Начало >> Статьи >> Литература >> Аритмии сердца (6)

Сердечные гликозиды - Аритмии сердца (6)

Оглавление
Холтеровское мониторирование
Другие устройства
Показания к холтеровскому мониторированию
Выявление желудочковых нарушений ритма
Выявление желудочковых нарушений ритма-2
Диагностика блокады предсердно-желудочкового проведения
Внезапная сердечная смерть
Оценка работы искусственных водителей ритма
Артефакты при холтеровском мониторировании
Артефакты при холтеровском мониторировании-2
Другие вопросы
Холтеровские записи
Электрофизиологическое тестирование
Наджелудочковая тахикардия
Блокада предсердно-желудочкового проведения
Желудочковая тахикардия
Больные с наибольшей вероятностью положительного результата
Интоксикация сердечными гликозидами
Электрофизиология сердца
Вегетативная нервная система, Фармакокинетика
Биодоступность, Уровень сердечных гликозидов
Сердечные гликозиды
Антитела к дигоксину

Взаимодействие лекарственных препаратов с сердечными гликозидами

В 1978 г. появилось первое сообщение о том, что назначение хинидина больным, получающим сердечные гликозиды, почти удваивает концентрацию дигоксина в сыворотке крови [33]. Механизм такого эффекта является многоплановым и включает следующее:
1) уменьшение объема распределения дигоксина, что, возможно, отражает вытеснение дигоксина хинидином из мест связывания;
2) обусловленное хинидином снижение почечного и внепочечного клиренса дигоксина. Последний фактор, по-видимому, в большой степени связан с уменьшением секреции дигоксина в почечных канальцах [34, 35]. Повышение уровня дигоксина в сыворотке крови прямо, но не линейно зависит от дозы хинидина. Показано также, что хинин, являющийся правым изомером хинидина, увеличивает период полураспада дигоксина.
Значительное повышение уровня дигоксина в сыворотке крови наблюдается и при его сочетании с другими антиаритмическими препаратами, например с амиодароном [36]. Этот эффект, по-видимому, обусловлен снижением почечного и внепочечного клиренса с сопутствующим увеличением периода полураспада; при приеме амиодарона не отмечено никаких изменений объема распределения дигоксина. Антиаритмические препараты, такие как прокаинамид, дизопирамид, мекситил, флекаинид и этмозин, по-видимому, не влияют на фармакокинетику дигоксина [37], однако следует остерегаться возможного фармакодинамического взаимодействия, например угнетения проведения.
Было показано, что верапамил, блокатор кальциевых каналов, вызывает зависимое от дозы повышение уровня дигоксина вследствие уменьшения как почечного, так и внепочечного клиренса, причем почечный фактор, по-видимому, обусловлен угнетением секреции дигоксина в почечных канальцах [38]. Другие блокаторы кальциевых каналов, такие как дилтиазем, оказывают менее выраженное действие, а нифедипин, скорее всего, вовсе не влияет на фармакокинетику дигоксина.
Диуретики составляют еще один класс сердечно-сосудистых препаратов, способных взаимодействовать с дигоксином. Однако данные об изменении уровня дигоксина у больных, принимающих такие препараты, как и гипотезы о механизмах, участвующих в подобном взаимодействии, остаются противоречивыми. Кроме влияния на уровень калия в сыворотке крови, высокие дозы диуретиков могут уменьшать выведение дигоксина посредством снижения скорости гломерулярной фильтрации при сокращении сосудистого объема. Диуретики, слабо снижающие содержание калия в крови (такие как спиронолактон), могут угнетать секрецию дигоксина в почечных канальцах, повышая тем самым его уровень в сыворотке. Триамтерен снижает внепочечный (но не почечный) клиренс дигоксина, тогда как амилорид повышает почечный клиренс дигоксина, но уменьшает его внепочечную экскрецию [37].
Фармакокинетику дигоксина могут изменять и некоторые другие препараты, в том числе индометацин, который повышает уровень дигоксина у недоношенных младенцев. Риампин существенно снижает уровень дигоксина в сыворотке крови больных, у которых проводится диализ. Объяснение этого эффекта может быть связано с ускорением биотрансформации, уменьшением абсорбции препарата или увеличением его печеночной экскреции [37].

Факторы, влияющие на дозировку сердечных гликозидов

 

Почечная экскреция дигоксина в значительной мере зависит от скорости гломерулярной фильтрации [31]. У больных с нарушением функции почек выведение дигоксина происходит параллельно клиренсу креатинина. Количество дигоксина, удаляемого при перитонеальном диализе, невелико; при экстракорпоральном диализе дигоксин выводится со скоростью, составляющей лишь 10% от наблюдаемой при нормальной функции почек [39, 40].
При использовании аппарата искусственного кровообращения потери дигоксина в оксигенаторе и насосе невелики. Некоторые данные указывают на повышение чувствительности сердечно-сосудистой системы к дигоксину в первые 24 ч после проведения искусственного кровообращения, что увеличивает риск развития токсических нарушений ритма [41, 42].
Как отмечалось ранее, взаимодействие калия с сердечными гликозидами оказывает весьма сложное влияние на АВ-проведение. Как повышение, так и снижение сывороточного уровня калия могут угнетать предсердно-желудочковое проведение, так что предопределить суммарный эффект умеренной гиперкалиемии у больных, получающих сердечные гликозиды, довольно трудно. При умеренной гиперкалиемии возможно либо дальнейшее угнетение АВ-проведения, либо его улучшение. Гипокалиемия также способна усилить АВ-блокаду, вызванную избытком сердечных гликозидов; более того, она повышает автоматизм, усугубляя проявление эктопического автоматизма, обусловленного интоксикацией дигоксином [43].
Оценка влияния повышенного уровня кальция в сыворотке крови больных, получающих сердечные гликозиды, весьма противоречива, однако, согласно ряду сообщений, введение кальция таким больным может вызвать опасные нарушения ритма [44, 45].
Кардиотоксические эффекты у больных, получающих сердечные гликозиды, могут наблюдаться и при гипомагниемии. Имеются данные об улучшении состояния больных с нарушениями ритма, развившимися вследствие интоксикации сердечными гликозидами, при введении сульфата магния [43].
Анестетики, такие как циклопропан и суксаметониум, способны усилить автоматизм; снижение толерантности к сердечным гликозидам может также наблюдаться при фторотановой анестезии [43].
Хотя, согласно имеющимся данным, дефибрилляция импульсами постоянного тока вызывает появление наджелудочковых и желудочковых экстрасистол и нарушений ритма у больных, получающих сердечные гликозиды [46], недавно было опубликовано сообщение о больных, получавших в аналогичной ситуации обычные дозы гликозидов без каких-либо признаков токсичности [47].
По-прежнему остается неясным, повышается ли частота возникновения желудочковых нарушений ритма при приеме терапевтических доз дигоксина на фоне острого инфаркта миокарда. В группе больных с хроническим заболеванием легких действительно наблюдается повышенная склонность к развитию нарушений ритма сердца, однако не совсем ясно, является ли токсическое действие гликозидов единственным причинным фактором [43].
Обычно считается, что гипотиреоидные больные более чувствительны к дигоксину, тогда как у гипертиреоидных больных чувствительность к нему понижена. Подобная чувствительность может объясняться (по крайней мере частично) замедленным выведением дигоксина почками в гипотиреоидной группе и ускоренной экскрецией — в гипертиреоидной группе [43]. Кроме того, действительные изменения чувствительности к сердечным гликозидам происходят при наличии дисфункции щитовидной железы [31].

Электрокардиографические проявления интоксикации сердечными гликозидами

 

Основные проявления интоксикации сердечными гликозидами — угнетение пейсмекерной функции, замедление проведения и развитие эктопической активности [57]. В табл. 6.4 приведены основные нарушения ритма, связанные с избыточным приемом сердечных гликозидов.
Эктопические нарушения ритма в условиях интоксикации сердечными гликозидами, скорее всего, связаны с усилением автоматизма, развитием циркуляции возбуждения или появлением «триггерных» нарушений ритма, обусловленных на клеточном уровне осцилляторными следовыми потенциалами (см. выше). Изменения характеристик собственного автоматизма являются наиболее вероятным механизмом возникновения непароксизмальной узловой тахикардии (рис. 6.7) и ритма ускользания АВ-узла, а также (в редких случаях) двунаправленной желудочковой тахикардии (рис. 6.8). В клинических условиях автоматическую природу нарушения ритма следует заподозрить при постепенном появлении и исчезновении аритмии, сопровождающейся сливными комплексами и признаками «протекции». Такие нарушения ритма, как мерцание предсердий, преждевременные желудочковые возбуждения и трепетание желудочков, менее характерны для интоксикации сердечными гликозидами и обычно развиваются по циркуляторному механизму независимо от основной причины. Механизм предсердной тахикардии с частичной АВ-блокадой (рис. 6.9), возникновение которой клинически четко коррелирует с интоксикацией сердечными гликозидами, достоверно пока не определен, т. е. неясно, связана ли аритмия с циркуляцией возбуждения или с усилением автоматизма.

 

Рис. 6.7. Непароксизмальная желудочковая тахикардия с АВ-диссоциацией [57].

 

Таблица 6.4. Основные нарушения ритма, связанны» с интоксикацией сердечными гликозидами

  • Эктопические ритмы, связанные с циркуляцией возбуждения или с усилением автоматизма (предсердная тахикардия с блокадой, мерцание предсердий, трепетание предсердий, непароксизмальная узловая тахикардия, реципрокная тахикардия, желудочковая экстрасистолия, желудочковая тахикардия, трепетание и фибрилляция желудочков, «двунаправленная» желудочковая тахикардия, парасистолическая желудочковая тахикардия, эктопическая активность одновременно в нескольких местах специализированной проводящей системы)
  • Угнетение водителей ритма (остановка синусового узла)
  • Угнетение проведения (блокада синусового узла, блокада АВ-узла, блок выхода)

 

Интоксикация сердечными гликозидами чаще всего проявляется нарушениями проведения, хотя могут возникать и другие расстройства, например угнетение синусового узла со значительным замедлением ритма, остановка синусового узла или блок выхода возбуждения из синусового узла в миокард предсердия. Нарушения проведения обычно связаны с блокадой АВ-узла или блоком выхода. Нарушения внутрижелудочкового проведения при интоксикации сердечными гликозидами наблюдаются редко. Частым проявлением интоксикации при синусовом ритме является АВ-блокада I или II степени (почти всегда по типу Венкебаха). АВ-блокада III степени редко возникает при сохранении синусового ритма; однако при наличии мерцания предсердий АВ-блокада высокой степени с ритмом ускользания АВ-соединения или других участков проводящей системы наблюдается гораздо чаще. АВ-блокада высокой степени — довольно обычное явление при случайной или суицидальной передозировке сердечных гликозидов.

 

Рис. 6.8. Двунаправленная желудочковая тахикардия (первый день) и синусовый ритм (четвертый день) [57].

 

Рис. 6.9. Ритмограммы при непароксизмальной желудочковой тахикардии с блоком выхода, напоминающим блокаду АВ-узла высокой степени. Основной ритм сердца задается мерцанием предсердий, а наблюдаемые интервалы RR кратны длине основного цикла [57].

 

При интоксикации сердечными гликозидами могут наблюдаться различные формы блока выхода. Он может возникать на уровне синусового узла или проявляется нарушениями с вовлечением АВ-соединения и дистальной части проводящей системы (рис. 6.10). Электрофизиологический механизм, по-видимому, не связан с собственными свойствами пейсмекерных клеток; скорее он имеет отношение к нарушению проведения между клетками водителя ритма и окружающей тканью.

Другой относительно специфической формой нарушения ритма при интоксикации сердечными гликозидами является усиление автоматизма сразу в нескольких эктопических фокусах, особенно в сочетании с угнетением проведения (например, одновременное проявление ритма АВ-соединения и желудочкового эктопического ритма или предсердной тахикардии с блоком) (рис. 6.11).
Как уже упоминалось в этой главе, частым проявлением интоксикации сердечными гликозидами в электрофизиологических экспериментах является развитие задержанной постдеполяризации. Поэтому и в клинических условиях следует ожидать возникновения нарушений ритма по механизму «триггерного автоматизма». Однако точная диагностика этой аритмии у больных затруднительна. Одной из клинических форм аритмии, возможно, связанной с триггерным автоматизмом, является ускоренный ритм АВ-соединения, который возникает после одиночной экстрасистолы (рис. 6.12). Преждевременные возбуждения желудочков и стабильная желудочковая тахикардия также развиваются по такому механизму, но в клинических условиях это трудно доказать.

 

Рис. 6.10. Предсердная тахикардия с АВ-блокадой: чередование предсердно-желудочкового проведения по типу Венкебаха и АВ-проведения 2:1; частота предсердного ритма — 150 уд/мин.

 

Рис. 6.11. Двойной ритм АВ-соединения: RR=0,96 с, РР=1,08 с [57].

 

Рис. 6.12. Подозреваемый на триггерный автоматизм. После приступа нестабильной желудочковой тахикардии наблюдается узловая тахикардия [57].

 

Лечение больных с интоксикацией сердечными гликозидами

При желудочковой тахикардии, вызванной интоксикацией сердечными гликозидами, эффективно лечение лидокаином или дифенилгидантоином. Любому больному с явной гипокалиемией необходимо введение калия с постоянным контролем за его содержанием в сыворотке крови; назначение калия целесообразно также при его пониженном (но в пределах нормы) сывороточном уровне. В условиях интоксикации сердечными гликозидами используются и другие антиаритмические препараты, однако при этом отмечается менее специфический эффект или же более высокий риск угнетения проведения. При брадикардии вследствие синоатриальной блокады, остановки синусового узла или значительной АВ-блокады необходима временная кардиостимуляция, если только не наблюдается хорошей реакции на внутривенное введение атропина. Как уже отмечалось, калий нужно вводить с большой осторожностью ввиду риска обострения нарушений проведения.


 
« Аритмии сердца (5)   Ведение пациентов с нестабильной стенокардией / инфарктом миокарда без подъема сегмента ST »