Начало >> Статьи >> Литература >> Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС

Чернобыльские \"горячие частицы\" в легких - Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС

Оглавление
Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС
Радионуклидное загрязнение воздушной среды и облучение легких
Радионуклидный состав загрязнения
Физико-химические свойства частиц аэрозоля
Поведение радионуклидов топливных частиц в организме
Дозы облучения
Дозы внутреннего облучения погибших свидетелей аварии, группа 1
Дозы внутреннего облучения оставшихся в живых свидетелей аварии
Литература 1
Распространенность бронхолегочной патологии у ликвидаторов аварии
Оценка экономической эффективности лечения
Литература 2
Патология легких при остром радиационном поражении
Литература 3
Чернобыльские "горячие частицы" в легких
Полученные результаты по горячим частицам
Цитологическая и ультраструктурная характеристика бронхоальвеолярных смывов
Морфометрическая характеристика альвеолярных макрофагов
Химические соединения и концентрации тяжелых элементов, обнаруженных в альвеолярных макрофагах
Развитие свободнорадикальных процессов под воздействием пылевых частиц
Образование кислородных радикалов НАДФН-оксидазой
Механизмы активации фагоцитирующих клеток
Активация перекисного окисления липидов
Возможности антиоксидантной терапии
Особенности заболеваний органов дыхания
Нарушения респираторной функции и гемодинамики
Методики исследования функции внешнего дыхания
Рак легкого, индуцированный радионуклидами
Механизмы взаимодействия ионизирующей радиации с молекулами и клетками
Теории канцерогенного действия ионизирующей радиации
Патогенез предрака и рака легкого, индуцированного ионизирующей радиацией
Стадийность морфогенеза радиационного рака легкого
Биомолекулярные маркеры радиационного рака легкого
Гены-супрессоры при раке легкого
Факторы роста, рецепторы к факторам роста и связывающие протеины при раке легкого
Гистогенетические маркеры различных типов рака легкого
Заключение и литература по индуцированному раку легкого
Заключение
Диагностика и лечение патологии органов дыхания у ликвидаторов последствий аварии
Основные принципы отбора ликвидаторов аварии для обследования
Программа и методы обследования ликвидаторов аварии
Диагностические критерии и основные механизмы поражения органов дыхания у ликвидаторов аварии
Программа комплексного лечения ликвидаторов аварии

4
П. А. Власов, Ю. Б. Квачева
Чернобыльские “горячие частицы” в легких участников ликвидации последствий аварии и жителей Украины и Белоруссии, проживавших на загрязненных территориях
Проблема чернобыльских “горячих частиц” (ГЧ) в настоящее время включает в себя три направления: во-первых, ингаляционное поступление и его последствия (оценка количества ГЧ, распределение, дозовые нагрузки, возможные биологические эффекты), во-вторых, поступление ГЧ в желудочно-кишечный тракт с пищевыми продуктами, водой и в процессе самоочищения легких, в-третьих, ГЧ как кожные микроаппликаторы. Первое направление представляется наиболее важным (после аварии ингаляционный путь поступления радиоактивности в организм человека продолжительное время оставался единственным), оно и явилось предметом наших интересов.
Зарождение проблемы ГЧ относится к середине 50-х годов, однако для настоящего времени нет единого представления об опасности их для человека. В этом плане существуют крайние точки зрения — от полного отрицания какой-либо значимости и возможности попадания ГЧ в легкие до явного преувеличения их опасности (грубая деструкция легочной ткани).
Под термином ГЧ понимают радиоактивные аэрозоли с относительно высокой удельной активностью. В Чернобыле они образовались в результате теплового взрыва четвертого энергоблока АЭС и выброса в атмосферу значительного количества диспергированного реакторного топлива. Результаты исследований различных групп авторов свидетельствуют о существовании двухтипов ГЧ. Первый—моноэлементные частицы, обычно состоящие из рутения, реже — из бария и церия. Второй — смешанные частицы, в состав которых входят радионуклиды в различных сочетаниях. Чаще всего упоминают Се-141 и 144, Zr-95 и 97, Nb-95, Мо-99, Ru-ЮЗ и 106,1-131 и 133, Те-132, Cs-134,136 и 137, Ва-140, La-140, Np-239, Pu-238, 239, 240,242, Am-241, Cm-242, 244, U-237,238, Th-230,232 и др.
ГЧ широко варьируют по форме и размерам. Иногда они напоминают тонкую правильную микротарелку, а иногда представляют собой конгломераты из четырех- и пятиугольников или неправильной формы кристаллов. Диаметр частиц колеблется от 0,6—0,8 до нескольких десятков мкм (Лощилов Н. А. и соавт., 1989; Лейнова С. Л. и соавт., 1989; Devel L., 1987; Balashazy I. et al., 1988).
При продвижении радиоактивного облака в первую очередь происходило осаждение более крупных (тяжелых) частиц, в связи с чем на территориях Беларуси и Украины их размеры достигали 600 мкм, в Польше — 100 мкм, а в скандинавских странах — 10 мкм (Pienkowski L. et al., 1987; Saari Y. et al., 1989).
Величина радиоактивности частиц не всегда зависела от их размера, что, по-видимому, связано с различного рода добавками, такими как графит, кремнезем и др. Однако чаще всего прямая зависимость имела место. Так, активность частицы в 10 мкм в 1000 раз превышала таковую частицы того же состава, равной 1 мкм (Лощилов Н. А. и соавт., 1989).
Гамма-спектрометрия ГЧ, собранных фильтром кондиционера в Будапеште в период времени с 29.04 по 08.05 1986 года, показала, что гамма- активность частиц была в пределах 15 — 600 Бк при аэродинамическом диаметре 3—10 мкм. Альфа-спектрометрия частиц, собранных в Венгрии с 02.04 по 06.04 1988 года, позволила обнаружить в них трансурановые элементы, активность которых колебалась в пределах 25—1000 Бк. Суммарная гамма-активность ГЧ, снятых с хвойных деревьев на юго-западе Финляндии в апреле 1986 года, составила 15 — 560 Бк при размерах 10 мкм (Raunemaa Т. et al., 1987; Falk R. et al., 1988; Saari Y. et al., 1989).
В образцах растительности и почв, собранных на территориях республики Беларусь (г. Хойники и Брагин), а также в легких крупного рогатого скота в первые недели после аварии были обнаружены ГЧ, в состав которых входили U, Pu, Am, Cm. Размер частиц, связанных с растительностью, был 100 и более мкм, количество — до 1000 на кг массы растений, собранных с 1 квадратного метра. В легких крупного рогатого скота размер частиц не превышал 20—30 мкм, а их общее количество достигало 8—10 тысяч на кг сырой массы (Лейнова С. Л. и соавт., 1989; Маленченко А. Ф., Голубенков А. М., 1990);
Исходя чаще всего из теоретических расчетов, полагают, что в непосредственной близости от частицы доза облучения может быть настолько высокой, что все клетки из ближайшего окружения погибнут, а клетки, отстоящие от нее, подвергнутся бластомогенной трансформации (Hoffmann W. et al., 1988). Вместе с тем до настоящего времени остается не вполне ясным, задерживаются ли ГЧ в легких человека, и если да, то насколько продолжительно их пребывание в органе и какова величина дозовой нагрузки, реализующейся в легочной ткани.
Существующие в настоящее время методы поиска ГЧ в легких основаны главным образом на радиометрических и радиохимических исследованиях, исключающих возможность изучения распределения и связи их с гистоструктурами органа, и, что самое важное, не позволяющих оценивать микрораспределение дозовых нагрузок и возможные биологические эффекты, связанные с ними. Именно этими обстоятельствами была продиктована необходимость создания собственной методики.

Методика поиска “горячих частиц”

При разработке методики мы исходили из того, что, во-первых, число ГЧ в легких здорового человека, учитывая эффективность функции самоочищения их, будет невелико, во-вторых, топография распределения ГЧ неизвестна, а сведения о наибольшей вентиляции нижних отделов органа не исключают возможности попадания их в средние и верхние доли. В связи с этим легкие изучали тотально, предусматривая представленные ниже этапы.
Основным требованием к разрабатываемой методике было — сохранность материала для гистологических исследований на всем протяжении поиска.
Этап 1. Все доли легких после фиксации в нейтральном 10% растворе формалина по вертикальной оси разрезали на пластины толщиной не более 10 мм (макросрезы), которые маркировали и герметично запаивали в полиэтиленовые пакеты (толщина пленки должна быть стандартной — не более 0,5 мм). Данная процедура предотвращает высыхание легочной ткани и обеспечивает ее полную пригодность для гистологической обработки.
Этап 2. Легочные макросрезы помещали между двумя листами пленки PM—1 (“Пленкарадиографическая медицинская P—1” фирмы “Тасма”) или фотопластинками для ядерных исследований, обеспечивая плотный контакт между поверхностями пленки (фотопластинки) и исследуемых объектов, избегая излишнего давления. Продолжительность экспонирования по нашим расчетам должна составлять 30 суток. Выполнение данного этапа позволяет авторадиографически выявить радиоактивность и характер ее распределения.
Этап 3. Участки легочных макросрезов, содержащие радиоактивность, вырезали (объем 1,5 — 2,0 куб. см), обрабатывали гистологически с помощью общепринятых методик. Из всего образца изготовляли серийные микросрезы толщиной 4—5 мкм (в общей сложности около 2000) и наклеивали на предметные стекла или на ядерные пластинки со стороны эмульсии. В первом случае полученные гистологические препараты помещали на пленку PM— 1 и таким образом отбирали уже гистологические срезы, содержащие радиоактивность. Продолжительность экспонирования должна быть не менее 15 дней.
Этап 4. Из отобранных гистологических срезов после удаления парафина изготавливали гистоавтографы с использованием фотоэмульсий (мы применяли фотоэмульсию типа А—2). Продолжительность экспонирования составляла не менее 15 дней. Гистоавтографы, содержавшие ГЧ, окрашивали гематоксилином и эозином или с помощью любой другой необходимой гистологической методики.
Для патогистологической оценки состояния легких из каждого исследуемого образца отбирали по 2—3 среза.
В начальном варианте нашей методики предусматривали гамма-спектрометрические исследования, однако из-за больших временных затрат, связанных с малым содержанием радиоактивности в макросрезах, от этого этапа вынуждены были отказаться.
Для стандартизации сбора аутопсийного материала был разработан регламент, согласно которому легочный комплекс отбирали полностью, сохраняя прикорневые лимфатические узлы. Каждый случай сопровождался унифицированной формой документации с указанием паспортных данных, места проживания, места и характера работы в момент аварии и после нее, сведений об участии в ликвидации последствий аварии (ЛПА), патологоанатомического диагноза. Таким образом был отобран аутопсийный материал от 12 участников ЛПА в 1986—1988 гг., умерших в течение трех поставарийных лет, 50 жителей Украины и 120 жителей Беларуси, проживавших на загрязненных территориях.



 
« Отравления   Пневмонии »