Начало >> Статьи >> Литература >> Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС

Активация перекисного окисления липидов - Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС

Оглавление
Патология органов дыхания у ликвидаторов аварии на ЧАЭС
Радионуклидное загрязнение воздушной среды и облучение легких
Радионуклидный состав загрязнения
Физико-химические свойства частиц аэрозоля
Поведение радионуклидов топливных частиц в организме
Дозы облучения
Дозы внутреннего облучения погибших свидетелей аварии, группа 1
Дозы внутреннего облучения оставшихся в живых свидетелей аварии
Литература 1
Распространенность бронхолегочной патологии у ликвидаторов аварии
Оценка экономической эффективности лечения
Литература 2
Патология легких при остром радиационном поражении
Литература 3
Чернобыльские "горячие частицы" в легких
Полученные результаты по горячим частицам
Цитологическая и ультраструктурная характеристика бронхоальвеолярных смывов
Морфометрическая характеристика альвеолярных макрофагов
Химические соединения и концентрации тяжелых элементов, обнаруженных в альвеолярных макрофагах
Развитие свободнорадикальных процессов под воздействием пылевых частиц
Образование кислородных радикалов НАДФН-оксидазой
Механизмы активации фагоцитирующих клеток
Активация перекисного окисления липидов
Возможности антиоксидантной терапии
Особенности заболеваний органов дыхания
Нарушения респираторной функции и гемодинамики
Методики исследования функции внешнего дыхания
Рак легкого, индуцированный радионуклидами
Механизмы взаимодействия ионизирующей радиации с молекулами и клетками
Теории канцерогенного действия ионизирующей радиации
Патогенез предрака и рака легкого, индуцированного ионизирующей радиацией
Стадийность морфогенеза радиационного рака легкого
Биомолекулярные маркеры радиационного рака легкого
Гены-супрессоры при раке легкого
Факторы роста, рецепторы к факторам роста и связывающие протеины при раке легкого
Гистогенетические маркеры различных типов рака легкого
Заключение и литература по индуцированному раку легкого
Заключение
Диагностика и лечение патологии органов дыхания у ликвидаторов последствий аварии
Основные принципы отбора ликвидаторов аварии для обследования
Программа и методы обследования ликвидаторов аварии
Диагностические критерии и основные механизмы поражения органов дыхания у ликвидаторов аварии
Программа комплексного лечения ликвидаторов аварии

Важным проявлением токсического действия кислородных радикалов является пероксидация липидов. Насыщенность организма липидными мембранами, содержащими значительное количество остатков ненасыщенных жирных кислот, делает их наиболее вероятными субстратами свободнорадикальных процессов (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991; Halliwell B.et al., 1989).
В активации перекисного окисления липидов (ПОЛ) могут принимать участие АФК, ионы железа, органические радикалы. Общепризнанная схема основных реакций ПОЛ соответствует классической схеме разветвленного свободнорадикального окисления органических соединений. Считается, что механизмы ПОЛ изучены достаточно хорошо. Это нашло свое выражение в создании соответствующей математической модели, представляющей собой систему уравнений химических реакций с заданными константами (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991).
В процессе ПОЛ различают 4 стадии: инициирования, продолжения, разветвления и обрыва цепей окисления. Известно, что инициирующей стадией свободнорадикальных реакций, протекающих в тканях организма, является образование супероксидного радикала и других АФК: перекиси водорода, синглетного кислорода, гидроксильного радикала.
Стадии продолжения и разветвления цепей являются более трудными для изучения, так как в это время химические реакции с участием различных интермедиатов ПОЛ идут параллельно и с высокими скоростями, к сожалению, лишь некоторые из них могут быть определены количественно. Главным следствием протекающих на этой стадии реакций является повреждение мембранных структур. Развивающиеся процессы липопероксидации вводят клетку в порочный круг нарушений гомеостаза и биоэнергетики, который приводит ее в конечном счете к разрушению и смерти.
В целом процесс ПОЛ развивается по каскадному механизму с последующим образованием многочисленных продуктов, которые условно разделяют на промежуточные, первичные, вторичные и конечные.
Доказана важная роль ионов железа в регуляции процессов свободнорадикального окисления (СРО) как в модельных системах, так и в тканях организма, которая определяется одновременным участием железа в реакциях инициирования, разветвления и обрыва цепей окисления и, соответственно, кинетика реакций СРО опосредована содержанием и суммарной эффективностью восстановителей ферроксильных ионов: цистеина, глутатиона, аскорбиновой кислоты. Кроме того, имеется точка зрения, согласно которой направленность конечного эффекта “железа” на реакции ПОЛ определяется величиной отношения [Fe2+] / [Fe3+] в реакционной системе. Показано, что при контаминации железом различных минералов резко повышается их гидроксил-генерирующая способность (Соодаева С. К., 1996). В любом случае ионы железа являются регуляторами свободнорадикальных реакций в тканях организма и в модельных биологических системах (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991).
Наиболее вероятным кандидатом на радикал-инициатор считают гидроксильный радикал. Перекисное окисление липидов в биологических мембранах приводит к нарушению структурной целостности, ферментативной активности, рецепторной функции, ионного транспорта и т.д.
Следует отметить, что ПОЛ-индуцирующая способность различных АФК неравнозначна и находится в обратной зависимости от продолжительности их жизни (НО* <O2‘ < H2O2) и в прямой зависимости от их диффузионной способности (Биленко М. В., 1989). Короткая продолжительность жизни НО* (около 100 мс) и его высокая реакционная способность обусловливают резкое повреждение им мембран, так как расстояние, которое он может пройти, — не более 100 нм вблизи места его образования (Halliwell В. et al., 1989). Это свойство гидроксильного радикала лежит в основе местного (site-specific) эффекта его действия. Соответственно, любые пылевые частицы, содержащие или контаминированные железом, могут рассматриваться как site-specific генераторы НО*. Супероксидный радикал способен к некоторой миграции по каналам “анионной” проводимости, H2O2 мигрирует практически через все мембраны клетки за исключением мембран митохондрий (Биленко М. В., 1989). Способность АФК к миграции, а следовательно, к распространению повреждающего и ПОЛ-индуцирующего эффекта зависит и от состояния мембраны.
Ионы железа не принимают непосредственного участия в реакциях продолжения цепей перекисного окисления, в ходе которых происходит образование пероксидных радикалов (ROO"), но когда сформированы гидропероксиды, появляется дополнительный источник свободных радикалов. Этим источником является реакция гидропероксида и металла переменной валентности, роль которого в организме практически монопольно играет железо. Ионы двухвалентного железа могут быть как про-, так и антиоксидантами в реакциях цепного окисления липидов, в зависимости от их локальной концентрации на поверхности фосфолипидного слоя мембран. С одной стороны, ионы Fe2+ способны разветвлять цепи окисления и тем самым резко ускорять процесс ПОЛ, с другой — в достаточно высоких концентрациях могут взаимодействовать с пероксидными радикалами, приводя к обрыву цепи окисления и тем самым тормозя процесс ПОЛ. Таким образом, при низких концентрациях ферро-ионы являются прооксидантами, а при высоких, когда начинают превалировать реакции обрыва цепи, проявляют антиоксидантные свойства (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991).
Таким образом, ПОЛ можно охарактеризовать как процесс, развивающийся по каскадному механизму, то есть с последовательным образованием и превращением продуктов из промежуточных в первичные, вторичные и конечные. Интенсивность ПОЛ определяется соотношением прооксидантных и антиоксидантных систем на каждом из этапов его развития. Данное утверждение справедливо и для стадии образования конечных продуктов ПОЛ, на которой уровень токсических метаболитов будет определяться соотношением скорости реакций СРО и общей эффективности работы существующих тканевых ферментных систем, отвечающих за их инактивацию.
Итак, активация ПОЛ играет существенную роль в молекулярных механизмах развития целого ряда заболеваний: радиационных повреждений, УФ-эритемы, злокачественных новообразований, интоксикаций, гипоксических и гипероксических состояний, атеросклероза, тромбозов, пневмокониозов и других болезней легких (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991; Величковский Б. Т, 1995; Halliwell В. et al., 1989).
Развитие свободнорадикальных реакций в биологических системах при воздействии фиброгенной пыли
Аэрозоли с практически нерастворимыми пылевыми частицами относятся к фиброгенной пыли. Такая пыль, будучи высокодисперсной, оказывает повреждающее действие за счет процессов, протекающих на поверхности частиц (Величковский Б. X, 1995).
Многочисленные исследования свидетельствуют о важной роли АФК в развитии легочных повреждений, вызываемых фиброгенными пылевыми частицами. Минералы, обладающие наиболее высокой биологической агрессивностью (асбест, кварц, некоторые цеолиты), способны инициировать образование АФК и других метаболитов кислорода, по крайней мере по двум принципиальным механизмам. Во-первых, они вызывают активацию “дыхательного взрыва” фагоцитирующих клеток с образованием токсических метаболитов кислорода (Соодаева С. К. и др., 1996). Во-вторых, химические свойства и в особенности содержание в них ионов металлов переменной валентности обусловливают заметную каталитическую активность в различных реакциях с образованием АФК. Особую роль в патологиях, опосредованных радикальными процессами, играет железо, так как катализирует генерацию высокореакционноспособных НО* (Kamp D. W. et al., 1992).
В 1984 г. S. A. Weitzman и Р. Graceffa, используя ЭПР-спектроскопию, показали, что хризотил-асбест, амозит и крокидолит при совместной инкубации с H2O2 в растворе катализируют образование НО'. При этом каталитическая активность была более выражена у крокидолита — минерала с высоким содержанием железа. Связывание ионов железа десфералом (ДФ) приводило к практически полному ингибированию продукции НО. Исходя из этих данных, авторы отводят центральное место в реакции ионам железа. Следует отметить, что ДФ очень хорошо связывается с асбестами in vitro и in vivo и обладает антиоксидантными свойствами.
Обнаружено также образование НО* в растворе H2O2 при добавлении крокидолита или стекловолокна. Причем более сильный сигнал был зарегистрирован со стекловолокном, несмотря на то, что содержание железа в стекле гораздо ниже, чем в асбесте. Тем не менее доказательством того, что даже малое количество железа в стекле действительно отвечает за образование радикалов, является ингибирующее действие хелатора железа — ДФ. Хотя содержание железа в стекловолокне (и других силикатах) низкое, по-видимому, особое координационное состояние его обеспечивает высокую каталитическую активность (Gulumian М. et al., 1987).
При исследовании восстановительных свойств различных минералов установлено, что немалит и асбесты эффективно продуцируют свободные радикалы из растворенного кислорода. Обнаружено, что частицы, минимально активные в продукции радикалов, или не содержат ионов железа, или содержат пассивированное железо (Pezerat Н. et al., 1989).
Другой механизм, посредством которого пылевые частицы способны генерировать образование кислородных метаболитов и других свободных радикалов, связан с активацией фагоцитов. Исследования действия пыли как в модельных экспериментах на животных, так и у больных с пневмокониозами выявили наличие обширной популяции воспалительных клеток, состоящей, в первую очередь, из альвеолярных макрофагов и полиморфно-ядерных лейкоцитов (ПМЛ). Альвеолярные макрофаги играют весьма важную роль в развитии патологических состояний, поскольку они уже на самых ранних стадиях скапливаются в зонах, непосредственно контактирующих с пылевыми частицами. При этом они выделяют различные хемоатрактанты, привлекающие воспалительные клетки, а также фактор роста фибробластов. Важную роль в патогенезе асбестоза могут играть и ПМЛ, так как было обнаружено, что нарушения газообмена наилучшим образом коррелируют с процентным содержанием ПМЛ в жидкости бронхоальвеолярного лаважа — БАЛ (Rom W. Н. et al., 1987).
W. Н. Rom с соавт. (1987) изучали AM из жидкости БАЛ от 18 больных асбестозом, истории болезни которых имели отметку о наличии у них хронической экспозиции асбеста. Пациенты были некурящие либо воздерживались от курения на протяжении всех пяти лет, в течение которых проводилось исследование. Было обнаружено, что у половины из обследованных больных AM спонтанно выделяли повышенные в сравнении с нормой количества супероксида и перекиси водорода. Продолжительные экспозиции асбеста могут также способствовать увеличению образования АФК фагоцитирующими клетками в ответ на повторное воздействие на них другим активатором.
Механизмы, посредством которых пылевые частицы способны индуцировать выделение АФК фагоцитами, связаны также с непосредственной активацией ферментных систем, генерирующих кислородные метаболиты, например НАДФН-оксидазы или системы фосфолипазы С, с последующей вторичной активацией НАДФН-оксидазы. Недавно показано, что минералы (кварц, асбест) способны напрямую активировать основной фермент “дыхательного взрыва” НАДФН-оксидазу (Соодаева С. К., 1996). Р. L. Roney и A. Holian (1989) приводят некоторые доказательства в пользу активации системы фосфолипазы С. Эти исследователи показали, что хризотил-асбест, в отличие от амфиболов, индуцировал быстрое дозозависимое образование супероксида AM, причем пик достигался менее чем через 1 мин. Активирующее действие на генерацию супероксида AM отмечалось при нецитотоксических дозах хризотила и частично подавлялось ингибиторами протеинкиназы С (например, стау- роспорином, сфингозином или флуфенамином) либо G-связывающими белками. В пользу того, что хризотил активирует систему фосфолипазы С в альвеолярных макрофагах свидетельствует более высокий по сравнению с контрольными клетками оборот фосфоинозитола и уровень включения [3Н] -диацилглицерола, а также более интенсивная мобилизация внутриклеточного кальция, регистрированная двумя различными способами: по возрастанию свечения флуоресцентного зонда на внутриклеточный кальций FURA-2 и по стимуляции выхода из клеток радиоактивно меченного кальция. По сравнению с другими известными активаторами системы фосфолипазы С, например формилированными пептидами, хризотил вызывал лишь небольшие изменения обмена фосфоинозитола. Скорость генерации супероксида под действием хризотила также была ниже индуцируемой формилированными пептидами. Это пока единственные данные, свидетельствующие о связи индуцируемой асбестом генерации АФК фагоцитами с активацией фосфолипазы С.
На различных моделях in vitro и in vivo показано участие АФК в легочном повреждении при действии пылевых частиц. Кроме АФК, определенный вклад в развитие повреждения тканей могут вносить — как непосредственно, так и косвенно через взаимодействие с оксидантами — протеазы и другие белки, высвобождаемые из клеток фагоцитов.
Известно, что после экспозиции с минералами макрофаги производят и высвобождают широкий спектр биологически активных веществ, которые вносят вклад в развитие воспаления и фиброза. D. В. Warheit с соавт. (1985) показали, что волокна хризотила активируют образование комплиментзависимого хемоаттрактанта для макрофагов. Выявлена также стимуляция пролиферации легочных фибробластов in vitro под действием макрофагов, выделенных из запыленных крыс.
Повреждение альвеолярных эпителиальных клеток играет весьма важную роль на ранних стадиях патогенеза хронических интерстициальных заболеваний легких. Согласно общему предположению, повреждение альвеолярных эпителиальных клеток и подлежащей базальной мембраны запускает каскад событий, приводящих в ряде случаев к фиброзу легких (Kamp D. W, et al., 1992). Ряд исследований показывает, что при повреждении эпителия легких, вызванном минералами, имеет важное значение продукция АФК. Например, асбест взаимодействует с эпителием альвеол вскоре после экспозиции in vivo, приводя по морфологическим признакам к его повреждению и стимулируя пролиферацию альвеолярных клеток II типа (Brody A. R. et al., 1989).
Результаты некоторых исследований свидетельствуют об активном участии эндотелия сосудов в патогенезе хронических интерстициальных легочных заболеваний. J. G. N. Garcia и соавт. (1989) при изучении действия различных пылей на эндотелиальные клетки выявили, что амозит и аттапульгит обладают значительной цитотоксичностью по сравнению с хризотил-асбестом и стекловолокном. Повреждение клеток связывают с захватом пылей и усилением метаболизма арахидоновой кислоты, о чем свидетельствует девятикратное повышение выброса устойчивого метаболита простациклина - 6-кетопростагландина. Обработка десфералом или каталазой снижала цитотоксичность по отношению к этим клеткам, а также высвобождение ими метаболита. Эти данные свидетельствуют о вовлечении АФК в повреждение эндотелиальных клеток при действии фиброгенной пыли. Выявлено также, что минералы способны изменять функции фибробластов, а АФК опосредуют их повреждающие эффекты (Shatos M.A.et al„ 1987).
Таким образом, экспозиция фагоцитирующих клеток легких с фиброгенной пылью приводит или к увеличению спонтанного высвобождения оксидантов, или примирует клетки к более высокому выходу АФК после действия вторичного стимула. Активные формы кислорода вовлекаются в опосредованное высокоцитотоксичной пылью повреждение не только фагоцитов, но и других легочных клеток: альвеолярного эпителия, эндотелия, фибробластов.
Известно, что наличие АФК и ионов железа является необходимым и достаточным условием для инициации реакций ПОЛ (Владимиров Ю. А. и соавт., 1991). При изучении спектра определенных АФК, образующихся под влиянием фиброгенных пылей (кварц, асбест), выявлено, что частицы кварца вызывают генерацию пероксида водорода, а асбест — гидроксильных и “сайтспецифичных” криптогидроксильных радикалов. Последние более чем в два раза активнее индуцируют перекисное окисление липидов. Так, ПОЛ макрофагов, определяемое по количеству малонового диальдегида (МДА), под влиянием кварца увеличивается на 53%, а при контакте с волокнами асбеста на 300% (Соодаева С. К. и соавт., 1996). Но, по-видимому, принципиальная роль асбеста все же заключается в поставке ионов железа и катализе образования радикалов из гидроперекисей липидов или H2O2, поскольку хелаторы железа и антиоксиданты оказывают защитное действие. Усиление пероксидации липидов показано не только в эксперименте. Обнаружено также повышение уровня ПОЛ в плазме крови у рабочих промышленных производств (Kamal А.-А. М. et al., 1989). Асбест также приводит к повреждению ДНК, являющемуся маркером повреждений, опосредованных образованием НО*, вызывая разрывы ДНК при внесении его в культуру клеток, а десферал оказывает протективное действие (Libbus В. L. et al., 1989). Вышеуказанное свидетельствует о том, что одним из механизмов цитотоксического и канцерогенного действия асбеста может являться повреждение ДНК генерируемыми им гидроксильными радикалами.
Вышеприведенные данные позволяют представить следующую очередность событий при аэрозольном поступлении фиброгенной пыли в организм. Ингалированные пылевые частицы взаимодействуют с AM, вызывая активацию НАДФН-оксидазы клеток, в результате чего происходит образование АФК. Интенсивность этого процесса зависит от концентрации, времени экспозиции, химического состава и поверхностных свойств пыли (Соодаева С. К., 1996). Продуцируемые АФК вызывают индукцию ПОЛ. Окисленные липиды, как и радикальные формы кислорода, обладают хемоаттрактантными свойствами, что способствует миграции в бронхоальвеолярное пространство нейтрофилов. Отличительной чертой воспаления, вызванного ингаляцией пылевых частиц, является устойчивое увеличение содержания нейтрофилов в БАЛ. Образование радикалов резко возрастает, так как пылевые частицы вступают в контакт с рекрутированными фагоцитами, вызывая их активацию. При этом, помимо НАДФН- оксидазной, проявляется и миелопероксидазная активность нейтрофилов. Чрезмерная продукция АФК вызывает повреждение генетического аппарата, структурной целостности мембран и гибель клеток. Пыль снова фагоцитируется, и происходит повторение процесса. Частицы способны персистировать в клетках в течение длительного времени. Барьером повреждающего действия радикальных и других продуктов становится фиброзная капсула (Коркина Л. Г. и соавт., 1988). Активные формы кислорода принимают участие в регулировании фиброзообразования, влияя на рост и деления фибробластов, на интенсивность синтеза ими коллагена.
Таким образом, при воздействии фиброгенной пыли продуцируемые клетками легких радикалы индуцируют ПОЛ, высвобождают широкий спектр биологически активных веществ, повреждают ДНК, собственно клетки, что приводит к развитию фиброза или злокачественных новообразований в легких. Развитие фиброза или рака легких может произойти через много лет после воздействия минерала, и радикальные реакции включаются в критические моменты развития.
Исходя из этого, для предотвращения повреждающего действия пылей с высокой биологической агрессивностью должны быть перспективны меры, направленные на снижение образования АФК в легких.
Свободнорадикальный статус пациентов с радиационными пневмопатиями, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
Радиационное (радионуклидное) воздействие вызывает в живой клетке различные физические, физико-химические и химические процессы, которыми начинается сложная цепь клеточных событий, приводящих к развитию радиобиологических эффектов. Одним из основных путей реализации повреждающего действия радиации является интенсификация свободнорадикальных процессов в организме. Усиление этих процессов в клетках и тканях в ответ на радиационное воздействие происходит сразу после облучения и в основном при больших дозах радиации — свыше 2—3 Гр (Верхогляд И. В. и соавт., 1992). Малые же дозы радиации (до 1 Гр) в эксперименте на животных не вызывают резкого роста уровня СРП.
Течение этих реакций может иметь длительный латентный период с последующим прогрессированием.
У ликвидаторов аварии на ЧАЭС через 5—6 лет обнаружено повышение липопероксидов и диенкетонов в плазме крови. Уровень конечного продукта перекисного окисления липидов — малонового диальдегида практически не изменялся (Дьякова А. М. и соавт., 1994). Зарегистрировано изменение метаболизма железа у ликвидаторов. При этом, с одной стороны, наблюдалось повышение ферритина в плазме крови, но с другой — уменьшение церулоплазмина (Левина А. А. и соавт., 1993). Выявлена активация ПОЛ у больных с заболеваниями суставов, пострадавших при аварии на ЧАЭС (Ибадова Г. Д. и соавт., 1995).
Свободнорадикальный статус пациентов с пневмопатиями на отдаленных сроках воздействия радиации мало изучен. Недостаточно исследованы СРП в организме при ингаляционном поступлении радиоактивной пыли. Для наиболее полной оценки свободнорадикального статуса пациентов, подвергавшихся сочетанному действию ионизирующего излучения в аэрозольных радионуклидов, необходимо изучение всей цепочки СРП: механизмов активации фагоцитов, метаболизма ионов кальция, процессов ПОЛ.
Известны данные об усилении вутриклеточной продукции АФК при действии малых доз радиации, что приводит к повреждению ДНК в ранние сроки лучевого поражения. Увеличение внутриклеточной генерации АФК обнаружено и при выраженных формах наследственных гемоглобинопатий. При отсутствии в анамнезе указанных патологий повышение внутриклеточной генерации радикалов связано, очевидно, с радиационным воздействием.
Изменение окислительного метаболизма фагоцитов обусловлено функционированием ферментных систем клетки, в регуляции которых важную роль играют ионы кальция. В острый период после облучения животных малыми дозами радиации концентрация цитозольного кальция возрастала в 4 раза, но через трое суток возвращалась к первоначальным значениям. В этот период могут появляться клоны гиперактивных клеток с высоким содержанием кальция. В отдаленные сроки после облучения, когда наблюдается угнетение клеток, в принципе следует ожидать уменьшения внутриклеточной концентрации кальция или сохранения исходных значений, но при условии отсутствия влияния поллютантов.
Воздействие и радиации, и агрессивной пыли приводит к увеличению пероксидации липидов. Этот эффект сохраняется в течение длительного времени. Оценка образования продуктов ПОЛ — важный информативный параметр, отражающий уровень повреждения.
В московском НИИ пульмонологии проведены исследования окислительного метаболизма фагоцитов жидкости БАЛ и крови, соотношения вне- и внутриклеточной продукции ими АФК, содержания ионов кальция и продуктов ПОЛ в крови и жидкости БАЛ у пациентов с заболеваниями бронхолегочной системы — ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС. Показатели в жидкости БАЛ изучались в связи с аэрозольными поражениями органов дыхания, а в периферической крови — для оценки общей реакции организма. Исследовательской группой проведено обследование 18 человек в возрасте 35—55 лет, в разное время принимавших участие в ликвидации аварии на ЧАЭС. В качестве объекта исследования были выбраны лейкомасса и плазма периферической крови, а также клетки и супернатант жидкости БАЛ, полученные с применением общепринятых методик.
Изменение СРП в организме может быть следствием не только радиационного воздействия, но и результатом обострения воспалительного процесса. Чтобы отдифференцировать изменение показателей СРП, вызванное воспалением, от обусловленного воздействием радиации (радионуклидов), авторы разделили пациентов на две группы. В первую группу были включены больные, у которых, согласно истории болезни, незадолго до начала исследования наблюдалось обострение бронхолегочного заболевания, во вторую — пациенты в стадии ремиссии.
При измерении продукции АФК в клетках лейкомассы обнаружено снижение внутриклеточной генерации в обеих группах, по сравнению с донорами, что, по-видимому, связано с ослаблением неспецифического иммунитета. В то же время внеклеточное образование радикалов в первой, во второй группах и у доноров достоверно не отличалось (Бизюкин А. В. и соавт., 1993). не было выявлено изменений и при исследовании пероксидации липидов мембран клеток лейкомассы. Содержание МДА было в пределах нормальных значений. Уровень ПОЛ и концентрация ионов кальция в плазме крови не отличались от контроля. Таким образом, существенных изменений исследованных параметров свободнорадикального окисления в периферической крови не выявлено.
Иные данные получены авторами при изучении СРП в жидкости БАЛ больных. В супернатанте жидкости БАЛ лиц первой группы увеличен уровень МДА, У этих же пациентов наблюдалось повышение концентрации ионов кальция. Эти изменения, по всей видимости, связаны с остаточным воспалением, которое могло стать причиной активации кальциевого метаболизма и процессов ПОЛ. У больных в стадии ремиссии данные показатели достоверно не отличались от нормы.
При исследовании фагоцитов жидкости БАЛ у обеих групп пациентов уровень пероксидации липидов оказался повышен приблизительно в два раза по сравнению с донорами. Концентрация ионов кальция в альвеолярных макрофагах также была увеличена. При измерении внеклеточной продукции АФК не выявлено достоверных отличий у всех обследованных. Однако внутриклеточная генерация радикалов в первой группе была почти вдвое, а во второй группе более чем в три раза выше зарегистрированной в клетках доноров (Бизюкин А. В. и др., 1993).
Усиление внутриклеточной продукции АФК фагоцитами жидкости БАЛ больных независимо от стадии заболевания (ремиссия или обострение) является, очевидно, показателем окислительного метаболизма, вызванного радиационным (радионуклидным) повреждением. Как уже упоминалось, было обнаружено увеличение внутриклеточной генерации радикалов при остром радиационном воздействии. Из представленных данных видно, что продукция АФК внутри клеток остается повышенной и в отдаленные сроки. Следует отметить, что это увеличение зарегистрировано только в клетках жидкости БАЛ.
Таким образом, при аэрозольных поражениях органов дыхания на отдаленных сроках воздействия радиоактивных веществ наиболее значимые изменения СРП выявляются в фагоцитах жидкости БАЛ. Увеличивается концентрация внутриклеточного кальция, повышается внутриклеточная продукция радикалов, усиливается пероксидация липидов биомембран. Изменения этих параметров не зависят от стадии обострения или ремиссии бронхолегочного заболевания и, очевидно, связаны с влиянием единого для обеих групп больных патогенетического фактора — аэрозольного радиационного воздействия. При этом повышение в фагоцитах жидкости БАЛ внутриклеточной продукции АФК может рассматриваться в качестве маркера радионуклидного воздействия на отдаленных сроках.
I. Emerit et al. (1995) в качестве биомаркера радиационного воздействия на отдаленных сроках предлагают использовать показатели уровня кластогенных факторов (CFs) в плазме крови. Эти факторы были обнаружены у лиц, подвергавшихся действию радиационного излучения при терапевтическом облучении и у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (у 33 из 47 ликвидаторов). Выявлена позитивная корреляция между кластогенной активностью и полученной дозой радиации. Показано, что CFs снижаются при терапии препаратом с антиоксидантной активностью — экстрактом Ginkgo biloba.
Учитывая местоспецифичность развития СРП при аэрозольных радионуклидных поражениях, для лечения таких групп пациентов наиболее целесообразным представляется введение препаратов с антирадикальными и антиоксидантными свойствами именно в легкие, ингаляционно или при проведении программного бронхоальвеолярного лаважа.



 
« Отравления   Пневмонии »