Начало >> Статьи >> Актуальные вопросы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии

Актуальные вопросы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии

Американская эссеистка Агнесс Реплиер однажды заметила: «Современные болезни мало похожи на болезни прошлого, если не считать того, что мы от них также умираем». Но есть болезни и врожденные дефекты, которые идут из глубины веков, а справляться с ними и исправлять «просчеты» природы научились сравнительно недавно, хотя история медицины свидетельствует о том, что и врачеватели седой старины предпринимали множество попыток, причем не всегда безуспешных, «долепить» недолепленное природой.
В предисловии к материалам первой научно-практической конференции в Украине на тему «Актуальные вопросы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии», состоявшейся недавно в Киеве (организатор конференции — Всеукраинская ассоциация пластических, реконструктивных и эстетических хирургов), президент Ассоциации, заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор медицинских наук, профессор Григорий Элиазарович ТИМЕН пишет: «Действительно, нет хирурга, который, выполняя операции, связанные с дефектами врожденными или приобретенными в результате болезни, травмы, в том числе ятрогенной, и т.д. на лице, голове, шее, коже туловища и конечностей, внутренних органах, производя пластику (реконструкцию), одновременно не заботился бы об эстетике». Далее профессор разъясняет: «...придание любому органу во время хирургического вмешательства не совершенной (не эстетической) формы неизбежно приведет к конфликту с его функциональным предназначением». Иными словами, красота и здоровье идут рука об руку и неслучайно, что во всем мире сегодня так высок интерес к достижениям эстетической хирургии. Представительный состав первой научно-практической конференции, посвященной этим вопросам (более 25 профессоров, посланцы почти всех областей Украины, гости из России, других стран СНГ, Испании, США, Израиля, Ливана, Палестины и других государств), — подтверждение тому. Несмотря на насыщенность графика конференции и на то, что к профессору Гимену выстраивалась длинная очередь людей, желавших получить у него консультацию, Григорий Элиазарович любезно согласился ответить на вопросы.
Григорий Элиазарович, почему только в прошлом году создана в нашей стране Ассоциация пластических, реконструктивных и эстетических хирургов? Ведь это направление медицины весьма актуально в мире, да и в нашей стране есть традиции, связанные с пластической хирургией?
— Безусловно, в СССР достаточно давно занимались проблемами пластической хирургии. И Украина в этом отношении была, пожалуй, наиболее богата специалистами, которые могли делать пластические операции. Но здесь следует отметить несколько моментов. Во-первых, развитие хирургии идет параллельно научно-техническому прогрессу, и естественно, пластическая, эстетическая хирургия пользуется последними достижениями человеческой мысли. Не секрет, что в медицину вообще и в хирургию в частности пришли самые современные методы обследования. Ни одно хирургическое вмешательство сейчас немыслимо без МРТ и компьютерного исследований. Благодаря этим методикам специалисты получили возможность делать достаточно тонкие срезы, чтобы видеть все, что происходит в интересующем нас органе. Кроме того, хирургия первой в медицине применила на практике достижения лазерной и ультразвуковой техники, которые в настоящее время являются составными частями оборудования практически каждой современной операционной.
Здесь же можно сказать, что в связи с экономическими трудностями мы несколько поотстали в аппаратном обеспечении и сейчас не можем похвастать тем, что наши операционные оснащены лазерными аппаратами последнего поколения, да и не только ими. Но хотел бы подчеркнуть, что наши ученые были первыми в мире, кто разрабатывал эти аппараты. Еще в 1973 году мы одновременно с американцами на международном медицинском конгрессе в Венеции доложили о результатах операции на гортани с использованием лазерного облучения.
Простите, Григорий Элиазарович, говоря сейчас «мы». Вы имели в виду вообще советскую науку, или к названной операции имели непосредственное отношение украинские ученые?
— Украинские ученые, в частности в отоларингологии, всегда были на передовых позициях в Союзе. Речь идет в первую очередь о достижениях Института отоларингологии им. проф. А.И. Коломийченко АМН Украины. Алексей Исидорович Коломийченко, чье имя сегодня носит Институт, был одним из инициаторов использования лазеров в медицине сначала на уровне эксперимента, а начиная с 1966 года — в клинике. Моя докторская диссертация непосредственно касалась этой проблематики. До нас лазерную методику лечения использовали только офтальмологи. Безусловно, в ту пору мы лидировали, но поскольку достижениями техники в нашей стране в основном оснащали военных, мы не смогли вовремя освоить производство микроскопической техники на основе лазерного излучения. И началось отставание. Обладая лучшими базисными исследованиями: патоморфологическими, биохимическими, патофизиологическими, электрофизиологическими, — обосновывавшими необходимость достаточно широкого использования лазерного излучения в клинике, мы не имели возможности применить наши познания на практике из-за отсутствия оборудования. Так что, подчеркивая тесную связь развития хирургии с техническим прогрессом, я исхожу еще и из личного опыта. Тем не менее отечественные ученые внесли самый существенный вклад в мировую медицину относительно использования лазерного излучения, хотя во всем мире этим занимались очень серьезно не только в Америке, Европе, но и в Японии.
Так все-таки, почему при столь давних традициях Ассоциация создана меньше двух лет назад?
— А потому, что в свое время, скажем, земские врачи были мастерами на все руки и могли обеспечивать хирургическую помощь при заболеваниях почти всех органов и систем человеческого организма, но со временем цивилизация потребовала узкой специализации во всех направлениях науки, в том числе и медицине. В то же время в нашей стране пластические операции проводили и микрохирурги, и отоларингологи, и специалисты по челюстно-лицевой хирургии, а возможностей обменяться опытом не было. Наконец, у нас нет даже такой специальности: пластический или реконструктивный хирург, хотя во всем мире она существует. Одной из целей нашей Ассоциации является регламентация специальности. Если во всем мире она уже регламентирована и входит в официальной список медицинских специальностей, то у нас вопросами пластической, реконструктивной и эстетической хирургии занимаются, как я уже говорил, специалисты разных профилей. Между тем в мире давно создана Международная организация по пластической и реконструктивной хирургии.
Чрезвычайно высокий интерес к пластической и эстетической хирургии во всем мире понятен. Высокое качество жизни, очевидно, предполагает и долгое сохранение красоты, но при наших весьма скромных финансовых возможностях каковы перспективы этого направления в медицине?
— Во-первых, не надо думать, что пластическая операция — это лишь желание красивых стать еще красивее или сохранить данное природой как можно дольше. Кстати, во всем мире в полисы страховых компаний не входит пункт по финансированию хирургических операций косметического характера, пациент сам оплачивает такого рода услуги врачей. Но есть множество показаний, когда пластическая операция попросту необходима, дабы привести к гармонии форму и функциональные возможности организма. У природы мы — в учениках, а не в соперниках. Во-вторых, на постсоветском пространстве, особенно в России и Украине, несмотря на финансовые трудности, более чем востребована реконструктивная и эстетическая хирургия. На сегодняшний день в сфере реконструктивных операций мы не отстаем от высокоразвитых стран, а если и отстаем, то незначительно. И это несмотря на трудности с оснащением аппаратурой и инструментарием.
А за счет чего достигаются такие успехи?
— За счет талантливости наших специалистов, за счет их трудолюбия, любознательности. Изменившиеся социально-политические условия позволили им воочию ознакомиться с последними достижениями иностранных коллег. Еще, благодаря развитию систем распространения информации, в частности Интернету, у нас появилась возможность знакомиться со многими открытиями в интересующей области. Я, конечно, не могу сказать, что мы имеем доступ к самым последним достижениям, так как чаще всего их засекречивают, используют как ноу-хау. Но основа медицинских знаний у наших специалистов ничуть не хуже, чем во всем мире, и сориентироваться они могут быстро. Абстрактное мышление, возможность сопоставления, проникновение в суть заболевания у наших мастеров находятся на очень высоком уровне, часто превосходящем уровень специалистов Запада. Благодаря этому, даже опираясь на ту инструментально-аппаратную базу, которая имеется сегодня, наши врачи делают операции на уровне своих западных коллег. И часто проводят операции совместно: нейрохирурги, отоларингологи, челюстно-лицевые хирурги, офтальмологи и т. д. Такое содружество высококвалифицированных профессионалов, несомненно, повышает общий уровень и результат операции. Сейчас уже удается разрешить такие задачи, справиться с которыми раньше и не мечтали.
Например?
— Когда опухоль первично располагается на основании черепа или прорастает в него, к примеру фиброма носоглотки. Эта опухоль доброкачественная, но развивается практически по злокачественному типу. Хотя она и не обладает инвазивным ростом, но за счет интенсивного и экспансивного развития врастает в соседние органы и ткани, в том числе и в мозг. А сейчас по инициативе директора нашего Института член-корреспондента Академии медицинских наук профессора Д.И.Заболотного уже более года проводятся операции совместно с нейрохирургами по лечению больных, которые ранее считались неоперабельными. На состоявшейся конференции именно такого рода заболеваниям была посвящена целая секция. Мы хотим подчеркнуть, что здесь пока лидирует Институт отоларингологии им. А.И. Коломийченко АМН Украины. Но целью нашей конференции, помимо прочего, было еще и собрать под эгиду Ассоциации различных специалистов, дать возможность обменяться накопленным опытом и взаимно проникнуться теми проблемами, которые имеются в различных областях медицины.
Григорий Элиазарович, с какой врожденной деформацией чаще всего попадают к вам в отделение маленькие пациенты?
— Это частичное или полное недоразвитие ушной раковины, так называемая микротия или анотия. Бывают врожденные атрезии слухового прохода. Естественно, что это заболевание связано не только с косметическим дефектом, но и с нарушением слуха. Как известно, звук проводится по воздуху и по кости, но в данном случае остается одна костная проводимость, а воздушная страдает, поскольку закупорена та воздушная труба, которая подводит воздух к барабанной перепонке, вызывающей ее колебания, передающиеся по слуховым косточкам во внутреннее ухо. Как видите, и здесь необходимо привести к гармонии форму и функциональные возможности органа.
Одной из очень частых деформаций ушных раковин является их оттопыренность или лопоухость. Все эти операции производятся в детском отделении, в том числе операции по воссозданию ушной раковины — процесс очень трудоемкий, и на сегодняшний день нет в мире клиники, где смогли бы воссоздать ушную раковину точно такую, какая сотворена природой, поскольку в ней очень сложный хрящевой рельеф.
Чаще всего пациенты недовольны формой носа. Но мне бы хотелось говорить об искривлении носовой перегородки, что отражается на функции органа. Иногда это искривление может быть компенсированным, когда дыхание достаточно свободное и этот дефект не влияет на соотношение турбулентных и ламинарных потоков воздуха. Но когда затруднено носовое дыхание или, более того, когда оно практически отсутствует хотя бы в одной половине носа, то обязательно хирургическое вмешательство. Если искривленная перегородка сочетается с нарушением формы носа, то специалист, владеющий методами пластических и реконструктивных операций, а в данном случае и эстетических, может одновременно или последовательно исправить искривленную перегородку и придать носу более эстетическую форму.
Григорий Элиазарович, а существует в мире школа эстетической хирургии, которая наиболее близка Вашему сердцу?
— Я прежде всего отоларинголог, и моему сердцу только это близко. А если всерьез, то пластическая, реконструктивная и эстетическая хирургия в том виде, в котором она сейчас существует, — явление довольно молодое, и я бы не стал выделять какую-то школу. В каждом случае все зависит от дарования и возможностей специалиста. Так, в работе нашей конференции принимал участие профессор Москона из Центра пластической хирургии г. Хайфа (Израиль), а работает он по всему миру. На его счету более четырех тысяч операций на носу и еще множество — на других органах. Выдающийся хирург. Мы хотим провести несколько показательных операций с его участием, чтобы поделиться опытом. Тогда с большей уверенностью будем говорить о том, кто какое место на сегодняшний день занимает в пластической хирургии.

Метки: публикации |
 
« Актуальность проблемы остеопороза у детей   Аминогликозиды »