпидемические сопоставления подтверждают возможность инфицирования человека алиментарным путем при употреблении в пишу свежевыделанных мяса и ливера больных животных.
Реально действующим фактором передачи спор сибирской язвы является мясная, кровяная и костная мука, используемая в качестве пищевых добавок животными или как удобрение для почвы полей и огородов (Б. Л. Черкасский, 1980 и др.)
После перенесенной сибирской язвы у человека формируется стойкий иммунитет, но возможны повторные случаи заболевания через I год и более (Э.Н.Шляхов. I960 и др.) Под нашим наблюдением находились двое мужчин. 32 и 58 лет, работавших скотниками, у которых сибиреязвенные карбункулы, по два на пальцах и кистях рук у каждого, развились через 10 и 11 месяцев после первичного заболевания.
Таблица 2
Возможные механизмы инфицирования человека (и животных).

механизмы инфицирования человека сибирской язвой



 
« Матка и придатки - УЗИ   Методические аспекты диагностики урогенитального хламидиоза »