Начало >> Статьи >> Состояние микробиоценоза организма

Состояние микробиоценоза организма

Е.Е. ШУНЬКО

Всем известен ответ мудреца на вопрос родителей трехлетнего ребенка, не время ли им начать формирование духовного мира своего чада: «Вы опоздали с этим на три года!» Слова мудреца еще можно воспринять как гиперболу. Что же касается здоровья ребенка, то оно закладывается не только с первого дня его появления на свет, но и во внутриутробный период. Очевидно, не напрасно, например, в Китае днем рождения считается момент зачатия. Медики, занимающиеся здоровьем самих маленьких пациентов, — неонатологи — ощущают, как велика ответственность, которая ложится на их плечи. Порой представляется, они воспринимают это куда острее, чем сами матери младенцев, которым надлежало бы изначально крепко позаботиться о состоянии потомства. Немало проблем возникает из-за ухудшения репродуктивного здоровья женщин, из-за того, что многие инфекции передаются от матери еще не родившемуся младенцу. Все это приводит к тому, что ребенок может родиться с перинатальной патологией и с первого мгновения своей жизни нуждаться в лечении. Выбор медикаментозных препаратов — вопрос чрезвычайной ответственности.

— Конечно, идеальный вариант, когда рождение ребенка запланировано, когда родители отнеслись к этому с полной ответственностью, следили за своим здоровьем, и здесь мы вправе говорить о физиологии течения внутриутробного периода. При рождении в норме существует так называемая асептическая фаза микробиоценоза, то есть ребенок рождается стерильным. Она длится первые два-три часа, в течение которых младенец колонизируется микрофлорой матери и окружающей среды. Естественно, гораздо лучше, когда в родзале ребенок приложен к груди, осуществлен кожный контакте матерью и асептическая фаза плавно перешла в фазу колонизации новорожденного микрофлорой матери. Это идеальное начало становления микробиоценоза. Если это семейные роды и муж находится рядом с женой, то ребенок сразу колонизируется микрофлорой всей семьи. В подобных случаях крайне редко наблюдаются дисбиозы, то есть нарушение микрофлоры. Но, к сожалению, на практике мы все чаще сталкиваемся с другими вариантами, когда беременность не планировалась, женщина не обследована, микрофлора родовых путей неизвестна, беременность может протекать с угрозой прерывания, с уро-генитальной инфекцией. Одна из больших проблем, но, увы, не единственная — кандидозы, урогенитальный герпес, хламидиоз и др. При рождении младенца на фоне неблагополучного протекания беременности говорить об асептической фазе и о физиологическом саморегулировании микробиоценоза не приходится. Особенно велик риск нарушения физиологического микробиоценоза, когда рождается ребенок, состояние которого по шкале Апгар оценивается ниже шести-пяти баллов. Такому ребенку выполняют мероприятия интенсивной терапии: производят интубацию, отсасывание слизи из верхних дыхательных путей, катетеризацию сосудов для проведения инфузионной терапии. Организм ребенка, понятно, будет колонизирован не микрофлорой матери, не лактобактериями, а в подавляющем большинстве случаев микрофлорой окружающей среды, в том числе это могут быть и госпитальные (нозокомиальные) штаммы.
И часто на практике встречается столь тяжелое состояние у новорожденных?
— К сожалению, гораздо чаще, чем хотелось бы. Почти семьдесят процентов детей рождаются на фоне перинатального риска. Младенцы, появляющиеся на свет в состоянии тяжелой асфиксии, дети от матерей с тяжелой перинатальной, акушерской патологией, дети, нуждающиеся с первых мгновений в интенсивной терапии... все они относятся к группе высочайшего риска нарушения формирования микробиоценоза. И здесь клинически показаны коррекция и профилактика дисбиоза у новорожденных и детей раннего возраста.
Есть ли новые методы коррекции дисбиоза?
— Я не могу сказать, что новые, потому что в течение последних 3-4 лет на базе нашего центра совместно с Институтом микробиологии и вирусологии НАНУ проводились клинические исследования препарата, призванного справиться с последствиями дисбиоза, и не только с ними.
Речь о Биоспорине?
— Именно о нем. Это бактерийный препарат из живых микробных культур, то есть лекарство, относящееся к принципиально новому поколению лекарств — к пробиотикам. Вы, наверно, знаете, что многие ученые, особенно на Западе, называют наше время «наступающей эпохой пробиотиков». И это понятно. Ни для кого не секрет, что интенсивное применение антибиотиков широкого спектра приводит ко многим отрицательным последствиям, в том числе к появлению резистентных форм патогенных микроорганизмов и дисбиозу. А когда речь идет о новорожденных и без того сильно ослабленных и беззащитных, поиски новых путей помощи им становятся особенно интенсивными. Энтузиастом клинических исследований Биоспорина в нашем центре был доцент кафедры неонатологии Валентин Павлович Виноградов, которого, к сожалению, уже нет с нами. Этой проблемой мы занимались и с сотрудницей Института микробиологии и вирусологии НАНУ доктором биологических наук, профессором Ириной Борисовной Сорокуловой. Данные наших клинических исследований Биоспорина легли в основу ряда научных статей. Вы, очевидно, знаете, что препарат Биоспорин — единственный из пробиотиков, в состав которого входят не один, а два штамма микроорганизмов — В. subtitis и В. licheniformis, что значительно повышает его эффективность. Возможности Биоспорина весьма порадовали нас. Формирование микробиоценоза — процесс очень сложный, очень неустойчивый. Вынужденное вмешательство в этот процесс должно осуществляться не просто деликатно, а я бы даже сказала, производиться на уровне искусства. В конце концов, состояние микробиценоза организма — это закладка фундамента здоровья. И здесь постулат, «не навреди», очевидный для каждого медика, для врача-неонатолога становится и вовсе непреложным. Потому выбор лекарств для наших пациентов, которые не прожили на этой земле еще и месяца, — вопрос, требующий чрезвычайно ответственного подхода и всестороннего анализа. Особенно если учесть, что к нам поступают дети, нуждающиеся в интенсивной терапии. У них отсутствует естественная биологическая колонизация микроорганизмами, плюс иммунобиологическая незрелость, то есть организм ребенка совершенно беззащитен. И здесь для нас представляется очень важным, что у Биоспорина не наблюдается побочных эффектов, зато положительные результаты его применения совершенно очевидны. Он оказался незаменим при регулировании микроэкологических нарушений кишечника у новорожденных детей с перинатальной патологией. Применяли Биоспорин и при лечении новорожденных с бактериальными инфекциями — сепсисом, пневмонией, при кандидозе. Хотела бы обратить Ваше внимание на то, что у новорожденных, которым по клиническим показаниям давали антибиотики (причем от 1 до 4 различных видов), но одновременно с этим они получали и Биоспорин, не наблюдалось нарушение биоценоза кишечника, тогда как у тех, кому давали только антибиотики, была нарушена микроэкология. Еще один факт — выздоровление детей, получавших Биоспорин наряду с антибиотиками, наступало гораздо быстрее, чем у аналогичных больных, у которых не применяли этот препарат.
Многолетние клинические исследования убедили нас, что Биоспорин оказывает неоценимую помощь при формировании биоценоза кишечника новорожденного, для спасения жизни которого с первых дней приходилось применять мощные антибиотики.
В некоторых научных зарубежных журналах дискутируется вопрос, надо ли вообще корригировать микрофлору организма. Как Вы к этому относитесь?
— Безусловно, надо! Мы с Вами уже говорили о том, что идеальный вариант — тот, когда происходит колонизация новорожденного микрофлорой матери. Но мы не живем в идеальном мире, и когда клинические показатели состояния здоровья ребенка таковы, что требуется помощь, ее надо оказать незамедлительно. И я рада, что для этого случая у нас есть препарат Биоспорин.

 
« Современные режимы инсулинотерапии: на пути к цели   Сосудистая патология головного мозга и нейрохирургия »